-16 C
Астана
19 января, 2021
Image default

Недопуск на участки, запрет на съемку, «хвост». Репортеры Азаттыка — о дне выборов

На изби­ра­тель­ном участ­ке в Алма­ты в день выбо­ров. 10 янва­ря 2021 года.

Осве­щав­шие выбо­ры в пар­ла­мент и мас­ли­ха­ты репор­те­ры Азатты­ка стал­ки­ва­лись с раз­лич­ны­ми пре­пят­стви­я­ми на изби­ра­тель­ных участ­ках в раз­ных угол­ках Казах­ста­на. От жур­на­ли­стов тре­бо­ва­ли резуль­та­ты ПЦР-ана­ли­за на коро­на­ви­рус, хотя про­хо­дить тест на COVID пред­ста­ви­те­лей СМИ не обя­зы­ва­ли. Пред­се­да­тель одной из участ­ко­вых комис­сий вызвал поли­цию, заявив, что жур­на­ли­сты «не име­ют пра­ва при­сут­ство­вать при под­сче­те голо­сов». Кор­ре­спон­ден­ты Азатты­ка — о пере­жи­том 10 января.

Угрозы «выставить»​ за дверь и полицейский «хвост»

Дилара Иса, Шымкент: 

Дила­ра Иса, кор­ре­спон­дент Азатты­ка в Шымкенте.

Пред­се­да­тель изби­ра­тель­ной комис­сии участ­ка № 216 в шко­ле мик­ро­рай­о­на Акжай­ык в Шым­кен­те с тру­дом про­пу­сти­ла меня на уча­сток. Она каж­дые пол­ча­са отчи­ты­ва­лась перед руко­вод­ством обо мне.

До окон­ча­ния выбо­ров я посе­ти­ла девять изби­ра­тель­ных участ­ков. Все пред­се­да­те­ли таким же обра­зом отчи­ты­ва­лись о моем при­сут­ствии, неко­то­рые назы­ва­ли веде­ние мной фото- и видео­съем­ки про­яв­ле­ни­ем «бес­куль­ту­рья», гово­ри­ли, что «нам нель­зя терять казах­скость» (види­мо, тре­буя под­чи­нять­ся стар­шим), кто-то и вовсе про­сил «побыст­рее снять и уда­лить­ся». Пред­се­да­тель комис­сии на участ­ке № 265 был недо­во­лен съем­кой и при­гро­зил, что «выста­вит» меня.

На изби­ра­тель­ном участ­ке № 79 пред­се­да­тель усо­мнил­ся в под­лин­но­сти печа­ти на удо­сто­ве­ре­нии наблю­да­те­ля и вызвал поли­цию. Я сня­ла на каме­ру, как более деся­ти сотруд­ни­ков поли­ции уво­дят наблю­да­те­ля. В этот момент заме­сти­тель руко­во­ди­те­ля Аль-Фара­бий­ско­го рай­он­но­го отде­ле­ния поли­ции пытал­ся отобрать у меня теле­фон, а неиз­вест­ный муж­чи­на пре­пят­ство­вал съемке.

https://www.facebook.com/100001231602924/videos/3916080381776310/

Я наблю­да­ла за про­цес­сом под­сче­та голо­сов на изби­ра­тель­ном участ­ке № 228, на кото­ром при­сут­ство­вал наблю­да­тель орга­ни­за­ции «Еркін­дік қана­ты». По дан­ным наблю­да­те­лей, из 2 515 изби­ра­те­лей там про­го­ло­со­ва­ли толь­ко 289 человек.

С утра до вече­ра два сотруд­ни­ка депар­та­мен­та поли­ции Шым­кен­та ходи­ли «хво­стом» за мной. Сле­ди­ли за тем, с кем я раз­го­ва­ри­ваю и что сни­маю, куда иду, и фик­си­руя всё это на каме­ру. В 23:30 я вер­ну­лась домой, они «про­во­ди­ли» меня почти до две­ри. Когда я спро­си­ла, зачем поли­цей­ские сле­дят за мной, они отве­ти­ли, что «защи­ща­ют журналиста».

«Выйди!» ​Как журналиста вытолкали с участка и затем обвинили во лжи 

Аян Калмурат, Алматы:

Аян Кал­му­рат, кор­ре­спон­дент Азатты­ка в Алматы.

