21 C
Астана
16 мая, 2021
Image default

Миф об исламской оппозиции становится реальностью?

На этой неде­ле глав­ным ньюсмей­ке­ром стра­ны высту­пил Мух­тар Абля­зов. Изве­стие о том, что вла­сти Вели­ко­бри­та­нии предо­ста­ви­ли ему поли­ти­че­ское убе­жи­ще, на фоне мас­со­вой исте­рии послед­них меся­цев в про­власт­ной прес­се о том, что быв­ше­го гла­ву «БТА Бан­ка» вот-вот выда­дут Астане, ста­ло холод­ным душем для «Ак орды» и ее обитателей. 

Автор: Муха­меджан АДИЛОВ

О реше­нии бри­тан­ско­го Хоум-офи­са, то есть Мини­стер­ства внут­рен­них дел, сооб­щи­ли мно­гие запад­ные, рос­сий­ские и прак­ти­че­ски все казах­стан­ские СМИ и интер­нет-ресур­сы. А рос­сий­ская «РБК daily» напе­ча­та­ла полос­ное интер­вью Абля­зо­ва, где он рас­ска­зал о том, как и поче­му у него забра­ли «БТА Банк».

Вто­рая новость — глав­ный поли­ти­че­ский оппо­нент Назар­ба­е­ва сде­лал оче­ред­ной ход, рас­про­стра­нив пись­мо на тему «О неум­ной вла­сти, поли­ти­че­ской оппо­зи­ции и угро­зе целост­но­сти стра­ны», где объ­яс­нил, поче­му он сде­лал свое поли­ти­че­ское заяв­ле­ние от 27 июня 2011 года. То самое, в кото­ром пред­ло­жил Назар­ба­е­ву отдать власть в обмен на гаран­тии лич­ной непри­кос­но­вен­но­сти и сохра­не­ния мно­го­мил­ли­ард­но­го состояния.

Посколь­ку тема предо­став­ле­ния поли­ти­че­ско­го убе­жи­ща пред­став­ля­ет инте­рес толь­ко с точ­ки зре­ния моти­вов, кото­ры­ми руко­вод­ство­ва­лись англий­ские вла­сти, и того, как это может повли­ять на судеб­ный про­цесс в Лон­доне по граж­дан­ско­му иску «БТА Бан­ка» к Мух­та­ру Абля­зо­ву, оста­вим ее в сто­роне. Пого­во­рим луч­ше о письме.

Читая пись­мо

Для удоб­ства чита­те­лей мы сфор­му­ли­ро­ва­ли основ­ные тези­сы это­го письма.

Во‑первых, в Казах­стане появи­лась новая оппо­зи­ция Назар­ба­е­ву и его режи­му в лице ради­каль­ных ислам­ских груп­пи­ро­вок, обла­да­ю­щих вполне раз­ра­бо­тан­ной идео­ло­ги­ей в виде раз­лич­ных вер­сий и трак­то­вок ислама.

Во‑вторых, чис­ло послед­них и коли­че­ство их чле­нов будет рас­ти. Так как суще­ству­ет пита­тель­ная сре­да для них в лице несколь­ких мил­ли­о­нов казах­ско­языч­ных каза­хов, некон­ку­рен­то­спо­соб­ных в усло­ви­ях авто­ри­тар­ной поли­ти­че­ской систе­мы, не при­спо­соб­лен­ных к рын­ку и рыноч­ным отно­ше­ни­ям, лишен­ных нор­маль­но­го досту­па к систе­мам обра­зо­ва­ния, здра­во­охра­не­ния, соци­аль­ной защи­ты, запер­тых в мас­се сво­ей на дне обще­ства и посе­му мар­ги­на­ли­зи­ру­ю­щих­ся и пре­вра­ща­ю­щих­ся в соци­аль­ных аутсайдеров.

