fbpx

Мощное лобби Китая и бессилие Нур-Султана

БЕССИЛИЕ ПЕРЕД КИТАЕМ

Автор ста­тьи «Казах­стан и Кыр­гыз­стан под­чи­ня­ют­ся воле Пеки­на по cиньц­зян­ско­му вопро­су», опуб­ли­ко­ван­ной в изда­ю­щем­ся в Япо­нии меж­ду­на­род­ном онлайн-жур­на­ле Diplomat, обра­ща­ет­ся к теме “бес­си­лия” Нур-Сул­та­на и Биш­ке­ка, когда дело каса­ет­ся защи­ты каза­хов и кыр­гы­зов, насиль­но поме­щен­ных в «лаге­ря поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния» в Синьц­зяне.

«Каж­дая исто­рия душе­раз­ди­ра­ю­щая», — пишет жур­нал.

«Этни­че­ский кыр­гыз­ский сту­дент из Китая, кото­рый помог воз­ро­дить клас­си­че­ский кыр­гыз­ский танец, при­е­хал в Синьц­зян в октяб­ре 2018 года и после не смог вер­нуть­ся в Кыр­гыз­стан; моло­дая уйгур­ка из Тур­ции, про­жи­вав­шая в Урум­чи с роди­те­ля­ми, вер­ну­лась в Тур­цию, что­бы про­длить визу и узна­ла об аре­сте отца и мате­ри; двое детей в воз­расте 7 и 6 лет, име­ю­щие граж­дан­ство Тур­ции, отпра­ви­лись в Синьц­зян со сво­ей мате­рью по китай­ским пас­пор­там, и с тех пор от них нет ника­ких вестей; 75-лет­ний отец жите­ля Кали­фор­нии, име­ю­щий пра­во на про­жи­ва­ние в Соеди­нен­ных Шта­тах, поехал в Синьц­зян и исчез…», — рас­ска­зы­ва­ет изда­ние.

Родственники людей, пропавших в Синьцзяне. Алматы, декабрь 2018 года.


Род­ствен­ни­ки людей, про­пав­ших в Синьц­зяне. Алма­ты, декабрь 2018 года.

Как отме­ча­ет изда­ние, по послед­ним дан­ным, в «лаге­рях поли­ти­че­ско­го пере­вос­пи­та­ния» в Синьц­зяне может содер­жать­ся до 1,5 мил­ли­о­на чело­век: уйгу­ры, каза­хи, кыр­гы­зы, пред­ста­ви­те­ли дру­гих этни­че­ских групп, испо­ве­ду­ю­щих ислам. Стра­ны мира не зна­ют, как отве­тить на эти дей­ствия Китая, счи­та­ет жур­нал.

«Пра­ви­тель­ство Кыр­гыз­ста­на при­дер­жи­ва­ет­ся осто­рож­но­го и спо­кой­но­го под­хо­да к синьц­зян­ско­му вопро­су. В кон­це нояб­ря 2018 года, когда в кыр­гыз­стан­ском пар­ла­мен­те неко­то­рые депу­та­ты потре­бо­ва­ли отве­та, а род­ствен­ни­ки [узни­ков «лаге­рей»] и граж­дан­ское обще­ство нача­ли объ­еди­нять­ся, пра­ви­тель­ства не было слыш­но. Затем в декаб­ре пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на Соорон­бай Жээн­бе­ков заявил: «Мы рабо­та­ем по дипло­ма­ти­че­ским кана­лам. В этом вопро­се мы долж­ны учи­ты­вать, что речь идет о граж­да­нах Китая. Как мы можем вме­ши­вать­ся во внут­рен­ние дела дру­гой стра­ны?».

По мне­нию авто­ра, Казах­стан при­дер­жи­ва­ет­ся ана­ло­гич­ной стра­те­гии, исполь­зу­ет дипло­ма­ти­че­ские кана­лы для осво­бож­де­ния сво­их граж­дан, а про­бле­мы этни­че­ских каза­хов в Китае трак­ту­ет как «внут­рен­ние дела» сосед­ней стра­ны.

