29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Как стать следующим президентом в Центральной Азии

 

В реги­оне с авто­ри­тар­ны­ми лиде­ра­ми, нахо­дя­щи­ми­ся дол­гое вре­мя у вла­сти, рано или позд­но воз­ни­ка­ет вопрос о том, кто же при­дет к вла­сти сле­ду­ю­щим. Одна­ко в четы­рех из пяти стран Цен­траль­ной Азии систе­ма настоль­ко непро­зрач­на, что делать какие-либо пред­по­ло­же­ни­яо­чень сложно.

 

 

Слева направо: президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Узбекистана Ислам Каримов, президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов.

Сле­ва напра­во: пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон, пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев, пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Ислам Кари­мов, пре­зи­дент Турк­ме­ни­ста­на Гур­бан­гу­лы Бердымухамедов.

Еще в нача­ле 2016 года ниче­го не пред­ве­ща­ло того, что в стра­нах Цен­траль­ной Азии будут про­во­дить­ся какие-либо выбо­ры. Одна­ко уже в кон­це янва­ря в Казах­стане выдви­ну­ли ини­ци­а­ти­ву про­ве­де­ния досроч­ных пар­ла­мент­ских выбо­ров. Таджи­ки­стан и Турк­ме­ни­стан так­же запла­ни­ро­ва­ли про­ве­де­ние рефе­рен­ду­мов по вне­се­нию изме­не­ний в Кон­сти­ту­цию, поз­во­ля­ю­щие нынеш­ним лиде­рам оста­вать­ся у вла­сти на неопре­де­лен­ные сроки.

Неко­то­рые уви­де­ли в этом еще один при­знак того, что сме­на лиде­ров в стра­нах Цен­траль­ной Азии уже не за гора­ми. В тече­ние мно­гих лет идут раз­го­во­ры о том, кто же всё-таки при­дет к вла­сти сле­ду­ю­щим. Одна­ко в четы­рех из пяти стран реги­о­на – Турк­ме­ни­стане, Казах­стане, Узбе­ки­стане и Таджи­ки­стане – систе­мы настоль­ко непро­зрач­ны, что выдви­нуть какие-либо пред­по­ло­же­ния доволь­но сложно.

Турк­мен­ская редак­ция Азатты­ка на про­шлой неде­ле про­ве­ла круг­лый стол, посвя­щен­ный не столь­ко тому, кто кон­крет­но может ока­зать­ся у руля вла­сти в стра­нах Цен­траль­ной Азии, сколь­ко о том, как запо­лу­чить пре­зи­дент­ское крес­ло и какие для это­го могут пона­до­бить­ся союз­ни­ки, како­го поли­ти­че­ско­го кур­са нуж­но будет при­дер­жи­вать­ся, что­бы заво­е­вать под­держ­ку насе­ле­ния и леги­тим­ность. Дис­кус­сию вел дирек­тор Турк­мен­ской редак­ции Азатты­ка Мухам­мад Тахир.

РАЗЛИЧНЫЕ ОРИЕНТИРЫ

Почти 25 лет про­шло с тех пор, как пять госу­дарств Цен­траль­ной Азии обре­ли неза­ви­си­мость. Ныне эти стра­ны замет­но обосо­би­лись друг от дру­га, поэто­му и про­цесс тран­зи­та вла­сти в каж­дой стране будет особым.

 

Президент Узбекистана Ислам Каримов.

Пре­зи­дент Узбе­ки­ста­на Ислам Каримов.

 

В Казах­стане и Узбе­ки­стане пре­зи­ден­ты бес­смен­но нахо­дят­ся у руля вла­сти еще со вре­мен рас­па­да СССР в 1991 году. Пре­зи­ден­ту Казах­ста­на Нур­сул­та­ну Назар­ба­е­ву в июле испол­нит­ся 76 лет, а пре­зи­ден­ту Исла­му Кари­мо­ву в кон­це янва­ря испол­ни­лось 78 лет.

Быть вто­рым пре­зи­ден­том в этих стра­нах будет непро­сто. Но и забрать­ся так высо­ко без серьёз­ной под­держ­ки невозможно.