В‑третьих, в силу зако­на чисел эта мно­го­мил­ли­он­ная сре­да будет выде­лять из сво­их рядов десят­ки тысяч акти­ви­стов и тыся­чи лиде­ров, за кото­ры­ми и пой­дет вся эта мас­са, кото­рой нече­го терять, кро­ме сво­их цепей.

В‑четвертых, Назар­ба­ев и его поли­ти­че­ская систе­ма ниче­го не могут про­ти­во­по­ста­вить ради­каль­ным ислам­ским груп­пи­ров­кам, поэто­му исполь­зу­ют в борь­бе с ними исклю­чи­тель­но сило­вое дав­ле­ние и репрес­сии. Одна­ко в силу тупо­сти, гру­бо­сти и неква­ли­фи­ци­ро­ван­но­сти мето­дов это при­во­дит к обрат­но­му эффек­ту — ради­ка­ли­за­ции и акти­ви­за­ции про­тестных настро­е­ний и групп.

В‑пятых, с иде­я­ми бес­по­лез­но бороть­ся шты­ка­ми. Поэто­му, что­бы избе­жать эска­ла­ции про­ти­во­сто­я­ния меж­ду госу­дар­ством и ради­каль­ны­ми ислам­ски­ми груп­пи­ров­ка­ми, нуж­но сроч­но улуч­шать усло­вия и каче­ство жиз­ни мно­го­мил­ли­он­ной мас­сы казах­ско­языч­ных каза­хов, дать им аль­тер­на­ти­ву, напра­вить их энер­гию в сози­да­тель­ное рус­ло. Плюс бороть­ся с иде­ей «боро­да­чей» идейно.

В‑шестых, Назар­ба­ев не спо­со­бен на кар­ди­наль­ные поли­ти­че­ские рефор­мы, кото­рые рас­чи­стят путь для столь же кар­ди­наль­ных соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских реформ, поз­во­лят кон­со­ли­ди­ро­вать нацию, объ­еди­нить ее уси­лия ради сохра­не­ния и про­цве­та­ния стра­ны. Не спо­со­бен, пото­му что боит­ся, что при­дет­ся отве­чать перед наро­дом за все соде­ян­ное, и под­дер­жи­ва­ет­ся в этом бли­жай­шим окру­же­ни­ем, крайне заин­те­ре­со­ван­ным в сохра­не­нии ста­тус-кво.

В‑седьмых, если Назар­ба­ев не уйдет доб­ро­воль­но, отдав власть в обмен на гаран­тии лич­ной непри­кос­но­вен­но­сти и сохра­не­ния сво­их мно­го­мил­ли­ард­ных богатств, в стране через какое-то вре­мя раз­ра­зит­ся воору­жен­ное про­ти­во­сто­я­ние меж­ду ним и ради­каль­ны­ми ислам­ски­ми груп­пи­ров­ка­ми. Кото­рое может перей­ти в сило­вое про­ти­во­сто­я­ние тер­ро­ри­стов и госу­дар­ства. А затем и в граж­дан­скую вой­ну послед­не­го с соб­ствен­ным народом.

В‑восьмых, если Назар­ба­ев будет сверг­нут сило­вым спо­со­бом, то это будет сде­ла­но рука­ми ради­каль­ных ислам­ских груп­пи­ро­вок, кото­рые, при­дя к вла­сти, повер­нут стра­ну по иран­ско­му пути.

В‑девятых, казах­стан­цы, в том чис­ле демо­кра­ти­че­ская оппо­зи­ция, долж­ны опре­де­лять­ся, на чьей они сто­роне. При этом нуж­но пони­мать, что попыт­ка занять ней­траль­ную, пас­сив­ную пози­цию бес­по­лез­на. Ведь если будет про­ис­хо­дить эска­ла­ция кон­флик­та, то он затро­нет всех.

