16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

Какую угрозу Алия Назарбаева представляет для «Нового Казахстана»?

Млад­шая дочь Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Алия Назар­ба­е­ва попа­да­ет в скан­даль­ные заго­лов­ки даже спу­стя более двух лет после кро­ва­вых собы­тий, поло­жив­ших конец гос­под­ству её отца в стране. Но пред­ста­нет ли она или кто-либо из бли­жай­ших чле­нов семьи быв­ше­го пре­зи­ден­та перед пра­во­су­ди­ем? Об этом пишет Крис Риклтон.

Млад­шая дочь быв­ше­го пре­зи­ден­та Казах­ста­на Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва Алия пере­жи­ла то, что было бы немыс­ли­мо во вре­ме­на дол­го­го прав­ле­ния её отца, — пора­же­ние в суде.

Одна­ко это вовсе не озна­ча­ет, что в бли­жай­шее вре­мя ей будут предъ­яв­ле­ны обви­не­ния на родине, несмот­ря на обще­ствен­ный спрос.

В 2002 году Назар­ба­е­вой было чуть боль­ше 20 лет, и она толь­ко начи­на­ла свою дело­вую карьеру.

Но это не поме­ша­ло ей встре­тить­ся с дву­мя пред­при­ни­ма­те­ля­ми и сде­лать им пред­ло­же­ние, от кото­ро­го те не смог­ли отка­зать­ся, а затем повы­сить уро­вень угроз, когда биз­не­сме­ны не ста­ли играть по её правилам.

Эту исто­рию рас­ска­зы­ва­ют два казах­ских биз­не­сме­на, кото­рые теперь тре­бу­ют от Назар­ба­е­вой воз­ме­ще­ния ущер­ба за «рей­дер­ский захват» их биз­не­са, оце­нён­но­го при­мер­но в 170 мил­ли­о­нов дол­ла­ров два деся­ти­ле­тия назад.

Их кра­соч­ный рас­сказ, из кото­ро­го сле­ду­ет, что в те дни госу­дар­ствен­ные слу­жа­щие были у Назар­ба­е­вой на побе­гуш­ках, пока игно­ри­ру­ет­ся казах­ски­ми сило­вы­ми органами.

В то же вре­мя контр­ата­ка Назар­ба­е­вой, похо­же, провалилась.

7 июня адми­ни­стра­тив­ный суд сто­ли­цы Казах­ста­на Аста­ны откло­нил обви­не­ния в кле­ве­те, кото­рые Назар­ба­е­ва выдви­ну­ла про­тив биз­не­сме­нов в ответ на их обви­не­ния, впер­вые про­зву­чав­шие в феврале.

Зна­чит, ничья? Нет, если биз­не­сме­ны добьют­ся своего.

«Мы наня­ли адво­ка­тов в Вели­ко­бри­та­нии. Мы соби­ра­ем­ся вести дело и там, и в Швей­ца­рии. У нас есть досье на 350–400 стра­ниц, пол­ное дока­за­тельств про­ти­во­прав­ной дея­тель­но­сти Алии Назар­ба­е­вой», — сооб­щил СМИ Жар­кын Курен­та­ев, пред­ста­ви­тель бизнесменов.

СМИ попы­та­лись свя­зать­ся с Назар­ба­е­вой, кото­рая не при­ни­ма­ла непо­сред­ствен­но­го уча­стия в онлайн судеб­ном про­цес­се по делу о кле­ве­те, но на момент пуб­ли­ка­ции отве­та не получил.

РОДСТВЕННИКИ ПОД ЗАЩИТОЙ?

В отли­чие от стар­шей сест­ры Дари­ги Назар­ба­е­вой и 83-лет­не­го отца, 44-лет­нюю Алию Назар­ба­е­ву не виде­ли после Кро­ва­во­го янва­ря 2022 года — собы­тий, в кото­рых погиб­ли по мень­шей мере 238 чело­век и кото­рые до сих пор оста­ют­ся пред­ме­том спо­ров, посколь­ку не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным их пол­но­стью прояснить.

Но две вещи кажут­ся очевидными.

Про­те­сты и наси­лие на ули­цах казах­стан­ских горо­дов про­ис­хо­ди­ли парал­лель­но с мощ­ной борь­бой в вер­хах власти.