Появив­шись на поро­ге участ­ка № 173 в Алма­ты, я не мог и пред­по­ло­жить, что попыт­ка осве­тить ход голо­со­ва­ния выльет­ся в кон­фликт и меня выста­вят за дверь с при­ме­не­ни­ем силы. Пона­ча­лу всё было спо­кой­но. Пред­се­да­тель комис­сии Нур­жан Иска­ков взял мое жур­на­лист­ское удо­сто­ве­ре­ние и редак­ци­он­ное зада­ние и попро­сил прой­ти с ним «для реги­стра­ции». Затем потре­бо­вал справ­ку о про­хож­де­нии ПЦР-теста. «Зачем от жур­на­ли­ста ПЦР-тест?» спро­сил я.

Вме­сто отве­та полу­чил удар по руке гла­ва комис­сии пытал­ся закрыть вклю­чен­ную каме­ру смарт­фо­на. Он назвал меня «про­во­ка­то­ром», а один из наблю­да­те­лей начал сни­мать меня на видео. В ито­ге Иска­ков вытол­кал меня за пре­де­лы участ­ка. А через несколь­ко часов наблю­да­те­ли это­го участ­ка сооб­щи­ли госу­дар­ствен­ным СМИ, что «жур­на­лист Азатты­ка вел себя агрес­сив­но». Нур­жан Иска­ков, кото­рый вывер­нул мне руку, пытал­ся отобрать каме­ру и несколь­ко раз толк­нул меня, на видео назвал меня лже­цом. По его сло­вам, я яко­бы пред­ста­вил­ся наблю­да­те­лем, хотя несколь­ко раз сооб­щил ему, что при­шел как журналист.

Вбросы бюллетеней и проигнорированные правила пожарной безопасности

Асылхан Мамашулы, город Алматы и Алматинская область:

Асыл­хан Мама­шу­лы, кор­ре­спон­дент Азатты­ка в Алматы.

В день выбо­ров я объ­е­хал несколь­ко изби­ра­тель­ных участ­ков в Кара­сай­ском и Жам­был­ском рай­о­нах Алма­тин­ской обла­сти. На участ­ке № 452 в сред­ней шко­ле села Ирге­ли пред­се­да­тель комис­сии вру­чи­ла пер­во­му изби­ра­те­лю какую-то короб­ку. Ска­за­ла, что это «пода­рок, куп­лен­ный на ее соб­ствен­ные день­ги, для пер­во­го избирателя».

На участ­ке в дру­гом кры­ле шко­лы сто­ял запах про­па­на: комис­сия пыта­лась обо­греть зал для голо­со­ва­ния, вклю­чив печь, под­со­еди­нен­ную к бал­ло­нам с газом. О пожар­ной без­опас­но­сти здесь, похо­же, не слышали.

Так обо­гре­ва­ли спорт­зал, где рас­по­ло­жен изби­ра­тель­ный уча­сток, в шко­ле села Ирге­ли в день выбо­ров. Алма­тин­ская область, 10 янва­ря 2021 года.

Уча­сток в шко­ле Кемер­то­ган Ирге­лин­ско­го сель­ско­го окру­га ока­зал­ся для меня закрыт. Сек­ре­тарь комис­сии сооб­щил, что впу­стит толь­ко со справ­кой с отри­ца­тель­ным ПЦР-тестом на коро­на­ви­рус. Наблю­да­те­ли от пар­тий «Нур Отан» и «Ауыл» заяви­ли, что людей без спра­вок «не надо впус­кать во вре­мя эпи­де­мии». То же самое ска­за­ли в селе Айтей Кара­сай­ско­го района.

На изби­ра­тель­ном участ­ке № 446 в шко­ле села Енбек­ши Кара­сай­ско­го рай­о­на справ­ку не потре­бо­ва­ли. Но когда репор­тер снял на видео вброс бюл­ле­те­ней и обра­тил­ся к пред­се­да­те­лю комис­сии с вопро­са­ми, она потре­бо­ва­ла побыст­рее уйти «из-за пандемии».

