fbpx

«Коронавирус показал, какое он наследие оставил». Современники — об эпохе Назарбаева

80-летие быв­ше­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва про­хо­дит на фоне новых каран­тин­ных мер, кото­рые пра­ви­тель­ство вве­ло из-за вспыш­ки коро­на­ви­рус­ной инфек­ции и роста леталь­ных исхо­дов от COVID-19. После того как пла­ны аки­ма­та горо­да Нур-Сул­та­на по празд­но­ва­нию Дня сто­ли­цы, кото­рый сов­па­да­ет с днем рож­де­ния экс-пре­зи­ден­та, под­верг­лись кри­ти­ке со сто­ро­ны обще­ствен­но­сти, вла­сти объ­яви­ли, что тор­же­ства прой­дут в режи­ме онлайн. На про­шлой неде­ле в Нур-Сул­тане откры­ли оче­ред­ной памят­ник Назар­ба­е­ву.

Офи­ци­аль­ные СМИ пуб­ли­ку­ют сооб­ще­ния о поздрав­ле­ни­ях зару­беж­ных лиде­ров в адрес Назар­ба­е­ва, за кото­рым зако­но­да­тель­но закреп­лен ста­тус «елба­сы», даю­щий ему имму­ни­тет от любо­го пре­сле­до­ва­ния и непри­кос­но­вен­ность акти­вов его семьи. По сооб­ще­нию пресс-служ­бы Назар­ба­е­ва, поздра­ви­тель­ные пись­ма при­сла­ли гла­ва Китая Си Цзинь­пин, пре­зи­дент Азер­бай­джа­на Иль­хам Али­ев, пре­зи­дент Арме­нии Армен Сар­ки­сян, пре­зи­дент Укра­и­ны Вла­ди­мир Зелен­ский, пре­зи­дент Поль­ши Анджей Дуда и дру­гие.

Казах­стан­цы по-раз­но­му оце­ни­ва­ют три деся­ти­ле­тия пре­бы­ва­ния у вла­сти Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Неко­то­рые назы­ва­ют его рефор­ма­то­ром, кото­рый утвер­дил госу­дар­ствен­ные гра­ни­цы неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на и оста­вил госу­дар­ство с раз­ви­той эко­но­ми­кой и усто­яв­шей­ся систе­мой управ­ле­ния. Дру­гие кри­ти­ку­ют Назар­ба­е­ва за созда­ние осно­ван­ной на трай­ба­лиз­ме кор­рум­пи­ро­ван­ной систе­мы, кото­рая игно­ри­ру­ет пра­ва и сво­бо­ды чело­ве­ка, пре­сле­ду­ет поли­ти­че­ских кон­ку­рен­тов, про­во­дит неспра­вед­ли­вые выбо­ры.

Есму­хан Оба­ев, народ­ный артист Казах­ской ССР, пер­вый заме­сти­тель мини­стра куль­ту­ры в пери­од с 1995 по 2001 год, теат­раль­ный режис­сер:

Гово­рим «Казах­стан» — пред­став­ля­ем перед гла­за­ми Назар­ба­е­ва. Гово­рим «Назар­ба­ев» — под­ра­зу­ме­ва­ем Казах­стан. Эпо­ха Назар­ба­е­ва — это золо­той век для Казах­ста­на, для все­го мира, для друж­бы наро­дов, для эко­но­ми­ки. Заслу­ги Назар­ба­е­ва огром­ны.

Алтын­бек Кораз­ба­ев, певец и ком­по­зи­тор:

Глав­ное насле­дие Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва — город Нур-Сул­тан. Стро­ить сто­ли­цу было нелег­ко. В Нур-Сул­тане при нем постро­и­ли зда­ния Цен­траль­но­го кон­церт­но­го зала «Казах­стан», Двор­ца мира и согла­сия, несколь­ких теат­ров. Опер­ный театр в Нур-Сул­тане — театр миро­во­го уров­ня. Не спра­ши­вай­те меня об эко­но­ми­ке, неф­ти, поли­ти­ке — я в этом не раз­би­ра­юсь.

Ораз­куль Асан­га­зы, быв­ший депу­тат мажи­ли­са пар­ла­мен­та:

Я бла­го­дар­на Назар­ба­е­ву за сто­ли­цу. Было мно­го хоро­ше­го. Он отпра­вил моло­дежь учить­ся [за гра­ни­цу] по про­грам­ме «Бола­шак».