Во-вто­рых, борь­ба закон­чи­лась в поль­зу нынеш­не­го пре­зи­ден­та Касым-Жомар­та Тока­е­ва, поз­во­лив ему нако­нец вый­ти из тени Назар­ба­е­ва, чья семья гос­под­ство­ва­ла в Казах­стане на про­тя­же­нии трёх деся­ти­ле­тий и за это вре­мя нако­пи­ла неве­ро­ят­ные богатства.

После того как Тока­ев вышел из кри­зи­са с новы­ми пол­но­мо­чи­я­ми, Назар­ба­ев, его близ­кие и даль­ние род­ствен­ни­ки вынуж­де­ны были уйти с долж­но­стей в кор­по­ра­тив­ном и поли­ти­че­ском руководстве.

И все же, несмот­ря на весь обще­ствен­ный резо­нанс и дав­ние обви­не­ния в кор­руп­ции, инспи­ри­ро­ван­ной Назар­ба­е­вым, ни само­му авто­ри­тар­но­му лиде­ру, ни его детям нико­гда не гро­зи­ла опас­ность пред­стать перед судом.

Явля­ет­ся ли это пока­за­те­лем того, что были какие-то сдел­ки в вер­хах, что­бы защи­тить глав­ных чле­нов быв­шей пра­вя­щей семьи?

Тока­ев наста­и­ва­ет, что это не так. Но фак­тор Алии Назар­ба­е­вой ста­но­вит­ся осо­бен­но суро­вой про­вер­кой этой позиции.

Заяв­ле­ния Нур­ла­на Бимур­зи­на и Мед­га­та Кали­е­ва, кото­рые Бимур­зин повто­рил в интер­вью Азатты­ку на этой неде­ле, шокируют.

Они утвер­жда­ют, что их ком­па­ния ТПК «Азия» под­вер­га­лась мощ­но­му дав­ле­нию со сто­ро­ны госу­дар­ствен­ных орга­нов в 2002 году, когда у неё было око­ло 70 авто­за­пра­воч­ных стан­ций и шесть круп­ных неф­те­баз в раз­ных частях Казахстана.

После того как в том году финан­со­вая поли­ция опе­ча­та­ла скла­ды и хра­ни­ли­ща ком­па­нии, с муж­чи­на­ми свя­зал­ся посред­ник, кото­рый пред­ло­жил им встре­тить­ся с Назар­ба­е­вой лично.

На встре­че Назар­ба­е­ва яко­бы ска­за­ла муж­чи­нам, что зна­ет об их про­бле­мах и может решить их за опре­де­лён­ную цену — 50 про­цен­тов акций их компании.

Муж­чи­ны рас­ска­зы­ва­ют, что под дав­ле­ни­ем вынуж­де­ны были согласиться.

Копия вне­оче­ред­но­го собра­ния акци­о­не­ров от 4 сен­тяб­ря 2002 года, ока­зав­ша­я­ся в рас­по­ря­же­нии Азатты­ка, сви­де­тель­ству­ет о том, что струк­ту­ру акци­о­не­ров ТПК «Азия» дей­стви­тель­но изме­ни­ли, что­бы поз­во­лить Назар­ба­е­вой полу­чить 50-про­цент­ную долю в компании.

В резуль­та­те Бимур­зи­ну и его дело­во­му парт­нё­ру Кали­е­ву оста­ва­лось по 25 процентов.

В доку­мен­те так­же ука­зы­ва­ет­ся раз­мер инве­сти­ций Назар­ба­е­вой в ком­па­нию: 36 250 тен­ге (око­ло 250 дол­ла­ров по тогдаш­не­му курсу).

«РОП» В ТУПИКЕ

Ситу­а­ция ста­ла ещё хуже в сле­ду­ю­щем году, когда Бимур­зин и Кали­ев, по их сло­вам, попро­си­ли Назар­ба­е­ву сде­лать им пред­ло­же­ние по про­да­же биз­не­са, что­бы вый­ти из неудоб­но­го соглашения.

Одно из таких пред­ло­же­ний уже посту­пи­ло от рос­сий­ской ком­па­нии «ЛУКОЙЛ» и соста­ви­ло 161 мил­ли­он долларов.

Но Назар­ба­е­ва выдви­ну­ла встреч­ное пред­ло­же­ние — пере­дать ей остав­шу­ю­ся поло­ви­ну бизнеса.

