22 C
Астана
31 июля, 2021
Image default

Информационный вакуум на фоне идеологической экспансии

Информационный вакуум на фоне идеологической экспансии

Инфор­ма­ци­он­ный ваку­ум на фоне идео­ло­ги­че­ской экспансии

В опуб­ли­ко­ван­ном 29 апре­ля докла­де меж­ду­на­род­ной пра­во­за­щит­ной орга­ни­за­ции Freedom House отме­ча­ет­ся ухуд­ше­ние ситу­а­ции со сво­бо­дой прес­сы по все­му миру. Соглас­но это­му докла­ду, Казах­стан нахо­дит­ся в спис­ке стран с наи­мень­шим пока­за­те­лем уров­ня сво­бо­ды прес­сы: 185‑е (!) место сре­ди 199 стран мира. Аста­на опе­ре­ди­ла лишь Север­ную Корею, Узбе­ки­стан, Турк­ме­ни­стан, Эритрею, Бела­русь, Кубу, Сирию, Иран, Эква­то­ри­аль­ную Гви­нею, Бах­рейн, Азер­бай­джан, Вьет­нам и Китай. Самой сво­бод­ной в 2015 году при­зна­на прес­са Нор­ве­гии, Шве­ции и Бельгии.
Кор­руп­ция «поеда­ет» СМИ
Это ужа­са­ю­щая циф­ра – Казах­стан в плане сво­бо­ды сло­ва дви­жет­ся в сто­ро­ну Север­ной Кореи, а не в сто­ро­ну раз­ви­тых и демо­кра­ти­че­ских стран, как офи­ци­аль­но декла­ри­ру­ет­ся. Сво­бо­да сло­ва – пока­за­тель жиз­не­спо­соб­но­сти и буду­ще­го не толь­ко СМИ, но и госу­дар­ства в целом – там, где «зажи­ма­ет­ся» прес­са, нет сво­бод­ной инфор­ма­ции о недо­стат­ках обще­ства и стра­ны, нет воз­мож­но­сти для их устра­не­ния и улуч­ше­ния ситу­а­ции в целом, нет пути совер­шен­ство­ва­ния зако­но­да­тель­ства, судо­про­из­вод­ства и госу­дар­ствен­но­го устрой­ства, в целом раз­ви­тия стра­ны. Сво­бод­ные СМИ – это свое­об­раз­ные «сани­та­ры» обще­ства, без кото­рых нет про­грес­са и демократии.
Поэто­му неуди­ви­тель­но, что Казах­стан нахо­дит­ся в чис­ле самых кор­рум­пи­ро­ван­ных стран мира. Кор­руп­ция и подав­ле­ние сво­бо­ды сло­ва – это «бра­тья-близ­не­цы» в нашей стране: кор­руп­ция вырос­ла за послед­нее деся­ти­ле­тие, когда закры­ва­лись или пре­сле­до­ва­лись неза­ви­си­мые газе­ты и сай­ты, под­вер­га­лись гоне­ни­ям неза­ви­си­мые жур­на­ли­сты и поли­ти­ки, а отдель­ные из них погиб­ли или под­верг­лись нападению.
По этой при­чине «по ста­рин­ке» бюд­жет­ные день­ги пере­те­ка­ют в офшо­ры на част­ные сче­та, а зако­ном уста­нов­лен прин­цип бан­ков­ской тай­ны, по кото­ро­му не под­ле­жат раз­гла­ше­нию све­де­ния о вла­дель­цах сче­тов, гос­слу­жа­щие не торо­пят­ся с декла­ри­ро­ва­ни­ем сво­их дохо­дов, день­ги мно­го­чис­лен­ных госу­дар­ствен­ных про­грамм исче­за­ют в неиз­вест­ном направ­ле­нии и т.д.
В стра­нах, где насту­па­ют «на гор­ло соб­ствен­ной песне», по боль­шо­му сче­ту нет буду­ще­го. И это про­ис­хо­дит в то вре­мя, когда весь мир вхо­дит в пери­од не толь­ко гло­баль­ных пере­мен поли­ти­че­ско­го, эко­но­ми­че­ско­го, соци­аль­но­го харак­те­ра, но и небы­ва­лых кли­ма­ти­че­ских изме­не­ний, когда соот­вет­ству­ю­щая инфор­ма­ция необ­хо­ди­ма для про­сто­го выжи­ва­ния насе­ле­ния в усло­ви­ях при­род­ных катаклизмов.
