-25 C
Астана
30 января, 2023
Image default

Катастроф природы не избежать

В Казах­стане уже сей­час царит ано­маль­ная жара, как и в Сиби­ри, меж­ду тем в Москве, напри­мер, еще бук­валь­но на про­шлой неде­ле шел снег и были моро­зы. Какие сюр­при­зы опять гото­вит при­ро­да чело­ве­че­ству? Об этом мы спро­си­ли заве­ду­ю­ще­го лабо­ра­то­ри­ей кли­ма­то­ло­гии Инсти­ту­та гео­гра­фии РАН, док­то­ра гео­гра­фи­че­ских наук Андрея Шма­ки­на.
Подроб­но­сти читай­те наhttp://www.facebook.com/respublika.kaz
 

Автор: Вера ИЛЬИНА

- Андрей Бори­со­вич, весь мир пере­жи­ва­ет за Япо­нию. Ново­сти отту­да до сих пор идут весь­ма неуте­ши­тель­ные. Как, на ваш взгляд, послед­ствия япон­ской ката­стро­фы ска­жут­ся на климате?

- К кли­ма­ту ни при­чи­ны, ни послед­ствия япон­ской тра­ге­дии не име­ют ни малей­ше­го отно­ше­ния. Это тек­то­ни­че­ские вещи — дви­же­ние плит. Зем­ле­тря­се­ние — это под­зем­ная кух­ня. На здо­ро­вье людей послед­ствия ката­стро­фы, загряз­не­ния, вли­ять, без­услов­но, могут, но никак не на климат.

- А како­вы, по-ваше­му, пер­спек­ти­вы надви­га­ю­ще­го­ся лета? Есть ли осно­ва­ния ожи­дать оче­ред­ных сюр­при­зов — в част­но­сти, в Рос­сии и Казахстане?

- Если гово­рить о пого­де, дол­го­сроч­ные про­гно­зы, конеч­но, дела­ют­ся, но они име­ют очень неболь­шую досто­вер­ность. Точ­но­го про­гно­за на лето сей­час дать невоз­мож­но. Так устро­е­на атмо­сфе­ра: она пред­ска­зу­е­ма толь­ко на несколь­ко дней впе­ред, и все. Соот­вет­ствен­но, точ­но ска­зать, будет ли повто­ре­ние ано­маль­ной жары в Рос­сии, как про­шлым летом, нель­зя. По тео­рии веро­ят­но­сти это крайне мало­ве­ро­ят­но — про­сто исхо­дя из того, что это собы­тие само по себе было экс­тре­маль­ным, а два раза под­ряд абсо­лют­ный экс­тре­мум вряд ли повто­рит­ся. Так что это мало­ве­ро­ят­но, но толь­ко исхо­дя из таких соображений.

- В про­шлом году было мно­го вер­сий при­чин ано­маль­ной жары в Рос­сии. На ваш взгляд, какая из них более оправ­дан­на? В чем на самом деле при­чи­на жары-2010?

- Там сыг­ра­ло роль сов­па­де­ние мно­гих фак­то­ров. Непо­сред­ствен­ная при­чи­на понят­на: это сло­жив­ший­ся режим осо­бой атмо­сфер­ной цир­ку­ля­ции, когда над Восточ­ной Евро­пой дол­го сто­я­ла вол­на так назы­ва­е­мо­го струй­но­го тече­ния, соот­вет­ствен­но, гре­бень высо­ко­го дав­ле­ния. Но поче­му это про­изо­шло — до сих пор непо­нят­но нико­му. Выдви­га­ют­ся вся­кие вер­сии, но пол­но­цен­но­го объ­яс­не­ния нет и, ско­рее все­го, не будет. Кто-то гре­шит на вли­я­ние сол­неч­ной актив­но­сти, на вли­я­ние южно­го коле­ба­ния (южное коле­ба­ние — ком­плекс­ное явле­ние, раз­ви­ва­ю­ще­е­ся в тро­пи­че­ской зоне оке­а­нов и атмо­сфе­ре — ред.) оно быва­ет фаза­ми — то Эль-Ниньо, то Ла-Нинья. Вот в про­шлом году была фаза Ла-Нинья — может быть, она мог­ла повли­ять. Но, ско­рее все­го, там было мно­го причин.