По сло­вам Бимур­зи­на, она пред­ло­жи­ла это сде­лать после того, как сотруд­ни­ки в штат­ском похи­ти­ли ныне покой­но­го отца Бимур­зи­на, Сери­ка Бимур­зи­на, и при­ве­ли его к ней в офис.

Назар­ба­е­ва, как утвер­жда­ет Нур­лан Бимур­зин, угро­жа­ла кон­фис­ко­вать всё их лич­ное иму­ще­ство и поса­дить в тюрь­му их бли­жай­ших род­ствен­ни­ков, если они не подчинятся.

Муж­чи­ны при­ня­ли это пред­ло­же­ние, и спу­стя более двух деся­ти­ле­тий боль­шая часть их быв­ших акти­вов теперь кон­тро­ли­ру­ет­ся син­га­пур­ской ком­па­ни­ей Sinoil, к кото­рой, по их сло­вам, у них нет претензий.

Когда Бимур­зин и Кали­ев впер­вые рас­ска­за­ли эту исто­рию, они сде­ла­ли это на пресс-кон­фе­рен­ции вме­сте с Курен­та­е­вым и нынеш­ним казах­стан­ским депу­та­том Ерму­ра­том Бапи.

Два меся­ца спу­стя Курен­та­ев и Бимур­зин про­ве­ли ещё одну пресс-кон­фе­рен­цию, на кото­рой объ­яви­ли о созда­нии дви­же­ния «Жерт­вы ста­ро­го Казах­ста­на», чле­ны кото­ро­го утвер­жда­ют, что постра­да­ли от рук род­ствен­ни­ков быв­ше­го президента.

Но вла­сти не реагируют.

Про­ку­ра­ту­ра, каза­лось, при­ня­ла дело Бимур­зи­на и Кали­е­ва к рас­смот­ре­нию, но оно дол­го коче­ва­ло по инстан­ци­ям, пока в кон­це кон­цов поли­ция не заяви­ла пред­при­ни­ма­те­лям, что не может далее рас­смат­ри­вать его из-за исте­че­ния сро­ка давности.

По сло­вам Курен­та­е­ва, разо­ча­ро­ва­ние, с кото­рым столк­ну­лись его кли­ен­ты, ука­зы­ва­ет на то, что казах­стан­ская систе­ма всё ещё очень боит­ся 83-лет­не­го чело­ве­ка, кото­рый её создал, — Назарбаева.

«Оши­боч­но думать, что он боль­ше не име­ет ника­ко­го вли­я­ния, — гово­рит Курен­та­ев. — Он всё ещё име­ет боль­шое влияние».

От бра­ка с Сарой Назар­ба­е­вой у Назар­ба­е­ва три доче­ри: Дари­га, Дина­ра и Алия.

Назар­ба­ев так­же пуб­лич­но при­знал двух сыно­вей, рож­дён­ных от дру­гой жен­щи­ны, Асель Кур­ман­ба­е­вой, кото­рая млад­ше его при­мер­но на 40 лет.

Дари­га Назар­ба­е­ва зани­ма­ла выс­шие поли­ти­че­ские посты, а Дина­ра Кули­ба­е­ва явля­ет­ся совла­де­ли­цей круп­ней­ше­го част­но­го кре­ди­то­ра Казах­ста­на, но имен­но млад­шая Назар­ба­е­ва со сво­им биз­не­сом так часто попа­да­ет в заго­лов­ки изданий.

В 2005 году вла­сти изъ­яли десят­ки тысяч экзем­пля­ров оппо­зи­ци­он­ной газе­ты «Сво­бо­да сло­ва» после пуб­ли­ка­ции в ней ста­тьи «Как Алия Назар­ба­е­ва ведёт бизнес».

Газе­ту тогда оштрафовали.

С янва­ря 2022 года уси­ли­лось вни­ма­ние к её при­част­но­сти к рабо­те част­но­го моно­по­ли­ста, кото­рый вызы­вал гнев казах­стан­цев, взи­мая непо­мер­но высо­кие ути­ли­за­ци­он­ные сбо­ры на импорт­ные автомобили.

Эта ком­па­ния, ТОО «Опе­ра­тор РОП», была упо­мя­ну­та в речи Тока­е­ва сра­зу после про­те­стов и была рас­пу­ще­на, а её функ­ции пере­да­ны госу­дар­ствен­ной структуре.

