25 C
Астана
5 августа, 2021
Image default

На скамье подсудимых не до благородства?

Про­дол­жа­ет­ся про­цесс над поли­цей­ски­ми, стре­ляв­ши­ми в людей в Жана­о­зене. Пяте­рых стра­жей поряд­ка обви­ня­ют в пре­вы­ше­нии пол­но­мо­чий, повлек­ших тяж­кие послед­ствия. Попав за решет­ку, люди в пого­нах, похо­же, забы­ли и о чести мун­ди­ра, и о взаимовыручке.

 

Автор: Зина МУХАНОВА

 

Во втор­ник дава­ли сло­во под­су­ди­мым и заслу­ши­ва­ли тех сви­де­те­лей, кото­рые не смог­ли прий­ти рань­ше по каким-либо причинам.

Не спи­хи­вай­те все на меня!

Пер­вым вызва­ли под­су­ди­мо­го Кабды­га­ли Уте­га­ли­е­ва, стар­ше­го по долж­но­сти сре­ди под­су­ди­мых — он быв­ший заме­сти­тель началь­ни­ка област­но­го депар­та­мен­та внут­рен­них дел. Гово­рил он дол­го, до обе­да про­цесс шел толь­ко по нему.

Как мы уже писа­ли, почти все обви­ня­е­мые и сви­де­те­ли в суде на вопрос, кто дал коман­ду стре­лять, отве­ча­ли «не пом­ню, не знаю», то есть все­ми сила­ми при­кры­ва­ли сво­их коман­ди­ров. Одна­ко сам коман­дир бла­го­род­ства под­чи­нен­ных не понял и на допро­се в суде «сда­вал» кого мог.

Сна­ча­ла на вопрос, мож­но ли было обой­тись без при­ме­не­ния ору­жия, Уте­га­ли­ев твер­до отве­тил: «нет, пото­му что каж­дый сви­де­тель, как вы слы­ша­ли, гово­рил про то, что ору­жие при­ме­ня­лось при опас­но­сти для жиз­ни». Потом начал ули­чать сви­де­те­лей в неточностях:

-  Каж­дый гово­рил по раз­но­му. Допу­стим, здесь сви­де­тель Ток­са­нов давал пока­за­ния три раза и все вре­мя по-раз­но­му. Батыр­ку­лов гово­рил, что дали при­каз, сви­де­тель Кызыл­ку­лов гово­рил, что не было вре­ме­ни слу­шать при­ка­зы, а Оте­шов гово­рил, что нуж­но рабо­тать, под­чи­ня­ясь зако­ну. Сви­де­тель Сисен Аспен­та­ев гово­рил, что меня видел на пло­ща­ди в фор­ме под­пол­ков­ни­ка и что я кри­чал: нуж­но стре­лять. Это ложь, пото­му что я не подполковник…

На пря­мой вопрос, кто коман­до­вал колон­ной Уте­га­ли­ев не решил­ся дать такой же пря­мой ответ.

- Конеч­но, сей­час мож­но все спих­нуть на меня и обви­нить. Я осу­ществ­лял общее руко­вод­ство, — при­знал он и тут же «пере­шел на лич­но­сти»: — Но Мыл­ты­ков не может уйти от ответ­ствен­но­сти. До сих пор мы не выслу­ша­ли пока­за­ния Кабы­ло­ва, началь­ни­ка департамента.

Затем коман­дир и вовсе стал откро­вен­но ста­рать­ся уйти от вся­кой ответственности:

- А каж­дый поли­цей­ский, кото­рый стре­лял сам, за свои поступ­ки отве­тит. Да, ору­жие выда­ва­лось по мое­му ука­за­нию. Но ука­за­ние я давал Кожа­е­ву. СОБР был со сво­им ору­жи­ем. Уточ­ня­ю­щих обсто­я­тельств мно­го, об этом я после окон­ча­ния суда скажу

К Уте­ге­но­ву обра­тил­ся потер­пев­ший Аязбаев:

- Ска­жи­те, что в первую оче­редь для вас было важ­ным и вхо­ди­ло в обя­зан­ность: жизнь людей сохра­нить или же зда­ния акимата?

- В мас­со­вых бес­по­ряд­ках нет тако­го — зда­ния или люди, — был ответ.

Мно­гие вопро­сы со сто­ро­ны потер­пев­ших были сня­ты судьей, она гово­ри­ла, что суд сам даст оцен­ку дей­стви­ям подсудимых.