Тре­вож­ная тенденция

Оче­вид­но, что пись­мо «О неум­ной вла­сти, поли­ти­че­ской оппо­зи­ции и угро­зе целост­но­сти стра­ны» вызо­вет не мень­шую, а может быть, и боль­шую реак­цию у обще­ствен­но­сти, чем поли­ти­че­ское заяв­ле­ние Абля­зо­ва от 27 июня 2011 года. Хотя бы пото­му, что оно было опуб­ли­ко­ва­но на сле­ду­ю­щий день после офи­ци­аль­но­го сооб­ще­ния об уни­что­же­нии казах­стан­ски­ми сило­ви­ка­ми девя­те­рых чело­век, шесте­ро из кото­рых ранее разыс­ки­ва­лись за убий­ство двух поли­цей­ских в запад­но­ка­зах­стан­ском посел­ке Кенкияк.

Но нач­нем мы не с это­го тра­ги­че­ско­го про­ис­ше­ствия, а с собы­тий годич­ной дав­но­сти, когда 22 июня 2010 года инфор­ма­ци­он­ные агент­ства сооб­щи­ли о мас­со­вом побе­ге из коло­нии стро­го­го режи­ма в Ман­ги­ста­уской обла­сти. Тогда с ору­жи­ем в руках вырвал­ся на сво­бо­ду 21 заклю­чен­ный с дли­тель­ны­ми сро­ка­ми лише­ния свободы.

При этом обра­ща­ли на себя вни­ма­ние сле­ду­ю­щие обсто­я­тель­ства: как мини­мум двое из бежав­ших были ради­каль­ны­ми исла­ми­ста­ми, побег тща­тель­но гото­вил­ся при под­держ­ке с «воли», в ходе про­ры­ва заклю­чен­ные подо­рва­ли транс­фор­ма­тор­ную стан­цию и обес­то­чи­ли коло­нию, за ограж­де­ни­ем бег­ле­цов жда­ли три авто­ма­ши­ны, поиск, уни­что­же­ние сопро­тив­ляв­ших­ся и задер­жа­ние осталь­ных заня­ли у сило­ви­ков четы­ре дня.

Оче­вид­но, что про­шло­год­ний побег в Ман­ги­стау, нынеш­ние собы­тия к Кен­ки­я­ке и Кара­ган­дин­ской обла­сти, где взбун­то­ва­лись 16 заклю­чен­ных, кото­рые в ито­ге подо­рва­ли себя и все погиб­ли, рав­но как и само­под­ры­вы в при­ем­ной депар­та­мен­та КНБ в Акто­бе и око­ло СИЗО КНБ РК в Астане, — это явле­ния одно­го ряда.

Смот­ри­те, какая полу­ча­ет­ся ариф­ме­ти­ка. В 2010 году в Актау бежал 21 заклю­чен­ный, из кото­рых были задер­жа­ны 6 чело­век, а 15 погиб­ли. Кро­ме них сило­ви­ка­ми были уби­ты 4 пособ­ни­ка, кото­рые помо­га­ли бег­ле­цам. При этом были ране­ны 4 сотруд­ни­ка спец­под­раз­де­ле­ний и охра­ны колонии.

В Кен­ки­я­ке были уби­ты 10 чле­нов ради­каль­ной ислам­ской груп­пи­ров­ки и еще 4 задер­жа­ны, при этом пра­во­охра­ни­тель­ные струк­ту­ры поте­ря­ли 4 погиб­ши­ми и 5 были ранены.

В коло­нии в Кара­ган­дин­ской обла­сти погиб­ли 16 заклю­чен­ных, 1 сотруд­ник охра­ны умер от ран и 4 были ране­ны в ходе штур­ма цеха, захва­чен­но­го бун­та­ря­ми. Во вре­мя само­под­ры­ва в при­ем­ной ДКНБ погиб лишь тер­ро­рист и 3, вклю­чая одно­го сотруд­ни­ка КНБ, были ране­ны. В Астане погиб­ли 2 сидев­ших в машине, где сра­бо­та­ло взрыв­ное устрой­ство, никто из сило­ви­ков не пострадал.