Но ныне нахо­дя­щий­ся в тюрь­ме быв­ший началь­ник финан­со­во­го отде­ла «Опе­ра­то­ра РОП» в про­шлом году дал пока­за­ния в суде о том, что Назар­ба­е­ва зара­бо­та­ла мил­ли­о­ны дол­ла­ров на этой схе­ме, и потре­бо­вал, что­бы она пред­ста­ла перед судом.

Ещё один быв­ший сотруд­ник «Опе­ра­то­ра РОП», воз­глав­ляв­ший юри­ди­че­ский отдел ком­па­нии, по сло­вам чинов­ни­ков, покон­чил жизнь само­убий­ством до нача­ла судеб­но­го процесса.

А в этом меся­це Назар­ба­е­ва вновь ока­за­лась в заго­лов­ках ново­стей после того, как мусо­ро­убо­роч­ная ком­па­ния, свя­зан­ная с ней по доку­мен­там, суме­ла выиг­рать кон­тракт на вывоз мусо­ра в одном из рай­о­нов сто­ли­цы Астаны.

«Ком­па­ния Алии Назар­ба­е­вой сно­ва в деле», — гла­сил заго­ло­вок част­но­го новост­но­го сай­та «Голос наро­да» от 5 июня.

Пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев два года назад на засе­да­нии ниж­ней пала­ты пар­ла­мен­та  пору­чил пре­кра­тить рабо­ту ком­па­нии «Опе­ра­тор РОП». Эта част­ная ком­па­ния, кото­рую свя­зы­ва­ли с млад­шей доче­рью быв­ше­го пре­зи­ден­та Али­ей Назар­ба­е­вой, была созда­на поста­нов­ле­ни­ем пра­ви­тель­ства Казах­ста­на в 2015 году и полу­ча­ла все день­ги от так назы­ва­е­мо­го ути­ли­за­ци­он­но­го сбо­ра — пла­те­жа за пере­ра­бот­ку дета­лей и масел спи­сан­ных авто­мо­би­лей, про­мыш­лен­ной упа­ков­ки, кабе­лей и дру­гих материалов.

Тока­ев заявил, что дея­тель­ность этой ком­па­нии вызы­ва­ет «мно­же­ство вопро­сов» у пред­при­ни­ма­те­лей и обще­ства и адми­ни­стри­ро­ва­ни­ем ути­ли­за­ци­он­но­го сбо­ра «долж­на зани­мать­ся госу­дар­ствен­ная орга­ни­за­ция». Фор­маль­но пре­тен­зии пре­зи­ден­та обос­но­ван­ны. Отчет­ность «Опе­ра­тор РОП» не пуб­ли­ко­вал, чем вызы­вал спра­вед­ли­вое недо­воль­ство казах­стан­цев. При этом тари­фы ком­па­нии на пере­ра­бот­ку были чрез­вы­чай­но высо­ки: раз­мер утиль­с­бо­ра с одной ста­рой маши­ны состав­ля­ет от одной до девя­ти тысяч дол­ла­ров — в неко­то­рых слу­ча­ях это 30 про­цен­тов сто­и­мо­сти автомобиля.

Имен­но из-за став­ки это­го сбо­ра авто­мо­би­ли в Казах­стане, по сло­вам экс­пер­тов, еже­год­но доро­жа­ли на 10–15 про­цен­тов. Мно­гие авто­вла­дель­цы про­те­сто­ва­ли про­тив это­го пла­те­жа, а в 2021 году в Казах­стане даже было ини­ци­и­ро­ва­но дви­же­ние «​#НетУ­тиль­с­бо­ру»​.

Но высо­кие тари­фы при­но­си­ли опе­ра­то­ру нема­лый доход. По дан­ным на нача­ло 2020 года, толь­ко за послед­ние за три года на сче­та «Опе­ра­то­ра РОП» посту­пи­ло 220 мил­ли­ар­дов тен­ге (более 504 мил­ли­о­нов дол­ла­ров), а за пять лет сво­е­го суще­ство­ва­ния «Опе­ра­тор РОП» собрал 700 мил­ли­ар­дов тен­ге, или око­ло полу­то­ра мил­ли­ар­дов дол­ла­ров. При этом непо­сред­ствен­но на эко­ло­гию была потра­че­на лишь седь­мая часть этих денег. Зна­чи­тель­ная же часть, 75 мил­ли­ар­дов тен­ге (око­ло 172 мил­ли­о­нов дол­ла­ров), ушла авто­про­из­во­ди­те­лям в каче­стве мер сти­му­ли­ро­ва­ния отрасли.

