29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

Как стать единственным Елбасы

Назар­ба­ев обе­ща­ет изме­нить кон­сти­ту­цию Казах­ста­на и отка­зать­ся от супер­пре­зи­дент­ской республики

 В минув­шее вос­кре­се­нье в Казах­стане состо­я­лись досроч­ные пар­ла­мент­ские выбо­ры. Про­цесс не вызвал бы тако­го резо­нан­са, если бы не выступ­ле­ние пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, кото­рый после голо­со­ва­ния на изби­ра­тель­ном участ­ке в зда­нии Двор­ца школь­ни­ков в Астане сде­лал сра­зу несколь­ко гром­ких заявлений. 

Во-пер­вых, он при­звал «не под­го­нять» Казах­стан к демо­кра­тии. «Вопро­сы изме­не­ния – в буду­щем, демо­кра­тия – это не нача­ло пути. Демо­кра­тия для нас – это конец пути. Мы посте­пен­но рефор­ми­ру­ем, при­ни­ма­ем зако­ны, дви­га­ем­ся в этом направ­ле­нии. И под­го­нять нас не надо, пото­му что мы – дру­гие. В Азии дру­гие семей­ные отно­ше­ния, дру­гая рели­гия, дру­гие воз­мож­но­сти меж­ду людь­ми, поэто­му всем госу­дар­ствам надо научить­ся ува­жать тра­ди­ции, исто­рию и куль­ту­ру друг дру­га», – ска­зал Назарбаев.

Во-вто­рых, Назар­ба­ев не исклю­чил воз­мож­но­сти пере­хо­да на новую поли­ти­че­скую систе­му в стране и пере­рас­пре­де­ле­ния власт­ных пол­но­мо­чий меж­ду пре­зи­ден­том, пар­ла­мен­том и пра­ви­тель­ством. «Мы в этом направ­ле­нии дума­ем. А когда это будет про­ис­хо­дить, мы посмот­рим по обста­нов­ке в эко­но­ми­ке, мире, внут­ри стра­ны. Если будет такая воля, что надо будет пере­хо­дить на дру­гую систе­му управ­ле­ния, мы очень серьез­но над этим будем думать и дума­ем», – Назар­ба­ев ска­зал об этом очень обте­ка­е­мо, но за пре­де­ла­ми казах­стан­ско­го пери­мет­ра это заяв­ле­ние всех очень взбу­до­ра­жи­ло. Об окон­ча­нии эпо­хи супер­пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ки в Казах­стане нача­ли гово­рить чуть ли не как о свер­шив­шем­ся факте.

Повто­ре­ние сказанного
На самом деле фра­за Назар­ба­е­ва об изме­не­нии поли­ти­че­ской систе­мы зву­чит в Казах­стане не в пер­вый раз. По-круп­но­му пре­зи­дент стал разыг­ры­вать кар­ту необ­хо­ди­мых изме­не­ний в стране боль­ше года назад – когда пред­став­лял свой оче­ред­ной гло­баль­ный анти­кри­зис­ный план под назва­ни­ем «Пять инсти­ту­ци­о­наль­ных реформ». Послед­ней рефор­мой как раз и шла необ­хо­ди­мость пере­рас­пре­де­ле­ния власт­ных пол­но­мо­чий. «А кон­сти­ту­ци­он­ный воз и ныне там, то есть в 1995 году, когда вся пол­но­та вла­сти в стране была скон­цен­три­ро­ва­на в одних руках», – груст­но иро­ни­зи­ру­ет поли­тик Амир­жан Косанов.

Нынеш­нее заяв­ле­ние – если его рас­смат­ри­вать вне выбор­но­го кон­тек­ста – может быть пер­вым сиг­на­лом к стар­ту изме­не­ний. Коса­нов, ого­ва­ри­ва­ясь, что дей­ствия вла­сти в этом щепе­тиль­ном вопро­се преду­га­дать почти невоз­мож­но, все же пред­по­ла­га­ет, что изме­не­ния не за гора­ми. «Мне кажет­ся, что насту­па­ю­щий пост­на­зар­ба­ев­ский пери­од все же заста­вит власть занять­ся пере­рас­пре­де­ле­ни­ем пол­но­мо­чий меж­ду вет­вя­ми вла­сти. На такой «жерт­вен­ный» шаг она пой­дет не «демо­кра­тии ради», а исклю­чи­тель­но для соб­ствен­но­го само­со­хра­не­ния. Ибо «вто­ро­го Назар­ба­е­ва» с таки­ми же супер­пол­но­мо­чи­я­ми стра­на уже не выдер­жит», – раз­мыш­ля­ет политик.

