22 C
Астана
7 октября, 2022
Image default

«Любимый раджа» Миттал добивает не только Кармет, но и Карагандинский угольный бассейн

Одна­ко пра­ви­тель­ство дела­ет вид, что все в порядке. 

Преж­де чем рас­ска­зать о том, как вели­кий сын индий­ско­го наро­да удар­ны­ми тем­па­ми пре­вра­ща­ет в прах казах­стан­ский и один из круп­ней­ших в мире уголь­ных бас­сей­нов, кото­рый по запа­сам угля после Куз­бас­са и Дон­бас­са зани­мал тре­тье место в СССР, сто­ит отме­тить, что 17 апре­ля наше пре­крас­ное пра­ви­тель­ство долж­но было отве­тить на запрос мажи­лис­ме­на Аль­бер­та Рау, подан­ный им 17 мар­та. В этом офи­ци­аль­ном обра­ще­нии Аль­берт Пав­ло­вич уже в кото­рый раз обра­тил вни­ма­ние каб­ми­на на пла­чев­ное состо­я­ние «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» и про­сил про­ве­сти госу­дар­ствен­ный тех­ни­че­ский аудит про­из­вод­ствен­но­го ком­плек­са «АМТ». В поло­жен­ный месяч­ный срок пра­ви­тель­ство не отве­ти­ло. Согла­си­тесь: на фоне мно­го­чис­лен­ных ава­рий и смер­тель­ных слу­ча­ев на шах­тах и ком­би­на­те пра­ви­тель­ство никак не может отве­тить так же быст­ро и не менее сме­хо­твор­но, как оно отве­ча­ло рань­ше: «В целом вопро­сы дея­тель­но­сти «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» нахо­дят­ся под посто­ян­ным кон­тро­лем пра­ви­тель­ства». Но и отве­тить по-гого­лев­ски: «А подать сюда Лакш­ми Мит­та­ла!» – пра­ви­тель­ству страш­но. Поэто­му и ответ его к новой дате – 17 мая – дол­жен быть состав­лен по дру­гим, не менее клас­си­че­ским кано­нам: с пыш­ны­ми обо­ро­та­ми цар­ско­го режи­ма типа «Мило­сти­во пове­леть соиз­во­лил» и «Они что там – все с ума посхо­ди­ли? Полы­ха­ев». «К нам при­е­хал, к нам при­е­хал Лакш­ми Мит­тал доро­гой» Но тут, нако­нец-то, слу­хи о при­ез­де Мит­та­ла ста­ли явью, и вновь он посе­тил тот уго­лок, отку­да начал­ся его восход.

Итак, ниче­го прин­ци­пи­аль­но ново­го Мит­тал не ска­зал. «Улуч­ше­ние эко­ло­ги­че­ских пока­за­те­лей и сокра­ще­ние выбро­сов на 30% к 2024 году» – этот псев­до­план ген­ди­рек­тор «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» Биджу Наир пред­ста­вил 20 апре­ля теку­ще­го года. За гром­ки­ми сло­ва­ми «модер­ни­за­ция ТЭЦ‑2» на самом деле спря­та­ли все­го лишь стро­и­тель­ство одно­го – седь­мо­го котла.