На изби­ра­тель­ном участ­ке № 324 в селе Касым­бек Жам­был­ско­го рай­о­на двое наблю­да­те­лей «не заме­ти­ли» вброс бюл­ле­те­ней изби­ра­тель­ни­цей. После того как Азаттык опуб­ли­ко­вал на сай­те видео с вбро­сом, на стра­ни­це аки­ма­та Шолак­кар­га­лин­ско­го сель­ско­го окру­га в Facebook᾽е появи­лась видео­за­пись с изви­не­ни­я­ми жен­щи­ны, кото­рая заки­ну­ла стоп­ку бюл­ле­те­ней в урну.

На изби­ра­тель­ных участ­ках № 4, 5, рас­по­ло­жен­ных в шко­ле № 91 горо­да Алма­ты, репор­те­ру не дали при­сут­ство­вать при под­сче­те голо­сов. Пред­се­да­тель вызвал поли­цию, заявив, что пред­ста­ви­те­ли СМИ не допус­ка­ют­ся к про­це­ду­ре. Про­тив мое­го при­сут­ствия высту­пил и гла­ва рай­он­ной изби­ра­тель­ной комис­сии. Наблю­да­тель от орга­ни­за­ции «Тәу­ел­сіз бақы­ла­у­шы­лар» на этом участ­ке сооб­щил, что, по его под­сче­там, про­го­ло­со­ва­ли толь­ко око­ло 10 про­цен­тов изби­ра­те­лей по спис­ку. Соглас­но офи­ци­аль­ным дан­ным, явка в сред­нем по горо­ду пре­вы­си­ла 30 процентов.

Как аким «сопроводил» журналиста в другое село. Наблюдатели, подсчитывающие голоса

Нуртай Лаханулы, Алматинская область: 

Нур­тай Лаха­ну­лы, кор­ре­спон­дент Азатты­ка в Алматы.

Изби­ра­тель­ный уча­сток № 893 в шко­ле села Жал­га­мыс Тал­гар­ско­го рай­о­на. Пред­се­да­тель комис­сии дирек­тор шко­лы, сек­ре­тарь зав­хоз. Наблю­да­те­ли учи­тель и школь­ный биб­лио­те­карь, кото­рые пред­став­ля­ют пар­тию вла­сти «Нур Отан».

Едва я появил­ся на участ­ке, как сек­ре­тарь комис­сии попро­си­ла поки­нуть зда­ние: «Гла­ва тер­ри­то­ри­аль­ной изби­ра­тель­ной комис­сии ска­зал, что вы не може­те вой­ти без ПЦР-теста». Я отка­зал­ся, сослав­шись на поста­нов­ле­ние глав­но­го сани­тар­но­го вра­ча Казах­ста­на от 29 декаб­ря, пред­ста­ви­те­ли СМИ не обя­за­ны про­хо­дить ана­ли­зы на коро­на­ви­рус. Но чле­ны изби­ра­тель­ной комис­сии под­хо­ди­ли по одно­му и насто­я­тель­но тре­бо­ва­ли уйти, пото­му что «руко­вод­ство им ска­за­ло, что без ПЦР-теста нельзя».

В день голо­со­ва­ния я побы­вал и на участ­ках в сёлах Нура, Осте­мир, Туган­бай Тал­гар­ско­го рай­о­на. Сек­ре­тарь участ­ко­вой изби­ра­тель­ной комис­сии № 1054 в шко­ле Осте­мир улыб­ну­лась, ска­зав, что «уже слы­ша­ла о жур­на­ли­сте, кото­рый обхо­дит участ­ки», а пред­се­да­тель комис­сии на участ­ке № 1052 села Нура пре­ду­пре­дил: «Без ПЦР-теста боль­ше пяти минут нахо­дить­ся нельзя».

Заехал в сосед­ний рай­он, Енбек­ши­ка­зах­ский. На изби­ра­тель­ном участ­ке № 180 в селе Шал­кар не ока­за­лось ни одно­го наблю­да­те­ля. «Ушли обе­дать, сей­час при­дут дру­гие наблю­да­те­ли», ска­зал пред­се­да­тель комис­сии. Он сфо­то­гра­фи­ро­вал редак­ци­он­ное зада­ние и удо­сто­ве­ре­ние лич­но­сти: «Это для отче­та перед руко­вод­ством». Через неко­то­рое вре­мя на уча­сток при­шел аким села Айбол Сай­лау­бе­ку­лы и тоже попро­сил мои документы.