О том, что эли­ты нахо­дят­ся в режи­ме ожи­да­ния, дума­ет и дирек­тор Груп­пы оцен­ки рис­ков Досым Сат­па­ев. «Тези­сы о необ­хо­ди­мо­сти пере­рас­пре­де­ле­ния вла­сти зву­чат в послед­ние 2–3 года регу­ляр­но, и озву­чи­ва­ют их толь­ко два чело­ве­ка: пре­зи­дент Назар­ба­ев и спи­кер Сена­та Касым-Жомарт Тока­ев, – гово­рит Сат­па­ев. – Все гово­рит о том, что схе­ма эта обсуж­да­ет­ся. Но, как пока­за­ли пар­ла­мент­ские выбо­ры, кон­крет­ных шагов пока не вид­но». Про­бле­ма, по мне­нию поли­то­ло­га, в том, что власть сама себя загна­ла в угол: с одной сто­ро­ны, она пони­ма­ет, что нуж­но уси­ли­вать пар­ла­мент, с дру­гой – ужас­но это­го боит­ся, посколь­ку тогда нуж­но вно­сить изме­не­ния в изби­ра­тель­ное и пар­тий­ное зако­но­да­тель­ства, а это чре­ва­то некон­тро­ли­ру­е­мой демо­кра­ти­ей (то есть «кон­цом пути»).

Поли­тик Петр Сво­ик счи­та­ет, что нынеш­нее выска­зы­ва­ние Назар­ба­е­ва – это старт рефор­мы, посколь­ку он хочет остать­ся един­ствен­ным и непо­вто­ри­мым елба­сы. «Самое пло­хое, что для него может слу­чить­ся, – это насле­до­ва­ние, – гово­рит Сво­ик. – Он боит­ся, что не успе­ет рефор­ми­ро­вать этот пост, и его зай­мет кто-то, кто даже при всей лояль­но­сти будет вынуж­ден рефор­ми­ро­вать исто­ри­че­скую роль Папы и спи­сы­вать на него мно­го чего». Что­бы не допу­стить XX съез­да в мас­шта­бе Казах­ста­на, Назар­ба­ев, по мне­нию Сво­и­ка, сде­ла­ет пост пре­зи­ден­та подоб­ным англо-коро­лев­ско­му, а пол­но­та вла­сти сосре­до­то­чит­ся в руках «Нур Отан», где наи­бо­лее замет­ная фигу­ра – его дочь Дари­га Назар­ба­е­ва. «Испол­ни­тель­ную власть пре­зи­дент дол­жен отдать в кла­но­вую кор­по­ра­цию, – счи­та­ет Сво­ик. – Торо­пить­ся Назар­ба­ев не будет, но кри­зис очень серьез­но насту­па­ет на пят­ки. Власть чув­ству­ет себя крайне неуве­рен­но, и эта рефор­ма может слу­чить­ся вскорости».

Поли­то­лог и экс­перт по Цен­траль­ной Азии Арка­дий Дуб­нов, в свою оче­редь, отно­сит­ся к заяв­ле­ни­ям Назар­ба­е­ва скеп­ти­че­ски. «До тех пор, пока Назар­ба­ев жив, здо­ров и дее­спо­со­бен, раз­го­во­ры об изме­не­нии фор­мы прав­ле­ния в Казах­стане носят исклю­чи­тель­но риту­аль­ный харак­тер, посколь­ку все заяв­ля­е­мые «тело­дви­же­ния» госу­дар­ствен­ной систе­мы в этом направ­ле­нии име­ют сво­ей целью сохра­не­ние вла­сти елба­сы и гаран­тий его без­опас­но­сти в той или иной фор­ме прав­ле­ния. Это утвер­жде­ние оста­ет­ся в силе, даже если будет осу­ществ­ле­на пере­да­ча части пре­зи­дент­ских пол­но­мо­чий пар­ла­мен­ту или пра­ви­тель­ству», – уве­рен он.

