17 C
Астана
19 июня, 2021
Image default

Китай тревоги нашей

Вопре­ки заве­ре­ни­ям чинов­ни­ков о посте­пен­ном сни­же­нии китай­ской доли в неф­те­до­бы­че, в пер­спек­ти­ве не исклю­че­но ее даль­ней­шее уве­ли­че­ние. И про­изой­ти это может через доступ китай­ско­го капи­та­ла к место­рож­де­ни­ям в север­ной части Кас­пий­ско­го моря. В том чис­ле и к дав­ней мечте китай­цев – Каша­га­ну. 

Автор: Миха­ил СТЕКЛОВ

За два дня до митин­га оппо­зи­ции про­тив рас­про­да­жи наци­о­наль­ных богатств в Алма­ты выса­дил­ся пра­ви­тель­ствен­ный «десант». На орга­ни­зо­ван­ном наспех «круг­лом сто­ле» «Ино­стран­ные инве­сти­ции в Казах­стан: опыт, зада­чи и пер­спек­ти­вы» чинов­ни­ки устро­и­ли «меж­ду­со­бой­чик» (боль­шин­ство СМИ на меро­при­я­тие в город­ском аки­ма­те не при­гла­си­ли), дока­зы­вая бес­поч­вен­ность опа­се­ний по пово­ду рас­ту­ще­го китай­ско­го вли­я­ния на казах­стан­скую экономику.

Но даже сам спи­сок «посыль­ных», сре­ди кото­рых ока­за­лись вице-пре­мьер и по сов­ме­сти­тель­ству гла­ва Минин­ду­стрии Асет Исе­ке­шев, гла­вы мини­стерств неф­ти и газа Сау­ат Мын­ба­ев, эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия Кай­рат Келим­бе­тов и сель­ско­го хозяй­ства Асы­л­жан Мамыт­бе­ков, гово­рит о том, что в Астане все­рьез обес­по­ко­е­ны «ажи­о­та­жем» вокруг китай­ской тематики.

«Нам не стра­шен серый волк»

При­ме­ча­тель­но, что, судя по пресс-рели­зу Минин­ду­стрии, чинов­ни­ки рас­смат­ри­ва­ли китай­ское вли­я­ние толь­ко через приз­му неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра и сель­ско­го хозяй­ства. Види­мо, ата­ки быв­ше­го зятя «лиде­ра нации», акцен­ти­ро­вав­ше­го вни­ма­ние в сво­их заяв­ле­ни­ях имен­но на этих сек­то­рах, достиг­ли цели.

«Общие объ­е­мы пря­мых ино­стран­ных инве­сти­ций (ПИИ) из Китая в Казах­стан в 2010 году соста­ви­ли чуть более $5 млрд, что состав­ля­ет 3,9% от обще­го объ­е­ма ино­стран­ных инве­сти­ций в Казах­стан. Пер­вая пятер­ка стран — инве­сто­ров в эко­но­ми­ку Казах­ста­на по ито­гам 2010 года выгля­дит так: Нидер­лан­ды — $27,5 млрд (21,7%), США — $20,4 млрд (16,1%), Вели­ко­бри­та­ния — $10,4 млрд (8,2%), Фран­ция — $7,4 млрд (5,8%), Ита­лия — $5,3 млрд (4,2%), — отме­ча­ет­ся в сооб­ще­нии и дела­ет­ся вывод: — Таким обра­зом, доля ПИИ КНР дале­ко не явля­ет­ся доми­ни­ру­ю­щей в общем объ­е­ме ПИИ в Казахстан».

Более того, рес­пуб­ли­ка, по мне­нию Минин­ду­стрии, не зна­чит­ся на пер­вых пози­ци­ях в спис­ке глав­ных полу­ча­те­лей китай­ских инве­сти­ций в сырье­вой сек­тор: «Гораз­до боль­ше, чем в Казах­стан, КНР инве­сти­ру­ет в стра­ны Латин­ской Аме­ри­ки (поряд­ка $47 млрд), Афри­ку ($40 млрд), Австра­лию ($15 млрд), Рос­сию ($25 млрд)».

В неф­те­га­зо­вой отрас­ли, по све­де­ни­ям мини­стер­ства, в 2010 году доля китай­ских ком­па­ний в добы­че неф­ти соста­ви­ла 22,5%, но начи­ная с 2014 года их доля в общей добы­че неф­ти и газо­кон­ден­са­та будет сни­жать­ся и в 2015 году упа­дет до 19,3%, а к 2020 году умень­шит­ся до 8,9%.

