24 C
Астана
2 августа, 2021
Image default

Китай преследует создателей базы данных о репрессиях в Синьцзяне

Про­ект, в рам­ках кото­ро­го систе­ма­ти­зи­ру­ют­ся спис­ки жертв китай­ских репрес­сий, пре­вра­тил­ся в мишень для «вол­ков-вои­нов» Пеки­на и вла­стей цен­траль­но­ази­ат­ских стран.

Жерт­вы репрес­сий. (Фото­гра­фии взя­ты из базы дан­ных жертв Синьцзяна)

Аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель рус­ско­го про­ис­хож­де­ния Джин Бунин понял, что навлек на себя гнев китай­ских вла­стей еще в 2018 году, когда Пекин забло­ки­ро­вал создан­ную им базу дан­ных жертв Синьц­зя­на спу­стя все­го несколь­ко меся­цев после ее запуска.

Но толь­ко несколь­ко недель назад китай­ские вла­сти впер­вые напря­мую упо­мя­ну­ли о этом сайте, на кото­ром уже раз­ме­ще­но более 14 000 про­фи­лей людей, аре­сто­ван­ных или исчез­нув­ших по воле китай­ских вла­стей в Синьц­зяне, где боль­шин­ство насе­ле­ния состав­ля­ют мусульмане.

Китай дав­но пыта­ет­ся отвлечь вни­ма­ние меж­ду­на­род­ной обще­ствен­но­сти от репрес­сий в Синьц­зяне, где, по оцен­кам пра­во­за­щит­ных групп и иссле­до­ва­те­лей, более мил­ли­о­на мусуль­ман нахо­дят­ся или нахо­ди­лись в тюрь­мах или тру­до­вых лагерях.

Все боль­шее чис­ло запад­ных стран заяв­ля­ют, что китай­ская поли­ти­ка в этом реги­оне рав­но­силь­на геноциду.

Уди­ви­тель­ным обра­зом Буни­ну, – кото­рый гово­рит на уйгур­ском и китай­ском язы­ках, неко­то­рое вре­мя жил в насе­лен­ном уйгу­ра­ми Каш­га­ре на юге Синьц­зя­на, а затем до про­шло­го года рабо­тал в Казах­стане, – до недав­не­го вре­ме­ни уда­ва­лось избе­гать актов воз­мез­дия, пред­при­ни­мав­ших­ся Кита­ем в отно­ше­нии ряда дру­гих запад­ных ученых.

Но затем имен­но его база дан­ных, кото­рая явля­ет­ся на сего­дняш­ний день круп­ней­шей сре­ди ана­ло­гич­ных ресур­сов, ста­ла глав­ной мише­нью посвя­щен­ной Синьц­зя­ну пресс-кон­фе­рен­ции, орга­ни­зо­ван­ной чинов­ни­ка­ми в Пекине 8 апреля.

Пред­ста­ви­тель синьц­зян­ско­го пра­ви­тель­ства Сюй Гуй­сян ска­зал жур­на­ли­стам, что чинов­ни­ки вни­ма­тель­но изу­чи­ли про­фи­ли в зару­беж­ных базах дан­ных и обна­ру­жи­ли, что 1300 чело­век из спис­ка «нико­гда не суще­ство­ва­ло», еще око­ло 7000 живут «обыч­ной жиз­нью», а 238 чело­век скон­ча­лись от «болез­ней и по дру­гим причинам».

Сюй при­знал, что более 3 тысяч чело­век были обви­не­ны или осуж­де­ны за «пре­ступ­ле­ния тер­ро­ри­сти­че­ской направ­лен­но­сти» и дру­гие правонарушения.

Затем 9 апре­ля в газе­те Global Times, извест­ной сво­ей ярко выра­жен­ной наци­о­на­ли­сти­че­ской направ­лен­но­стью, вышла ста­тья под заго­лов­ком «Синьц­зян­ские базы дан­ных сфаль­си­фи­ци­ро­ва­ны анти­ки­тай­ски­ми ана­ли­ти­че­ски­ми цен­тра­ми на осно­ве лож­ных сви­де­тельств и по чисто поли­ти­че­ским моти­вам», в кото­рой утвер­жда­лось, что за Буни­ным сто­ят сепа­ра­ти­сты, а финан­си­ру­ют его про­ект Аме­ри­ка и Австралия.

Как рас­ска­зал Eurasianet.org сам Бунин, он и его сотруд­ни­ки, рабо­та­ю­щие на пол­став­ки по все­му миру, уде­ля­ют рабо­те над базой дан­ных жертв от 150 до 250 часов в неде­лю. По его сло­вам, он так и думал, что китай­ские про­па­ган­ди­сты рано или позд­но зай­мут­ся его проектом.