Ну а «инве­сти­ци­он­ная про­грам­ма, направ­лен­ная на модер­ни­за­цию про­из­вод­ства» – это такое же откро­вен­ное вра­нье, как и сказ­ки про 2,5 млрд инве­сти­ций. В общем, сли­вай­те воду и зака­зы­вай­те отход­ную пани­хи­ду – на Кара­ган­дин­ском метал­лур­ги­че­ском ком­би­на­те теперь мож­но офи­ци­аль­но ста­вить крест. Одна­ко лето­пись убий­ства Кар­ме­та не была бы пол­ной без еще одной гла­вы. деИН­ДУ­Стри­а­ли­за­ция шах­тер­ско­го края Спе­ци­аль­но для мини­стер­ства инду­стрии, кото­рое вви­ду отсут­ствия в МИИР реаль­ных спе­ци­а­ли­стов совер­шен­но не вла­де­ет ситу­а­ци­ей на местах, рас­ска­жу о резуль­та­тах рабо­ты вели­чай­ше­го индий­ско­го менедж­мен­та в уголь­ном депар­та­мен­те «АМТ». В 1996 году Лакш­ми Мит­тал на блю­деч­ке с голу­бой кае­моч­кой полу­чил 15 шахт Кара­ган­дин­ско­го уголь­но­го бас­сей­на. Вско­ре шахт оста­лось все­го 8. На конец апре­ля 2021 года в рабо­те толь­ко поло­ви­на. Шах­та «Саран­ская» не рабо­та­ет вви­ду слож­ных усло­вий по выез­ду мон­таж­ной каме­ры, там до сих пор нет нор­маль­ной про­из­вод­ствен­ной цепоч­ки из-за пожа­ра на кон­вей­е­ре 12 мар­та 2021 года. И сто­ять она будет до кон­ца июня. Соот­вет­ствен­но, уже сло­жил­ся дефи­цит угля мар­ки КР – кок­со­вый рядо­вой, при­ме­ня­е­мо­го в ших­те. Шах­та Кузем­ба­е­ва, на пере­мон­та­же – пере­но­се обо­ру­до­ва­ния с одно­го участ­ка на дру­гой, пере­ход от про­ход­ки к выра­бот­ке, ее запу­стят в июне. Шах­та «Тен­тек­ская» вста­нет на 3 года: ее пере­ори­ен­ти­ро­ва­ли на пласт Д‑6, в то вре­мя как про­ход­ка на тон­ких пла­стах Д‑1 и Д‑11 оста­нов­ле­на. И теперь, для того что­бы добы­вать уголь на Д‑6, нуж­но под­го­то­вить лаву, на что и уйдут эти 3 года. При­чем выра­бо­та­ет­ся она за 1 год. Шах­та «Абай­ская» тоже ско­ро вста­нет. Гото­вить лаву К‑18 им не дали, поэто­му будут гото­вить дру­гую, на что уйдет пол­то­ра года. Итак, из вось­ми арсе­ло­ров­ских сей­час сто­ят или в бли­жай­шие дни оста­но­вят­ся четы­ре. А как была постав­ле­на добы­ча кара­ган­дин­ских углей при «тота­ли­тар­ном соци­а­лиз­ме»? Один пласт угля выра­ба­ты­ва­ют, вто­рой парал­лель­но гото­вят к выра­бот­ке. Так и пере­хо­ди­ли с одно­го на дру­гой. Без нынеш­них оста­но­вок добы­чи на 2–3 года. Сей­час же по коман­де инду­сов выби­ра­ют толь­ко «слив­ки», не забо­тясь о зав­траш­нем дне, и не отра­ба­ты­вая тон­кие пла­сты. Назад в буду­щее Еще в 2017 году, когда наша вой­на с ино­стран­ным менедж­мен­том «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» за казах­стан­ские кад­ры и наци­о­наль­ную про­мыш­лен­ность была в самом раз­га­ре (а ее ито­гом ста­ло осуж­де­ние и депор­та­ция дирек­то­ра по пер­со­на­лу Анны Адом), мы встре­ча­лись с работ­ни­ка­ми уголь­но­го депар­та­мен­та «АМТ». По извест­ным при­чи­нам не буду назы­вать фами­лии и долж­но­сти. Как гово­рил Фима Пет­ров из леген­дар­ной «Лик­ви­да­ции»: «Они не хотят, что­бы их порт­ре­ты печа­та­ли в газе­те «Прав­да». Вот тези­сы той бесе­ды, состо­яв­шей­ся в мар­те 2017 года: «Добы­ча дает­ся не одним годом – она пла­ни­ру­ет­ся как мини­мум на 3–5 лет. Под эти объ­е­мы добы­чи угля пла­ни­ру­ет­ся про­ход­ка – под­го­тов­ка шах­ты к добы­че угля. Что­бы не полу­чи­лось так: мы весь уголь выбе­рем, а под­го­тов­лен­ных запа­сов нет. Что, кста­ти, нам сей­час и гро­зит. По каж­до­му пла­сту есть так назы­ва­е­мая удель­ная про­ход­ка, напри­мер, на добы­чу одной тыся­чи тонн мы долж­ны прой­ти 4–5 мет­ров про­ход­ки. Про­ход­ка, в свою оче­редь, делит­ся на капи­таль­ную и вспо­мо­га­тель­ную – для транс­пор­та, для про­вет­ри­ва­ния и т. д., что­бы подо­брать­ся непо­сред­ствен­но к углю. Когда мы их прой­дем и под­го­то­вим, то толь­ко тогда начи­на­ем гото­вить экс­плу­а­та­ци­он­ную лаву – непо­сред­ствен­ное место добы­чи угля. С уче­том пер­спек­ти­вы, а на 2017 год надо добыть 11 млн тонн, на 2018 год – 12 млн тонн и т. д., мы и рас­счи­ты­ва­ем про­ход­ку и долж­ны под­го­то­вить опре­де­лен­ное коли­че­ство мет­ров. В 2016 году для добы­чи 10,125 млн тонн мы долж­ны были прой­ти 55 км, а про­шли 46,43 км – это минус 8,57 км. В 2017 году с про­ход­кой будет еще хуже: если мы прой­дем 40 км, то это будет хоро­шо. Но мы полу­чим минус 20 км к тем про­шло­год­ним 8,57 км. И если мы каж­дый год будем так мину­со­вать, то мы дой­дем до оста­нов­ки шахт (что сей­час и про­изо­шло. – Прим.) На 1 мар­та 2017 года мы име­ли 4,8 млн тонн под­го­тов­лен­ных запа­сов, а план на этот год – 11 млн тонн. То есть мы более чем в два раза отста­ем по про­ход­ке!» И это­го фак­та никто, кро­ме самих суро­вых шах­те­ров не видел? «Что гово­рит руко­вод­ство? А они это зна­ют. Но нынеш­нее руко­вод­ство – сплошь тео­ре­ти­ки. Им слож­но понять, что про­ход­ку нуж­но под­твер­дить инве­сти­ци­я­ми, обо­ру­до­ва­ни­ем и люд­ски­ми ресур­са­ми. Что­бы в бли­жай­шей пер­спек­ти­ве не оста­но­вить добы­чу угля в Кара­ган­де, нуж­но мини­мум пол­то­ра года напря­жен­ной рабо­ты с про­ход­кой по 60 км. Но ника­ко­го раз­ви­тия в уголь­ном депар­та­мен­те нет. В 2021 году они под­ни­мут­ся и уйдут, бла­го­по­луч­но выка­чав последнее».

