25 C
Астана
5 августа, 2021
Image default

«Крик о праве на достоинство» и «почерк Назарбаева». О протестах, их посыле и подавлении

 

«МЕЖДУНАРОДНОЕ РЕЗЮМЕ НЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ РЕФОРМАТОРА»

На сай­те бри­тан­ско­го ана­ли­ти­че­ско­го цен­тра Chatham House в ста­тье «Вла­сти Казах­ста­на боль­ше не могут избе­гать раз­го­во­ров с наро­дом» «самым пора­зи­тель­ным» аспек­том недав­них демон­стра­ций назы­ва­ют «при­зыв к досто­ин­ству и достой­но­му уров­ню жиз­ни, а не к смене режи­ма как поли­ти­че­ской цели».

«[Эти выбо­ры] долж­ны были стать коро­на­ци­ей Касым-Жомар­та Тока­е­ва — назна­чен­но­го пре­ем­ни­ка пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва <…>. Вме­сто это­го они выяви­ли линии раз­ло­ма после трех деся­ти­ле­тий бес­смен­но­го прав­ле­ния [Назар­ба­е­ва] и раз­бу­ди­ли моло­дое пост-пост­со­вет­ское поко­ле­ние», — счи­та­ет Chatham House.

Тока­ев «достиг все­го, что для него при­го­то­ви­ли вла­сти», но ОБСЕ назва­ла выбо­ры «омра­чен­ны­ми явны­ми нару­ше­ни­я­ми основ­ных свобод».

«Тока­ев – быв­ший дипло­мат и высо­ко­по­став­лен­ный чинов­ник ООН – это опро­верг. Такое отно­ше­ние демон­стри­ру­ет, что поли­ти­ка в первую оче­редь локаль­на и выда­ю­ще­е­ся меж­ду­на­род­ное резю­ме необя­за­тель­но озна­ча­ет рефор­ма­то­ра дома. Подоб­ный опыт игра­ет куда мень­шую роль в усло­ви­ях, где баланс сил все еще под­дер­жи­ва­ют служ­бы без­опас­но­сти и пре­об­ла­да­ет нели­бе­раль­ное управ­ле­ние стра­ной одним поли­ти­че­ским тяже­ло­ве­сом, как это про­ис­хо­дит в Казах­стане», — гово­рит­ся в статье.

Поли­ти­че­скую систе­му Казах­ста­на назы­ва­ют «в рав­ной сте­пе­ни остан­ка­ми совет­ской систе­мы обес­пе­че­ния госу­дар­ствен­ной без­опас­но­сти и тра­ди­ци­он­но­го родо­во­го обще­ства, почи­та­ю­ще­го лидер­ство на уровне инстинк­тов и кол­лек­тив­но про­ти­во­сто­я­ще­го кон­фрон­та­ции». Это, счи­та­ет Chatham House, кон­тра­сти­ру­ет с дру­ги­ми госу­дар­ства­ми быв­ше­го СССР, таки­ми как Укра­и­на и Арме­ния, кото­рые пере­жи­ли демо­кра­ти­че­ский подъем.

«Казах­стан­ский поли­ти­че­ский класс кос­мо­по­ли­тич­ный и сооб­ра­зи­тель­ный. Он пони­ма­ет, что сопро­тив­ле­ние вку­пе с твор­че­ским при­зы­вом более эффек­тив­но, чем пре­одо­ле­ние барье­ров в оди­ноч­ку», — пишет Chatham House.

Рево­лю­ция – это не то, чего хотят в Казах­стане. Боль­шин­ство про­сто хотят иметь воз­мож­ность опла­чи­вать меди­цин­ские опе­ра­ции, отда­вать детей в ясли без необ­хо­ди­мо­сти пла­тить взятки.

В ста­тье отме­ча­ют ухуд­ше­ние уров­ня жиз­ни в Казах­стане после деваль­ва­ции тен­ге в послед­ние два года. Этой тен­ден­ции, пишет Chatham House, спо­соб­ству­ет и «уси­ле­ние кор­руп­ции», кото­рое авто­ры объ­яс­ня­ют тем, что «ста­ре­ю­щий режим стре­мит­ся мак­си­ми­зи­ро­вать свою выго­ду из-за неопре­де­лен­но­сти», кото­рую может при­не­сти «пост­на­зар­ба­ев­ский переход».