Кари­ка­ту­ра на процесс
Клю­че­вой вопрос гря­ду­щих реформ заклю­ча­ет­ся в том, что от это­го будет казах­стан­ским сосе­дям – Рос­сии и стра­нам Цен­траль­ной Азии, где фор­мат супер­пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ки такой же обы­ден­ный, как и в Казах­стане. Опро­шен­ные «Новой» экс­пер­ты сомне­ва­ют­ся, что ситу­а­ция в Казах­стане может стать ката­ли­за­то­ром похо­жих про­цес­сов в дру­гих стра­нах. «Это заяв­ле­ние, несо­мнен­но, воз­бу­ди­ло инте­рес во внеш­нем мире к Казах­ста­ну и его лиде­ру, но я пола­гаю, что этот инте­рес иссяк­нет очень ско­ро, когда выяс­нит­ся, что все гром­кие наме­ре­ния изме­нить поли­ти­че­скую систе­му выльют­ся в кос­ме­ти­че­ские меры фор­маль­но­го харак­те­ра. Я не вижу пред­по­сы­лок к тому, что казах­стан­ский пре­це­дент подоб­но­го свой­ства смо­жет стать образ­цом для под­ра­жа­ния по одной при­чине: пер­со­на­лист­ский режим в Казах­стане пока не выра­бо­тал в себе внут­рен­них ресур­сов для пре­одо­ле­ния сво­ей при­ро­ды», – ста­вит диа­гноз Дубнов.

«Несмот­ря на схо­жесть при­зна­ков авто­ри­та­риз­ма, все-таки у каж­дой стра­ны пост­со­вет­ско­го про­стран­ства раз­ные воз­мож­но­сти для поли­ти­че­ско­го манев­ра, – гово­рит Амир­жан Коса­нов. – Напри­мер, в той же Рос­сии пре­зи­дент на целых 12 лет моло­же наше­го елба­сы. Воз­раст­ной фак­тор все­гда будет опре­де­ля­ю­щим в реше­нии судеб режи­мов лич­ной вла­сти». Поли­тик пола­га­ет, что офи­ци­аль­ная Москва даже не обра­тит вни­ма­ния на эти выска­зы­ва­ния, посколь­ку ей со сво­и­ми про­бле­ма­ми вооб­ще не до этого.

В свою оче­редь, Петр Сво­ик счи­та­ет, что Москве как раз таки до это­го есть дело – про­сто все­му свое вре­мя. «Как толь­ко Москва акти­ви­зи­ру­ет свою поли­ти­ку в отно­ше­нии стран Азии, так това­ри­щи ханы нач­нут все боль­ше огля­ды­вать­ся на Кремль», – гово­рит Сво­ик, имея в виду, что вско­ре такие ини­ци­а­ти­вы будут толь­ко по согла­со­ва­нию с Россией.

Но веро­ят­нее все­го Рос­сия, Запад и дру­гие отре­а­ги­ру­ют абсо­лют­но спо­кой­но. Нынеш­няя систе­ма их пол­но­стью устра­и­ва­ет, но и какие-то изме­не­ния, если они про­изой­дут под кон­тро­лем Назар­ба­е­ва, боль­шо­го бес­по­кой­ства у них не вызо­вут. «Для дру­гих стран важ­но, что­бы власть в Казах­стане обес­пе­чи­ва­ла ста­биль­ность и те прин­ци­пы внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ки, кото­рые зало­жил Назар­ба­ев. К тому же поли­ти­ки дру­гих стран пони­ма­ют, что каких-то рез­ких демо­кра­ти­че­ских изме­не­ний от Казах­ста­на вряд ли сто­ит ждать», – счи­та­ет Досым Сатпаев.