Места для наблю­да­те­лей на участ­ке № 180 в селе Шал­кар. Алма­тин­ская область, 10 янва­ря 2021 года.

Аким решил «сопро­во­дить» меня до сосед­не­го села Кыр­бал­та­бай. Здесь наблю­да­те­ля­ми от пар­тии «Нур Отан» были учи­те­ля. На изби­ра­тель­ном участ­ке № 894 я дождал­ся под­сче­та голо­сов. Пона­ча­лу допус­кать к это­му про­цес­су меня отка­за­лись. Дали «доб­ро» лишь толь­ко после того, как я позво­нил пресс-сек­ре­та­рю аки­ма рай­о­на, сооб­щив о ситу­а­ции, а он в свою оче­редь сде­лал зво­нок пред­се­да­те­лю комис­сии. До под­сче­та голо­сов на участ­ке при­сут­ство­ва­ло два наблю­да­те­ля, а во вре­мя под­сче­та четы­ре. Двое из них при­ня­лись счи­тать голо­са. Никто не пытал­ся их остановить.

Разрешение снимать «только урну»​ и давление на наблюдателей

Жанагуль Журсин, Актюбинская область:

Жана­гуль Жур­син, кор­ре­спон­дент Азатты­ка в Актобе.

На изби­ра­тель­ный уча­сток № 110 в Акто­бе я при­бы­ла за час до нача­ла голо­со­ва­ния. Все чле­ны изби­ра­тель­ной комис­сии и пять наблю­да­те­лей уже были на месте. Пона­ча­лу поду­ма­ла, что учи­те­ля ответ­ствен­но подо­шли к орга­ни­за­ции про­цес­са и попро­си­ли всех подой­ти порань­ше. Но вско­ре я уви­де­ла неза­ви­си­мых наблю­да­те­лей, кото­рых не впус­ка­ли на участ­ки, ссы­ла­ясь на огра­ни­че­ния по коли­че­ству мест.

Жази­ра Илья­со­ва, один из наблю­да­те­лей, при­бы­ла на изби­ра­тель­ный уча­сток № 27 до шести утра. До 10:30 она не мог­ла прой­ти в зал для голосования.

Наблю­да­тель Самат Нур­ба­ев, выра­зив­ший воз­му­ще­ние пред­се­да­те­лю участ­ко­вой изби­ра­тель­ной комис­сии № 36, был задер­жан поли­ци­ей. Неза­ви­си­мые наблю­да­те­ли Тар­бия Алмы­ше­ва и Баг­да­гуль Дия­ро­ва были выстав­ле­ны с изби­ра­тель­ных участ­ков № 557 и № 554 с при­ме­не­ни­ем силы.

Пред­се­да­тель участ­ко­вой изби­ра­тель­ной комис­сии № 28 в Акто­бе Ержан Бахыт­бек запре­тил мне фото- и видео­съем­ку чле­нов изби­ра­тель­ной комис­сии, хотя я ска­за­ла, что не буду сни­мать их лица. Пред­се­да­тель потре­бо­вал сни­мать «толь­ко урну». Раз­ре­ше­ние на фото- и видео­съем­ку я полу­чи­ла толь­ко после того, как про­ин­фор­ми­ро­ва­ла о предъ­яв­ля­е­мых на участ­ке тре­бо­ва­ни­ях пред­се­да­те­ля Актю­бин­ской област­ной изби­ра­тель­ной комис­сии Гуль­нар Кунбаеву.

Председатель комиссии требует от полиции оформить протокол на журналиста

Сания Тойкен, Акмолинская область и Нур-Султан:

Сания Той­кен, кор­ре­спон­дент Азатты­ка в Нур-Султане.

На участ­ке № 645 в селе Кабан­бай под сто­ли­цей, куда я при­шла в 8 часов утра, было немно­го­люд­но. Сиде­ли наблю­да­те­ли от «Нур Ота­на» и объ­еди­не­ния «Әке­лер қауым­да­сты­ғы». Пред­се­да­тель избир­ко­ма Мак­пал Елу­ба­е­ва отка­за­лась отве­чать на вопрос о коли­че­стве заре­ги­стри­ро­ван­ных изби­ра­те­лей и не поз­во­ли­ла мне раз­го­ва­ри­вать с чле­на­ми комис­сии. При­чи­ну она не объяснила.