Выше выдерж­ка из мини­стер­ской справ­ки, где обо­зна­че­ны сро­ки дей­ствия кон­трак­та на недро­поль­зо­ва­ние по добы­че угля. И закан­чи­ва­ет­ся он через 9 меся­цев – 21 янва­ря 2022 года. Но про­дол­жим рас­сказ из мар­та 2017 года: «Точ­ка невоз­вра­та уже прой­де­на. Даже если сей­час день­ги дадут, людей и тех­ни­ки наго­нят, мы физи­че­ски нагнать уже не смо­жем. Если по поро­де ско­рость 100 м в месяц, то 500 м мы уже не смо­жем дать. Такое впе­чат­ле­ние, что в мини­стер­стве инве­сти­ций и раз­ви­тия, а так же в мини­стер­стве эко­но­ми­ки, руко­во­ди­те­ли живут в парал­лель­ной реаль­но­сти, и поня­тия не име­ют о про­бле­мах на местах. Там бола­ша­ков­цы. Они гра­мот­ные, умные, но у них нет прак­ти­че­ско­го опы­та. И, самое страш­ное – они не слу­ша­ют прак­ти­ков, не ездят по про­из­вод­ствам. Рань­ше все чинов­ни­ки «по зем­ле ходи­ли» – посе­ща­ли шах­ты и заво­ды, вла­де­ли реаль­ной ситу­а­ци­ей. О буду­щем сего­дня никто не дума­ет. В чем раз­ни­ца меж­ду экс­па­та­ми и мест­ны­ми сотруд­ни­ка­ми? Мы – спе­ци­а­ли­сты, ответ­ствен­ные перед соци­у­мом, перед сво­ей зем­лей. Мы же не будем при­ни­мать такие реше­ния о сокра­ще­нии кило­мет­ра­жа выра­бот­ки, пото­му что зна­ем, чем это гро­зит все­му реги­о­ну. А они со спо­кой­ной сове­стью их при­ни­ма­ют, пото­му что 2–3 года отра­бо­та­ют и уедут. И им напле­вать, что оста­нет­ся после них. Но раз­гре­бать все это при­дет­ся нам». «Пере­дай­те госу­да­рю, что в Англии ружья кир­пи­чом не чистят!» Итак, под­ве­дем итог. Еще в 2017 года мест­ные гра­мот­ные управ­лен­цы уголь­но­го депар­та­мен­та «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» пыта­лись докри­чать­ся до руко­вод­ства ком­па­нии и до наших вла­стей, что шах­ты под­хо­дят к точ­ке невоз­вра­та. Пыта­лись убе­дить, что если не уве­ли­чить про­ход­ку, то шах­ты вста­нут из-за отсут­ствия под­го­тов­лен­ных полей. Нель­зя тре­бо­вать от трам­вая пере­во­зок, если пред­ва­ри­тель­но не про­ло­жить рель­сы! И в апре­ле 2021 года мы при­шли к тому, что поло­ви­на арсе­ло­ров­ских шахт оста­нав­ли­ва­ет­ся: не было инве­сти­ций – не ста­ло про­ход­ки – нет под­го­тов­лен­ных лав – оста­нов­ка шах­ты – закуп угля за рубе­жом. И кон­тракт на недро­поль­зо­ва­ние заканчивается.