Рейд Стен­диш, вашинг­тон­ский жур­на­лист, пишу­щий на темы внеш­ней поли­ти­ки, счи­та­ет, что для Казах­ста­на, как стра­ны, экс­пор­ти­ру­ю­щей нефть, пред­по­чти­тель­но, что­бы сле­ду­ю­щим пре­зи­ден­том стал пред­ста­ви­тель биз­нес-эли­ты. При этом жела­тель­но, что­бы этот некто стал незаменимым.

В Узбе­ки­стане же, по его мне­нию, рас­ста­нов­ка сил совсем другая:

- Если вы при­смот­ри­тесь к Узбе­ки­ста­ну, боль­шая часть денег и вла­сти гене­ри­ру­ет­ся внут­ри стра­ны, так что … служ­бы без­опас­но­сти будут, веро­ят­но, играть гораз­до бóль­шую роль в Узбе­ки­стане в сце­на­рии пре­ем­ствен­но­сти [и] воз­мож­но, будут как раз теми, кто возь­мет браз­ды правления.

В нынеш­них усло­ви­ях пред­ста­ви­те­ли эли­ты почти навер­ня­ка высту­пят в каче­стве «серых кар­ди­на­лов» в поли­ти­ке, когда нуж­но будет опре­де­лять­ся со сле­ду­ю­щи­ми цен­траль­но­ази­ат­ски­ми руко­во­ди­те­ля­ми, счи­та­ет автор кни­ги «Импорт демо­кра­тии: Роль НПО в Южной Афри­ке, Таджи­ки­стане и Арген­тине» Джу­ли Фишер Мел­тон из Вашингтона.

 

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на избирательном участке во время досрочных выборов в мажилис. Астана, 20 марта 2016 года.

Пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев на изби­ра­тель­ном участ­ке во вре­мя досроч­ных выбо­ров в мажи­лис. Аста­на, 20 мар­та 2016 года.

 

– Воле­изъ­яв­ле­ние эли­ты ока­жет по боль­шо­му сче­ту лишь очень вре­мен­ный эффект на леги­тим­ность. В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве граж­дан­ское обще­ство явля­ет­ся надеж­дой для инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции с само­го низа. Без инсти­ту­ци­о­на­ли­за­ции сни­зу, изме­не­ния навер­ху будут про­дол­жать про­ис­хо­дить, но на самом деле всё при­дёт к тому, что ника­ких изме­не­ний вооб­ще не будет, — счи­та­ет Джу­ли Фишер Мелтон.

ФАКТОР ИСЛАМА

Лиде­ры Казах­ста­на, Узбе­ки­ста­на и Таджи­ки­ста­на поль­зу­ют­ся леги­тим­но­стью, кото­рая в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни про­ис­те­ка­ет из дли­тель­но­го сро­ка пре­бы­ва­ния во вла­сти. По сло­вам Стен­ди­ша, Кари­мов и Назар­ба­ев могут назы­вать себя «отца­ми сво­их наро­дов», а пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон, нахо­дя­щий­ся у вла­сти с 1992 года, – играть на сво­ем ими­дже «осно­во­по­лож­ни­ка мира» за его роль в пре­кра­ще­нии граж­дан­ской вой­ны 1992–1997 годов в Таджи­ки­стане. Такая леги­тим­ность, оче­вид­но, не перей­дет к тому, кто при­дет сра­зу после них.

По мне­нию участ­ни­ка дис­кус­сии, экс-совет­ни­ка пре­зи­ден­та Кыр­гыз­ста­на Эди­ля Бай­са­ло­ва, ныне одно­го из веду­щих поли­то­ло­гов в стране, сме­на поко­ле­ний в Кыр­гыз­стане ощу­ща­ет­ся уже сейчас.

 

Кыргызский политолог Эдиль Байсалов.

Кыр­гыз­ский поли­то­лог Эдиль Байсалов.

