16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

«Мой диагноз – казахский художник!»

После 15 суток аре­ста эпа­таж­ный худож­ник Канат Ибра­ги­мов при­знал­ся в интер­вью «Рес­пуб­ли­ке», что дей­стви­тель­но был на гра­ни само­убий­ства, и пояс­нил, поче­му впал в депрессию.

 

 Автор: Жан­на БАЙТЕЛОВА

 

Напом­ним, Канат Ибра­ги­мов был аре­сто­ван на 15 суток по поста­нов­ле­нию Спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го меж­рай­он­но­го адми­ни­стра­тив­но­го суда горо­да Алма­ты, при­знав­ше­го его орга­ни­за­то­ром и актив­ным участ­ни­ком митин­га НЕсогласных.

- Канат, Лари­су Бояр и Бахыт­жан Торе­го­жи­ну из спец­при­ем­ни­ка выпу­сти­ли вовре­мя. А вот вас осво­бо­ди­ли во вто­рой поло­вине дня, когда все встре­ча­ю­щие разо­шлись. Поче­му, как считаете?

- Оче­вид­но, они спе­ци­аль­но вве­ли всех в заблуж­де­ние, что меня отпу­стят толь­ко вече­ром, что­бы не созда­вать ажи­о­таж. Ведь этот мой арест наде­лал мно­го шума. Зато теперь они прак­ти­ку­ют «достав­ку на дом»: поли­цей­ские сами при­вез­ли меня домой.

- Пока вы сиде­ли под аре­стом, жур­на­ли­стам посту­па­ла (яко­бы от вас) инфор­ма­ция о пси­хо­ло­ги­че­ском дав­ле­нии на вас, угро­зах запе­реть в «пси­хуш­ку» и о том, что вы угро­жа­е­те самоубийством…

- Дей­стви­тель­но, я был дове­ден до тако­го состо­я­ния. Пой­ми­те, худож­ник живет в сво­ем мире, он твор­че­ский чело­век, по-дру­го­му отно­сит­ся к реаль­но­сти. Мно­гие худож­ни­ки, мно­гие поэты — иде­а­ли­сты. Я от тако­го вар­вар­ско­го отно­ше­ния был в шоке. То, как со мной обо­шлись, — невос­пол­ни­мый ущерб мое­му твор­че­ству. Ведь мое­му неза­кон­но­му аре­сту пред­ше­ство­ва­ли дру­гие собы­тия: про­слуш­ки, наруж­ка, дав­ле­ние на род­ствен­ни­ков, угро­зы по теле­фо­ну, в соци­аль­ных сетях.

- На кого и каким обра­зом давили?

- На мое­го мало­лет­не­го сына и на мою супру­гу — к ним при­ез­жа­ли сотруд­ни­ки аки­ма­та. Ей заяви­ли, что она долж­на подей­ство­вать на меня, ина­че меня поса­дят на три года. Потом они зада­ва­ли такой вопрос: что дви­га­ет Кана­том, како­ва его моти­ва­ция? До них не дохо­дит, что в этом мире еще оста­лись цен­но­сти, кото­рые не про­да­ют­ся: совесть, честь. И тре­тий вопрос, кото­рый их инте­ре­со­вал: «Что ему нуж­но, что­бы он пре­кра­тил свои про­ти­во­прав­ные дей­ствия?» Они хоте­ли меня купить! Сде­лать то же самое, что дела­ет­ся с извест­ны­ми кос­мо­нав­та­ми, политиками!

- Так все же — в сте­нах спец­при­ем­ни­ка на вас ока­зы­ва­ли дав­ле­ние, угро­жа­ли психиатрией?

- Когда я заявил, что совер­шу само­убий­ство, они вызва­ли пси­хи­ат­ра из поли­кли­ни­ки ДВД, кото­рая пред­ста­ви­лась как Сау­ле. Это было 30 апре­ля, если я не оши­ба­юсь. За послед­ние две­на­дцать лет я имел самую зани­ма­тель­ную бесе­ду. Пого­во­рить с пси­хи­ат­ром — эпи­че­ский слу­чай для худож­ни­ка. Она дела­ла себе помет­ки, кра­ем гла­за я про­чи­тал: «Гово­рит гром­ким голо­сом. Поли­ти­че­ски­ми лозун­га­ми. Воз­буж­ден. Часто цити­ру­ет Коран». Она ска­за­ла, что все ее запи­си будут пере­да­ны в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу, и там назна­чат экспертизу.

