10 C
Астана
24 апреля, 2024
Image default

Когда у светофора горят три огня

Жил да был на све­те один авто­ри­тар­ный лидер, кото­рый руко­во­дил сво­ей стра­ной более 20 лет. В нача­ле прав­ле­ния он был любим­чи­ком Запа­да как едва ли не глав­ный либе­рал и демо­крат тре­тье­го мира. Сего­дня он име­ет репу­та­цию узур­па­то­ра вла­сти и тор­мо­за политреформ. 

 

Автор: Вадим БОРЕЙКО

 

Из демо­кра­та — в узурпаторы

Сво­бо­да — это то, что мы дела­ем, когда никто не видит.

Миха­ил Жванецкий

Буду­щий лидер родил­ся на само­управ­ля­е­мой тер­ри­то­рии, но фак­ти­че­ски ею управ­ля­ли став­лен­ни­ки мет­ро­по­лии. Сам при­над­ле­жал к этни­че­ско­му боль­шин­ству, насе­ляв­ше­му полуколонию.

Учил­ся за пре­де­ла­ми тер­ри­то­ри­аль­но­го обра­зо­ва­ния. Вер­нув­шись домой, недол­го пора­бо­тал по спе­ци­аль­но­сти, затем подал­ся в поли­ти­ку. Карье­ра ока­за­лась успеш­ной, и наш герой дорос до поста премьер-министра.

При нем его роди­на обре­ла неза­ви­си­мость. Сам же он в кон­це 1980‑х стал пре­зи­ден­том.  Изме­нив кон­сти­ту­цию, добил­ся для себя прак­ти­че­ски неогра­ни­чен­ных пол­но­мо­чий. Посте­пен­но рас­пра­вил­ся со все­ми поли­ти­че­ски­ми кон­ку­рен­та­ми внут­ри стра­ны. Воз­глав­ля­е­мая им пар­тия захва­ти­ла подав­ля­ю­щее боль­шин­ство мест в парламенте.

При нем из госу­дар­ства начал­ся мас­со­вый исход белых фер­ме­ров и пред­ста­ви­те­лей дру­гих про­фес­сий. Про­изо­шло рез­кое паде­ние про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства, осо­бен­но в сфе­ре, свя­зан­ной с пере­ра­бот­кой сель­хоз­про­дук­ции и мине­раль­но­го сырья. На опре­де­лен­ном отрез­ке гипе­рин­фля­ция достиг­ла рекорд­ных цифр.

В «нуле­вых» годах под видом реа­ли­за­ции про­грам­мы жилищ­но­го стро­и­тель­ства в горо­дах начал­ся снос част­но­го сек­то­ра и изъ­я­тие зем­ли для госу­дар­ствен­ных нужд. Из-за несо­раз­мер­ной ком­пен­са­ции мно­гие граж­дане оста­лись без кры­ши над головой.

Одна­жды предо­ста­вил убе­жи­ще дик­та­то­ру, бежав­ше­му из сосед­ней стра­ны, и отка­зал­ся выдать его новым властям.

На пост пре­зи­ден­та изби­рал­ся шесть раз, и все­гда оппо­зи­ция обви­ня­ла его в фаль­си­фи­ка­ции выбо­ров. В кон­це 2000‑х под­пи­сал поправ­ки в кон­сти­ту­цию, кото­рые поз­во­ля­ют ему назна­чить пре­ем­ни­ка, если он поже­ла­ет поки­нуть вер­хов­ный пост до исте­че­ния сро­ка полномочий.

Итак, я вкрат­це очер­тил эта­пы боль­шо­го пути пре­зи­ден­та Зим­баб­ве Робер­та Габ­ри­э­ля Муга­бе. А вы про кого подумали?

Хро­ни­ка объ­яв­лен­ной смерти

Болезнь при­ни­ма­ет здо­ро­вые формы.