Каза­лось бы, нет пово­дов для бес­по­кой­ства, но лож­ку инфор­ма­ци­он­но­го дег­тя в боч­ку ста­ти­сти­че­ско­го меда доба­вил Сау­ат Мын­ба­ев. В его сло­вах мож­но было уло­вить намек на то, что выше­ска­зан­ное — дале­ко не факт.

- Если гово­рить о точ­ных циф­рах по китай­ским инве­сти­ци­ям в неф­те­га­зо­вый сек­тор, то по 2010 году они соста­ви­ли поряд­ка 22%. И даль­ше вопрос: будет эта циф­ра уве­ли­чи­вать­ся или умень­шать­ся? Понят­но, если оста­вать­ся в рам­ках тех акти­вов, кото­рые китай­ские ком­па­нии име­ют сей­час, то эта доля будет, без­услов­но, умень­шать­ся, — отме­тил министр с оговорками.

На насто­я­щий момент, как сле­ду­ет из сооб­ще­ния Мини­ду­стрии, «с уче­том уча­стия неф­те­га­зо­во­го хол­дин­га «Каз­Му­най­Газ» в про­ек­тах доли уча­стия в неф­те­до­бы­че Казах­ста­на рас­пре­де­ле­ны сле­ду­ю­щим обра­зом: Казах­стан («Каз­Му­най­Газ») — 28%, США — 24%, Китай — 22%, Рос­сия — 9%, дру­гие стра­ны — 17%».

Ска­за­ли «А», но не ска­за­ли «Б»

Впро­чем, ста­ти­сти­ка Минин­ду­стрии пред­став­ля­ет собой дале­ко непол­ную инфор­ма­цию о доле Китая в казах­стан­ских про­ек­тах. К при­ме­ру, о нашем внеш­нем дол­ге «вели­ко­му южно­му сосе­ду» в сооб­ще­нии ука­зы­ва­лось вскользь. Хотя имен­но кре­ди­ты Китая Казах­ста­ну как раз и фор­ми­ру­ют глав­ный канал, по кото­ро­му китай­ские день­ги «текут» в казах­стан­скую эко­но­ми­ку, а с ними рас­тет и вли­я­ние. Дру­гие ино­стран­ные инве­сто­ры вкла­ды­ва­ют­ся в добы­ва­ю­щий сек­тор глав­ным обра­зом через зай­мы «мате­рин­ских» струк­тур сво­им казах­стан­ским «доч­кам».

Напом­ним, что нара­щи­вать внеш­ний долг за счет китай­ских зай­мов рес­пуб­ли­ка актив­но нача­ла в кри­зис­ные 2008—2009 годы. Из откры­тых источ­ни­ков извест­но, что зани­мав­ший 9 е место сре­ди стран, инве­сти­ру­ю­щих в Казах­стан, Китай в пер­вом полу­го­дии 2009 го по тем­пам роста вло­же­ний капи­та­ла вырвал­ся на пер­вое место. То есть при­ток денеж­ных ресур­сов из Под­не­бес­ной уве­ли­чил­ся более чем в три раза по срав­не­нию с пер­вым полу­го­ди­ем 2008 го, достиг­нув почти $5 млрд!

При­чем инте­рес­но, что льви­ная доля вло­же­ний китай­ских инве­сти­ций того вре­ме­ни при­шлась на стро­и­тель­ство: на 30 июня 2009 го они уже достиг­ли $4,8 млрд, или почти 60% от всех ино­стран­ных вло­же­ний в отрасль! Хотя на самом деле речь не шла о построй­ке ком­мер­че­ской или жилой недви­жи­мо­сти. Речь шла, по инфор­ма­ции Нац­бан­ка, о строй­про­ек­тах все в том же неф­те­га­зо­вом сек­то­ре, и в первую оче­редь о газо­про­во­де Казах­стан — Китай. Он уже запу­щен, но вме­сто пер­во­на­чаль­ных $6 млрд на его построй­ку, по офи­ци­аль­ным дан­ным, израс­хо­до­ва­ли $7,5 млрд. Опу­стим вопрос о про­зрач­но­сти и целе­со­об­раз­но­сти этой сдел­ки (об этом мы писа­ли в про­шлом номе­ре), отме­тим толь­ко, что, соглас­но про­со­чив­шей­ся в прес­су инфор­ма­ции, она осу­ществ­ля­лась через офф­шор­ную «доч­ку» Бан­ка Китая на Кай­ма­но­вых островах.