– На дан­ный момент самым попу­ляр­ным чело­ве­ком в Кыр­гыз­стане явля­ет­ся один из про­по­вед­ни­ков – он назы­ва­ет себя «шей­хом». Невоз­мож­но пред­ста­вить, что­бы какой-либо поли­тик или любая дру­гая лич­ность, име­ла бы столь боль­шую ауди­то­рию … его еже­не­дель­ные видео смот­рят сот­ни тысяч в Кыр­гыз­стане, — гово­рит он.

На про­тя­же­нии мно­гих веков ислам был в Цен­траль­ной Азии частью поли­ти­ки. Несмот­ря на уси­лия пре­зи­ден­тов реги­о­на осла­бить вли­я­ние рели­гии, ислам вновь будет играть боль­шую роль в поли­ти­ке региона.

Под­держ­ка веру­ю­щих может помочь про­дви­нуть кого-то на высо­ко­по­став­лен­ный пост. Но такой под­ход здесь все­гда был рис­ко­ван­ным делом, в част­но­сти для лиде­ров, кото­рые не явля­ют­ся столь уж религиозными.

 

ИНТЕРЕСЫ РОССИИ

 

Эдиль Бай­са­лов упо­ми­на­ет еще один реша­ю­щий фак­тор в пере­да­че вла­сти в Цен­траль­ной Азии – Кремль.

 

– Рос­сия поза­бо­тит­ся о том, что­бы она игра­ла опре­де­лен­ную роль. Они могут не дать офи­ци­аль­но­го при­зна­ния, они могут пытать­ся чинить пре­пят­ствия, они могут попы­тать­ся предо­ста­вить неко­то­рые гаран­тии, напри­мер, если воз­ник­нет какая-то ситу­а­ция в сфе­ре без­опас­но­сти. Самым важ­ным источ­ни­ком при­зна­ния, под­держ­ки и леги­тим­но­сти будет Москва, — гово­рит Байсалов.

 

Президенты постсоветских стран во время прогулки по территории правительственной резиденции в Душанбе. (Слева направо: президент Таджикистана Эмомали Рахмон, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Беларуси Александр Лукашенко, президент России Владимир Путин). 14 сентября 2015 года.

Пре­зи­ден­ты пост­со­вет­ских стран во вре­мя про­гул­ки по тер­ри­то­рии пра­ви­тель­ствен­ной рези­ден­ции в Душан­бе. (Сле­ва напра­во: пре­зи­дент Таджи­ки­ста­на Эмо­ма­ли Рах­мон, пре­зи­дент Казах­ста­на Нур­сул­тан Назар­ба­ев, пре­зи­дент Бела­ру­си Алек­сандр Лука­шен­ко, пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Путин). 14 сен­тяб­ря 2015 года.

 

В самом деле, труд­но себе пред­ста­вить, что­бы Кремль воз­дер­жал­ся от вме­ша­тель­ства, если бы в одной из стран Цен­траль­ной Азии появил­ся про­за­пад­ный либо про­ки­тай­ский, или про­ис­лам­ский лидер. При­зна­ние инте­ре­сов Рос­сии в реги­оне явля­ет­ся почти обя­за­тель­ным усло­ви­ем для при­хо­да к власти.

 

Участ­ни­ки дис­кус­сии обсу­ди­ли так­же, насколь­ко по-раз­но­му осу­ществ­ля­лась пере­да­ча вла­сти в Цен­траль­ной Азии в про­шлом. Пере­да­ча вла­сти в Турк­ме­ни­стане в декаб­ре 2006 года после смер­ти пер­во­го пре­зи­ден­та Сапар­му­ра­та Ния­зо­ва про­шла глад­ко, но совер­шен­но непро­зрач­но. В Кыр­гыз­стане же про­изо­шли две рево­лю­ции (2005 и 2010 год), резуль­та­том кото­рых было свер­же­ние президентов.

 

Пер­вые два пре­зи­ден­та Таджи­ки­ста­на (Рах­мон Наби­ев и Акбар­шо Искан­да­ров) были по суще­ству отстра­не­ны от вла­сти в 1992 году с нача­лом граж­дан­ской вой­ны в стране.

 

 

 

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Казахстанское содержание «Панамагейта»: близкие люди

Editor

С юбилейным и интернациональным

Две стороны “успехов” по…

Editor