«Недав­няя вол­на ина­ко­мыс­лия — это крик о пра­ве на досто­ин­ство, а не при­зыв к рево­лю­ции. <…> Рево­лю­ция – это не то, чего хотят в Казах­стане. Боль­шин­ство про­сто хотят иметь воз­мож­ность опла­чи­вать меди­цин­ские опе­ра­ции, отда­вать детей в ясли без необ­хо­ди­мо­сти пла­тить взят­ки или стра­дать от дру­гих уни­же­ний, вызван­ных неис­прав­ной систе­мой», — пишет Chatham House.

НЕОБХОДИМОСТЬ РЕФОРМ

На аме­ри­кан­ском новост­ном сай­те World Politics Review в ста­тье «Про­те­сты про­тив «управ­ля­е­мых госу­дар­ством» выбо­ров в Казах­стане тести­ру­ют леги­тим­ность Тока­е­ва» опуб­ли­ко­ва­ли интер­вью экс­пер­та Про­грам­мы по изу­че­нию Рос­сии и Евра­зии в вашинг­тон­ском Цен­тре Кар­не­ги Пола Стронски.

Строн­ски назы­ва­ет про­шед­шие выбо­ры «тща­тель­но раз­ра­бо­тан­ным» и «управ­ля­е­мым» пере­хо­дом, кото­рый «дол­жен был повы­сить леги­тим­ность Тока­е­ва и гаран­ти­ро­вать ста­биль­ность». Но, счи­та­ет экс­перт, «вме­сто это­го выбо­ры, похо­же, подо­рва­ли и то, и другое».

«Частич­но про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в том, что за послед­ний год в Казах­стане наме­ти­лись явные при­зна­ки рас­ту­ще­го недо­воль­ства и соци­аль­ной неудо­вле­тво­рен­но­сти, кото­рым пра­ви­тель­ство уде­ли­ло мало вни­ма­ния. Подав­ле­ние про­те­стов, интер­нет-цен­зу­ра и аре­сты демон­стран­тов усу­гу­би­ли ситу­а­цию», — гово­рит Стронски.

По его мне­нию, про­те­сту­ю­щие хотят, «что­бы систе­ма соци­аль­ной защи­ты рабо­та­ла» и «что­бы госу­дар­ство при­зна­ва­ло зна­че­ние голо­сов» граж­дан. Несмот­ря на все раз­го­во­ры о гло­баль­ной тен­ден­ции к авто­ри­та­риз­му, недав­ние собы­тия в Казах­стане «ука­зы­ва­ют на стрем­ле­ние к демо­кра­ти­че­ско­му выбо­ру», а так­же на то, что «сред­не­ста­ти­сти­че­ские граж­дане гото­вы рис­ко­вать, отста­и­вая свое мне­ние о том, как ими управляют».

Строн­ски счи­та­ет важ­ным новое дви­же­ние «Oyan, Qazaqstan». «Им не управ­ля­ют оппо­зи­ци­он­ные лиде­ры, в нем не доми­ни­ру­ют усто­яв­ши­е­ся НПО. Лиде­ры про­те­стов были прак­ти­че­ски на заме­че­ны в какой-либо поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти еще несколь­ко недель назад. Они моло­ды, но дви­же­ние за боль­ший плю­ра­лизм при­вле­ка­ет и стар­шее поко­ле­ние. Вопрос заклю­ча­ет­ся в том, как вла­сти будут реа­ги­ро­вать на тре­бо­ва­ния это­го важ­но­го сег­мен­та обще­ства. Это опре­де­лит, дей­стви­тель­но ли поли­ти­че­ское про­стран­ство откры­ва­ет­ся», — гово­рит Стронски.

