-14 C
Астана
30 января, 2023
Image default

И дольше года длится день зэка Есергепова

Copyright 2011

В Меде­ус­ком рай­он­ном суде завер­шил­ся про­цесс по граж­дан­ско­му иску Рама­за­на Есер­ге­по­ва к мини­стру внут­рен­них дел и гене­раль­но­му про­ку­ро­ру РК, про­ку­ро­ру Жам­был­ской обла­сти и началь­ни­ку тараз­ско­го испра­ви­тель­но­го учре­жде­ния ЖД-158/2.

 

Автор: Андрей СВИРИДОВ

 

От пер­вых тро­их ответ­чи­ков истец, быв­ший глав­ный редак­тор и изда­тель газе­ты «Алма-Ата инфо», а ныне пред­се­да­тель прав­ле­ния обще­ствен­но­го фон­да «Жур­на­ли­сты в беде» и обще­ствен­но­го коми­те­та «Жана­о­зен-2011», тре­бо­вал взыс­кать по 10 мил­ли­о­нов тен­ге, а с чет­вер­то­го как с лица сугу­бо под­чи­нен­но­го ведом­ствам, пред­став­ля­е­мым осталь­ны­ми ответ­чи­ка­ми, все­го 1 (тен­ге). Все это, а так­же пись­мен­ное изви­не­ние со сто­ро­ны упо­мя­ну­тых долж­ност­ных лиц долж­но было послу­жить ком­пен­са­ци­ей мораль­но­го ущер­ба за 1 (один) лиш­ний день, про­ве­ден­ный в той самой коло­нии сверх пол­но­стью отбы­то­го трех­лет­не­го срока.

 

О про­бле­ме есер­ге­по­в­ско­го «лиш­не­го дня» мы уже рас­ска­зы­ва­ли чита­те­лям. А сей­час рас­ска­жем о том, как про­хо­ди­ли даль­ней­шие судеб­ные засе­да­ния 13, 19 и 23 апре­ля, а так­же огла­ше­ние судьей Бахыт­жа­ном Тажи­ха­но­вым ито­го­во­го реше­ния 24 апреля.

 

Какой день счи­тать последним?

 

На про­тя­же­нии все­го про­цес­са глав­ный нерв его заклю­чал­ся в скру­пу­лез­ном выяс­не­нии, какой имен­но день трех­лет­не­го сро­ка заклю­че­ния Есер­ге­по­ва, отсчи­ты­ва­е­мо­го соглас­но при­го­во­ру с 6 янва­ря 2009 года, явля­ет­ся послед­ним — 5 или 6 янва­ря 2012 года? Обе сто­ро­ны ссы­ла­лись на тре­бо­ва­ния одних и тех же ста­тей Уго­лов­но­го (ст. 62) и Уго­лов­но-испол­ни­тель­но­го (ст. 173) кодек­сов, соглас­но кото­рым осуж­ден­ный, пол­но­стью отбыв­ший свой срок, дол­жен быть осво­бож­ден «в пер­вой поло­вине послед­не­го дня срока».

 

Одна­ко истец и его адво­кат Юрий Сту­ка­нов, опи­ра­ясь на эти поло­же­ния и на офи­ци­аль­ные ком­мен­та­рии к кодек­сам, а так­же на заяв­ле­ние Казах­стан­ско­го меж­ду­на­род­но­го бюро по пра­вам чело­ве­ка и соблю­де­нию закон­но­сти от 04.01.2012, напи­сан­ное его дирек­то­ром Евге­ни­ем Жовти­сом, ука­зы­ва­ли на 5 янва­ря. Ответ­чи­ки же — пред­ста­ви­те­ли Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры Е.Мырзакеров и Жам­был­ской област­ной про­ку­ра­ту­ры М.Тлеубердиев, пред­ста­ви­те­ли МВД М.Самиев и адми­ни­стра­ции коло­нии Р.Рустамова — ука­зы­ва­ли на 6 января.

