fbpx

Не пожалели и Отца

Быв­ше­го пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ста­на лиши­ли непри­кос­но­вен­но­сти набран­ный им пар­ла­мент и соб­ствен­ный пре­ем­ник

В Кыр­гыз­стане при­ня­то бес­пре­це­дент­ное по мер­кам ази­ат­ской демо­кра­тии реше­ние: в чет­верг, 27 июня, пар­ла­мент стра­ны Жогор­ку кенеш лишил непри­кос­но­вен­но­сти быв­ше­го пре­зи­ден­та Алмаз­бе­ка Атам­ба­е­ва. В тече­ние полу­то­ра часов ген­про­ку­рор зачи­ты­вал обви­не­ния в осо­бо тяж­ких пре­ступ­ле­ни­ях в адрес быв­ше­го гла­вы госу­дар­ства с три­бу­ны пар­ла­мен­та, после чего 103 депу­та­та из 109 чело­век про­го­ло­со­ва­ли за лише­ние ста­ту­са экс-пре­зи­ден­та. Теперь Атам­ба­е­ва мож­но вызвать на допрос с предъ­яв­ле­ни­ем обви­не­ний по пяти из шести инкри­ми­ни­ру­е­мых ему эпи­зо­дам. Клю­че­вые из них — кор­руп­ция при заклю­че­нии кон­трак­тов на модер­ни­за­цию ТЭЦ Биш­ке­ка и неза­кон­ное осво­бож­де­ние кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та Ази­за Бату­ка­е­ва.

Дело, конеч­но, не толь­ко в этих пре­ступ­ле­ни­ях. Но, что­бы это понять, нуж­но вер­нуть­ся на несколь­ко лет назад.

После двух пере­жи­тых рево­лю­ций — в 2005 и 2010 годах — Кыр­гыз­стан изме­нил зако­но­да­тель­ство таким обра­зом, что­бы пре­зи­дент не мог нахо­дить­ся на посту боль­ше одно­го сро­ка, а так­же уси­лил роль пар­ла­мен­та. Это было сде­ла­но для того, что­бы у глав госу­дар­ства не появи­лось соблаз­на стать дик­та­то­ром, какой трюк рань­ше про­во­ра­чи­ва­ли Аскар Ака­ев и Кур­ман­бек Баки­ев. Одна­ко новая систе­ма дала сбой почти сра­зу, гово­рит поли­то­лог, экс­перт по стра­нам Цен­траль­ной Азии Арка­дий Дуб­нов.

«Атам­ба­ев, отра­бо­тав один срок, не смог удер­жать­ся от соблаз­на сохра­нить у себя в руках все рыча­ги, став тене­вым лиде­ром во вла­сти, и пре­тен­до­вать на роль Отца нации», — гово­рит Дуб­нов.

Для того что­бы сохра­нить кон­троль над стра­ной, Атам­ба­ев под­го­то­вил себе пре­ем­ни­ка в лице быв­ше­го пре­мье­ра Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва, а сам стал пре­тен­до­вать на роль спи­ке­ра пар­ла­мен­та — вто­ро­го «пер­во­го номе­ра» в госу­дар­стве. В самом пар­ла­мен­те для это­го скла­ды­ва­лась вполне удоб­ная ситу­а­ция, посколь­ку пар­тия СДПК, в кото­рой состо­ял экс-пре­зи­дент, была доми­ни­ру­ю­щей, да и в целом весь Жогор­ку кенеш был управ­ля­ем. «В Кыр­гыз­стане неглас­но суще­ству­ет такая систе­ма, кото­рую мож­но было бы назвать «бла­го­сло­ве­ни­ем пре­зи­ден­та», — объ­яс­ня­ет кыр­гыз­ский поли­ти­че­ский экс­перт Сей­тек Кач­кын­бай. — Пар­ла­мент хотя и выби­ра­ет­ся, но боль­шая часть кан­ди­да­тов все рав­но согла­со­вы­ва­ет­ся с гла­вой госу­дар­ства».

