12 C
Астана
20 мая, 2024
Image default

Николай Кремениш: «Я надеюсь, что у нашей страны есть будущее»

В послед­нее вре­мя на «оппо­зи­ци­он­ных тусов­ках» в один ряд с таки­ми «ста­ро­жи­ла­ми», как Булат Аби­лов и Рыс­бек Сар­сен­ба­ев, встал Нико­лай Кре­ме­ниш – Герой Совет­ско­го Сою­за, ветеран-«афганец». Что при­ве­ло его в орг­ко­ми­тет по про­ве­де­нию рефе­рен­ду­ма, пред­ло­жен­но­го оппо­нен­та­ми вла­сти? И удаст­ся ли, по его мне­нию, эта, пятая по сче­ту попыт­ка предо­ста­вить сло­во народу?

 

Автор: Нико­лай КРЕМЕНИШ

Мы пого­во­ри­ли с Нико­ла­ем Кре­ме­ни­шем сра­зу после окон­ча­ния пресс-кон­фе­рен­ции, на кото­рой груп­па поли­ти­че­ских и обще­ствен­ных лиде­ров заяви­ла о про­ве­де­нии в суб­бо­ту, 16 мар­та, собра­ния по ини­ци­и­ро­ва­нию референдума.

Под­дер­жат 70, при­дут — 30

- Нико­лай Ива­но­вич, как Вы ока­за­лись в рядах оппо­зи­ции и под­дер­жи­ва­ют ли Вас в этом Ваши сослу­жив­цы? Ведь при всей актив­но­сти вете­ран­ских орга­ни­за­ций цель их дея­тель­но­сти обыч­но узкая — льго­ты, пен­сии, посо­бия для своих…

- Сво­и­ми эти инте­ре­сы назвать слож­но. Это толь­ко кажет­ся, что вопрос зако­на о вете­ра­нах — своя рубаш­ка, кото­рая бли­же к телу. А если посмот­реть глуб­же, то мы забы­ва­ем, что при­бли­жа­ет­ся 2015 год, когда аме­ри­кан­цы уйдут из Афга­ни­ста­на. И я допус­каю, что нам, как госу­дар­ству, нахо­дя­ще­му­ся рядом с ним, при­дет­ся пред­при­ни­мать какие-то шаги.

Какие, я не знаю. Но я не хотел бы, что­бы мои дети, мои вну­ки очу­ти­лись в таком же поло­же­нии, как наши афган­цы сего­дня: инва­лид пер­вой груп­пы по зре­нию полу­ча­ет 30 тысяч тен­ге в месяц. Вот это у нас спра­вед­ли­вость! И этот инва­лид начи­на­ет гово­рить: помни­те Совет­ский Союз? У меня в Совет­ском Сою­зе было это, было то. Сра­зу воз­ни­ка­ет вопрос к этой вла­сти: вы же гово­ри­те, что сде­ла­ли луч­ше, постро­и­ли новое неза­ви­си­мое госу­дар­ство, поче­му же чело­век, кото­рый родил­ся здесь, у него пред­ки здесь похо­ро­не­ны, он так живет?

А то, что вете­ра­ны не выхо­дят за рам­ки сво­их орга­ни­за­ций, понят­но: сего­дня гово­ри­ли о дав­ле­нии со сто­ро­ны вла­сти. У мно­гих «афган­цев» свой биз­нес, и никто его терять не хочет. Но если гово­рить о рефе­рен­ду­ме, я уве­рен, что 85—90 про­цен­тов под­дер­жи­ва­ют нас, но ска­зать боят­ся. Дома, на кухне — могут, а здесь…

- Но даже у «кухон­ных демо­кра­тов» есть своя пози­ция. Как Вы дума­е­те, если рефе­рен­дум все же дадут про­ве­сти, какой про­цент поло­жи­тель­ных отве­тов на постав­лен­ные вопро­сы будет по все­му Казахстану?

- Я думаю, боль­шин­ством голо­сов все те пунк­ты, кото­рые мы пред­ла­га­ем, наро­дом будут одоб­ре­ны. Про­цен­тов 70, это точно.

- Это из тех, кто при­дет отдать свой голос. А какой, по- ваше­му, будет явка? Про­цен­тов 30 придет?

- Обща­ясь с людь­ми, я вижу, что очень мно­гие опу­сти­ли руки, гово­рят: «Ну что ходить, все бес­по­лез­но». Наде­юсь, при­дут. Хотя оче­вид­но, что, напри­мер, Тамо­жен­ный союз — это такая аван­тю­ра. Сам министр неф­ти и газа в откры­тую гово­рит, что цены на бен­зин будут доро­жать по одной толь­ко при­чине: пото­му что мы вошли в Тамо­жен­ный союз. Спра­ши­ва­ет­ся, а зачем мы вошли в этот Тамо­жен­ный союз?