 

 

По ходу это­го спо­ра имел место даже такой кра­соч­ный момент, когда Есер­ге­пов задал Мыр­за­ке­ро­ву вопрос: «А если бы я был осуж­ден не на 3 года, а на 1 месяц с отсче­том это­го сро­ка с 1 янва­ря любо­го года, вы бы какой день счи­та­ли послед­ним — 31 янва­ря или 1 фев­ра­ля?» — и Мыр­за­ке­ров, не морг­нув гла­зом, отве­тил: «Пер­вое февраля».

 

И доба­вил к это­му (прав­да, уже в кулу­а­рах после судеб­но­го засе­да­ния), что чело­век, родив­ший­ся 6 янва­ря, празд­ну­ет свой день рож­де­ния имен­но 6‑го, а не 5‑го. Но ведь празд­но­ва­ние «дню­хи» и исчис­ле­ние сро­ка — вещи совер­шен­но раз­ные, и под­ме­на одно­го дру­гим выгля­дит как чистей­шая дема­го­гия, вос­кли­цал в ответ Рама­зан Есер­ге­пов, а вслед за ним и при­сут­ство­вав­шие на суде наблю­да­те­ли и немно­го­чис­лен­ные журналисты.

 

Как Иго­ря Ива­но­ви­ча посла­ли лесом…

 

В пере­ры­ве меж­ду тре­тьим и чет­вер­тым судеб­ны­ми засе­да­ни­я­ми, про­шед­ши­ми 13 и 20 апре­ля, состо­я­лась офи­ци­аль­ная пуб­ли­ка­ция Нор­ма­тив­но­го поста­нов­ле­ния Кон­сти­ту­ци­он­но­го сове­та РК от 13.04.2012 «Об офи­ци­аль­ном тол­ко­ва­нии норм Кон­сти­ту­ции РК по вопро­су исчис­ле­ния кон­сти­ту­ци­он­ных сро­ков». Это был ответ на обра­ще­ние пре­мьер-мини­стра Кари­ма Маси­мо­ва — разу­ме­ет­ся, по совер­шен­но дру­го­му пред­ме­ту, не име­ю­ще­му отно­ше­ния к исчис­ле­нию лагер­но­го сро­ка, отси­жен­но­го Рама­за­ном Есергеповым.

 

Но хоть сро­ки и раз­ные (здесь — лагер­ный, там — кон­сти­ту­ци­он­ные), но Кон­сти­ту­ция-то в стране одна, и Кон­сти­ту­ци­он­ный совет как орган, име­ю­щий пра­во давать ее тол­ко­ва­ние, тоже один, и его тол­ко­ва­ния обя­за­тель­ны к испол­не­нию для всех госор­га­нов и осо­бен­но судов. И вот что гово­рит­ся в этом доку­мен­те, под­пи­сан­ном пред­се­да­те­лем КС РК Иго­рем Роговым.

 

«4. Кон­сти­ту­ци­он­ный срок, уста­нов­лен­ный в годах, исчис­ля­ет­ся со дня наступ­ле­ния собы­тия, ука­зан­но­го в Кон­сти­ту­ции, а исте­ка­ет в соот­вет­ству­ю­щий месяц и чис­ло послед­не­го года сро­ка. Если окон­ча­ние сро­ка при­хо­дит­ся на месяц, в кото­ром нет соот­вет­ству­ю­ще­го чис­ла, то срок исте­ка­ет в послед­ний день это­го месяца.

 

Под пери­о­дом вре­ме­ни «год» при­ме­ни­тель­но к пунк­ту 7 ста­тьи 61 Кон­сти­ту­ции сле­ду­ет пони­мать теку­щий год (с 1 янва­ря по 31 декабря).

 

5. Кон­сти­ту­ци­он­ный срок, исчис­ля­е­мый в днях, начи­на­ет­ся со дня наступ­ле­ния собы­тия, ука­зан­но­го в Кон­сти­ту­ции, и исте­ка­ет в послед­ний день уста­нов­лен­но­го периода».