В резуль­та­те по ито­гам пер­во­го полу­го­дия 2009 года сово­куп­ный внеш­ний долг рес­пуб­ли­ки перед Кита­ем достиг $7,3 млрд, и китай­цы сра­зу же заня­ли чет­вер­тое место сре­ди основ­ных инве­сто­ров Казахстана!

В китай­ских дол­гах как в шелках

Даль­ше — боль­ше. Пла­ни­ро­ва­лось, что с того вре­ме­ни китай­ские инве­сти­ции воз­рас­тут втрое. И два года назад гла­ва каб­ми­на с гор­до­стью рапор­то­вал: «Достиг­ну­ты дого­во­рен­но­сти с наши­ми ино­стран­ны­ми парт­не­ра­ми по при­вле­че­нию допол­ни­тель­ных инве­сти­ций для реа­ли­за­ции сов­мест­ных про­ек­тов в объ­е­мах $13 млрд из Китая».

Сло­ва пре­мье­ра под­креп­ля­лись дела­ми гла­вы госу­дар­ства и гос­фон­да «Самрук-Казы­на». В ходе апрель­ско­го визи­та пре­зи­ден­та в Пекин в 2009 году Назар­ба­ев дого­во­рил­ся о кре­ди­те в раз­ме­ре $10 млрд. Одна его часть — $5 млрд — пред­на­зна­ча­лась «Каз­Му­най­Га­зу» для покуп­ки «Ман­ги­ста­у­му­най­га­за» и реа­ли­за­ции про­ек­тов в неф­те­га­зо­вом сек­то­ре, дру­гая на ту же сум­му — Бан­ку раз­ви­тия Казах­ста­на для финан­си­ро­ва­ния инфра­струк­тур­ных про­ек­тов. Уже в кон­це июля БРК и Export-Import Bank of China под­пи­са­ли согла­ше­ние о предо­став­ле­нии кре­дит­ной линии на $5 млрд сро­ком до 15 лет. При­ме­ча­тель­но, что кре­дит­ные ресур­сы по дого­во­ру долж­ны были исполь­зо­вать­ся для реа­ли­за­ции про­ек­тов с уча­сти­ем китай­ских ком­па­ний, одна­ко дру­гие усло­вия согла­ше­ния не разглашались.

И, нако­нец, в октяб­ре 2009 го «Самрук-Казы­на» пре­под­нес еще один «китай­ский сюр­приз», воз­ве­стив о сво­ей дого­во­рен­но­сти с гос­бан­ком раз­ви­тия КНР о завер­ше­нии всех про­це­дур по осво­е­нию кре­дит­ной линии на $3 млрд. Пред­по­ла­га­лось, что зай­мы будут направ­ле­ны на раз­ви­тие про­мыш­лен­но­го про­из­вод­ства и пере­ра­бот­ки, метал­лур­гии, инфра­струк­ту­ры и дву­сто­рон­ней тор­гов­ли. То есть направ­ле­ние китай­ских инве­сти­ций не огра­ни­чи­ва­лось исклю­чи­тель­но неф­те­га­зо­вым сек­то­ром, и в ито­ге полу­чи­лись те самые $13 млрд, о кото­рых ранее заяв­лял г‑н Масимов.

Сего­дня все китай­ские инве­сти­ции, вло­жен­ные в Казах­стан, состав­ля­ют солид­ную сум­му — свы­ше $20 млрд, или почти 15% ВВП, уве­ли­чив­шись с 2007 года более чем в 20 раз и обо­гнав по это­му пока­за­те­лю США (если не учи­ты­вать спе­ци­фи­ку инве­сти­ций). Если вло­же­ние «под­не­бес­но­го» капи­та­ла в нашу эко­но­ми­ку будет про­ис­хо­дить в бли­жай­шие годы таки­ми же тем­па­ми, то, оче­вид­но, что об умень­ше­нии китай­ско­го вли­я­ния в Казах­стане не может быть и речи.

Шанс для Поднебесной

На этом фоне впе­чат­ли­ла изво­рот­ли­вость гла­вы Мин­неф­ти, гово­рив­ше­го о китай­ском при­сут­ствии в неф­те­га­зо­вом сек­то­ре (его сло­ва мы уже при­во­ди­ли выше) по прин­ци­пу «если бы да кабы». Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что чинов­ник зна­ет то, чего не веле­но знать про­стым смерт­ным. Посме­ем пред­по­ло­жить, что «на кону» может сто­ять цена или усло­вия вхо­да китай­цев в про­ек­ты в север­ной части Кас­пий­ско­го моря, в том чис­ле и в Кашаган.