Тал­гат Теме­нов, режис­сер, худо­же­ствен­ный руко­во­ди­тель Казах­ско­го музы­каль­но-дра­ма­ти­че­ско­го теат­ра име­ни Кали­бе­ка Куа­ныш­ба­е­ва:

Он утвер­дил наши гра­ни­цы.

Рах­ман Алша­нов, депу­тат мас­ли­ха­та горо­да Алма­ты, пред­се­да­тель Ассо­ци­а­ции вузов Казах­ста­на, эко­но­мист:

Назар­ба­ев про­де­мон­стри­ро­вал пони­ма­ние эко­но­ми­ки и смог при­влечь круп­ные инве­сти­ции из-за рубе­жа.

Назар­ба­ев оста­вил госу­дар­ство с утвер­жден­ны­ми гра­ни­ца­ми, силь­ной арми­ей и хоро­шо раз­ви­тым госу­дар­ствен­ным управ­ле­ни­ем. Казах­стан стал извест­ной стра­ной.

Назар­ба­ев про­де­мон­стри­ро­вал пони­ма­ние эко­но­ми­ки и смог при­влечь круп­ные инве­сти­ции из-за рубе­жа. Он вос­ста­но­вил остав­шу­ю­ся от Совет­ско­го Сою­за эко­но­ми­ку, создал новую нало­го­вую систе­му, сфор­ми­ро­вал все ком­по­нен­ты госу­дар­ства, и сей­час всё про­дол­жа­ет рабо­тать. В нача­ле 1990‑х годов мно­гие гово­ри­ли, что мно­го­на­ци­о­наль­ный Казах­стан «неиз­беж­но ста­нет еще одним оча­гом кон­флик­та», но Назар­ба­ев сумел сохра­нить меж­на­ци­о­наль­ное согла­сие. Это тоже боль­шое насле­дие.

Газиз Алдам­жа­ров, быв­ший депу­тат Вер­хов­но­го сове­та в нача­ле 1990‑х годов, пере­шед­ший в оппо­зи­цию:

Назар­ба­ев решил про­бле­мы сво­их род­ствен­ни­ков и дру­зей. Народ остал­ся с теми же про­бле­ма­ми, что и при рас­па­де Совет­ско­го Сою­за.

Коро­на­ви­рус пока­зал, какое насле­дие он оста­вил, какая у нас систе­ма здра­во­охра­не­ния. Эпи­де­мия обна­жи­ла реаль­ную ситу­а­цию во всех сфе­рах жиз­ни, рас­кры­ла во всей кра­се насле­дие Назар­ба­е­ва.

Самое зна­чи­тель­ное насле­дие Назар­ба­е­ва — кор­рум­пи­ро­ван­ная систе­ма. Она пре­вра­ти­ла госу­дар­ствен­ную власть в источ­ник богат­ства. Семьи высо­ко­по­став­лен­ных лиц живут за гра­ни­цей. Они хра­нят свои богат­ства за гра­ни­цей, учат­ся за гра­ни­цей, лечат­ся за гра­ни­цей. Стра­на ста­ла для них лишь местом, где они «зара­ба­ты­ва­ют». Если бы Назар­ба­ев думал о буду­щем Казах­ста­на, он сфор­ми­ро­вал бы демо­кра­ти­че­скую поли­ти­че­скую систе­му, а он, наобо­рот, оста­вил в насле­дие поли­ти­че­скую систе­му без буду­ще­го.

Акна­зар Абду­гап­па­ру­лы, житель горо­да Шым­кен­та:

Это слож­ный вопрос для моло­дых людей, кото­рые жили при одном пре­зи­ден­те. Пра­виль­нее было бы срав­ни­вать насле­дие Назар­ба­е­ва с насле­ди­ем дру­гих пре­зи­ден­тов. На мой взгляд, при Назар­ба­е­ве эко­но­ми­ка Казах­ста­на раз­ви­ва­лась хоро­шо. Казах­стан повы­сил свой авто­ри­тет на меж­ду­на­род­ной арене. Но Назар­ба­ев оста­вил в насле­дие кор­рум­пи­ро­ван­ную систе­му, в кото­рой про­во­дят нечест­ные выбо­ры, игно­ри­ру­ют пра­ва чело­ве­ка и сво­бо­ду сло­ва. Кор­руп­ци­о­не­ры запу­сти­ли руки даже в сред­ства, кото­рые собра­ли в помощь жите­лям Ары­си, постра­дав­шим от взры­вов в про­шлом году, и на борь­бу с коро­на­ви­ру­сом в этом году. Это пока­за­ло, на каком уровне кор­руп­ция в Казах­стане.