 

Каза­лось бы, дело ста­но­вит­ся теперь совер­шен­но ясным, раз уж сам Кон­сти­ту­ци­он­ный совет разъ­яс­нил вопрос об исчис­ле­нии кон­сти­ту­ци­он­ных сро­ков сло­во в сло­во так, как истец Есер­ге­пов и его адво­кат Сту­ка­нов разъ­яс­ня­ли вопрос о лагер­ных сро­ках. После того как они зачи­та­ли ответ КС на суде и потре­бо­ва­ли при­об­щить доку­мент к делу, судья тут же удо­вле­тво­рил это хода­тай­ство и объ­явил пере­рыв с 19 до 23 апре­ля — фак­ти­че­ски взял тайм-аут как бы для изу­че­ния нор­ма­тив­но­го постановления.

 

Мы же про себя дол­го гада­ли о том, смо­гут ли ответ­чи­ки выдви­нуть хоть какой-нибудь довод в поль­зу непри­ме­не­ния к рас­смат­ри­ва­е­мо­му вопро­су. Наши диле­тант­ские пред­по­ло­же­ния были тако­вы: сто­ро­на ответ­чи­ка (а) заявит, что фигу­ри­ру­ю­щие в отве­те КС кон­сти­ту­ци­он­ные сро­ки — это одно, а лагер­ные сро­ки — это совсем дру­гое; (б) сде­ла­ет упор на то, что поста­нов­ле­ние КС при­ня­то 13 апре­ля, а Есер­ге­по­ва выпус­ка­ли на сво­бо­ду 6 янва­ря, то есть гораз­до рань­ше, а закон обрат­ной силы не имеет.

 

Одна­ко 23 апре­ля в ходе пре­ний сто­рон выяс­ни­лось, что мы слиш­ком хоро­шо дума­ли о поле­ми­че­ских спо­соб­но­стях пред­ста­ви­те­лей Ген­про­ку­ра­ту­ры и МВД. В сво­их выступ­ле­ни­ях выше­упо­мя­ну­тые гос­по­да вооб­ще про­игно­ри­ро­ва­ли этот доку­мент, как если бы его не суще­ство­ва­ло в при­ро­де и уж тем более не зачи­ты­ва­лось на преды­ду­щем судеб­ном засе­да­нии и не при­об­ща­лось к делу! Гово­ря про­сты­ми сло­ва­ми, глу­бо­ко­ува­жа­е­мо­го пред­се­да­те­ля КС Иго­ря Ива­но­ви­ча Рого­ва с шестью осталь­ны­ми чле­на­ми сове­та КС посла­ли лесом!

 

Не удо­сто­ив доку­мент КС РК ни воз­ра­же­ни­ем, ни даже упо­ми­на­ни­ем, пред­ста­ви­те­ли ответ­чи­ка повто­ри­ли в пре­ни­ях то, что уже гово­ри­ли на пред­ва­ри­тель­ном слу­ша­нии: что еще 31 декаб­ря 2011 года Есер­ге­по­ву, в то вре­мя заклю­чен­но­му коло­нии обще­го режи­ма ЖД-158/2, были даны разъ­яс­не­ния отно­си­тель­но даты его осво­бож­де­ния 6 янва­ря 2012 года и что в 8 часов 42 мину­ты ука­зан­но­го дня осво­бо­ди­ли, а пото­му его тепе­реш­нее иско­вое тре­бо­ва­ние неосно­ва­тель­но и под­ле­жит остав­ле­нию без удовлетворения.

 

 

и Секи­ше­ва с Курен­бе­ко­вым — тоже

 

Совер­шен­но иным по содер­жа­нию и тональ­но­сти ока­за­лось выступ­ле­ние пред­ста­ви­те­ля адми­ни­стра­ции коло­нии Р.Рустамовой (даже по срав­не­нию с ее же выступ­ле­ни­ем 13 апре­ля — видать, кон­цеп­ция поме­ня­лась очень уж резко).