Какие-то семь лет тому назад ситу­а­ция с неза­ви­си­мой прес­сой была намно­го луч­ше. Ныне оппо­зи­ци­он­ное поле пол­но­стью рас­чи­ще­но как в поли­ти­ке, так и в СМИ – оста­лись лишь некие их «руди­мен­ты».
Забла­го­вре­мен­но не выяв­лен­ные нега­тив­ные явле­ния в госу­дар­стве и обще­стве из-за отсут­ствия сво­бо­ды сло­ва сей­час при­но­сят свои пло­ды в виде «фено­ме­на» ОПГ бра­тьев Рыс­ка­ли­е­вых, аре­ста быв­ше­го пре­мьер-мини­стра, аки­мов раз­но­го уров­ня, руко­вод­ства «ЭКСПО-2017» и др., небы­ва­ло­го роста раз­ни­цы дохо­дов меж­ду бога­ты­ми и бед­ны­ми, нера­вен­ства эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия горо­да и села, неза­кон­но­го уво­да из стра­ны 138 млрд дол­ла­ров за рубеж и т.д.
Для подав­ле­ния сво­бод­ных СМИ были и есть и эко­но­ми­че­ские, и адми­ни­стра­тив­ные рыча­ги: неза­кон­ная бло­ки­ров­ка сай­тов, отказ типо­гра­фии печа­тать газе­ты и жур­на­лы, доро­гие типо­граф­ские услу­ги, отказ в выпла­те за про­дан­ную печат­ную про­дук­цию или несвое­вре­мен­ные выпла­ты сети рас­про­стра­ни­те­лей прес­сы и т.д. В сово­куп­но­сти раз­лич­ные при­чи­ны пре­пят­ству­ют появ­ле­нию и раз­ви­тию газет­ной и жур­наль­ной про­дук­ции. По этой при­чине Казах­стан нахо­дит­ся в рос­сий­ском инфор­ма­ци­он­ном «пле­ну» – не раз­ви­вая соб­ствен­ные СМИ, неза­ви­си­мая стра­на поку­па­ет и раз­ви­ва­ет инфор­ма­ци­он­ные ресур­сы быв­шей метрополии.
Самое уди­ви­тель­ное, доро­гие типо­граф­ские услу­ги у нас оста­лись такие же, какие были до Тамо­жен­но­го и Евразий­ско­го сою­за. И где же хва­леб­ная выго­да от Тамо­жен­но­го сою­за? Рос­сий­ская бума­га не поде­ше­ве­ла? Или наши типо­гра­фии непло­хо зара­ба­ты­ва­ют на поде­ше­вев­шей бума­ге, заод­но эко­но­ми­че­ски «давя» газе­ты, не сни­жая цены на свои услуги?
Такая же кар­ти­на и при изда­нии кни­ги, поэто­му ее пишут либо люди обес­пе­чен­ные, либо с помо­щью спон­со­ров, ибо гос­за­каз незначителен.
Инфор­ма­ци­он­ная ловушка
Со сво­бо­дой сло­ва тес­но свя­за­но и кни­го­из­да­тель­ство: книж­ная инду­стрия рес­пуб­ли­ки по-преж­не­му нахо­дит­ся в тяже­лой ситу­а­ции. Казах­стан­ский рынок доста­точ­но узок сам по себе, и без госу­дар­ствен­ной под­держ­ки, как в Бела­ру­си, никак не обой­тись. Доста­точ­но зай­ти в любой книж­ный мага­зин, что­бы уви­деть изоби­лие рос­сий­ских и скуд­ность казах­стан­ских книг, кото­рые к тому же несрав­ни­мы по содер­жа­нию и оформлению.
И эта книж­ная зави­си­мость под­дер­жи­ва­ет­ся в Рос­сии на госу­дар­ствен­ном уровне: кни­ги к нам посту­па­ют с нало­го­вы­ми послаб­ле­ни­я­ми чуть ли не по дем­пин­го­вым ценам, в то вре­мя как рос­сий­ская бума­га, от кото­рой опять-таки зави­сит Казах­стан, очень доро­гая – по край­ней мере, воз­мож­ное уде­шев­ле­ние бума­ги в Тамо­жен­ном сою­зе никак не спо­соб­ство­ва­ло на выпуск печат­ной продукции.