В ходе под­го­тов­ки к обли­чи­тель­ной пресс-кон­фе­рен­ции ано­ним­ные кри­ти­ки напра­ви­ли реги­стра­то­ру доме­на и хостинг-про­вай­де­ру сай­та жало­бы о нару­ше­нии пра­ва на част­ную жизнь. Про­ект так­же под­верг­ся серии кибе­р­атак, но ни одна из них не повли­я­ла на его работу.

Синьц­зян такой, каким хочет его пока­зать миру Ком­пар­тия. (Фото раз­ме­стил в Facebook посол Китая в Казах­стане Чжан Сяо)

С тех пор, как база дан­ных жертв Синьц­зя­на при­влек­ла вни­ма­ние меж­ду­на­род­ных СМИ, Китаю ста­ло слож­нее игно­ри­ро­вать ее.

Кро­ме того, про­ек­ту уда­лось решить свои финан­со­вые проблемы.

Если рань­ше Бунин при­зы­вал поль­зо­ва­те­лей на Facebook жерт­во­вать сред­ства на про­ект, то теперь в этом нет необ­хо­ди­мо­сти. На глав­ной стра­ни­це ука­зы­ва­ет­ся, что у про­ек­та уже есть необ­хо­ди­мые ему 5 тысяч дол­ла­ров на покры­тие еже­ме­сяч­ных опе­ра­ци­он­ных расходов.

Бунин утвер­жда­ет, что ни пра­ви­тель­ства, ни какие-либо орга­ни­за­ции не вкла­ды­ва­ют в про­ект ни копей­ки. Основ­ную часть пожерт­во­ва­ний обес­пе­чи­ва­ют про­стые люди, кото­рые вно­сят неболь­шие сум­мы – «от 10 до 100 долларов».

Что каса­ет­ся заяв­ле­ния Сюя о том, что 7000 чело­век из базы дан­ных живут обыч­ной жиз­нью, «мы пове­рим в это, когда услы­шим это» от них самих, ска­зал Бунин, кото­рый так­же опро­верг утвер­жде­ние о том, что более тыся­чи про­фи­лей жертв были сфабрикованы.

Заяв­ле­ние Сю «нас замо­ти­ви­ро­ва­ло еще боль­ше, посколь­ку оно еще раз под­твер­жда­ет, что каж­дое вно­си­мое имя и каж­дое при­ло­жен­ное нами уси­лие име­ют зна­че­ние», ска­зал Бунин. 

«Обработка зашумленных данных»

Про­фи­ли жертв регу­ляр­но и мето­дич­но обнов­ля­ют­ся либо самим Буни­ным, либо его коман­дой пере­вод­чи­ков, гово­ря­щих на китай­ском, уйгур­ском и казах­ском язы­ках, кото­рые в боль­шин­стве сво­ем пред­по­чи­та­ют сохра­нять анонимность.

Бунин срав­ни­ва­ет рабо­ту над запол­не­ни­ем базы недо­ста­ю­щей инфор­ма­ци­ей с «обра­бот­кой зашум­лен­ных дан­ных» – навык, кото­рый он отто­чил, когда учил­ся в тех­ни­че­ской док­то­ран­ту­ре (прав­да, он пока не закон­чил учебу).

По мере раз­ви­тия про­ек­та появ­ля­ют­ся все новые источ­ни­ки информации.

В кон­це 2019 года база дан­ных попол­ни­лась более 6 тыся­ча­ми новых про­фи­лей людей, чье зато­че­ние могут под­твер­дить пра­ви­тель­ствен­ные доку­мен­ты, кото­рые ока­за­лись в рас­по­ря­же­нии немец­ко­го уче­но­го Адри­а­на Зен­ца, нахо­дя­ще­го­ся под санк­ци­я­ми Китая.

Еще один спи­сок, запо­лу­чен­ный в резуль­та­те утеч­ки пра­ви­тель­ствен­ных доку­мен­тов, содер­жит име­на еще 500 чело­век, кото­рые явля­ют­ся жите­ля­ми синьц­зян­ско­го уез­да Каракаш.

Мно­гие про­фи­ли запол­не­ны лишь напо­ло­ви­ну; напро­тив неко­то­рых фами­лий ску­по зна­чит­ся «нахо­дит­ся под стра­жей» по состо­я­нию на 2018 год или «отправ­лен на обу­че­ние» (имен­но так обо­зна­ча­ют китай­ские вла­сти лаге­ря для интер­ни­ро­ван­ных). Не хва­та­ет допол­ни­тель­ных све­де­ний, бла­го­да­ря кото­рым мож­но было бы отсле­жи­вать судь­бу этих людей.