«В послед­ние неде­ли Казах­стан пред­при­нял актив­ные шаги по сдер­жи­ва­нию про­па­ган­ды, направ­лен­ной на уси­ле­ние дав­ле­ния на Китай в свя­зи с про­бле­мой этни­че­ских каза­хов, задер­жан­ных в Синьц­зяне. Арест Сери­к­жа­на Била­ша (лиде­ра неза­ре­ги­стри­ро­ван­но­го объ­еди­не­ния “Ата­жұрт ерік­тілері”, под­ни­ма­ю­ще­го про­бле­мы каза­хов в Китае — Ред.) 10 мар­та пока­зал гра­ни­цы тер­пи­мо­сти Нур-Сул­та­на в этом вопро­се. Билаш, как сооб­ща­ет­ся, обви­ня­ет­ся в раз­жи­га­нии меж­на­ци­о­наль­ной роз­ни. Хотя он был отпу­щен под домаш­ний арест, буду­щее воз­глав­ля­е­мой им груп­пы акти­ви­стов неяс­но», — пишет The Diplomat.

Затем изда­ние в каче­стве при­ме­ра при­во­дит судь­бу граж­дан­ки Китая, этни­че­ской казаш­ки Сай­ра­гуль Сауыт­бай, кото­рая рабо­та­ла в одном из лаге­рей в Синьц­зяне. Она неза­кон­но пере­сек­ла гра­ни­цу и бежа­ла в Казах­стан. По сло­вам авто­ра, неод­но­крат­но отка­зы­вая Сауыт­бай в предо­став­ле­нии поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща, Нур-Сул­тан при­дер­жи­ва­ет­ся имен­но той поли­ти­ки, кото­рая не будет раз­дра­жать Китай.

Президент Кыргызстана Сооронбай Жээнбеков (справа) и глава Китая Си Цзиьпин.


Пре­зи­дент Кыр­гыз­ста­на Соорон­бай Жээн­бе­ков (спра­ва) и гла­ва Китая Си Цзиь­пин.

Кро­ме того, пишет Diplomat, 28 мар­та министр ино­стран­ных дел Казах­ста­на Бей­бут Атам­ку­лов встре­тил­ся со сво­им кол­ле­гой Ван И в Пекине. Соглас­но китай­ско­му отче­ту об этих пере­го­во­рах, «казах­стан­ская сто­ро­на пони­ма­ет и под­дер­жи­ва­ет меры, при­ня­тые в Синьц­зяне для борь­бы с «тре­мя сила­ми зла» и обес­пе­че­ния реги­о­наль­ной без­опас­но­сти и ста­биль­но­сти».

Как пишет изда­ние, дока­за­тельств мас­со­вых нару­ше­ний Кита­ем прав чело­ве­ка в Синьц­зяне доста­точ­но, но «пра­ви­тель­ствам сосед­них стран, нахо­дя­щим­ся в глу­бо­кой эко­но­ми­че­ской зави­си­мо­сти от Китая, <…> в конеч­ном ито­ге не доста­ет сил не под­чи­нять­ся воле Пеки­на», — заклю­ча­ет Diplomat.

«ПРИЗНАНИЕ» ВЛАСТЕЙ И ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ

Как пишет англо­языч­ный сайт Eurasianet, «как бы Казах­стан ни пытал­ся, голов­ную боль Синьц­зя­на он не исце­лит».

«С одной сто­ро­ны, ему необ­хо­ди­мо уме­рить внут­рен­нее недо­воль­ство, вызван­ное тем, что Нур-Сул­тан не может помочь этни­че­ским каза­хам, став­шим узни­ка­ми анти­му­суль­ман­ской кам­па­нии по интер­ни­ро­ва­нию (при­ну­ди­тель­но­му огра­ни­че­нию сво­бо­ды пере­дви­же­ния — Ред.) в запад­ном реги­оне Китая. Но это может вызвать раз­дра­же­ние руко­вод­ства Китая – глав­но­го эко­но­ми­че­ско­го парт­не­ра Казах­ста­на», — пишет сайт.