Теперь счи­та­ем. По дан­ным казах­стан­ских пра­во­за­щит­ни­ков, на конец 2009 года по обви­не­нию в под­го­тов­ке тер­актов было осуж­де­но свы­ше 1000 чело­век. При этом не было ни одно­го тер­ак­та. Тогда как за послед­ние пол­то­ра года слу­чи­лось как мини­мум два тер­ак­та — в Акто­бе и Кенкияке.

При этом кар­ди­наль­но изме­ни­лось соот­но­ше­ние потерь у пред­ста­ви­те­лей вла­сти и тех, кто им про­ти­во­сто­ит, в ходе откры­тых боестолк­но­ве­ний. В Актау Ман­ги­ста­уской обла­сти — 4 ране­ных сило­ви­ка про­тив 19 уби­тых бег­ле­цов. В Кен­ки­я­ке Актю­бин­ской обла­сти — 4 уби­тых и 4 ране­ных сило­ви­ка про­тив 10 уби­тых тер­ро­ри­стов. В Кара­ган­дин­ской обла­сти — 1 уби­тый и 4 ране­ных сило­ви­ка про­тив 16 уби­тых заключенных.

И это при­том, что сотруд­ни­ки пра­во­охра­ни­тель­ных струк­тур в каж­дом слу­чае обла­да­ли несо­мнен­ным коли­че­ствен­ным, огне­вым, мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ским и транс­порт­ным пре­вос­ход­ством над сво­и­ми противниками!

«Ак орда» может утвер­ждать сколь­ко угод­но, что ниче­го страш­но­го не про­изо­шло, не про­ис­хо­дит и быть не может, но когда все­го за один год в стране в откры­том про­ти­во­сто­я­нии с госу­дар­ством с ору­жи­ем в руках поги­ба­ют 48 казах­стан­цев, это уже тен­ден­ция. И похо­же, что Абля­зов смог эту тен­ден­цию уло­вить, объ­яс­нить и пред­ло­жить всем нам поду­мать, куда мы идем.

Власть зашла в тупик

Это тем более важ­но, что дей­ствия вла­стей вызы­ва­ют мно­го вопро­сов. Начи­ная с того, насколь­ко закон­но и кор­рект­но дей­ство­ва­ли сило­ви­ки в том же самом Кен­ки­я­ке, когда допра­ши­ва­ли род­ных и близ­ких тех, кого разыс­ки­ва­ли, или обща­лись с жите­ля­ми домов рядом с тем сара­ем, где были обна­ру­же­ны исламисты.

И кон­чая обви­не­ни­я­ми уби­тых в том, что они при­над­ле­жа­ли к орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пе, кото­рая воро­ва­ла нефть с неф­те­про­мыс­лов. Ведь сви­де­те­ли, кото­рых опра­ши­ва­ли жур­на­ли­сты неза­ви­си­мых СМИ, как один гово­рят о погиб­ших как о пра­во­вер­ных мусуль­ма­нах, кото­рые стро­го соблю­да­ли все тре­бо­ва­ния рели­ги­оз­но­го куль­та, были чест­ны­ми, тру­до­лю­би­вы­ми, непью­щи­ми и не ворующими.

Так что вер­сия, что убий­ство двух поли­цей­ских ста­ло резуль­та­том преды­ду­ще­го наси­лия с их сто­ро­ны в отно­ше­нии чле­нов мест­ной мусуль­ман­ской общи­ны, нам кажет­ся более прав­ди­вой и соот­вет­ству­ю­щей дей­стви­тель­но­сти, чем то, что утвер­жда­ют офи­ци­аль­ные источ­ни­ки. Похо­же, пре­дел народ­но­го тер­пе­ния «Ак ордой» уже пре­взой­ден, и пер­вы­ми нача­ли сопро­тив­лять­ся те, кто чув­ству­ет под­держ­ку со сто­ро­ны сво­их близ­ких по вере и при этом под­вер­га­ет­ся неза­кон­но­му наси­лию властей.