Затем я отпра­ви­лась в сто­ли­цу, где на про­тя­же­нии деся­ти часов осве­ща­ла задер­жа­ния граж­дан­ских активистов.

Когда я добра­лась до участ­ка № 318 в Нур-Сул­тане, к кото­ро­му при­креп­ле­на, до окон­ча­ния голо­со­ва­ния оста­ва­лись счи­та­ные мину­ты. Я пока­за­ла пред­се­да­те­лю комис­сии Вале­рии Степ­ня­ко­вой слу­жеб­ное удо­сто­ве­ре­ние, сооб­щи­ла, что хочу при­сут­ство­вать при под­сче­те бюл­ле­те­ней. Меня заре­ги­стри­ро­ва­ли. Я сня­ла несколь­ко фото­гра­фий в зале и заня­ла место рядом с каби­ной наблю­да­те­лей, ожи­дая нача­ла про­це­ду­ры под­сче­та. Через несколь­ко минут пред­се­да­тель комис­сии объ­яви­ла о закры­тии участ­ка и ска­за­ла, что­бы наблю­да­те­ли и жур­на­лист не вста­ва­ли с мест, не про­из­во­ди­ли фото- и видео­съем­ку. Сто­лы для про­ве­де­ния под­сче­та уста­но­ви­ли в мет­ре от изби­ра­тель­ной урны и в трех с поло­ви­ной мет­рах от наблюдателей.

Спу­стя 15 минут после завер­ше­ния голо­со­ва­ния к под­сче­ту так и не при­сту­пи­ли. В дру­гом кон­це зала, у сто­лов чле­нов изби­ра­тель­ной комис­сии, кото­рые нахо­ди­лись в шести-семи мет­рах от наблю­да­те­лей, нача­лось какое-то шеве­ле­ние. Чле­ны комис­сии дер­жа­ли в руках какие-то бума­ги. Что про­ис­хо­ди­ло они не объ­яс­ни­ли ни наблю­да­те­лям, ни жур­на­ли­сту. Урна в это вре­мя оста­ва­лась закры­той. Я подо­шла к сто­лу, под­го­тов­лен­но­му для под­сче­та бюл­ле­те­ней, и нача­ла сни­мать дей­ствия чле­нов избир­ко­ма с рас­сто­я­ния око­ло четы­рех мет­ров. Тут же подо­шла пред­се­да­тель комис­сии и потре­бо­ва­ла пре­кра­тить съем­ку, вер­нуть­ся на место. Я воз­ра­зи­ла, что имею пра­во как жур­на­лист вести съемку.

Граж­дан­ский кодекс, 345‑я ста­тья. Вы не име­е­те пра­ва про­из­во­дить фото- и видео­съем­ку. Вы меня сни­ма­е­те, я вам не дава­ла согла­сия на съем­ку. Мне при­дет­ся вызвать поли­цию и офор­мить про­то­кол, пото­му что вы нару­ша­е­те мои пра­ва. Я пред­се­да­тель участ­ко­вой изби­ра­тель­ной комис­сии № 318 горо­да Нур-Сул­та­на. Мы опи­ра­ем­ся на закон. Вы меша­е­те про­цес­су. Без ПЦР-теста вы не име­е­те пра­ва нахо­дить­ся на участ­ке. Пото­му что все нахо­дя­щи­е­ся здесь сда­ва­ли тесты, у всех на руках есть тесты ПЦР. Вы сей­час под­вер­га­е­те опас­но­сти мою комис­сию, наблю­да­те­лей и дове­рен­ных лиц, заяви­ла Степнякова.

#azatsailau2021 finish. Соны­мен сай­лау күн­гі жұмысым былай­ша қоры­тын­ды­лан­ды. Эх, Вале­рия Степ­ня­ко­ва. 318 сай­лау учаскесі…

Опуб­ли­ко­ва­но Saniya Toiken Вос­кре­се­нье, 10 янва­ря 2021 г.