Тем не менее, пола­га­ет Eurasianet, «министр ино­стран­ных дел Казах­ста­на Бей­бут Атам­ку­лов «вышел из укры­тия» и занял на сего­дняш­ний день «самую откры­тую офи­ци­аль­ную пози­цию» отно­си­тель­но ситу­а­ции в Синьц­зяне.

Отка­зав­шись от тер­ми­но­ло­гии Пеки­на, кото­рый пред­по­чи­та­ет исполь­зо­вать эвфе­мизм «цен­тры про­фес­си­о­наль­но­го обу­че­ния», Атам­ку­лов, высту­пая в пар­ла­мен­те 5 мар­та, назвал их «лаге­ря­ми». Отме­тив, что, «к сожа­ле­нию, это дав­ле­ние направ­ле­но не толь­ко на каза­хов», Атам­ку­лов тем самым кос­вен­но при­знал мас­штаб при­тес­не­ний, пишет Eurasianet.

Но, про­дол­жа­ет изда­ние, сме­лость мини­стра, по-види­мо­му, пошла на спад, когда он встре­тил­ся с мини­стром ино­стран­ных дел Китая Ван И 28 мар­та. Дока­за­тель­ство тому – заяв­ле­ние МИД Китая, в кото­ром, сре­ди про­че­го, гово­ри­лось, что Казах­стан под­дер­жи­ва­ет поли­ти­ку Китая по борь­бе с «тре­мя сила­ми зла».

После­до­вав­шие в СМИ сооб­ще­ния, в кото­рых это заяв­ле­ние вос­при­ни­ма­лось как выра­же­ние казах­стан­ской под­держ­ки китай­ской поли­ти­ки в Синьц­зяне, вызва­ли смя­те­ние сре­ди поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства в Нур-Сул­тане. Мини­стер­ство ино­стран­ных дел сра­зу же рас­про­стра­ни­ло сооб­ще­ние с пояс­не­ни­я­ми, при­звав сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции «пра­виль­но пере­да­вать заяв­ле­ния, не иска­жать, не заме­нять кон­цеп­ции и не выры­вать фра­зы из кон­тек­ста, осо­бен­но по вопро­сам, чув­стви­тель­ным для насе­ле­ния». Орга­ни­за­ции, отсле­жи­ва­ю­щие ситу­а­цию вокруг каза­хов в Китае, под­верг­ли кри­ти­ке это заяв­ле­ние, назвав его «дву­лич­ной пиар-поли­ти­кой».

«В пра­ви­тель­стве есть несколь­ко хоро­ших людей, кото­рые пыта­ют­ся сде­лать все воз­мож­ное для каза­хов в Китае… Одна­ко это­го недо­ста­точ­но. Китай­ское лоб­би здесь очень силь­ное. Вокруг пла­ва­ют их день­ги, они спо­соб­ству­ют мест­ной кор­руп­ции», — ска­зал про­жи­ва­ю­щий в Гер­ма­нии этни­че­ский казах Омир­хан Алтын в ком­мен­та­ри­ях сай­ту Еurasianet.

ОТ ПОСЛЕДСТВИЙ ПОЛИГОНА СТРАДАЮТ ПОКОЛЕНИЯ

Меж­ду­на­род­ный науч­но-пуб­ли­ци­сти­че­ский жур­нал Nature опуб­ли­ко­вал обшир­ный мате­ри­ал о послед­стви­ях испы­та­ний на Семи­па­ла­тин­ском ядер­ном поли­гоне. Автор ста­тьи утвер­жда­ет, что вред, нане­сен­ный здо­ро­вью людей, еще пол­но­стью не изу­чен.