Делать такое пред­по­ло­же­ние нам поз­во­ля­ет несколь­ко фак­тов. Во пер­вых, как сле­ду­ет из аме­ри­кан­ских депеш из архи­ва WikiLeaks, вопрос по Каша­га­ну уже под­ни­мал­ся китай­ской сто­ро­ной. Ока­зы­ва­ет­ся, еще в 2005 году в то вре­мя гла­ва казах­стан­ско­го инсти­ту­та неф­ти и газа Серик Бур­кит­ба­ев откро­вен­но ска­зал аме­ри­кан­цам, что китай­цы в обмен на под­держ­ку стро­и­тель­ства газо­про­во­да в Под­не­бес­ную хотят полу­чить блок на Кас­пии. Он так и выра­зил­ся: «Нет бло­ка, нет газопровода».

И при­зна­ния г‑на Бур­кит­ба­е­ва, похо­же, ста­ли пре­вра­щать­ся в реаль­ность: совсем недав­но 26 мая гла­ва КМГ Каир­гель­ды Кабыл­дин не исклю­чил пере­да­чи доли нац­ком­па­нии в каша­ган­ском место­рож­де­нии ее «доч­ке» — «Раз­вед­ке Добы­че «Каз­Му­най­Газ». При­чем за день до это­го КМГ и ее дочер­няя струк­ту­ра под­пи­са­ли мемо­ран­дум о воз­мож­ном уча­стии послед­ней в офф­шор­ных про­ек­тах на Кас­пии. В их чис­ло попа­ли бло­ки Жам­был, Устюрт, Женис, Годи­на, С‑1 и С‑2 и Урих­тау, на кото­ром, по сло­вам того же Кабыл­ди­на, пред­ва­ри­тель­но под­твер­жде­но нали­чие 200 млн тон запа­сов нефти.

Если «Каз­Му­най­Газ» «сольет» про­ек­ты по этим место­рож­де­ни­ям сво­ей «доч­ке», то Китай авто­ма­ти­че­ски ста­нет в них круп­ным участ­ни­ком, посколь­ку китай­цы через госу­дар­ствен­ный инвест­фонд China Investment Corporation уже вла­де­ют 11% акций «РД «КМГ». Поэто­му заяв­ле­ния близ­ких к пра­ви­тель­ству экс­пер­тов и Минин­ду­стрии о том, что доля китай­ской сто­ро­ны в неф­те­до­бы­че будет неуклон­но падать, может ока­зать­ся фик­ци­ей. Не пото­му ли г‑н Мын­ба­ев ком­мен­ти­ро­вал пер­спек­ти­вы неф­те­до­бы­чи китай­ской сто­ро­ны с оговорками?

Более того, пре­де­лы уве­ли­че­ния акци­о­нер­ной доли китай­ца­ми в «РД «КМГ» еще не исчер­па­ны, посколь­ку зна­чи­тель­ная часть акций нахо­дит­ся в сво­бод­ном обра­ще­нии: на 1 июля 2010, по инфор­ма­ции с сай­та ком­па­нии, она дости­га­ла 34,1%.

Вo-вто­рых, недав­но ста­ло извест­но о жела­нии ConocoPhillips про­дать свою долю 8,4% в кон­сор­ци­у­ме North Caspian Operating Company — опе­ра­то­ре каша­ган­ско­го про­ек­та. Всту­пить китай­цам (с их-то ресур­са­ми) в борь­бу за эту долю вполне под силу. Но все будет зави­сеть от пози­ции дру­гих участ­ни­ков про­ек­та, кото­рые име­ют пра­во «пер­вой ночи», то есть решать, при­об­ре­тать эту долю или дать воз­мож­ность реа­ли­зо­вать ее тре­тьей сто­роне. Хотя тео­ре­ти­че­ски шан­сы запо­лу­чить долю в Каша­гане у китай­ской сто­ро­ны с ее хоро­ши­ми свя­зя­ми в «Ак орде» все же есть.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №21 (197) от 10 июня 2011 года

Visit site:
Китай тре­во­ги нашей

архивные статьи по теме

По поводу Сатыбалды и его ухода из Kaspi Bank

Editor

Театралов Алматы накрыло «Лавиной»

Министр Абденов “пойдет в народ»