-28 C
Астана
22 января, 2021
Image default

Как Кенес Ракишев «выпал» из «дела Шакро»

В рас­по­ря­же­нии Rucriminal.info ока­за­лись рас­шиф­ров­ки судеб­ных раз­би­ра­тельств по двум уго­лов­ным делам: в отно­ше­нии «вора в законе» Заха­ра Кала­шо­ва (Шак­ро Моло­дой) и в отно­ше­нии сотруд­ни­ков ОВД Прес­нен­ский, кото­рые не вме­ша­лись в «раз­бо­ру» в ресто­ране «Эле­ментс». Мы будем частя­ми пуб­ли­ко­вать самые инте­рес­ные фраг­мен­ты слу­ша­ний. В част­но­сти, в пер­вой ста­тье при­ве­дем пока­за­ния адво­ка­та Эду­ар­да Будан­це­ва и потер­пев­шей Жан­ным Ким – вла­де­ли­цы «Эле­ментс», у кото­рой по вер­сии след­ствия, под­чи­нен­ные Шак­ро и вымо­га­ли день­ги. Сама Ким отка­за­лась при­ле­тать из Казах­ста­на (она явля­ет­ся граж­дан­кой этой стра­ны) и отве­чать на вопро­сы адво­ка­тов обви­ня­е­мых. По мне­нию Rucriminal.info, в первую оче­редь, что­бы не отве­чать на неудоб­ные вопро­сы о сво­ем покро­ви­те­ле казах­ском оли­гар­хе Кене­са Раки­ше­ве. А он сыг­рал нема­лую роль в «раз­бор­ке». Имен­но Раки­шев при­слал на под­мо­гу Ким адво­ка­та Эду­ар­да Будан­це­ва и его бой­цов, кото­рые были воору­же­ны. В резуль­та­те про­изо­шла пере­стрел­ка меж­ду Будан­це­вы­ми и бое­ви­ка­ми Шак­ро под руко­вод­ством «авто­ри­те­та» Андрея Кочуй­ко­ва (Ита­лья­нец).

16 декаб­ря 2015 года, когда Будан­цев еще нахо­дил­ся под стра­жей (поз­же ему избе­рут меру пре­се­че­ния в виде домаш­не­го аре­ста), про­шел его пер­вый допрос. Адво­кат подроб­но опи­сал собы­тия, про­изо­шед­шие 14 декаб­ря 2015 года. В част­но­сти, Будан­цев так опи­сы­ва­ет, как ему при­шлось поехать в «Эле­ментс»:  «14 декаб­ря, при­мер­но в 20 часов, мне на мобиль­ный позво­нил то ли Вяче­слав, то ли Кенес, я их по голо­сам путаю». Зво­нив­ший и рас­ска­зал, что какие-то люди «наез­жа­ют» на вла­де­ли­цу ресто­ра­на «Эле­ментс» Жан­ну Ким и ей тре­бу­ет­ся сроч­ная помощь. Под Вяче­сла­вом под­ра­зу­ме­ва­ет­ся круп­ный казах­ский биз­нес­мен Вяче­слав Ким (род­ствен­ник Жан­ны). Одна­ко, в дан­ном слу­чае зво­нив­шим Будан­це­ву был все-же не он, а имен­но Кенес Раки­шев (близ­кий при­я­тель Жан­ны и инве­стор «Эле­ментс»). О том, что адво­ка­ту зво­нил имен­но Раки­шев сле­ду­ет, как из мате­ри­а­лов «дела Будан­це­ва», так и из мате­ри­а­лов дела в отно­ше­нии сотруд­ни­ков поли­ции, обви­няв­ших­ся в том, что они не предот­вра­ти­ли пере­стрел­ку. По дан­ным rucriminal.info, в этих делах при­сут­ству­ют дета­ли­за­ции теле­фон­ных соеди­не­ний «тру­бок» Будан­це­ва и Ким. Так, вот из этих дета­ли­за­ций сле­ду­ет, что, когда к Ким при­е­ха­ли люди Ита­льян­ца, она зво­ни­ла по раз­ным номе­рам, в том чис­ле Кене­су Раки­ше­ву. В свою оче­редь, Раки­шев вско­ре после этой бесе­ды позво­нил Будан­це­ву. И послед­ний стал соби­рать­ся в ресто­ран «Эле­ментс». А вот соеди­не­ний меж­ду теле­фо­ном Будан­це­ва и теле­фо­ном Жан­ны нет. Более того, Ким до послед­не­го не зна­ла, кто при­е­дет на ее защи­ту. Она запи­сы­ва­ла раз­го­во­ры с вымо­га­те­ля­ми на дик­то­фон, кото­рый не выклю­ча­ла. Из-за это­го на запи­си (она при­сут­ству­ет в мате­ри­а­лах дела) ока­за­лись бесе­ды Жан­ны с людь­ми из ее коман­ды, а так­же неко­то­рые теле­фон­ные бесе­ды (слы­шен голос толь­ко Ким). В одной из этих бесед она гово­рит: «Сей­час еще под­ле­тят бой­цы от шефа мое­го. Все нор­маль­но». Поз­же в дру­гой бесе­де, Жан­на уточ­ня­ет, что это будут «люди Кенеса».