«Мно­гое из того, что извест­но о воз­дей­ствии ради­а­ции на здо­ро­вье, полу­че­но в резуль­та­те иссле­до­ва­ний остро­го облу­че­ния — напри­мер, атом­ных взры­вов, кото­рые про­изо­шли в Хиро­си­ме и Нага­са­ки в Япо­нии, или после ядер­ной ката­стро­фы в укра­ин­ском Чер­но­бы­ле. Изу­че­ние этих собы­тий пока­за­ло, к каким тяже­лым послед­стви­ям могут при­ве­сти боль­шие взры­вы, дока­за­ло, что они про­дол­жа­ют воз­дей­ство­вать на окру­жа­ю­щую сре­ду и людей. Тем не менее, в этих тру­дах мало дока­за­тельств того, что послед­ствия для здо­ро­вья пере­да­ют­ся из поко­ле­ния в поко­ле­ние», — пишет Nature.

Смот­ри­те так­же: «Испы­та­ние». Доку­мен­таль­ный фильм Азатты­ка

Этот вопрос, по сло­вам авто­ра, нача­ли изу­чать недав­но.

«Иссле­до­ва­те­ли и через 30 лет после закры­тия поли­го­на нахо­дят неко­то­рые дока­за­тель­ства про­дол­жа­ю­ще­го­ся воз­дей­ствия [ради­а­ции] на людей. Иссле­до­ва­ния пока­зы­ва­ют повы­шен­ный риск раз­ви­тия рака, и в одном из опуб­ли­ко­ван­ных в про­шлом году работ сде­ла­ли пред­по­ло­же­ние, что воз­дей­ствие ради­а­ции на сер­деч­но-сосу­ди­стую систе­му может пере­да­вать­ся от одно­го поко­ле­ния дру­го­му», — утвер­жда­ет жур­нал.

Казах­стан­ские гене­ти­ки смог­ли собрать запи­си, остав­ши­е­ся в боль­ни­цах близ поли­го­на, изу­чить состо­я­ние здо­ро­вья жите­лей несколь­ких поко­ле­ний, про­жи­ва­ю­щих сей­час там, и напра­вить собран­ные мате­ри­а­лы спе­ци­а­ли­стам уни­вер­си­те­та Лесте­ра в Вели­ко­бри­та­нии. Уче­ный Юрий Дуб­ро­ва спе­ци­а­ли­зи­ру­ет­ся на изу­че­нии вли­я­ния фак­то­ров окру­жа­ю­щей сре­ды на эмбри­он, ДНК в спер­ме и яйце­клет­ках. Сей­час он изу­ча­ет пере­да­ю­щи­е­ся из одно­го поко­ле­ния в дру­гое гене­ти­че­ские мута­ции в семьях, живу­щих в рай­оне поли­го­на.

Село Саржал в окрестностях бывшего Семипалатинского ядерного полигона, август 2009 года.


Село Саржал в окрест­но­стях быв­ше­го Семи­па­ла­тин­ско­го ядер­но­го поли­го­на, август 2009 года.

«В 2002 году Дуб­ро­ва и его кол­ле­ги сооб­щи­ли, что часто­та мута­ций в заро­ды­ше­вых лини­ях тех, кто под­вер­гал­ся непо­сред­ствен­но­му воз­дей­ствию, была почти в два раза выше. Этот эффект про­дол­жал­ся и в после­ду­ю­щих поко­ле­ни­ях, кото­рые непо­сред­ствен­но не под­вер­га­лись воз­дей­ствию взры­вов. Меж­ду тем, у их детей часто­та мута­ций заро­ды­ше­вой линии была на 50 про­цен­тов выше, чем у кон­троль­ной груп­пы», — пишет изда­ние.

По сло­вам Дуб­ро­вы, если уче­ные смо­гут уста­но­вить харак­тер мута­ций у потом­ков облу­чен­ных роди­те­лей, у них может появить­ся спо­соб пред­ска­зать дол­го­сроч­ные рис­ки для здо­ро­вья поко­ле­ний.

НЕВЗГОДЫ ТРАНСГЕНДЕРОВ

В мате­ри­а­ле Жан­ны Бай­те­ло­вой, опуб­ли­ко­ван­ном на медиа плат­фор­ме Open Democracy, рас­ска­зы­ва­ет­ся о про­бле­мах транс­ген­де­ров в Казах­стане.

По сло­вам авто­ра, поло­же­ние ЛГБТ-сооб­ще­ства и транс­ген­де­ров в стране зна­чи­тель­но луч­ше, чем, напри­мер, в Чечне, но про­блем у них мно­го.