- А поче­му никто точ­но не может назвать эти причины?

- Пото­му что атмо­сфе­ра тако­ва: здесь почти нико­гда нель­зя выде­лить какую-то одну при­чи­ну. Как пра­ви­ло, их все­гда быва­ет мно­го, все они вли­я­ют друг на дру­га, и в конеч­ном сче­те все это выли­ва­ет­ся во вся­кие погод­ные собы­тия, в том чис­ле и непри­ят­ные. Фак­ти­че­ски все, что чело­век уме­ет, — это сле­дить за пого­дой и за несколь­ко суток впе­ред ее про­гно­зи­ро­вать. Это да, чело­век может. Но ни пред­ска­зать пого­ду на более дол­гий срок, ни потом объ­яс­нить в дета­лях все меха­низ­мы како­го-то ката­клиз­ма на нынеш­нем уровне зна­ний невозможно.

- А вот мож­но, напри­мер, по нынеш­ней весне хотя бы при­мер­но пред­ска­зать, какое будет лето? Напри­мер, вес­на про­хлад­ная — зна­чит, и лето переживем…

- По весне абсо­лют­но ниче­го нель­зя ска­зать. Вес­на ни на что не ука­зы­ва­ет. Атмо­сфе­ра «забы­ва­ет» все, что было с ней месяц назад. Что было в фев­ра­ле или янва­ре — атмо­сфе­ра забы­ла навсе­гда. Быва­ют какие-то дол­го­вре­мен­ные послед­ствия в неко­то­рых обла­стях — когда какие-то очень яркие собы­тия остав­ля­ют след на месяц-два. Ска­жем, если было какое-то очень силь­ное увлаж­не­ние вес­ной — оно про­дер­жит­ся, какой-то эффект будет созда­вать в поч­ве — повы­шен­ную влаж­ность, еще месяц-пол­то­ра. В очень ред­ких слу­ча­ях два. Но атмо­сфе­ра — объ­ект с крат­кой памя­тью, ска­жем так. Оке­ан­ские тече­ния — да. Там более длин­ная память, они могут отча­сти вли­ять и на атмо­сфе­ру, меня­ют режим, созда­ют тем­пе­ра­тур­ные ано­ма­лии. Но в целом атмо­сфе­ра — это посто­ян­но живу­щая сре­да, такой кипя­щий котел. Что котел пом­нит про то, что было 10 минут назад? Ничего.

- А какие ката­клиз­мы вли­я­ют на атмо­сфе­ру? Вот в про­шлом году была ава­рия в Мек­си­кан­ском зали­ве… Неко­то­рые даже свя­зы­ва­ли ано­маль­ную жару с этим обстоятельством…

- Это не име­ет отно­ше­ния к кли­ма­ту, опять-таки. При чем тут раз­лив неф­ти? Про­изо­шла ава­рия на неф­те­до­бы­ва­ю­щей стан­ции, это чисто тех­но­ло­ги­че­ская ава­рия. Эко­ло­ги­че­ская обста­нов­ка жут­ко испор­ти­лась, погиб­ли пти­цы, рыбы, но кли­мат и тут ни при чем.

- А что одно­знач­но вли­я­ет на климат?

- Сол­неч­ная актив­ность, газо­вый состав атмо­сфе­ры — то есть вся­кие выбро­сы в атмо­сфе­ру. Хотя они вли­я­ют, ско­рее, кос­вен­ным обра­зом. Выбро­сы при­чем раз­ные — и газов, и твер­дых частиц, вся­кой сажи («аэро­зо­ли» их назы­ва­ют). Затем, напри­мер, то, что снег ста­но­вит­ся тем­нее в инду­стри­аль­ных рай­о­нах — это тоже вли­я­ет. Все, что каким-то обра­зом меня­ет либо опти­че­ские свой­ства при­род­ной сре­ды, либо газо­вый состав атмо­сфе­ры, либо добав­ля­ет какие-то при­ме­си — это все ска­зы­ва­ет­ся. В какой-то сте­пе­ни на кли­мат вли­я­ют извер­же­ния вул­ка­нов, но там все зави­сит от того, на какую высо­ту это извер­же­ние про­изо­шло. Про­шло­год­ний исланд­ский вул­кан на кли­мат, ска­жем так, почти не повли­ял. Он сде­лал свое чер­ное дело в отно­ше­нии воз­душ­но­го транс­пор­та, но не более.