- Но есть же и дру­гие фак­то­ры, положительные.

- Какие дру­гие, если хлеб подо­ро­жал, мас­ло подо­ро­жа­ло, все про­дук­ты пита­ния подо­ро­жа­ли, вещи пер­вой необ­хо­ди­мо­сти подо­ро­жа­ли? При этом у нас есть полез­ные иско­па­е­мые, газ, нефть, хлеб у нас свой, прак­ти­че­ски у нас есть все, кро­ме неболь­ших про­блем с водой и лесом. Но за те день­ги, что у нас есть, мы это все можем при­об­ре­сти! И сра­зу у людей воз­ни­ка­ет вопрос: поче­му у нас все есть и в то же вре­мя ниче­го нет?

Народ это всколыхнет

- Вопро­сы о неспра­вед­ли­вом рас­пре­де­ле­нии дохо­дов воз­ни­ка­ют у мно­гих казах­стан­цев, но власть, борясь с оппо­зи­ци­ей, зача­стую при­бе­га­ет к двум при­е­мам: раз­де­ляй и власт­вуй и объ­еди­няй и гро­ми. Если пер­вый при­ем, похо­же, удал­ся в слу­чае с ОСДП «Азат», то вто­рой вполне может сра­бо­тать в слу­чае с рефе­рен­ду­мом. У Вас не было таких мыслей?

- Поче­му не было? Они у меня все­гда были. Я был про­тив­ни­ком того, что­бы объ­еди­нять­ся, имен­но в одну пар­тию. Пото­му что у каж­дой пар­тии долж­ны быть свои идеи, свои программы.

Если посмот­реть поша­го­во, что пред­при­ни­ма­ла власть, то пер­вое, что они сде­ла­ли, — это «одно­ман­дат­ни­ков» убра­ли. У нас были неза­ви­си­мые люди, кото­рые не вхо­ди­ли ни в объ­еди­не­ния, ни в пар­тии, но их знал народ, их выби­ра­ли в пар­ла­мент, и они мог­ли там гово­рить. Их сра­зу отсек­ли. И вто­рое — запре­ти­ли пар­ти­ям обра­зо­вы­вать бло­ки на выбо­рах, выну­див их объ­еди­нять­ся. В ито­ге сего­дня у нас на поли­ти­че­ском поле нет ни одной оппо­зи­ци­он­ной пар­тии. Если, не дай бог, объ­явят, что зав­тра вне­оче­ред­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры, кто пойдет?

Я все­гда был про­тив объ­еди­не­ния, и исто­рия с пар­ти­ей «Ак жол», и то, что про­ис­хо­дит сей­час, под­твер­жда­ет — я был прав. Я думаю, все, что сде­ла­но, — это руко­вод­ство сверху.

- А то, что про­ис­хо­дит сей­час, я имею в виду идею рефе­рен­ду­ма, — это не руко­вод­ство сверху?

- Сего­дня власть людей дума­ю­щих загна­ла в такие усло­вия, что закон­ны­ми путя­ми что-то сде­лать прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Года два-три назад я еще делал какие-то про­гно­зы, наде­ял­ся: что-то изме­нит­ся. Но по послед­ним собы­ти­ям я вижу, что власть сама заго­ня­ет в угол. И сего­дня, что­бы не ухо­дить в под­по­лье, рефе­рен­дум — един­ствен­ный закон­ный путь.

Нач­нем с того, что в реги­о­нах тоже есть люди, кото­рые недо­воль­ны и хотят ска­зать об этом, хотят изме­нить эту стра­ну. Но там это очень слож­но, осо­бен­но если есть гра­до­об­ра­зу­ю­щее пред­при­я­тие: толь­ко ска­зал сло­во — и тебя уволили.

Сей­час разо­шлась ОСДП «Азат», закры­ли пар­тию «Алга», но люди оста­лись, они дума­ют, а что делать даль­ше. И сего­дня рефе­рен­дум дал тол­чок этим людям. Они уви­де­ли, что есть еди­но­мыш­лен­ни­ки в Алма­ты, Астане и дру­гих реги­о­нах, они собра­лись здесь. Дай бог, что­бы уда­лось про­ве­сти это собра­ние — народ это всколыхнет.