В этих усло­ви­ях Назар­ба­ев и его окру­же­ние могут попы­тать­ся зада­вить нарас­та­ю­щий соци­аль­ный про­тест под ради­каль­ны­ми ислам­ски­ми лозун­га­ми гру­бой силой, точ­но так же, как они ранее прес­син­го­ва­ли демо­кра­ти­че­ские поли­ти­че­ские силы.

Но посколь­ку новая оппо­зи­ци­он­ная вол­на име­ет каче­ствен­ные отли­чия, то авто­ри­тар­ный поли­ти­че­ский режим обре­чен на пора­же­ние. Что могут вла­сти? Поса­дить или убить. Но, по инфор­ма­ции, кото­рую мы полу­ча­ем из реги­о­нов, ради­каль­ные исла­ми­сты, кото­рых за послед­ние годы было поса­же­но боль­ше тыся­чи чело­век, чув­ству­ют себя в местах заклю­че­ния как рыба в воде. Прак­ти­че­ски они попа­да­ют в сре­ду, кото­рая ничем не отли­ча­ет­ся по усло­ви­ям суще­ство­ва­ния от того, что было у них на воле, сре­ду, кото­рая гото­ва вос­при­ни­мать их самих и их идеи.

Более того, судя по про­шло­год­не­му побе­гу в Ман­ги­ста­уской обла­сти и нынеш­не­му бун­ту в коло­нии стро­го­го режи­ма в Кара­ган­дин­ской обла­сти, акти­ви­сты ради­каль­ных груп­пи­ро­вок ста­но­вят­ся лиде­ра­ми в местах заклю­че­ния наря­ду с уго­лов­ны­ми авто­ри­те­та­ми. Это озна­ча­ет, что един­ствен­ным воз­мож­ным спо­со­бом борь­бы с ради­каль­ны­ми исла­ми­ста­ми в Казах­стане оста­ет­ся толь­ко их физи­че­ское уни­что­же­ние. И, похо­же, само­под­рыв 16 чело­век в коло­нии в Кара­ган­дин­ской обла­сти и убий­ство 10 чле­нов ради­каль­ной груп­пи­ров­ки в Кен­ки­я­ке про­изо­шли не толь­ко пото­му, что про­те­стан­ты были гото­вы пой­ти даже на смерть, но и пото­му, что сило­ви­ки пре­крас­но пони­ма­ли, что им будут про­ти­во­сто­ять до кон­ца, и не захо­те­ли рис­ко­вать сво­и­ми жиз­ня­ми и здоровьем.

Что­бы понять обре­чен­ность Назар­ба­е­ва и его авто­ри­тар­но­го режи­ма, нуж­но про­сто сопо­ста­вить чис­лен­ность пред­сто­я­щих про­тив­ни­ков в граж­дан­ской войне. С одной сто­ро­ны, 3—4 мил­ли­о­на казах­ско­языч­ных каза­хов, загнан­ных авто­ри­тар­ным режи­мом на дно обще­ства, кото­рым нече­го терять, кро­ме сво­их цепей. С дру­гой — несколь­ко сот, мак­си­мум тысяч чело­век, при­сво­ив­ших боль­шую часть наци­о­наль­но­го богат­ства и теперь полу­ча­ю­щих боль­шую часть при­ба­воч­но­го продукта.

Послед­ним есть что терять, и они не гото­вы уми­рать. А защи­ща­ет их сот­ня тысяч поли­цей­ских, воен­ных, сотруд­ни­ков спец­служб, боль­шин­ство из кото­рых выход­цы из той самой сре­ды, кото­рая теперь пло­дит тер­ро­ри­стов. Выво­ды делай­те сами.

Источ­ник: Газе­та “Голос рес­пуб­ли­ки” №26 (202) от 15 июля 2011 года

See more here:
Миф об ислам­ской оппо­зи­ции ста­но­вит­ся реальностью?

архивные статьи по теме

Национальный язык как заложник политиков

Про коррупцию пишешь? Вон с работы!

«Брошенным» старикам место в коттеджах