Соб­ствен­но, про­шед­шие в минув­шее вос­кре­се­нье пар­ла­мент­ские выбо­ры пока­за­ли, что клю­че­вы­ми в речи пре­зи­ден­та были, ско­рее, не сло­ва об изме­не­нии систе­мы, а сло­ва о том, что с демо­кра­ти­ей в Казах­стане пока не сто­ит торо­пить­ся. По пред­ва­ри­тель­ным рас­кла­дам, кон­струк­ция ново­го пар­ла­мен­та полу­чи­лась ров­но такой же, что и преды­ду­щая вплоть до деся­тых про­цен­та (у «Нур Отан» – боль­ше 82 про­цен­тов, у ком­му­ни­стов и пар­тии пред­при­ни­ма­те­лей «Ак жол» – чуть боль­ше 7 про­цен­тов). Сам день голо­со­ва­ния про­шел с мно­го­чис­лен­ны­ми нару­ше­ни­я­ми, неко­то­рые из кото­рых ста­ли объ­ек­том насме­шек даже сре­ди рос­сий­ских бло­ге­ров. А явка, назван­ная рекорд­ной (боль­ше 75%), вызва­ла сомне­ние даже у лояль­ных к вла­сти экс­пер­тов. Наблю­да­те­ли от СНГ, сре­ди кото­рых были, напри­мер, Нико­лай Валу­ев и Иосиф Коб­зон, выбо­ры похва­ли­ли, ОБСЕ при­выч­но рас­кри­ти­ко­ва­ла. И то, что пре­зи­дент поздра­вил «Нур Отан» с побе­дой уже через 20 минут после огла­ше­ния пред­ва­ри­тель­ных резуль­та­тов, гово­рит, ско­рее, о том, что имен­но такой сце­на­рий казах­стан­скую власть боль­ше все­го и устра­и­ва­ет. В кон­це кон­цов, пре­зи­дент обе­щал лишь рефор­мы – но никак не демо­кра­тию здесь и сейчас.

ком­мен­та­рий

«Новая газе­та» – Казах­стан» поин­те­ре­со­ва­лась у Ерму­ра­та Бапи, вид­но­го пред­ста­ви­те­ля ОСДП, кото­рую назы­ва­ют един­ствен­ной оппо­зи­ци­он­ной сре­ди допу­щен­ных к выбо­рам (набра­ла чуть больше

1 про­цен­та), какой глав­ный вывод мож­но сде­лать из всей изби­ра­тель­ной кампании.

— Как ска­зал пат­ри­арх казах­стан­ской оппо­зи­ции Серик­бол­сын Абдиль­дин, на этих выбо­рах все решил голос одно­го изби­ра­те­ля. Все три пар­тии, кото­рые были в пар­ла­мен­те до его роспус­ка, оста­ют­ся на сво­их местах, вклю­чая боль­шин­ство депу­та­тов. Воз­ни­ка­ет вопрос: а сто­и­ло ли горо­дить ого­род и тра­тить­ся на эти выбо­ры, если резуль­тат был предрешен?

За два дня до выбо­ров в «Фейс­бу­ке» появи­лось интер­ак­тив­ное голо­со­ва­ние с вопро­сом: «Если бы выбо­ры состо­я­лись сего­дня, за кого бы вы про­го­ло­со­ва­ли?». 38 про­цен­тов голо­су­ю­щих ска­за­ли, что на выбо­ры вооб­ще не пой­дут, посколь­ку в них не верят. За «Нур Отан» на «Фейс­бу­ке» про­го­ло­со­ва­ло 15 про­цен­тов, за ОСДП – 14,8 про­цен­та. Осталь­ные пар­тии были дале­ко поза­ди. И вдруг за два дня все поменялось.

Если бы мы попа­ли в пар­ла­мент, то мож­но было бы гово­рить о попыт­ках хоть какой-то поли­ти­че­ской модер­ни­за­ции. Но для вла­сти такой кон­тин­гент актив­ных и непо­слуш­ных депу­та­тов от нашей пар­тии, как Зауреш Бат­та­ло­ва, Петр Сво­ик, Уали­хан Кай­са­ров, Асхат Рахим­жа­нов, был неже­ла­те­лен, так как в тран­зит­ный пери­од нуж­ны послуш­ные. Так что ника­ких изме­не­ний и транс­фор­ма­ции поли­ти­че­ской систе­мы не ожидается.

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

архивные статьи по теме

Кыргызско-таджикский конфликт: чью сторону занимают соседние страны?

Editor

Внук Ислама Каримова рассказал о семье

К скандалу в ФНБ: где лучше купить банк

Editor