 

По ее сло­вам, еще в пер­вые дни янва­ря в ответ на мно­го­чис­лен­ные обра­ще­ния тогда еще заклю­чен­но­го Есер­ге­по­ва с тре­бо­ва­ни­я­ми осво­бо­дить его 5 янва­ря адми­ни­стра­ция испра­ви­тель­но­го учре­жде­ния запра­ши­ва­ла выше­сто­я­щие орга­ны — област­ной депар­та­мент УИС и про­ку­ро­ра обла­сти по спе­ц­учре­жде­ни­ям, кото­рые дали ука­за­ние осво­бо­дить утром 6 янва­ря, что и было выпол­не­но. Одна­ко уже во вре­мя дан­но­го судеб­но­го про­цес­са, а имен­но 20 апре­ля, адми­ни­стра­ци­ей учре­жде­ния была полу­че­на копия офи­ци­аль­но­го пись­ма заме­сти­те­ля гене­раль­но­го про­ку­ро­ра РК А.Секишева заме­сти­те­лю мини­стра внут­рен­них дел РК А.Куренбекову, дати­ро­ван­но­го 04.04.2012. Это пись­мо г‑жа Руста­мо­ва попро­си­ла при­об­щить к делу, что и было сделано.

 

В пись­ме гово­ри­лось о резуль­та­тах про­ве­ден­но­го Ген­про­ку­ра­ту­рой ана­ли­за прак­ти­ки при­ме­не­ния норм ста­тьи 173 УИК в учре­жде­ни­ях КУИС МВД РК. Резуль­та­ты ана­ли­за пока­за­ли, что из 16-ти реги­о­наль­ных депар­та­мен­тов уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы в 11-ти при­ме­ня­ет­ся один под­ход к исчис­ле­нию сро­ков осво­бож­де­ния отбыв­ших свой срок осуж­ден­ных (про­ще гово­ря, начав­ших свой срок 6 янва­ря одно­го года выпус­ка­ют на сво­бо­ду 6 янва­ря сле­ду­ю­ще­го года), а в пяти реги­о­нах — дру­гой под­ход (там выпус­ка­ют 5‑го). По мне­нию Ген­про­ку­ра­ту­ры, пра­виль­но испол­ня­ют закон имен­но в этих пяти реги­о­нах, а в осталь­ных 11-ти — непра­виль­но, в свя­зи с чем КУИ­Су необ­хо­ди­мо обес­пе­чить еди­но­об­раз­ное испол­не­ние закона.

 

В обос­но­ва­ние это­го тре­бо­ва­ния заме­сти­тель ген­про­ку­ро­ра А.Секишев при­во­дит аргу­мент, тек­сту­аль­но почти сов­па­да­ю­щий с аргу­мен­та­ми Есер­ге­по­ва: «К при­ме­ру, при услов­ном опре­де­ле­нии сро­ка нака­за­ния в 1 год с его нача­лом 1 янва­ря 2010 года окон­ча­ни­ем сро­ка будет являть­ся 31 декаб­ря 2010 года, но никак не 1 янва­ря 2011 года, так как дан­ная дата явля­ет­ся пер­вым днем сле­ду­ю­ще­го года».

 

Ска­зать, что истец и его адво­кат, а вме­сте с ними и мы, наблю­да­те­ли от бюро, были удив­ле­ны и обра­до­ва­ны, — зна­чи­ло бы ниче­го не сказать!

 

Осо­бен­но впе­чат­ля­ла в огла­шен­ном г‑жой Руста­мо­вой доку­мен­те исхо­дя­щая дата 4 апре­ля, то есть за два дня до нача­ла дан­но­го про­цес­са. Полу­ча­ет­ся, в мини­стер­стве как ведом­стве-адре­са­те пись­ма, а уж тем более в Ген­про­ку­ра­ту­ре как ведом­стве-адре­сан­те о пись­ме зна­ли вона еще когда, одна­ко на суде пред­ста­ви­те­ли обо­их ведомств не обмол­ви­лись о нем ни словом.

 

Были не в кур­се? Зна­чит, при­шли на про­цесс непод­го­тов­лен­ны­ми. Зна­ли, но смол­ча­ли? Зна­чит, посла­ли лесом уже не како­го-то там посто­рон­не­го им Рого­ва, а соб­ствен­ное начальство.