При­чем, после того, как Ким узна­ла, что при­бу­дут «люди Кене­са» она силь­но изме­ни­лась в пове­де­ние. Вот, как, соглас­но инфор­ма­ции Rucriminal.info, это опи­сал поли­цей­ский Шаки­ров, кото­ро­го суди­ли за то, что не оста­но­вил «раз­бор­ку»:  «Пове­де­ние Жан­ны Ким носит про­во­ка­ци­он­ный харак­тер, учи­ты­вая, что она осо­зна­но про­из­во­ди­ла ауди­о­за­пись и пони­ма­ла, что и кому ей необ­хо­ди­мо гово­рить, что­бы услы­шать нуж­ные отве­ты и побу­дить при­шед­ших лиц на агрес­сив­ную реак­цию и пове­де­ние. Поми­мо это­го, Ким неод­но­крат­но выхо­ди­ла из пере­го­вор­ной и захо­ди­ла обрат­но, дви­га­лась по ресто­ра­ну, в тече­ние вече­ра вела диа­лог с при­быв­ши­ми на встре­чу лица­ми, неод­но­крат­но поль­зо­ва­лась теле­фо­ном, что сви­де­тель­ству­ет о ее нор­маль­ном, непо­дав­лен­ном состо­я­нии и об отсут­ствии посту­пив­ших в ее адрес угроз жиз­ни и здоровью».

Поз­же Будан­цев изме­нил пока­за­ния. Из них выпал прось­ба Кене­са Раки­ше­ва вме­шать­ся в ситу­а­цию с Ким. Адво­кат заявил, буд­то у него с 2014 года было заклю­че­но согла­ше­ние об ока­за­нии юри­ди­че­ской помо­щи с ООО «Ган­гам Стайл» (при­над­ле­жит Ким) и имен­но в рам­ках это­го согла­ше­ния, а так­же по звон­ку Жан­ным, он и при­был 14 декаб­ря в «Эле­ментс».

Этих же пока­за­ний ста­ла при­дер­жи­вать­ся и Ким, а они про­ти­во­ре­чи­ли мате­ри­а­лам дела – пер­во­му допро­су Будан­це­ва и рас­шиф­ров­кам запи­сей, сдан­ный Жан­ной на диктофон.

Во вре­мя суда над Заха­ром Кала­шо­вым и Андре­ем Кочуй­ко­вым допрос Ким про­во­дил­ся в зда­нии Алма­тин­ско­го город­ско­го суда Рес­пуб­ли­ки Казах­стан путем исполь­зо­ва­ния систем видео­кон­фе­ренц-свя­зи. В ходе выступ­ле­ния Ким, Ита­лья­нец заявил сле­ду­ю­щее: «Жан­на, если вы буде­те на нас кле­ве­тать, я назо­ву ваших инве­сто­ров. Один — это род­ствен­ник, а вто­рой — это тот, кото­рый послал Будан­це­ва». Под послед­ним чело­ве­ком (послав­шим Будан­це­ва) Кочуй­ков под­ра­зу­ме­вал Ракишева.

         Поэто­му не уди­ви­тель­но, что Ким отка­за­лась отве­чать на вопро­сы обви­ня­е­мых и их адво­ка­том. Ведь Жан­на не опыт­ный Будан­цев, мог­ла «поплыть» и заго­во­рить про Кене­са Раки­ше­ва. Таким обра­зом, казах­ский оли­гарх окон­ча­тель­но «выпал» из «дела Шакро».

Теперь Rucriminal.info пере­хо­дит к пока­за­ни­ям Ким во вре­мя слушаний.

«Потер­пев­шая Ким дала подроб­ные и исчер­пы­ва­ю­щие пока­за­ния о совер­шен­ном в отно­ше­нии нее вымогательстве.