Миха­ил Жванецкий

Я это к тому, что афри­кан­ско­му лиде­ру уже 88 с поло­ви­ной год­ков, он непло­хо себя чув­ству­ет и для сво­е­го воз­рас­та доволь­но снос­но выгля­дит. А елба­сы, у кото­ро­го, конеч­но, совер­шен­но отлич­ная (от зим­баб­вий­ско­го кол­ле­ги) био­гра­фия, на 16 с лиш­ним лет моложе.

Меж­ду тем, послед­ние два-три года как во вла­сти, так и в оппо­зи­ции не уста­ют под­счи­ты­вать, сколь­ко ему оста­лось. В ради­каль­ных СМИ, обал­де­вая от соб­ствен­но­го граж­дан­ско­го муже­ства, рас­кры­ва­ют его ана­мнез и диа­гно­зы. А на одном сай­те в топах висит мате­ри­ал «Пре­зи­ден­ту оста­лось жить все­го пол­го­да», дати­ро­ван­ный 27 июля 2011-го!

Вот что я на это ска­жу. Желать ско­рей­ше­го ухо­да любо­му чело­ве­ку — как бы ты к нему ни отно­сил­ся, даже если он твой лич­ный враг, — как-то не по-люд­ски. Грех это.

Впро­чем, для поли­ти­че­ско­го Олим­па, вслух пою­ще­го мно­гая лета, про­счет сце­на­ри­ев, кому что обло­мит­ся после пади­ша­ха, — вполне в поряд­ке вещей, это неотъ­ем­ле­мая часть двор­цо­вых интриг. Лич­ная пре­дан­ность там рас­счи­та­на до исте­че­ния сро­ка год­но­сти объ­ек­та обо­жа­ния. Не зря Чер­чилль гово­рил: «Враг не напро­тив тебя — он за тво­ей спиной».

 

Оппо­зи­ци­о­не­ры назы­ва­ли пре­зи­ден­та «шеф»

Наша сво­бо­да напо­ми­на­ет мне све­то­фор, у кото­ро­го горят три огня сразу.

Миха­ил Жванецкий

Поче­му же соблаз­ну стать «чер­ны­ми ностра­да­му­са­ми» ока­за­лась под­вер­же­на и часть оппо­зи­ции? А вы посмот­ри­те, кто в ней рулил или рулит. Одни быв­шие: аки­мы, чле­ны пра­ви­тель­ства, даже пре­мьер, депу­та­ты мажи­ли­са от пра­вя­щей пар­тии, вклю­чая спи­ке­ра (он же экс-ген­про­ку­рор), оли­гар­хи. Я далек от мыс­ли ста­вить под сомне­ние искрен­ность их про­зре­ния, когда они уда­ри­лись оземь и из адеп­тов режи­ма пре­вра­ти­лись в бор­цов с ним. Но кар­ма, карма…

Един­ствен­ное исклю­че­ние из пере­чис­лен­ных дея­те­лей — лидер пар­тии «Алга!» Вла­ди­мир Коз­лов, никак не засве­тив­ший­ся во вла­сти. С 1977 года до вступ­ле­ния в ДВК в 2001‑м рабо­тал на ура­но­вом карье­ре, затем спа­са­те­лем, потом жур­на­ли­сти­ка — дирек­тор теле­ка­на­лов в Актау, помощ­ник пре­зи­ден­та МАЭК по свя­зям с обще­ствен­но­стью. Да и в тюрь­ме сей­час Вла­ди­мир Ива­но­вич, ждет суда по «поли­ти­че­ской» ста­тье за раз­жи­га­ние соци­аль­ной роз­ни и далек от пар­тий­ной деятельности.