«Казах­стан нуж­да­ет­ся в сроч­ных соци­аль­но-эко­но­ми­че­ских рефор­мах для повы­ше­ния уров­ня жиз­ни, борь­бы с кор­руп­ци­ей и улуч­ше­ния дело­во­го кли­ма­та. Назар­ба­ев оста­вил поло­жи­тель­ное насле­дие по мно­гим вопро­сам. Он явля­ет­ся миро­вым лиде­ром в обла­сти нерас­про­стра­не­ния, про­во­дил про­ни­ца­тель­ную внеш­нюю поли­ти­ку; несмот­ря на все труд­но­сти, сохра­нил ста­биль­ность мно­го­на­ци­о­наль­ной стра­ны и пре­вра­тил ее в госу­дар­ство с уров­нем дохо­дов выше сред­не­го все­го за два деся­ти­ле­тия. Про­бле­ма в том, что сред­не­ста­ти­сти­че­ские казах­стан­цы не счи­та­ют, что эти дости­же­ния при­но­сят им поль­зу. Что­бы обре­сти леги­тим­ность, новое пра­ви­тель­ство долж­но бороть­ся с соци­аль­ным нера­вен­ством. Оно долж­но улуч­шить каче­ство сво­их основ­ных услуг – в сфе­ре здра­во­охра­не­ния, обра­зо­ва­ния, транс­пор­та, обще­ствен­ной без­опас­но­сти и мате­ри­аль­ной под­держ­ки мно­го­дет­ных семей и людей с огра­ни­че­ни­я­ми здо­ро­вья. Необ­хо­ди­мо при­знать обос­но­ван­ность жалоб про­те­сту­ю­щих», — счи­та­ет Стронски.

Что­бы обре­сти леги­тим­ность, новое пра­ви­тель­ство долж­но бороть­ся с соци­аль­ным нера­вен­ством. Необ­хо­ди­мо при­знать обос­но­ван­ность жалоб протестующих.

Поми­мо реше­ния соци­аль­ных про­блем, Тока­е­ву так­же при­дет­ся иметь дело с изме­ня­ю­щей­ся гео­по­ли­ти­че­ской сре­дой, кото­рая ста­но­вит­ся все более бес­по­ря­доч­ной, по мне­нию Строн­ски. США и Евро­па поки­да­ют реги­он, Китай и Рос­сия уси­ли­ва­ют свое вли­я­ние. «Баланс меж­ду сосед­ни­ми дер­жа­ва­ми, кото­рый опре­де­лял внеш­нюю поли­ти­ку Назар­ба­е­ва на про­тя­же­нии трех деся­ти­ле­тий, будет непро­стым для Тока­е­ва, пото­му что один из трех стол­пов этой поли­ти­ки — Запад, не так заин­те­ре­со­ван в Цен­траль­ной Азии, как это было рань­ше», — отме­ча­ет эксперт.

«Подав­ле­ние про­те­стов не спо­соб­ство­ва­ло поло­жи­тель­но­му вни­ма­нию Запа­да. Казах­стан ред­ко появ­ля­ет­ся в ново­стях в запад­ных газе­тах, но собы­тия послед­них несколь­ких недель, без­услов­но, в них попа­ли, и не в луч­шем све­те. Новое пра­ви­тель­ство долж­но будет сосре­до­то­чить­ся на вос­ста­нов­ле­нии сво­ей репу­та­ции, что важ­но для его леги­тим­но­сти внут­ри стра­ны, при­вле­че­ния ино­стран­ных инве­сти­ций и укреп­ле­ния отно­ше­ний с демо­кра­ти­че­ски­ми госу­дар­ства­ми Запа­да. При Назар­ба­е­ве стра­ну поки­ну­ли мно­гие талант­ли­вые и обра­зо­ван­ные тех­но­кра­ты, кото­рые, веро­ят­но, могут рабо­тать над эти­ми про­бле­ма­ми, но толь­ко в том слу­чае, если вла­сти поз­во­лят им это сде­лать», — заклю­ча­ет Стронски.

ВЛАСТЬ ПОД СОМНЕНИЕМ

В япон­ском онлайн-жур­на­ле Asia Nikkei в ста­тье «Новый пре­зи­дент Казах­ста­на под дав­ле­ни­ем, посколь­ку моло­дежь тре­бу­ет реформ» пуб­ли­ку­ют мне­ние стар­ше­го кон­суль­тан­та по поли­ти­че­ским рис­кам лон­дон­ской ком­па­нии PRISM Тоби­а­са Волл­ме­ра. Срав­ни­вая ситу­а­цию в Казах­стане и Рос­сии, он отме­ча­ет, что «Казах­стан послу­жил чем-то вро­де авто­ри­тар­но­го образ­ца для под­ра­жа­ния для Крем­ля». Тем не менее, как в Рос­сии, так и в Казах­стане моло­дые либе­ра­лы явля­ют­ся дви­жу­щей силой про­те­стов, посколь­ку «они чита­ют аль­тер­на­тив­ные источ­ни­ки мас­со­вой инфор­ма­ции», — гово­рит Тоби­ас Воллмер.