Наи­бо­лее пол­ная инфор­ма­ция о репрес­си­ро­ван­ных содер­жит­ся в про­фи­лях 2400 с лиш­ним этни­че­ских каза­хов, во мно­гие из кото­рых под­гру­же­ны виде­осви­де­тель­ства про­жи­ва­ю­щих в Казах­стане родственников.

Запо­лу­чить эту инфор­ма­цию ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря рабо­те казах­стан­ских акти­ви­стов из неза­ре­ги­стри­ро­ван­но­го объ­еди­не­ния «Ата­журт», кото­рые, несмот­ря на пре­сле­до­ва­ния со сто­ро­ны служб без­опас­но­сти, внес­ли, по сло­вам Буни­на, «неоце­ни­мый» вклад в раз­об­ла­че­ние дея­тель­но­сти китай­ских вла­стей в Синьцзяне.

Обеспечение доступности данных

Хотя Бунин в целом дово­лен тем, как зару­беж­ные СМИ осве­ща­ют собы­тия в Синьц­зяне, его бес­по­ко­ит одно­об­раз­ность пода­ва­е­мой инфор­ма­ции и неспо­соб­ность мно­гих новост­ных изда­ний взгля­нуть на про­ис­хо­дя­щее с раз­ных ракурсов.

По его сло­вам, зацик­лив­шись на лаге­рях пере­вос­пи­та­ния, жур­на­ли­сты упус­ка­ют из виду гораз­до более серьез­ную про­бле­му – дли­тель­ные сро­ки тюрем­но­го заклю­че­ния, к кото­рым при­го­во­ре­ны сот­ни тысяч людей. Китай закрыл боль­шин­ство лаге­рей, утвер­жда­ет Бунин, отме­чая, что коли­че­ство сви­де­тельств о пре­бы­ва­нии в лаге­рях сокра­ти­лось с кон­ца 2019 года.

Суд над Меме­том Абдул­лой, кото­рый в 2019 году был при­го­во­рен к пожиз­нен­но­му заклю­че­нию за «кор­руп­цию». (Кадр из видео)

Бунин так­же рас­кри­ти­ко­вал тех уче­ных и СМИ, кото­рые не жела­ют обна­ро­до­вать име­ю­щи­е­ся у них дан­ные по Синьц­зя­ну, назвав их посту­пок «мораль­но непри­ем­ле­мым и неэтичным».

Меж­ду тем, с тех пор, как Бунин начал реа­ли­за­цию про­ек­та в Алма­ты, Цен­траль­ная Азия, где лиде­ры сорев­ну­ют­ся в попыт­ках уго­дить Си Цзинь­пи­ну, пре­вра­ти­лась для него в небла­го­при­ят­ное место. Буни­ну запре­ти­ли въезд в Узбе­ки­стан, в Кыр­гыз­стане его окле­ве­та­ли в газе­те, свя­зан­ной с мест­ны­ми служ­ба­ми без­опас­но­сти, а в про­шлом году анну­ли­ро­ва­ли его казах­скую визу на фоне уси­ле­ния вла­стя­ми пре­сле­до­ва­ния свя­зан­ных с Синьц­зя­ном активистов.

В насто­я­щее вре­мя он соби­ра­ет­ся сде­лать упор на запол­не­ние про­фи­лей недо­ста­ю­щей инфор­ма­ци­ей, а не зани­мать­ся рас­ши­ре­ни­ем базы дан­ных. Кро­ме того, он и его коман­да пла­ни­ру­ют под­дер­жи­вать посто­ян­ную связь с поли­цей­ски­ми участ­ка­ми Синьц­зя­на с целью уточ­не­ния ста­ту­са задер­жан­ных и уси­ле­ния гло­баль­ной дока­за­тель­ной базы.

По сло­вам Буни­на, эта инфор­ма­ция жиз­нен­но необ­хо­ди­ма «для сохра­не­ния досто­ин­ства и чело­веч­но­сти наро­да [Синьц­зя­на]», даже если мно­гих из этих людей уже не спасти.

Источ­ник: https://russian.eurasianet.org/

архивные статьи по теме

Марченко любит деньги, но ненавидит женщин

Глобальный профсоюз IndustriALL осудил антирабочую политику «Казахмыса»

Дольщики возвращаются на улицу