 

Све­жий мотив для отказа 

 

До огла­ше­ния утром 24 апре­ля выне­сен­но­го реше­ния мы лома­ли голо­ву: неуже­ли даже и при нали­чии в деле таких уве­си­стых «кир­пи­чей» в поль­зу иско­вых тре­бо­ва­ний Рама­за­на Есер­ге­по­ва его иск будет откло­нен? Или наобо­рот: неуже­ли в кои-то веки и впрямь будет удо­вле­тво­рен иск к долж­ност­ным лицам двух сило­вых ведомств, подан­ный оппо­зи­ци­он­ным жур­на­ли­стом и обще­ствен­ным дея­те­лем, недав­ним сидельцем?

 

Тем более что воз­мо­жен и тре­тий вари­ант: удо­вле­тво­рить иско­вое тре­бо­ва­ние частич­но. Напри­мер, удо­вле­тво­рить иск Есер­ге­по­ва в отно­ше­нии началь­ни­ка коло­нии Ж.Жанбаева в пол­ном объ­е­ме, то есть на 1 тен­ге, а в отно­ше­нии гла­вы МВД К.Касымова, ген­про­ку­ро­ра А.Даулбаева и жам­был­ско­го област­но­го про­ку­ро­ра Б.Таимбетова — частич­но, то есть не на все 10 млн тен­ге, а мак­си­мум на 100 тыс., ну пусть хотя бы на «шту­ку» с каж­до­го ответчика.

 

Одна­ко наут­ро реше­ние было огла­ше­но имен­но таки отказ­ное, при­чем в удо­вле­тво­ре­нии иска Р.Есергепова о при­зна­нии неза­кон­ны­ми дей­ствий и без­дей­ствия долж­ност­ных лиц было отка­за­но в пол­ном объ­е­ме. Ины­ми сло­ва­ми, оные дей­ствия и без­дей­ствия были при­зна­ны законными.

 

Одна­ко спро­сим: а каким же все-таки обра­зом судье Тажи­ха­но­ву уда­лось обой­ти два таких доку­мен­та плюс две ста­тьи про­филь­но­го кодек­са? И отве­тим: с поста­нов­ле­ни­ем КС и пись­мом из Ген­про­ку­ра­ту­ры в МВД судья обо­шел­ся про­стым неупо­ми­на­ни­ем. А вот со ста­тья­ми УИК — малость по-другому.

 

Соглас­но ч. 1 ст. 62 УК РК сро­ки лише­ния сво­бо­ды исчис­ля­ют­ся в меся­цах и годах. В соот­вет­ствии с ч. 2 ст. 173 УИК РК осуж­ден­ные к лише­нию сво­бо­ды осво­бож­да­ют­ся в пер­вой поло­вине послед­не­го дня сро­ка нака­за­ния. Из чего сле­ду­ет, что по выше­ука­зан­но­му при­го­во­ру суда срок отбы­ва­ния нака­за­ния Есер­ге­по­ва Р. исчис­ля­ет­ся с 06.01.2009 года, а посколь­ку Есер­ге­пов Р.Т. был задер­жан в 15—00 часов это­го же дня, то он пра­во­мер­но был осво­бож­ден в пер­вой поло­вине 6 янва­ря 2012 года. Сле­до­ва­тель­но, суд счи­та­ет, что нару­ше­ние сро­ка отбы­ва­ния нака­за­ния Есер­ге­по­ва Р. не име­ло места и его пра­ва не были нарушены.

 

Кро­ме того, его обра­ще­ния, адре­со­ван­ные соот­вет­ству­ю­щим госу­дар­ствен­ным орга­нам, были рас­смот­ре­ны, и по ним даны соот­вет­ству­ю­щие отве­ты. Сле­до­ва­тель­но, дово­ды Есер­ге­по­ва Р. о без­дей­ствии долж­ност­ных лиц явля­ют­ся несостоятельными.

 

Логи­че­скую без­упреч­ность реше­ния теперь пред­сто­ит оце­нить суду апел­ля­ци­он­ной инстан­ции, куда истец Есер­ге­пов наме­рен теперь обратиться.

View article:
И доль­ше года длит­ся день зэка Есергепова

архивные статьи по теме

Прощание с экономикой. Владимир Милов о том, как скажется на России новый виток санкций

Editor

Митинг «зачистили», но не до конца

В стране случились рАкировки