Когда с допро­сом Уте­ге­но­ва было нако­нец закон­че­но, высту­пил сви­де­тель Кулу­бек Дуй­се­ке­нов, брат погиб­ше­го Ата­бер­ге­на Дуй­се­ке­но­ва. Он гово­рил, что 16 декаб­ря его не было на пло­ща­ди, так как он гото­вил­ся к при­хо­ду гостей вече­ром, соби­ра­лись отме­чать день рож­де­ния сына.

- Затем я услы­шал, что в бра­та стре­ля­ли, но не знал, что его уби­ли. Он нико­гда не пил, не курил, не хулиганил…

Сле­ду­ю­щий сви­де­тель Ерку­лов Сам­бай, пожар­ный инже­нер. Он рас­ска­зал, как они с с мул­лой сами выта­щи­ли патрон из тела погиб­ше­го Ата­бер­ге­на Дуй­се­ке­но­ва и пере­да­ли отцу погибшего.

На каком осно­ва­нии вы изъ­яли из тела пулю, спро­сил адвокат.

- Мул­ла выта­щил по зако­ну шари­а­та. Выта­щи­ли пин­це­том и, завер­нув в цел­ло­фан, отда­ли его отцу. А в мор­ге было мно­го наро­ду, надо было ждать…

Может, люди споткнулись?

Осо­бая атмо­сфе­ра была в зале, когда допра­ши­ва­ли медиков.

Рас­ска­зы­ва­ет сви­де­тель Есет Шахат­ба­ев, трав­мо­то­лог област­ной больницы.

- 16 декаб­ря мы с бри­га­дой меди­ци­ны ката­строф око­ло 16.30 при­е­ха­ли в Жана­о­зен. Я сам лич­но опе­ри­ро­вал тро­их чело­век. Одно­му ампу­ти­ро­вал одну руку. Одно­му делал опе­ра­цию на бед­ре. А во вре­мя опе­ра­ции тре­тье­го был асси­стен­том. Ночью при­е­хал в Актау и сра­зу ушел домой после сме­ны. 17-го утром при­шел на рабо­ту. Все­го в нашей боль­ни­це было 42 чело­ве­ка, из них 14 лежа­ли в трав­ма­то­ло­гии. Мы запол­ня­ли про­то­ко­лы в исто­ри­ях болез­ни по пулям. Пули пере­да­ва­ли завотделением.

Хирург област­ной боль­ни­цы Ерке­бай Суй­и­нов при­е­хал в боль­ни­цу Жана­о­зе­на 16 декаб­ря к 12 часам.

- Целый день дела­ли опе­ра­ции. Бли­же к 17.00 под­клю­чи­лись вра­чи из Аты­рау и Астаны.17 декаб­ря мы выеха­ли обрат­но в Актау на маши­нах ско­рой помо­щи, в каж­дой из кото­рых было по одно­му боль­но­му, гово­рил он. — В каж­дом зале лежа­ли на опе­ра­ци­он­ном сто­ле по 2—3 чело­ве­ка. Я лич­но сам сде­лал пяте­рым опе­ра­цию. Умер­ших на опе­ра­ци­он­ном сто­ле и в боль­ни­це не было.

- А детей или жен­щин при­во­зи­ли? — спро­си­ли хирурга.

- Нет, не было, одни муж­чи­ны поступали.

Послед­ним в этот день высту­пал сви­де­тель Жан­гель­ды Жани­бе­ков, началь­ник кри­ми­наль­но­го отдела.

- Я видел мас­со­вые бес­по­ряд­ки со сто­ро­ны неф­тя­ни­ков, — начал он. — Нас было око­ло 80 чело­век. Когда мы нача­ли сво­ра­чи­вать в сто­ро­ну род­до­ма, в нас нача­ли кидать кам­ни. На мне была граж­дан­ская одеж­да, у меня было писто­лет с 16 патро­на­ми. Кто дал коман­ду стре­лять, я не точ­но не знаю. Сам я не при­ме­нял ору­жие. На пло­ща­ди я видел постра­дав­ших людей, кото­рые пада­ли, но что­бы их доби­ва­ли, я тако­го не видел. Наша цель была — спа­сти зда­ние аки­ма­та, а так­же наших сотруд­ни­ков, кото­рые были в юртах на площади.

- Отче­го пада­ли люди? — спро­сил его адвокат.

- Я не могу ска­зать, отче­го пада­ли, из-за пуль или споткнулись…

Слу­ша­ния по «делу пяте­рых» про­дол­жа­ют­ся, но пре­ния уже не за горами…

Continued here:
На ска­мье под­су­ди­мых не до благородства?

архивные статьи по теме

Не все осознали, но ратифицировали

Нет – барьерам, да – регистрации

Круг вокруг Кремля замкнулся