Тупи­ко­вое состояние

- Вы — участ­ник орг­ко­ми­те­та по про­ве­де­нию рефе­рен­ду­ма и обща­е­тесь со мно­ги­ми акти­ви­ста­ми. Какие у них воз­ни­ка­ют вопросы?

- Глав­ное — недо­ста­ток инфор­ма­ции. Бук­валь­но вче­ра сидел това­рищ, гово­рил о том, что все вору­ют, и пере­чис­лял — Хра­пу­нов, Абля­зов. Я гово­рю, полу­ча­ет­ся, глав­ный вор в Казах­стане, из-за кото­ро­го мы пло­хо живем, — Абля­зов. Это же рабо­та про­па­ган­ды — про­па­ган­ды свер­ху. А все пото­му, что у нас нет неза­ви­си­мых СМИ. Чело­век же дол­жен знать раз­ные точ­ки зре­ния, ана­ли­зи­ро­вать. Посмот­рел одну пере­да­чу, дру­гую, состы­ко­вал — и сде­лал выво­ды. А сей­час, после закры­тия СМИ, тупи­ко­вое состояние.

У меня сын в чет­вер­том клас­се. Я наблю­даю этот бес­пре­дел, то, что в наших детей вкла­ды­ва­ют, и я не вижу пер­спек­тив у этой стра­ны вооб­ще ника­ких. Детям не гово­рят прав­ды, они рас­тут во лжи с малых лет. Каж­дый под­рас­та­ет и спра­ши­ва­ет: как же сосед живет на две тыся­чи дол­ла­ров, а ездит на машине, кото­рая сто­ит две­сти тысяч дол­ла­ров? Так давай­те ска­жем прав­ду, поче­му так происходит.

Посмот­ри­те, что дела­ет­ся у нас в рели­гии. Тали­бы при­хо­дят. При­хо­дят туда, где место сво­бод­но. Моло­дежь сего­дня выбро­ше­на, предо­став­ле­на сама себе. А мы не можем ска­зать, что они при­хо­дят с авто­ма­та­ми, боро­да­тые, злые, пото­му что они при­хо­дят доб­рые, рас­ска­зы­ва­ют, что мы неспра­вед­ли­во живем.

Спра­ши­ва­ют, поче­му ты живешь в такой бога­той стране, ты такой несчаст­ный? А у тебя това­рищ такой бога­тый — пото­му что вору­ет. Зна­чит, вы непра­виль­но, не по шари­а­ту живе­те! И он прав. Дру­гое дело, что цели у них дру­гие. Но моло­дой чело­век это­го не зна­ет. И я боюсь, что зав­тра этих людей ста­нет боль­ше, чем нормальных.

- Рели­гия, хотя и очень важ­ная, но толь­ко одна сфе­ра жиз­ни людей. Не буде­те же вы отри­цать, что в дру­гих обла­стях у нас поло­же­ние луч­ше. Моло­дежь у нас ста­ра­ют­ся вовле­кать в обще­ствен­ную жизнь, в спорт…

- Вот сего­дня гово­рят о раз­ви­тии спор­та, а кто вло­жил­ся в его раз­ви­тие? Опять же из лич­но­го кар­ма­на мы это опла­чи­ва­ем. И если я, как граж­да­нин это­го госу­дар­ства, сего­дня опла­чи­ваю заня­тия спор­том сво­е­го ребен­ка, то зав­тра он может уехать. Ска­жет: я за дру­гую стра­ну буду высту­пать, кото­рая мне будет доста­точ­но мно­го пла­тить, обес­пе­чит мне нор­маль­ную жизнь. Он не будет пат­ри­о­том этой роди­ны. Он зна­ет, день­ги — из папи­но­го кар­ма­на. И так во всем у нас. О каком буду­щем мы говорим?

- Мрач­ный у нас полу­ча­ет­ся раз­го­вор. Все-таки есть у этой стра­ны будущее?

- Сего­дня народ, по-мое­му, почти 50 про­цен­тов, дума­ет так: у нас есть нефть — все будет нор­маль­но. Но если мы так и даль­ше будем думать, то буду­ще­го про­сто-напро­сто не будет. Я наде­юсь, что оно у нас будет, я хочу, что­бы оно у нас было.

Под­го­то­ви­ла Таи­сия АФИНИДИ

Ори­ги­нал статьи: 

Нико­лай Кре­ме­ниш: «Я наде­юсь, что у нашей стра­ны есть будущее»

архивные статьи по теме

Почему молчит президент?

ОСДП готова к выборам

«Чемодан без ручки» заказывали?