Но что-то пошло не так с само­го нача­ла. Атам­ба­ев с ходу в пуб­лич­ных заяв­ле­ни­ях начал наме­кать, что всем хоро­шим на сво­ем посту пре­зи­дент Жээн­бе­ков обя­зан ему. Это очень не понра­ви­лось род­ствен­ни­кам гла­вы госу­дар­ства — в том чис­ле пото­му, что Жээн­бе­ков явля­ет­ся уро­жен­цем южных частей стра­ны, а ука­зы­ва­ю­щий в гру­бой фор­ме, как жить, севе­ря­нин Атам­ба­ев ниче­го, кро­ме раз­дра­же­ния, не вызы­вал. К тому же Атам­ба­ев попро­бо­вал про­ве­сти внут­ри­пар­тий­ный пере­во­рот и убрать из СДПК всех сто­рон­ни­ков новой вла­сти. Это вызва­ло рас­кол в пар­тии: отко­лов­ша­я­ся часть назва­ла себя «СДПК без Атам­ба­е­ва», про­ве­ла свой съезд и выра­зи­ла лояль­ность дей­ству­ю­щей вла­сти. Офи­ци­аль­ная часть СДПК пере­из­бра­ла сво­е­го лиде­ра, но кон­тро­ли­ру­е­мый пре­зи­ден­том Минюст решил, что Атам­ба­ев боль­ше не гла­ва пар­тии.

В ито­ге быв­ший пре­зи­дент вынуж­ден был уйти с пар­тий­но­го поста, а обо­злен­ный пове­де­ни­ем Атам­ба­е­ва Жээн­бе­ков опе­ра­тив­но сме­нил ряд госу­дар­ствен­ных чинов­ни­ков, кото­рые мог­ли быть лояль­ны его пред­ше­ствен­ни­ку (в том чис­ле гла­ву Коми­те­та наци­о­наль­ной без­опас­но­сти). Сам пре­зи­дент при этом откро­вен­но выска­зал­ся толь­ко один раз — в нояб­ре 2018 года. «Он любит раз­бра­сы­вать­ся таки­ми сло­ва­ми, как «досум» (друг — В. П.) и «пар­ти­я­ла­шым» (одно­пар­ти­ец — В. П.). Но так не посту­па­ют насто­я­щие дру­зья и одно­пар­тий­цы. Люби­мый тренд его полит­тех­но­ло­гов — назы­вать меня пре­да­те­лем. Кто есть кто — вре­мя пока­жет», — ска­зал Жээн­бе­ков в интер­вью сай­ту 24.kg.

Парал­лель­но раз­ви­вал­ся про­цесс сня­тия непри­кос­но­вен­но­сти с быв­ше­го пре­зи­ден­та — а нача­лось все с ком­му­наль­но­го ЧП. В янва­ре 2018 года на биш­кек­ской ТЭЦ про­изо­шла ава­рия, в резуль­та­те чего сто­ли­ца целую неде­лю зимой сиде­ла без горя­чей воды и отоп­ле­ния. В Биш­ке­ке, конеч­но, теп­лые зимы, но не настоль­ко, что­бы люди про­сти­ли семь мерз­лых дней вла­сти. Нача­лось рас­сле­до­ва­ние, и выяс­ни­лось, что до это­го ТЭЦ модер­ни­зи­ро­ва­лась за счет кре­ди­тов из Китая в 386 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Ген­про­ку­ра­ту­ра воз­бу­ди­ла сра­зу пять уго­лов­ных дел о кор­руп­ции и хище­ни­ях (про­ку­ро­ры тоже сиде­ли без воды), и на ска­мье под­су­ди­мых ока­за­лось несколь­ко высо­ко­по­став­лен­ных чинов­ни­ков, вклю­чая двух пре­мьер-мини­стров и мини­стра финан­сов.

Но кого-то явно не хва­та­ло, и махо­вик по сня­тию непри­кос­но­вен­но­сти с Атам­ба­е­ва был запу­щен. Сна­ча­ла с этой ини­ци­а­ти­вой высту­пи­ли депу­та­ты, потом идею обсуж­да­ла спе­ци­аль­ная комис­сия, потом все дошло до про­ку­ра­ту­ры. На каж­дом из этих эта­пов у быв­ше­го пре­зи­ден­та была воз­мож­ность все оста­но­вить, если бы он укро­тил свой горя­чий нрав.

«Если бы Атам­ба­ев мол­чал, воз­мож­но, и не было бы ника­ко­го сня­тия непри­кос­но­вен­но­сти, — пред­по­ла­га­ет Арка­дий Дуб­нов. — Но 8 июня на митин­ге про­тив кор­руп­ции он назвал пар­ла­мент «соп­ли­вым», и все реши­лось за счи­та­ные неде­ли».