Казах­стан­ские наблю­да­те­ли счи­та­ют, что, даже если Тока­ев хочет мяг­ко реа­ги­ро­вать на про­те­сты, о чем он пуб­лич­но заявил, у него мало места для манев­ров, пото­му что Назар­ба­ев сохра­ня­ет реаль­ную власть.

«Тока­ев может лич­но высту­пить за более уме­рен­ную реак­цию на пуб­лич­ное выска­зы­ва­ние кри­ти­ки и недав­ние про­те­сты. Чрез­мер­ная реак­ция вла­стей несет чет­кий почерк быв­ше­го пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва. Он не толь­ко по-преж­не­му зада­ет тон в казах­стан­ской поли­ти­ке, но и име­ет наи­боль­шее вли­я­ние на орга­ны без­опас­но­сти и пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны», — гово­рит Воллмер.

Чрез­мер­ная реак­ция вла­стей несет чет­кий почерк быв­ше­го пре­зи­ден­та Назарбаева.

По его мне­нию, «Тока­ев был постав­лен, что­бы погло­щать все недо­стат­ки, и явля­ет­ся сво­е­го рода про­ек­ци­он­ной поверх­но­стью для Назар­ба­е­ва. Он будет играть роль коз­ла отпу­ще­ния. Теперь он уза­ко­нен на пяти­лет­ний срок, и, в зави­си­мо­сти от внут­рен­них и внеш­них фак­то­ров, смо­жет оста­вать­ся на посту боль­шую часть этих пяти лет», — пишет Воллмер.

«Дари­га (спи­кер сена­та и стар­шая дочь Назар­ба­е­ва – Ред.) может участ­во­вать в гран­ди­оз­ных пла­нах Назар­ба­е­ва по пере­хо­ду, но ее непо­пу­ляр­ность сре­ди казах­ской обще­ствен­но­сти может сыг­рать на руку казах­стан­ской эли­те. Назар­ба­ев и его полит­тех­но­ло­ги под­го­то­ви­ли несколь­ко сце­на­ри­ев и могут реа­ли­зо­вать тот или иной в зави­си­мо­сти от соци­аль­ных и гео­по­ли­ти­че­ских собы­тий», — отме­ча­ет Воллмер.

ПОЛИЦЕЙСКИЕ РЕПРЕССИИ

В аме­ри­кан­ской газе­те Washington Post опуб­ли­ко­ва­ли ана­ли­ти­че­скую ста­тью адъ­юнкт-про­фес­со­ра кол­ле­джа по вопро­сам меж­ду­на­род­ной без­опас­но­сти Уни­вер­си­те­та наци­о­наль­ной обо­ро­ны Эри­ки Марат «Казах­стан­ская поли­ция рас­прав­ля­ет­ся с про­те­сту­ю­щи­ми — поли­ти­че­ская актив­ность про­дол­жа­ет рас­ти», в кото­рой она назы­ва­ет ситу­а­цию в Казах­стане «зна­ко­мым кон­флик­том пост­со­вет­ских стран: демо­кра­ти­че­ские ожи­да­ния стал­ки­ва­ют­ся с не про­шед­шей через рефор­мы полицией».

Женщина на фоне полицейского усиления в Алматы 12 июня в районе предполагаемого митинга.
Жен­щи­на на фоне поли­цей­ско­го уси­ле­ния в Алма­ты 12 июня в рай­оне пред­по­ла­га­е­мо­го митинга.