В Казах­стане оппо­нен­тов режи­му назы­ва­ют снис­хо­ди­тель­но-умень­ши­тель­но — «оппи­ки». Язык все­гда точен и бес­по­ща­ден. Власть, без­услов­но, нема­ло поста­ра­лась, что­бы рас­ко­лоть оппо­зи­цию. Одна­ко боль­шая часть вины за то, что за 20 лет она не смог­ла объ­еди­нить­ся и стать реаль­ным про­ти­во­ве­сом пра­вя­ще­му клас­су, лежит на ней самой. Тут и лич­ные амби­ции лиде­ров, воз­об­ла­дав­шие над общим делом (отпоч­ко­ва­ние «Ак жола» от ДВК в 2002 году), и пре­да­те­ли, кото­рых не вычис­ли­ли вовре­мя, и неук­лю­жие попыт­ки груп­пи­ров­ки сил (были две заре­ги­стри­ро­ван­ных пар­тии — ОСДП и «Азат», бро­си­лись друг дру­гу в объ­я­тья, но ОСДП «Азат» не заре­ги­стри­ро­ва­ли, и пар­тий­ная лицен­зия оста­лась толь­ко у Туяк­бая). Но глав­ное — оппо­зи­ция рос­ла не сни­зу, не из зем­ли, как пше­ни­ца, не из люд­ской тол­щи. А спус­ка­лась свер­ху — как лиана.

Такой гене­ра­ции нефор­маль­ных хариз­ма­ти­ков, не сотруд­ни­чав­ших с режи­мом и спо­соб­ных собрать мно­го­ты­сяч­ные митин­ги, как в Рос­сии: Наваль­ный, Удаль­цов, Яшин, Лимо­нов, — в Казах­стане днем с огнем не сыщешь. А «экс­ам» вро­де Нем­цо­ва там дав­но никто не верит. Как, похо­же, и у нас. Посколь­ку их глав­ная — под­спуд­ная, не декла­ри­ру­е­мая — цель: вер­нуть­ся к пунк­ту раз­да­чи слоников.

Рас­крою малень­кий сек­рет. Когда в Казах­стане была созда­на одна ну очень демо­кра­ти­че­ская пар­тия, ее лиде­ры меж­ду собой назы­ва­ли пре­зи­ден­та «шеф». Вду­май­тесь толь­ко в этот незна­чи­тель­ный, на пер­вый взгляд, нюанс. Так, может, пра­вы те, кто гово­рит, что елба­сы кон­тро­ли­ру­ет не толь­ко сво­их нуке­ров, но и мно­гих так назы­ва­е­мых «оппо­нен­тов»? В этом слу­чае его недрем­лю­щее око — един­ствен­ное, что поз­во­ля­ет им оста­вать­ся на пла­ву. Шоб була, так ска­зать, в стране оппо­зи­ция. Вро­де и ни к чему она, но — при демо­кра­ти­че­ском строе положено.

Так что на месте неко­то­рых дем­ли­де­ров я бы молил­ся за здо­ро­вье бла­го­де­те­ля. Не ровен час, после него их, систем­ных и кон­струк­тив­ных, с поли­ти­че­ско­го поля смо­ют неси­стем­ные, некон­струк­тив­ные и непри­ми­ри­мые. А некон­струк­тив­ная оппо­зи­ция, по выра­же­нию Гри­го­рия Явлин­ско­го, — это пар­ти­за­ны. В наших реа­ли­ях — пер­со­на­жи с повы­шен­ной рас­ти­тель­но­стью в ниж­ней части лица и заны­кан­ны­ми арсеналами.

При­скорб­но, но дефи­цит реаль­ной поли­ти­че­ской аль­тер­на­ти­вы повы­ша­ет шан­сы на то, что после сме­ны вла­сти в Казах­стане воца­рит­ся смут­ное время.

Хотя тех, кто сего­дня зачер­ки­ва­ет дни в кален­да­ре в ожи­да­нии ухо­да пре­зи­ден­та, я бы пре­ду­пре­дил: он еще на ваших похо­ро­нах про­сту­дит­ся. Не раз уже такое было.

ПРИМЕЧАНИЕ: редак­ция может не раз­де­лять точ­ку зре­ния авторов.

View article:
Когда у све­то­фо­ра горят три огня

архивные статьи по теме

«Алга» – судье: «Позвольте участвовать в процессе»

Карима Масимова — в отставку!

Драма Путина