Так, Ким сооб­щи­ла, что с Миси­ко­вой она позна­ко­ми­лась в мар­те 2014 года и осе­нью того же года заклю­чи­ла дого­вор об ока­за­нии дизай­нер­ских услуг и выпол­не­нии про­ект­но-ремонт­ных работ. Соглас­но дого­во­ру Миси­ко­ва обя­за­лась раз­ра­бо­тать дизайн и осу­ще­ствить ремонт бара «Koba» и ресто­ра­на «Эле­ментс», рас­по­ла­гав­ших­ся на ули­це Роч­дель­ской в горо­де Москве. На эти цели, пояс­ни­ла потер­пев­шая, она пере­да­ла Миси­ко­вой 33 мил­ли­о­на руб­лей налич­ны­ми. Несмот­ря на это, свои обя­за­тель­ства в пол­ном объ­е­ме Миси­ко­ва не выпол­ни­ла, вслед­ствие чего меж­ду ними воз­ник кон­фликт. Более того, Миси­ко­ва, предъ­явив к ней необос­но­ван­ные пре­тен­зии, потре­бо­ва­ла пере­да­чи 8 мил­ли­о­нов рублей.

Далее собы­тия раз­ви­ва­лись сле­ду­ю­щим образом.

9 или 10 декаб­ря 2015 года в ресто­ран «Эле­ментс» в сопро­вож­де­нии тро­их неиз­вест­ных при­шел ранее незна­ко­мый ей муж­чи­на, кото­рый потре­бо­вал «закрыть вопрос по дол­гу с Фати­мой». В ответ она заяви­ла об отсут­ствии у нее задол­жен­но­сти перед Миси­ко­вой, после чего этот муж­чи­на и сопро­вож­дав­шие его лица ушли. В этот же пери­од вре­ме­ни ей зво­ни­ли неиз­вест­ные и, угро­жая воз­ник­но­ве­ни­ем про­блем, потре­бо­ва­ли решить ука­зан­ный выше «вопрос».

Несколь­ко дней спу­стя некий адво­кат, позво­нив по теле­фо­ну, в уль­ти­ма­тив­ной фор­ме потре­бо­вал неза­мед­ли­тель­ной встре­чи по дан­но­му «вопро­су», угро­жая, что в слу­чае отка­за «они сами нас привезут».

13 декаб­ря 2015 года тот же адво­кат сно­ва позво­нил и пред­ло­жил на сле­ду­ю­щий день встре­тить­ся в ресто­ране, кото­рый нахо­дил­ся на Прес­нен­ской набе­реж­ной в горо­де Москве», — гово­рит­ся в мате­ри­а­лах суда, кото­ры­ми рас­по­ла­га­ет Rucriminal.info.

«Око­ло 19 часов 14 декаб­ря 2015 года она нахо­ди­лась в ресто­ране «Эле­ментс». В это вре­мя в ресто­ран вошли пяте­ро муж­чин, в том чис­ле, как выяс­ни­лось в даль­ней­шем, — Гами­дов, Нико­ла­ев и Рома­нов, кото­рые ста­ли вести себя агрес­сив­но, а воз­ле ресто­ра­на — собра­лась груп­па моло­дых людей креп­ко­го тело­сло­же­ния, оде­тых в одно­тип­ную одеж­ду и настро­ен­ных «по-бое­во­му». Опа­са­ясь небла­го­при­ят­ных послед­ствий, она ини­ци­и­ро­ва­ла вызов сотруд­ни­ков поли­ции, а так­же обра­ти­лась за помо­щью к сво­е­му зна­ко­мо­му — Будан­це­ву, позво­нив ему по теле­фо­ну. Гами­дов, Нико­ла­ев и Рома­нов вели себя дерз­ко и тре­бо­ва­ли пога­сить несу­ще­ству­ю­щую задол­жен­ность. Более того, Рома­нов пре­ду­пре­дил ее быв­ше­го супру­га, кото­рый в тот момент нахо­дил­ся рядом с ней, что­бы тот «нику­да не лез, а то (он) его «уро­ет». Неко­то­рое вре­мя спу­стя в ресто­ран при­бы­ли сотруд­ни­ки поли­ции, кото­рые фак­ти­че­ски ниче­го не сде­ла­ли для нор­ма­ли­за­ции кон­фликт­ной ситу­а­ции, а Гами­дов, Нико­ла­ев и Рома­нов, назы­вав­шие себя «юри­ста­ми или помощ­ни­ка­ми юри­стов», про­дол­жа­ли тре­бо­вать от нее пере­да­чи 8 мил­ли­о­нов руб­лей. Обста­нов­ка «нака­ля­лась». Непро­дол­жи­тель­ное вре­мя спу­стя в ресто­ран при­был, как выяс­ни­лось в после­ду­ю­щем, Кочуй­ков, кото­ро­го сопро­вож­да­ли воору­жен­ные охран­ни­ки. Кочуй­ков в гру­бой фор­ме сра­зу же заявил, что он устал от бес­по­лез­ных раз­го­во­ров, ему «все надо­е­ло», в том чис­ле «отправ­лять сотруд­ни­ков поли­ции». Охран­ни­ки Кочуй­ко­ва, при­ме­няя силу, не поз­во­ля­ли ей и ее сто­рон­ни­кам поки­нуть так назы­ва­е­мую «вип-ком­на­ту», при этом осо­бую агрес­сию про­яв­лял один из них — Кита­ев. Будан­це­ва, при­быв­ше­го на место кон­флик­та, охран­ни­ки Кочуй­ко­ва вытол­ка­ли из ресто­ра­на на ули­цу, где затем про­изо­шла пере­стрел­ка. Про­ис­шед­шее, заклю­ча­ет Ким, явля­ет­ся имен­но вымо­га­тель­ством, кото­рое, лишь бла­го­да­ря вме­ша­тель­ству Будан­це­ва, не закон­чи­лось для нее тра­ги­че­ски», — рас­ска­за­ла Ким на допросе. 