«Оба эле­мен­та этой фор­му­лы — мас­со­вое несо­гла­сие и поли­цей­ские репрес­сии — достиг­ли ново­го уров­ня в Казах­стане. С новым лиде­ром стра­на всту­па­ет в измен­чи­вую фазу поли­цей­ско-обще­ствен­ной дина­ми­ки – в один из гибрид­ных режи­мов, подоб­ных тем, что суще­ству­ет в Рос­сии или был в Укра­ине при пре­зи­ден­те Вик­то­ре Яну­ко­ви­че», — пишет Эри­ка Марат, пояс­няя, что «гибрид­ные режи­мы — те, кото­рые явля­ют­ся частич­но демо­кра­ти­че­ски­ми, частич­но авто­ри­тар­ны­ми, и в них име­ет место боль­шее чис­ло про­те­стов и более жест­кое их подав­ле­ние, чем в демо­кра­ти­че­ских и авто­ри­тар­ных режи­мах соответственно».

«В моем иссле­до­ва­нии поли­цей­ских реформ в быв­ших совет­ских режи­мах я обна­ру­жи­ла, что поли­ти­че­ская актив­ность, в основ­ном в горо­дах, выяв­ля­ет раз­рыв меж­ду все более поли­ти­че­ски настро­ен­ной обще­ствен­но­стью и не про­шед­ши­ми через рефор­мы поли­цей­ски­ми сила­ми, кото­рые все еще стре­мят­ся исполь­зо­вать ста­рые совет­ские мето­ды репрес­сий. Режим про­дол­жа­ет пола­гать­ся на вое­ни­зи­ро­ван­ные и лояль­ные ему поли­цей­ские струк­ту­ры даже тогда, когда он поощ­рят поли­ти­че­скую и эко­но­ми­че­скую либерализацию.

Когда все боль­ше граж­дан при­со­еди­ня­ет­ся к анти­пра­ви­тель­ствен­ным кол­лек­тив­ным дей­стви­ям, а граж­дан­ская актив­ность ста­но­вит­ся все более изощ­рен­ной, раз­рыв меж­ду демо­кра­ти­за­ци­ей и отсут­стви­ем поли­цей­ской рефор­мы ста­но­вит­ся осо­бен­но оче­вид­ным. В Казах­стане, несмот­ря на зна­чи­тель­ные изме­не­ния во мно­гих сек­то­рах управ­ле­ния, таких как финан­сы и обра­зо­ва­ние, мини­стер­ство внут­рен­них дел, едва ли рефор­ми­ро­ва­лось», — пишет Эри­ка Марат.

Автор срав­ни­ва­ет Тока­е­ва с Вла­ди­ми­ром Пути­ным и Вик­то­ром Яну­ко­ви­чем и счи­та­ет, что пер­вый «оправ­ды­ва­ет подав­ле­ние ина­ко­мыс­лия при­вер­жен­но­стью закон­но­сти и пра­во­по­ряд­ку» и, веро­ят­но, «попы­та­ет­ся про­дол­жить» эту политику.

Буду­щие про­те­сты, ско­рее все­го, будут направ­ле­ны про­тив кон­крет­ных поли­ти­че­ских реше­ний и демон­стри­ро­вать при этом все более мощ­ное про­ти­во­сто­я­ние госу­дар­ствен­но­му принуждению.

«Такой под­ход может не сра­бо­тать на этот раз. Спон­тан­ные анти­пра­ви­тель­ствен­ные кол­лек­тив­ные дей­ствия ведут к тому, что широ­кие груп­пы акти­ви­стов могут чув­ство­вать, что поль­зу­ют­ся обще­ствен­ной под­держ­кой. В таком слу­чае любое непо­пу­ляр­ное поли­ти­че­ское реше­ние или тра­ги­че­ский инци­дент может вызвать новые вол­ны кол­лек­тив­ных дей­ствий. Буду­щие про­те­сты, ско­рее все­го, будут направ­ле­ны про­тив кон­крет­ных поли­ти­че­ских реше­ний и демон­стри­ро­вать при этом все более мощ­ное про­ти­во­сто­я­ние госу­дар­ствен­но­му при­нуж­де­нию. Посколь­ку тен­ден­ция рас­ши­ря­ет­ся, пра­ви­тель­ство, веро­ят­но, будет подав­лять про­те­сты более жесто­ко, с риском при­чи­нить вред здо­ро­вью и даже смерть», — пола­га­ет Эри­ка Марат.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Политический фактор «сжимает» сроки

Прибавление в семьях – благодаря елбасы!

Соорудить взрыв – дело нехитрое?