- А извер­же­ние на какую высо­ту пред­став­ля­ет опас­ность с точ­ки зре­ния вли­я­ния на климат?

- Если достиг­ло стра­то­сфе­ры — не мень­ше 10—12 км. Или боль­ше. Тогда вли­я­ние будет замет­ным. Тут еще важ­но, что­бы эффект был дол­гим. А эффект несколь­ких дней ниче­го не дает. Так вот, если про­изо­шло извер­же­ние на 10—12 км, на тех высо­тах не про­ис­хо­дит быст­ро­го «вымы­ва­ния» этих частиц, выбро­шен­ных туда, и они там доволь­но дол­го сохра­ня­ют­ся — в зави­си­мо­сти от ситу­а­ции меся­цы, а может, и годы. А эти части­цы задер­жи­ва­ют сол­неч­ную энер­гию — то есть спо­соб­ству­ют похо­ло­да­нию. После очень силь­ных извер­же­ний имен­но в высо­кие слои атмо­сфе­ры, как пра­ви­ло, похо­ло­да­ние насту­па­ет на год-два. Но, опять-таки, это ниче­го не зна­чит для кон­крет­но­го региона.

- Поче­му?

- А из-за это­го «кипя­ще­го кот­ла». На общем фоне потеп­ле­ния все­гда най­дет­ся какое-то похо­ло­да­ние. Или даже в одном и том же месте — боль­шую часть года, допу­стим, теп­ле­ет, а в какой-то месяц слу­ча­ет­ся холод­ная ано­ма­лия. Вот так устро­е­на атмосфера.

- Раз пред­ска­зать тол­ком ниче­го нель­зя, что же делать?

- Пони­ма­е­те, меры-то нуж­но при­ни­мать не по отно­ше­нию к атмо­сфе­ре, а по отно­ше­нию к самим себе. Лес­ная служ­ба долж­на быть в поряд­ке, по пер­вой коман­де долж­на быть запу­ще­на систе­ма пожа­ро­ту­ше­ния. Дол­жен быть непре­рыв­ный кос­ми­че­ский мони­то­ринг — чего в Рос­сии нет, в нашей кос­ми­че­ской стране. 50 лет про­шло с поле­та Гага­ри­на — а в Рос­сии нет регу­ляр­но­го кос­ми­че­ско­го мони­то­рин­га оча­гов возгорания.

- У оче­вид­цев — точ­нее, выжив­ших про­шлым летом в Рос­сии — мне­ния рас­хо­дят­ся, что страш­нее: дым или жара…

- А с жарой бороть­ся невоз­мож­но — исклю­чи­тель­но с помо­щью кондиционера.

- Но все-таки XXI век на дво­ре. Неуже­ли науч­ная мысль ниче­го не может изоб­ре­сти? Есть такой аме­ри­кан­ский фильм, там в анти­цик­лон посла­ли некое управ­ля­е­мое устрой­ство и раз­ру­ши­ли его…

- Это фан­та­сти­ка, и даже не науч­ная. Ника­ких подоб­ных спо­со­бов имен­но в отно­ше­нии анти­цик­ло­на на сего­дняш­ний день нет. Вот обла­ка на корот­кое вре­мя и в локаль­ном месте разо­гнать мож­но. Но имен­но сде­лать вре­мен­ную дыр­ку, кото­рая закро­ет­ся через несколь­ко часов, и зав­тра, опять-таки, атмо­сфе­ра уже ниче­го не будет пом­нить. А вот анти­цик­лон — то есть огром­ный очаг ясной пого­ды с уста­но­вив­ши­ми­ся нис­хо­дя­щи­ми дви­же­ни­я­ми — невоз­мож­но ни сдви­нуть, ни как-то повли­ять на него.

- Пожа­ры на повы­ше­ние тем­пе­ра­ту­ры вли­я­ли или это тоже несвя­зан­ные процессы?