«В этом отно­ше­нии у стран Цен­траль­ной Азии мно­го обще­го: одно­по­лые бра­ки запре­ще­ны, а одно­по­лые парт­нер­ства не при­зна­ют­ся, одно­по­лым парам так­же запре­ще­но усы­нов­лять детей. Пред­ста­ви­те­ли ЛГБТ-сооб­ще­ства стал­ки­ва­ют­ся с дис­кри­ми­на­ци­ей на воен­ной служ­бе — им про­сто запре­ще­но слу­жить или рабо­тать в пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах. В стра­нах Цен­траль­ной Азии так­же сла­бые анти­дис­кри­ми­на­ци­он­ные зако­ны», — пишет автор.

В каче­стве дока­за­тель­ства нару­ше­ния прав транс­ген­де­ров в Казах­стане Жан­на Бай­те­ло­ва при­во­дит спор меж­ду транс­ген­дер­ной жен­щи­ной Вик­то­ри­ей Рай и Народ­ным Бан­ком Казах­ста­на. Вик­то­рия, кли­ент бан­ка, 11 октяб­ря 2018 года не смог­ла снять день­ги. Кас­сир свой отказ обос­но­вал тем, что жен­щи­на внешне не похо­жа на муж­чи­ну, кото­рый ука­зан в доку­мен­тах. Вик­то­рия запи­са­ла весь раз­го­вор с сотруд­ни­ком бан­ка.

Все попыт­ки Вик­то­рии полу­чить объ­яс­не­ния по пово­ду отка­за обслу­жи­вать ее как кли­ен­та не увен­ча­лись успе­хом, и она была вынуж­де­на обра­тить­ся в поли­цию с заяв­ле­ни­ем «о нару­ше­нии прав лич­но­сти и дис­кри­ми­на­ции». В поли­ции и в суде отка­за­лись при­нять ее заяв­ле­ние. Толь­ко после того, как Вик­то­рия Рай под­ня­ла эту про­бле­му в соц­се­ти, ситу­а­ция немно­го изме­ни­лась.

«Я не оста­нов­люсь, если надо будет, обра­щусь в ООН. Я хочу, что­бы банк пре­кра­тил дис­кри­ми­на­цию в отно­ше­нии людей, осо­бен­но транс­ген­де­ров», — ска­за­ла она в бесе­де с жур­на­ли­стом.

Пра­во­за­щит­ник из ини­ци­а­тив­ной груп­пы транс­сек­су­а­лов Alma-TQ Искан­дер Кса­нов рас­ска­зал Open Democracy о ряде иссле­до­ва­тель­ских про­ек­тов за послед­ние несколь­ко лет. Резуль­та­ты пока­за­ли, что транс­ген­де­ры часто стал­ки­ва­ют­ся с дис­кри­ми­на­ци­ей на рабо­чем месте, в обра­зо­ва­тель­ных и меди­цин­ских учре­жде­ни­ях и пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нах, а так­же при пере­се­че­нии гра­ниц, в госу­дар­ствен­ных и ком­мер­че­ских учре­жде­ни­ях.

«Были ситу­а­ции, когда сотруд­ник ско­рой помо­щи отка­зы­вал в меди­цин­ской помо­щи, когда узна­вал, что паци­ент явля­ет­ся транс­ген­де­ром. Или когда рабо­то­да­тель уволь­нял работ­ни­ка. В сфе­ре обра­зо­ва­ния то же самое. Транс­ген­де­ры после посто­ян­ных уни­же­ний и пре­сле­до­ва­ний со сто­ро­ны сотруд­ни­ков и одно­курс­ни­ков бро­са­ют уни­вер­си­те­ты, кол­ле­джи и шко­лы», — гово­рит Кса­нов.

В неко­то­рых слу­ча­ях транс­ген­де­ры вме­сто пони­ма­ния стал­ки­ва­ют­ся и с отчуж­де­ни­ем со сто­ро­ны дру­зей и семьи, пишет Open Democracy.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»