Масимов, Кулибаев, Нуриева, TeliaSonera. Искусство коррупции.

Новое журналистское расследование

В све­те того, что Карим Маси­мов полу­чил новое зва­ние гене­рал-лей­те­нан­та, KIAR.Kazakhstani Initiative on Asset Recovery пуб­ли­ку­ет инфор­ма­цию о его уча­стии в каче­стве скры­то­го инве­сто­ра в раз­лич­ных при­быль­ных казах­стан­ских теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ных ком­па­ни­ях, исполь­зуя свою подру­гу Айгуль Нури­е­ву в каче­стве дове­рен­но­го лица.

Бла­го­да­ря это­му биз­не­су Нури­е­ва нако­пи­ла целое состо­я­ние в сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров, хотя это иссле­до­ва­ние выдви­га­ет на пер­вый план сви­де­тель­ство того, что она не была истин­ным акци­о­не­ром и что конеч­ным бене­фи­ци­ар­ным вла­дель­цем был Маси­мов и дру­гие чле­ны казах­ской поли­ти­че­ской эли­ты.

Эта осо­бен­ность лежит в осно­ве про­дол­же­ния иссле­до­ва­ний по этой теме груп­пой неза­ви­си­мых иссле­до­ва­те­лей и уче­ных, вклю­чая иссле­до­ва­те­лей, кото­рые рабо­та­ли над преды­ду­щим рас­сле­до­ва­ни­ем по швей­цар­ской репа­три­а­ции отмы­тых денег из Казах­ста­на.

Окон­ча­тель­ный отчет будет опуб­ли­ко­ван в уста­нов­лен­ном поряд­ке.

ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ

 Telia актив­но рабо­та­ет в Казах­стане с кон­ца 1990‑х годов. Что­бы сохра­нить свое при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние на казах­стан­ском рын­ке, Telia зани­ма­лась кор­руп­ци­он­ной дея­тель­но­стью с высо­ко­по­став­лен­ны­ми поли­ти­че­ски­ми дея­те­ля­ми, а имен­но с Тиму­ром Кули­ба­е­вым и поз­же Кари­мом Маси­мо­вым.

 Пер­вые, каза­лось бы, кор­руп­ци­он­ные сдел­ки были заклю­че­ны в сере­дине 2000‑х годов в двух раз­ных фор­мах. В пре­де­лах Казах­ста­на Telia при­об­ре­ла без­дей­ству­ю­щие ком­па­нии, такие как AR-Telecom и KT-Telecom, за 25 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. Кро­ме того, Telia при­об­ре­ла теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ные акти­вы, при­над­ле­жа­щие Visor Group Кули­ба­е­ва в Непа­ле и Кам­бод­же, за 484 мил­ли­о­на дол­ла­ров. Реаль­ная сто­и­мость этих акти­вов была зна­чи­тель­но ниже. Одним из таких при­ме­ров был Applifone, кам­бод­жий­ская теле­ком­му­ни­ка­ци­он­ная ком­па­ния, кото­рой Telia спи­са­ла 100 мил­ли­о­нов дол­ла­ров вско­ре после сво­е­го при­об­ре­те­ния.

 В 2012 году Telia купи­ла 49% в GSM Казах­стан у Kazakh Telecom за 1,5 мил­ли­ар­да дол­ла­ров. Цена была силь­но завы­ше­на. Маси­мов и Кули­ба­ев полу­ча­ли через Дера­на и Бода­ма, соот­вет­ствен­но, боль­шую часть пла­ты Telia.

 В 2013 году и во вре­мя послед­ней круп­ной кор­руп­ци­он­ной выпла­ты Telia в Казах­стане она при­об­ре­ла лицен­зии WiMax за 175 мил­ли­о­нов дол­ла­ров у ком­па­ний, кото­рые в конеч­ном ито­ге при­над­ле­жа­ли Айгуль Нурье­вой и Алек­сан­дру Кле­ба­но­ву, двум дове­рен­ным лицам Маси­мо­ва. Вовле­чен­ные ком­па­нии были Lavita Holdings BV и Mymari Holding BV. Пла­та в 175 мил­ли­о­нов дол­ла­ров была круп­ней­шим уре­гу­ли­ро­ва­ни­ем, кото­рое Вей­сал Арал, гене­раль­ный дирек­тор KCell и пред­по­ло­жи­тель­но глав­ный посред­ник в кор­руп­ци­он­ных выпла­тах Telia Маси­мо­ву, мог прой­ти через совет Telia в Сток­голь­ме. Вей­сал Арал был уво­лен на осно­ва­нии обви­не­ний в кор­руп­ции в 2014 году.

 В допол­не­ние к круп­ным биле­там выше Telia и KCell регу­ляр­но дава­ли взят­ки Маси­мо­ву по кон­трак­там на инжи­ни­ринг через три казах­стан­ские ком­па­нии: ТОО «Micro Engineering»; ТОО «GSM Tech Management» и ТОО «Micro Wireless». Эти пла­те­жи были скры­ты как кон­трак­ты на обслу­жи­ва­ние антенн в сети KCell, кото­рые были выстав­ле­ны по сче­ту в 2000 дол­ла­ров за посе­ще­ние; при­мер­но в 10 раз пре­вы­ша­ет рыноч­ный курс. Что­бы покрыть эту схе­му в фев­ра­ле

2015 KCell подал про­ше­ние в Гене­раль­ную про­ку­ра­ту­ру Казах­ста­на о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела в отно­ше­нии сво­их руко­во­ди­те­лей.

 Неко­то­рые из неза­кон­ных денег, выпла­чен­ных Тели­ей Маси­мо­ву, были исполь­зо­ва­ны для при­об­ре­те­ния 50% акций золо­то­до­бы­ва­ю­ще­го руд­ни­ка Алты­нал­мас у канад­ских бир­же­вых ресур­сов. В част­но­сти, Маси­мов вло­жил в сдел­ку 51 млн дол­ла­ров через Лави­та Хол­динг. В 2014 году руд­ник был про­дан Поли­ме­тал­лу за 1 млрд дол­ла­ров.

Пол­ный текст рас­сле­до­ва­ния на англий­ском язы­ке
на сай­те KIAR.Kazakhstani Initiative on Asset Recovery.