Бэл­ла Орын­бе­то­ва, член дви­же­ния Respublika:

Назар­ба­ев оста­вил в насле­дие трай­ба­лизм. Посмот­ри­те на окру­же­ние пре­зи­ден­та, мини­стров, пра­ви­тель­ство, наци­о­наль­ные ком­па­нии. Дети зем­ля­ков, одно­класс­ни­ков, сопле­мен­ни­ки, род­ствен­ни­ки…

Назар­ба­ев оста­вил в насле­дие культ лич­но­сти. Об этом сви­де­тель­ству­ют мно­го­чис­лен­ные кни­ги о нем, про­из­ве­де­ния, филь­мы, назва­ния улиц, горо­дов, памят­ни­ки в его честь. Поэты, писа­те­ли, худож­ни­ки счи­та­ют нор­маль­ным про­слав­лять власть, петь оды, цело­вать руки.

Назар­ба­ев оста­вил в насле­дие трай­ба­лизм. Посмот­ри­те на окру­же­ние пре­зи­ден­та, мини­стров, пра­ви­тель­ство, наци­о­наль­ные ком­па­нии. Дети зем­ля­ков, одно­класс­ни­ков, сопле­мен­ни­ки, род­ствен­ни­ки… Посмот­ри­те на мини­стров и аки­мов: что­бы ока­зать­ся у руля, не нуж­но быть высо­ко­класс­ным мене­дже­ром, даль­но­вид­ным поли­ти­ком, силь­ной лич­но­стью.

Назар­ба­ев оста­вил в насле­дие авто­ри­тар­ный режим. Высо­ко­по­став­лен­ные лица пере­ста­ли его кри­ти­ко­вать, кри­ти­ка пре­кра­ти­лась с ухо­дом Заман­бе­ка Нур­ка­ди­ло­ва (его не ста­ло в 2005 году, по офи­ци­аль­ной вер­сии, он покон­чил жизнь само­убий­ством, выстре­лив в себя три раза. — Ред.) и Алтын­бе­ка Сар­сен­ба­е­ва (оппо­зи­ци­он­но­го поли­ти­ка, уби­то­го в 2006 году. — Ред.).

Неза­ви­си­мые СМИ, кото­рые в те годы были на пике попу­ляр­но­сти, исчез­ли. Сей­час вы не най­де­те ни одно­го чинов­ни­ка, ни одно­го долж­ност­но­го лица, кото­рый бы осме­лил­ся не то что воз­ра­зить пре­зи­ден­ту и перей­ти в оппо­зи­цию, но даже в мыс­лях допу­стить несо­гла­сие. Оппо­зи­ци­он­ные пар­тии дав­но исчез­ли. Нуж­но мол­чать, что­бы полу­чить доступ к кор­муш­ке, не нуж­но слы­шать тех, кто гово­рит. К сожа­ле­нию, тако­вы тра­ди­ции систе­мы, фор­ми­ро­вав­шей­ся на про­тя­же­нии 30 лет. Назар­ба­ев оста­вил нам в насле­дие такую поли­ти­че­скую тра­ди­цию.

Ноябрь Кен­же­га­ра­ев, лите­ра­ту­ро­вед, иссле­до­ва­тель:

Откры­тие пре­зи­ден­том Назар­ба­е­вым госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та в Тур­ке­стане в 1991 году, без­услов­но, было шагом в буду­щее. С 1 янва­ря 2011 года Казах­стан пол­но­стью отка­зал­ся от совет­ской науч­ной систе­мы, отме­нив преж­нюю систе­му защи­ты кан­ди­дат­ских и док­тор­ских дис­сер­та­ций. Но про­блем в нау­ке мень­ше не ста­ло. Немно­гие посту­па­ют в док­то­ран­ту­ру PhD, и не все вно­сят достой­ный вклад в раз­ви­тие нау­ки. Систе­ма недо­ра­бо­та­на. Рефор­мы про­во­дят­ся без тща­тель­но­го изу­че­ния и обсуж­де­ния, без под­го­тов­ки, поэто­му есть все осно­ва­ния утвер­ждать, что сфе­ра обра­зо­ва­ния и нау­ки пере­жи­ва­ет застой. На про­тя­же­нии мно­гих лет про­во­ди­лась под­го­то­ви­тель­ная рабо­та по пере­хо­ду на 12-лет­нее школь­ное обра­зо­ва­ние, были выде­ле­ны огром­ные сум­мы денег. Не сра­бо­тал и пере­ход к трехъ­язы­чию, несмот­ря на выде­лен­ные день­ги. Не полу­чи­лось ни того ни дру­го­го. Накоп­лен­ные про­бле­мы в сфе­ре обра­зо­ва­ния и нау­ки оста­лись нере­шен­ны­ми. Всё это — насле­дие, остав­ше­е­ся со вре­мен Назар­ба­е­ва.

Мол­дир Тореш, инже­нер:

Назар­ба­ев оста­вил в насле­дие внеш­ний долг в 157 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. Эти дол­ги назы­ва­ют по-раз­но­му: госу­дар­ствен­ны­ми дол­га­ми, дол­га­ми част­ных ком­па­ний. Казах­ста­ну всё рав­но пред­сто­ит их выпла­тить. Это насле­дие, кото­рое будут пом­нить дол­го.

Галым­жан Ора­зым­бет, граж­дан­ский акти­вист:

Назар­ба­ев стал соби­ра­тель­ным обра­зом целой систе­мы. Систе­мы, пока­зы­ва­ю­щей, как не надо руко­во­дить госу­дар­ством. Его имя ассо­ци­и­ру­ет­ся с кор­руп­ци­ей, пред­став­ле­ни­ем о том, что инте­ре­сы одно­го чело­ве­ка или одной семьи име­ют при­о­ри­тет перед инте­ре­са­ми госу­дар­ства и, что хуже все­го, госу­дар­ствен­ная маши­на не под­от­чет­на кому-либо или чему-либо. Он совер­шен­ство­вал совет­скую систе­му, кото­рая, ниче­го не делая, бла­го­да­ря госу­дар­ствен­ной про­па­ган­де «доби­ва­лась» «пол­но­го успе­ха».

Назар­ба­ев стал соби­ра­тель­ным обра­зом целой систе­мы. Систе­мы, пока­зы­ва­ю­щей, как не надо руко­во­дить госу­дар­ством.

Одна из при­чин, по кото­рой госу­дар­ство ни за что не отве­ча­ет и не пыта­ет­ся отве­чать перед его граж­да­на­ми, заклю­ча­ет­ся в суще­ство­ва­нии пред­став­ле­ния, что систе­ма яко­бы иде­аль­на, «мы всё зна­ем, всё дела­ем пра­виль­но». Послед­ствия это­го — кор­руп­ция, без­от­вет­ствен­ность, самое низ­кое каче­ство управ­ле­ния.

Логи­че­ское заклю­че­ние и насле­дие этой трид­ца­ти­лет­ней систе­мы — в том, что мы не пыта­лись создать жиз­не­спо­соб­ную эко­но­ми­ку при нали­чии таких огром­ных финан­сов и ресурс­но­го потен­ци­а­ла. Мы вкла­ды­ва­ли весь свой потен­ци­ал в пустые сло­ва и вос­хва­ле­ние, не зани­ма­лись сози­да­ни­ем, раз­ви­ти­ем внут­рен­ней инфра­струк­ту­ры. Пре­вра­ти­ли ими­та­цию инве­сти­ций в источ­ник дохо­да.

Пан­де­мия пока­за­ла, что мы зани­ма­лись толь­ко ложью, сплет­ня­ми, взра­щи­ва­ли высо­ко­ме­рие, лень и без­дей­ство­ва­ли. Она пока­за­ла, что «годы сози­да­ния» Назар­ба­е­ва закон­чи­лись неуда­чей и что это не может быть оправ­да­но ника­кой про­па­ган­дой. Мы еще дол­го будем стра­дать от послед­ствий этой систе­мы.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»