- На осно­ва­нии этих запи­сей какой бы диа­гноз вы себе поставили?

- «Казах­ский худож­ник»… Она еще не виде­ла, какие я пишу кар­ти­ны! Если она узна­ет, какую я твор­че­скую пози­цию зани­маю, назна­чи­ла бы лоботомию.

- Кста­ти, во вре­мя суда вы все вре­мя акцен­ти­ро­ва­ли вни­ма­ние на том, что явля­е­тесь казах­ским худож­ни­ком, и голо­дов­ку объ­яви­ли в знак про­те­ста про­тив того, как посту­па­ют с казах­ским худож­ни­ком в част­но­сти, и неспра­вед­ли­во­го суда в целом. Полу­ча­ет­ся, осталь­ных аре­сто­вы­вать мож­но, а казах­ско­го худож­ни­ка нельзя?

- Могу ска­зать одно: Гит­лер уни­что­жал евре­ев, Ста­лин репрес­си­ро­вал интел­ли­ген­цию, Кари­мов запре­ща­ет Коран. И толь­ко Назар­ба­ев пошел даль­ше всех — он пре­сле­ду­ет казах­ско­го худож­ни­ка, мусуль­ма­ни­на, кото­рый дела­ет деге­не­ра­тив­ное искус­ство. Одно дело, когда раз­би­ра­ют­ся с про­фес­си­о­наль­ны­ми поли­ти­ка­ми, но твор­че­ских людей тро­гать нель­зя. Это пони­ма­ли все тира­ны и дес­по­ты. Даже в мрач­ные сред­не­ве­ко­вые вре­ме­на была опре­де­лен­ная степ­ная воль­ность, когда был инсти­тут серi. Более того, акын, серi, имел пра­во всту­пить в поле­ми­ку с ханом и сбить плет­кой с его голо­вы шап­ку. Твор­че­ские люди — совесть народа.

- На суде вы заяви­ли, что если не будет реак­ции на ваше заяв­ле­ние о непра­во­мер­ном задер­жа­нии, вы перей­де­те на сухую голо­дов­ку. И вы ее дей­стви­тель­но объ­яв­ля­ли в спец­при­ем­ни­ке, но потом прекратили?

- Это было похи­ще­ние, а не задер­жа­ние. Дей­ствия поли­цей­ских я рас­це­ни­ваю исклю­чи­тель­но как похи­ще­ние. И я наме­рен при­влечь их к ответ­ствен­но­сти. На суде и уже в самом спец­при­ем­ни­ке я писал заяв­ле­ние и из ДВД полу­чил ответ, что в их отно­ше­нии будет про­ве­де­на слу­жеб­ная про­вер­ка. Это и послу­жи­ло осно­ва­ни­ем пре­кра­тить сухую голо­дов­ку. 29 апре­ля меня отвез­ли на меди­цин­скую экс­пер­ти­зу. Резуль­тат на руки мне не дали, но я видел кра­ем гла­за, что там напи­са­ли «лег­кие побои». Но побои физи­че­ские несо­из­ме­ри­мы с пси­хо­ло­ги­че­ски­ми потря­се­ни­я­ми. Худож­ни­ку в сво­ем горо­де могут ломать руки, бро­сать на зем­лю. Кто они такие?!

- Канат, буде­те ли вы, поми­мо твор­че­ства, и даль­ше актив­но про­яв­лять свою граж­дан­скую позицию?

- У меня нет выбо­ра. Баналь­ные вещи баналь­ны, пото­му что это прав­да. Все, кто стру­сит, будут уни­что­же­ны. Все пони­ма­ют, что дерь­мо воня­ет, но никто не хочет его уби­рать. Муже­ство, геро­изм и сила воли про­яв­ля­ют­ся в самые неожи­дан­ные момен­ты, и появ­ля­ют­ся они из эле­мен­тар­но­го чув­ства само­со­хра­не­ния. Хотим остать­ся людь­ми — нуж­но ста­но­вить­ся героями.

View post:
«Мой диа­гноз – казах­ский художник!»

архивные статьи по теме

За попытку украсть Курманова ответят?

Война в Ливии наконец закончилась

Закон о госязыке — не только для казахов