Сто­яв­ший за пре­де­ла­ми участ­ка поли­цей­ский зашел по при­гла­ше­нию пред­се­да­те­ля комис­сии. Он не пред­ста­вил­ся, быст­ро рас­крыл и тут же закрыл свое удо­сто­ве­ре­ние. Запи­сал мои лич­ные дан­ные и начал кому-то зво­нить: «Что делать, запол­нять протокол?»

Пред­се­да­тель комис­сии ска­за­ла, что под­счет голо­сов не нач­нет­ся, пока я не пре­кра­щу съем­ку и не прой­ду на место для наблю­да­те­лей. Чле­ны избир­ко­ма и поли­цей­ский взя­ли мои доку­мен­ты, каж­дый их них снял их на свой смарт­фон. После это­го жен­щи­на, пред­ста­вив­ша­я­ся чле­ном комис­сии Гуль­жа­зи­рой Арты­ше­вой, зачи­та­ла из бро­шю­ры с зако­ном «О выбо­рах» пункт, регу­ли­ру­ю­щий осве­ще­ние жур­на­ли­ста­ми ино­стран­ных СМИ выбо­ров в Казах­стане, и обви­ни­ла меня в «непод­чи­не­нии пред­се­да­те­лю изби­ра­тель­ной комиссии».

Мы будем тре­бо­вать анну­ли­ро­ва­ния выдан­ной вам жур­на­лист­ской аккре­ди­та­ции, ска­за­ла Артышева.

Я объ­яс­ни­ла, что нахо­жусь все­го в 50 сан­ти­мет­рах от каби­ны наблю­да­те­лей и в трех мет­рах от места под­сче­та голо­сов, не создаю ника­ких пре­пят­ствий при осу­ществ­ле­нии про­фес­си­о­наль­ных обя­зан­но­стей. Но пред­се­да­тель и чле­ны комис­сии не ста­ли слу­шать эти дово­ды и отка­зы­ва­лись начи­нать под­счет голо­сов. В 21 час Вале­рия Степ­ня­ко­ва потре­бо­ва­ла, что­бы поли­цей­ские офор­ми­ли на меня про­то­кол. Трое поли­цей­ских запол­нять про­то­кол не ста­ли, а про­сто выве­ли меня с участ­ка и запер­ли изнут­ри дверь.

«Молчаливые» наблюдатели «Нур Отана» 

Аксауле Абитай, город Тараз: 

На изби­ра­тель­ный уча­сток в шко­ле № 5 в рай­оне сахар­но­го заво­да в Тара­зе при­шла после семи утра. Затем посе­ти­ла еще два близ­ле­жа­щих участ­ка. У меня про­ве­ри­ли доку­мен­ты и запустили.

На неко­то­рых изби­ра­тель­ных участ­ках наблю­да­те­ли от «Нур Ота­на» инте­ре­со­ва­лись, с какой целью я при­шла и сколь­ко еще изби­ра­тель­ных участ­ков пла­ни­рую посе­тить. Наблю­да­те­ли не изъ­яви­ли жела­ния ком­мен­ти­ро­вать выбо­ры ни во вре­мя выбо­ров, ни после них.

Пред­се­да­тель участ­ко­вой изби­ра­тель­ной комис­сии № 5 не хотел, что­бы я при­сут­ство­ва­ла при под­сче­те голо­сов. При­шлось насто­ять. В 20 часов чле­ны комис­сии закры­ли уча­сток и пошли ужи­нать, ска­зав, что под­счет нач­нут в 21 час. Но наблю­да­те­ли торо­пи­ли, и под­счет голо­сов нача­ли через пол­ча­са. Мы были в несколь­ких мет­рах от сто­ла, за кото­рым под­счи­ты­ва­ли голоса.

Из 2 480 изби­ра­те­лей, заре­ги­стри­ро­ван­ных на изби­ра­тель­ном участ­ке № 5 в Тара­зе, в голо­со­ва­нии участ­во­ва­ли 1 096. По резуль­та­там голо­со­ва­ния «Нур Отан» набрал 529 голо­сов, «Ауыл» 130, «Адал» 211, Народ­ная пар­тия Казах­ста­на 103, «Ак жол» 102.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Единственный минус – отсутствие Казахстана

Что хуже: “Талибан” или…

Владимир Путин разошелся с бюджетом