В свою оче­редь Будан­цев пока­зал, что «око­ло 20 часов 14 декаб­ря 2015 года ему позво­ни­ла Жан­на Ким, кото­рой на дого­вор­ной осно­ве он ока­зы­вал юри­ди­че­скую помощь. Ким сооб­щи­ла о при­бы­тии в ресто­ран и на при­ле­га­ю­щую к нему тер­ри­то­рию не менее 15 муж­чин, кото­рые, ока­зы­вая на нее пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние, тре­бу­ют пере­да­чи несу­ще­ству­ю­щей задол­жен­но­сти в раз­ме­ре 8 мил­ли­о­нов руб­лей. Отклик­нув­шись на ее при­зыв о помо­щи, он и его зна­ко­мый Костри­чен­ко, при­бы­ли к ресто­ра­ну «Эле­ментс», кото­рый нахо­дил­ся на ули­це Роч­дель­ской в горо­де Москве. По при­бы­тию он уви­дел сво­е­го быв­ше­го сослу­жив­ца — Сур­жи­ко­ва, кото­рый, как выяс­ни­лось, вхо­дил в состав груп­пы вымо­га­те­лей. Затем он и Костри­чен­ко вошли в ресто­ран, а неко­то­рое вре­мя спу­стя к ним при­со­еди­нил­ся их общий зна­ко­мый — Чер­чин­цев . Там, Ким рас­ска­за­ла об угро­зах ее жиз­ни и здо­ро­вью, выска­зан­ных вымо­га­те­ля­ми, в том чис­ле Рома­но­вым. В это вре­мя в ресто­ране нахо­ди­лись сотруд­ни­ки поли­ции, кото­рые, несмот­ря на сло­жив­шу­ю­ся там крайне напря­жен­ную обста­нов­ку, не при­ня­ли долж­ных мер к ее ста­би­ли­за­ции, а лишь без­участ­но наблю­да­ли за про­ис­хо­дя­щим. Око­ло 22 часов тех же суток в ресто­ран при­был Кочуй­ков «с раци­ей в руке», кото­ро­го сопро­вож­да­ли Сур­жи­ков и воору­жен­ные охран­ни­ки. Затем Кочуй­ков, Рома­нов и дру­гие лица, нахо­дясь в «вип-ком­на­те», нача­ли кри­чать на Жан­ну Ким, тре­буя от нее при­зна­ния несу­ще­ству­ю­ще­го дол­га и заяв­ляя, что в про­тив­ном слу­чае «никто из ресто­ра­на не вый­дет». Наме­ре­ва­ясь пре­сечь это без­за­ко­ние, он, Костри­чен­ко и Чер­чин­цев вошли в «вип-ком­на­ту», одна­ко вымо­га­те­ли силой выну­ди­ли их поки­нуть дан­ное поме­ще­ние и вый­ти из ресто­ра­на», — гово­рит­ся в мате­ри­а­лах суда, кото­рые пуб­ли­ку­ет Rucriminal.info.

«Там, у ресто­ра­на, на помощь «груп­пе Кочуй­ко­ва», по коман­де Сур­жи­ко­ва, ста­ли при­бы­вать моло­дые люди спор­тив­но­го тело­сло­же­ния, кото­рые окру­жи­ли всех тро­их — его, Костри­чен­ко и Чер­чин­це­ва. Кочуй­ков откры­то заявил, что он явля­ет­ся дове­рен­ным лицом «вора в законе» — «Шак­ро моло­до­го». Непо­сред­ствен­но после это­го про­изо­шла дра­ка и пере­стрел­ка, спро­во­ци­ро­ван­ная Рома­но­вым, а так­же Кочуй­ко­вым и его приближенными».

Источ­ник: www.rucriminal.info

архивные статьи по теме

Абыкаев Амрина не отдаст?

Заказчиков покушения на Лукпана нашли?

Беларусь ждут летние «заморозки»?