Новость о «лик­ви­да­ции» «Опе­ра­то­ра РОП» (имен­но так зада­чу сфор­му­ли­ро­вал Тока­ев) казах­стан­цы сна­ча­ла вос­при­ня­ли с вооду­шев­ле­ни­ем. Но поз­же выяс­ни­лось, что сам пла­теж отме­нен не будет: его сбор лишь пред­ла­га­ет­ся отдать дру­гим людям, госчи­нов­ни­кам, при­чем дале­ким от инте­ре­сов сохра­не­ния окру­жа­ю­щей среды.

«Пла­ни­ру­ет­ся созда­ние отдель­но­го госу­дар­ствен­но­го опе­ра­то­ра — либо на базе фон­да раз­ви­тия про­мыш­лен­но­сти. Будет пере­смот­рен сам коэф­фи­ци­ент ути­ли­за­ци­он­но­го пла­те­жа, — заявил Серик­ка­ли Бре­ке­шев, министр эко­ло­гии Казах­ста­на. — А поку­па­те­ли оте­че­ствен­ных авто­мо­би­лей и сель­хоз­тех­ни­ки смо­гут полу­чить вауче­ры за счет это­го утильсбора».

Пла­тель­щи­ки сбо­ра в Казах­стане недо­воль­ны таким решением.

«Радо­вать­ся рано, от это­го будет толь­ко хуже: как гово­рит­ся, про­ме­ня­ли шило на мыло, — под­чер­ки­ва­ет ​Лау­ра Мали­ко­ва, пред­се­да­тель Ассо­ци­а­ции прак­ти­ку­ю­щих эко­ло­гов. — Как раз таки мини­стер­ства инду­стрии и инфра­струк­тур­но­го раз­ви­тия были лоб­би­ста­ми внед­ре­ния утиль­с­бо­ра на кабель, утиль­с­бо­ра на сель­хоз­тех­ни­ку. И они теперь хотят к сво­им рукам при­брать «Опе­ра­то­ра РОП». Если делать наци­о­на­ли­за­цию, то на базе Мини­стер­ства эко­ло­гии. Пото­му что основ­ная зада­ча утиль­с­бо­ра — это под­держ­ка сбо­ра и пере­ра­бот­ки отходов».

«Пусть госу­дар­ство регу­ли­ру­ет эту дея­тель­ность, но ути­ли­за­ци­ей смо­гут зани­мать­ся и част­ные ком­па­нии. Там кон­ку­рен­ция, каче­ство и, соот­вет­ствен­но, цена, пото­му что есть спрос, — ​пред­ла­га­ет дру­гой вари­ант реше­ния про­бле­мы Шын­гыс Темир, пред­ста­ви­тель Коа­ли­ции кор­по­ра­тив­ных юри­стов Казах­ста­на. — ​Биз­нес готов осу­ществ­лять ути­ли­за­цию за сто тысяч тен­ге, эта циф­ра не с потол­ка взята».

В тео­рии сни­же­ние став­ки утиль­с­бо­ра долж­но повлечь за собой и уде­шев­ле­ние авто­мо­би­лей в Казах­стане. Но в такое раз­ви­тие собы­тий в стране мало кто верит.

Алия Назар­ба­е­ва — млад­шая из трех доче­рей Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва. Изда­ние Telegraph  опуб­ли­ко­ва­ло ста­тью, где утвер­жда­ет­ся, что она выве­ла из стра­ны более 300 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. На эти сред­ства дочь Назар­ба­е­ва, по дан­ным изда­ния, купи­ла особ­няк в Лон­доне, дом в Дубае, част­ный само­лет и акции швей­цар­ско­го част­но­го бан­ка CBH Bank.

Источ­ник: Knews.kg

архивные статьи по теме

Наказание за права человека — выбор, стоящий перед Великобританией

Editor

Судан вернул 4 миллиарда долларов активов украденных экс-президентом Баширом

Editor

Дело QBF и взятка в 1 млрд

Editor