«У тебя сколь­ко клас­сов? Цель­ных три? Дол­жен скно­кать», – обра­тил­ся к Моте Давид Мар­ко­вич Гоц­ман. Но ни наше пра­ви­тель­ство, ни тогдаш­нее руко­вод­ство ком­па­нии скно­кать не смог­ли. Вер­нее, не захо­те­ли. В 1986 году Кара­ган­дин­ский метал­лур­ги­че­ский ком­би­нат, не имея уста­нов­ки печь-ковш, не имея машин непре­рыв­но­го литья заго­то­вок, не имея линий оцин­ко­ва­ния, сде­лал 5,7 мил­ли­о­на тонн ста­ли. И ему с лих­вой хва­та­ло кара­ган­дин­ских углей. Сей­час «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» с выше­пе­ре­чис­лен­ным «инно­ва­ци­он­ным обо­ру­до­ва­ни­ем» едва-едва дела­ет 3 млн тонн стали.

Это дан­ные по запа­сам Кара­ган­дин­ско­го уголь­но­го бас­сей­на из энцик­ло­пе­дии «Кара­ган­дин­ская область», Алма-Ата, 1986 год. И, имея все это богат­ство «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» – ком­па­ния, бази­ру­ю­ща­я­ся в уголь­ной сто­ли­це Казах­ста­на, поку­па­ет на сто­роне 30 тыс. тонн кок­са и от 30 до 50 тысяч тонн кок­су­ю­ще­го­ся угля в месяц. Точ­ка невоз­вра­та по шах­там уже прой­де­на. По метал­лур­ги­че­ско­му ком­би­на­ту мы ее как раз сей­час и про­хо­ди­ли. А с пусто­по­рож­ней бол­тов­ней Мит­та­ла ста­ло ясно, что мы ее про­шли 28 апре­ля 2021 года. Автор был сви­де­те­лем инду­стри­а­ли­за­ции Вели­кой сте­пи: его семья в 1969 году при­е­ха­ла из Кор­дая в Темир­тау стро­ить Казах­стан­скую маг­нит­ку. А в 1984 году он сам при­шел рабо­тать в цех белой жести. И мамин брат Юра, и сест­ра Нина Толу­ба­е­ва с мужем и их доче­рью Татья­ной до пен­сии про­ра­бо­та­ли на ком­би­на­те. Сей­час я с ужа­сом наблю­даю, как в резуль­та­те целе­на­прав­лен­ной вре­ди­тель­ской дея­тель­но­сти граж­да­ни­на ино­стран­но­го госу­дар­ства и транс­на­ци­о­наль­ной кор­по­ра­ции Степь воз­вра­ща­ет­ся в свое пер­во­на­чаль­ное состо­я­ние. А ведь у руко­вод­ства ком­па­нии еще есть нехо­ро­шие мыс­ли по пово­ду закры­тия шахт «Абай­ская» и «Тен­тек­ская», что уни­что­жит город Абай и уско­рит исход граж­дан Казах­ста­на из реги­о­на. Но, как это часто быва­ло в Вели­кой сте­пи, хан все­го это­го не видит. Это видит толь­ко акын. P. S. А запра­ши­ва­е­мо­го Аль­бер­том Рау тех­ни­че­ско­го ауди­та про­из­вод­ствен­но­го ком­плек­са «Арсе­лор­Мит­тал Темир­тау» теперь точ­но не будет: Мит­тал же в сотый раз пообе­щал инвестиций.

Источ­ник: https://inbusiness.kz/

архивные статьи по теме

Башар Асад быстро бежит на месте

«Инвестиции» карман не тянут?

Свободы нефтяникам потребовали в Вене