- Тут есть неко­то­рое вли­я­ние, ско­рее, обрат­ное. Когда мно­го дыма накап­ли­ва­ет­ся в атмо­сфе­ре, это созда­ет эффект срод­ни извер­же­нию вул­ка­на: сол­неч­ным лучам ста­но­вит­ся труд­нее про­би­вать­ся к зем­ле, и на самом деле это немнож­ко сни­жа­ет тем­пе­ра­ту­ру. Вот когда в Рос­сии нача­лись силь­ные пожа­ры, тем­пе­ра­ту­ра на гра­дус-дру­гой упа­ла. Но я бы ска­зал, что с точ­ки зре­ния ощу­ще­ний ста­ло все-таки хуже.

- В Казах­стане уже уста­но­ви­лась ано­маль­ная жара. Сред­не­су­точ­ная тем­пе­ра­ту­ра пре­вы­ша­ет нор­му на 8—12 гра­ду­сов. Где-то стол­би­ки тер­мо­мет­ров пере­ва­ли­ли за отмет­ку 30 гра­ду­сов. Новые рекор­ды отме­ча­ют­ся и в Ашха­ба­де, где отме­че­но до +36,5 гра­ду­сов теп­ла. С чем вы это свя­зы­ва­е­те и что тогда ждать летом?

- Про лето никто не может ска­зать ниче­го. А сей­час… опять-таки, в кипя­щем кот­ле где-нибудь обя­за­тель­но есть ката­клизм. Атмо­сфе­ра тако­ва, что обя­за­тель­но в каком-то участ­ке Зем­ли есть бед­ствие, свя­зан­ное с атмо­сфе­рой. Возь­ми­те любой день — обя­за­тель­но бед­ствие най­де­те. Вот сей­час оче­редь Цен­траль­ной Азии насту­пи­ла. Но это не озна­ча­ет, что летом будет +50. Это же все вол­на­ми идет. Все эти ано­ма­лии при­хо­дят вол­на­ми и ухо­дят, исче­зая в нику­да. Нуж­но про­сто это пере­жить. Это непри­ят­но, но что поде­ла­ешь. Чело­век дол­жен быть гото­вым к это­му. А у нас лет­няя жара — сюр­приз, выпа­де­ние сне­га зимой — тоже.

- Поль­зу­ясь слу­ча­ем, хоте­лось бы спро­сить: а как уче­ные-кли­ма­то­ло­ги отно­сят­ся к тео­рии кон­ца све­та — 2012? Вро­де бы ожи­да­ют­ся боль­шие при­род­ные ката­клиз­мы… Это все к нау­ке име­ет какое-то отношение?

- Нет. Ни малей­ше­го. Но что я могу вам ска­зать точ­но — в 2012 году, как и в любом дру­гом, обя­за­тель­но будут где-то погод­ные ката­клиз­мы. Вот это мож­но гаран­ти­ро­вать. При этом ника­ко­го рез­ко­го пере­ло­ма не про­ис­хо­дит — кли­ма­ти­че­ский режим, в общем, более или менее тот же самый. Прав­да, мы сей­час име­ем дело с плав­ным потеп­ле­ни­ем. Оно есть это факт, не выдум­ка. Но оно мед­лен­ное. В сущ­но­сти, без ста­ти­сти­че­ско­го ана­ли­за рядов тем­пе­ра­ту­ры вы его вооб­ще не заме­ти­те. Но каких-то рез­ких, пере­лом­ных пере­хо­дов атмо­сфе­ры в какое-то дру­гое состо­я­ние, как пока­зы­ва­ют во вся­ких филь­мах-ката­стро­фах, про­сто не может быть. Для это­го нет реши­тель­но ника­ких при­чин. Каж­дый год — это про­сто плав­ное про­дол­же­ние преды­ду­ще­го. Но обя­за­тель­но бед­ствия где-то будут — это свой­ство атмо­сфе­ры. Она так устроена.

Excerpt from:
Ката­строф при­ро­ды не избежать

архивные статьи по теме

Масимов, Кулибаев, Нуриева, TeliaSonera. Искусство коррупции.

Editor

«Чтобы Макс остался один». В Атырау преследуют сторонников активиста Бокаева

Editor

Аким Тасмагамбетов астанчан отшивает