Спе­ци­аль­ная комис­сия нашла «при­зна­ки осо­бо тяж­ко­го пре­ступ­ле­ния» почти во всем, что предъ­яв­ля­лось Атам­ба­е­ву. Ген­про­ку­рор это озву­чил, а кон­тро­ли­ру­е­мый вче­ра почти пол­но­стью пар­ла­мент, вклю­чая бли­жай­ших союз­ни­ков, отдал сво­е­го вче­раш­не­го лиде­ра на съе­де­ние сило­ви­кам.

Сам Атам­ба­ев все обви­не­ния назы­ва­ет «абсурд­ны­ми», его немно­го­чис­лен­ные сто­рон­ни­ки орга­ни­зо­ва­ли в Чуй­ской обла­сти некий «штаб» по его защи­те — в первую оче­редь инфор­ма­ци­он­ной. Быв­ший пре­зи­дент рас­про­стра­нил офи­ци­аль­ное заяв­ле­ние о том, что про­ис­хо­дит в пар­ла­мен­те «в свя­зи с жела­ни­ем Соорон­бая Жээн­бе­ко­ва устра­нить поли­ти­че­ско­го оппо­нен­та в лице экс-пре­зи­ден­та стра­ны», и отверг все обви­не­ния.

Отме­тим, что, поми­мо исто­рии с ТЭЦ, важен и кейс с осво­бож­де­ни­ем в 2013 году кри­ми­наль­но­го авто­ри­те­та Ази­за Бай­ту­ка­е­ва, кото­ро­го осу­ди­ли на 16 лет за орга­ни­за­цию мас­со­вых бес­по­ряд­ков, но осво­бо­ди­ли в свя­зи с диа­гно­зом «лей­коз кро­ви». Поз­же выяс­ни­лось, что Бай­ту­ка­ев ничем не болен, но к тому момен­ту он уже скрыл­ся на тер­ри­то­рии Рос­сии. В свя­зи с этим Атам­ба­ев в сво­ем заяв­ле­нии обра­тил­ся и к рос­сий­ско­му пре­зи­ден­ту.

«Я наде­юсь, что одна­жды Бай­ту­ка­ев ска­жет по-муж­ски всю прав­ду о том, кто орга­ни­зо­вал эту афе­ру с его смер­тель­ной болез­нью и осво­бож­де­ни­ем, кто и сколь­ко денег за это полу­чил. Я так­же наде­юсь, что свое сло­во по это­му вопро­су ска­жет и пре­зи­дент РФ ува­жа­е­мый В. В. Путин, к кото­ро­му я неод­но­крат­но обра­щал­ся и уст­но, и пись­мен­но с прось­бой об экс­тра­ди­ции Бату­ка­е­ва обрат­но в Кыр­гыз­стан», — гово­рит Атам­ба­ев.

Худ­шее, что могут сей­час сде­лать дей­ству­ю­щие вла­сти Кыр­гыз­ста­на, — это аре­сто­вать его, гово­рит Арка­дий Дуб­нов, посколь­ку это может при­ве­сти к обостре­нию отно­ше­ний меж­ду Севе­ром и Югом. Тем более Атам­ба­ев нику­да, кажет­ся, убе­гать не соби­ра­ет­ся и пла­ни­ру­ет дока­зы­вать свою неви­нов­ность в суде. «В этом смыс­ле он похож на [быв­ше­го пре­зи­ден­та Арме­нии Робер­та] Коча­ря­на», — срав­ни­ва­ет поли­то­лог.

Кыр­гыз­ский поли­ти­че­ский экс­перт Сей­тек Кач­кын­бай, наобо­рот, счи­та­ет, что быв­ший пре­зи­дент настоль­ко «всем надо­ел», что его даль­ней­шая судь­ба мало кого теперь вол­ну­ет.

В сле­ду­ю­щем году в стране будут пар­ла­мент­ские выбо­ры — и, если Жогор­ку кенеш будет соби­рать­ся по ста­ро­му прин­ци­пу «бла­го­сло­ве­ния», это ста­нет боль­шим разо­ча­ро­ва­ни­ем для новых лиде­ров в реги­о­нах Кыр­гыз­ста­на. Но про чело­ве­ка, кото­рый хотел казать­ся отцом всех совре­мен­ных кыр­гы­зов, во вре­мя сле­ду­ю­щей кам­па­нии вряд ли уже кто вспом­нит.

Автор: Вяче­слав ПОЛОВИНКО, Спец­кор «Новой»
Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казах­стан