Может быть, в рыноч­ных усло­ви­ях отпа­да­ет потреб­ность в кни­гах? Одна­ко, несмот­ря на мрач­ные про­гно­зы, книж­ная инду­стрия в век ком­пью­тер­ных тех­но­ло­гий во мно­гих стра­нах оста­лась ста­биль­ной. К при­ме­ру, рос­сий­ское кни­го­из­да­тель­ство, пере­жив кри­зис 90‑х годов, в послед­ние годы явно на подъ­еме. К тому же тол­стые жур­на­лы совет­ской эпо­хи – дви­га­те­ли худо­же­ствен­ной и науч­ной лите­ра­ту­ры – в Рос­сии изда­ют­ся по-преж­не­му. Как и жур­нал «Ино­стран­ная лите­ра­ту­ра». Дина­ми­ка роста капи­та­ло­вло­же­ний в рос­сий­ский книж­ный рынок с 2000 года по 2005 год под­рос на 22% и про­дол­жа­ла рас­ти до теку­ще­го гео­по­ли­ти­че­ско­го и финан­со­во­го кризиса.
У нас же общий глу­бо­кий кри­зис ска­зал­ся на книж­ном изда­тель­стве с двух сто­рон: со сто­ро­ны про­из­вод­ства и со сто­ро­ны потреб­ле­ния. Кро­ме обще­го кри­зи­са есть сле­ду­ю­щие при­чи­ны: отсут­ствие соб­ствен­но­го про­из­вод­ства бума­ги, кар­то­на, поли­гра­фи­че­ско­го мате­ри­а­ла и обо­ру­до­ва­ния, доро­гая элек­тро­энер­гия, доро­гие услу­ги транс­пор­та и свя­зи, сла­бая под­держ­ка госу­дар­ства и т.д. К тому же нало­ги на книж­ную про­дук­цию пла­тят­ся так же, как и на дру­гие това­ры. Доро­го­виз­на книг и паде­ние поку­па­тель­ской спо­соб­но­сти насе­ле­ния нега­тив­но повли­я­ли на книж­ный рынок.
Власть отстра­ни­лась от госу­дар­ствен­но-важ­но­го дела – кни­го­из­да­тель­ства: вот, мол, изда­те­ли, а вот писа­те­ли – сами и ула­жи­вай­те про­бле­мы. А ведь доро­го­виз­на бума­ги и типо­граф­ских услуг «съе­да­ет» не толь­ко гоно­ра­ры авто­ров, но дела­ет доро­гой и саму печат­ную про­дук­цию. Во мно­гих стра­нах кни­го­из­да­тель­ство, как и теат­ры, отча­сти и кино­сту­дии, нахо­дит­ся в веде­нии госу­дар­ства; для под­держ­ки писа­те­лей име­ют­ся все­воз­мож­ные госу­дар­ствен­ные фон­ды, гран­ты, премии.
Разум­ные кни­ги, жур­на­лы и газе­ты учат мыс­лить. Это душа и тело любо­го вида печат­ной про­дук­ции. За это ее любят одни и нена­ви­дят дру­гие. Даже те, кото­рым не до книг, в той или иной мере испы­ты­ва­ют потреб­ность в них, хотя бы для вос­пи­та­ния сво­их детей. Воз­мож­но, вла­сти не заин­те­ре­со­ва­ны в мыс­ля­щих, само­до­ста­точ­ных граж­да­нах, что нега­тив­но вли­я­ет как на под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние, так и на при­ток све­жих и здо­ро­вых сил во все сфе­ры жиз­ни страны.
Осно­вой мно­гих искусств явля­ет­ся искус­ство сло­ва. С древ­ней­ших вре­мен сло­ву при­да­ва­ли исклю­чи­тель­ное, даже маги­че­ское зна­че­ние. Мало-маль­ски раз­ви­тые стра­ны пер­вым делом обза­во­ди­лись бумаж­ны­ми мель­ни­ца­ми и печат­ны­ми стан­ка­ми. Само сло­во «печать» озна­ча­ет глав­ные атри­бу­ты госу­дар­ствен­но­сти. Это и герб стра­ны, и наци­о­наль­ная валю­та, и печат­ная про­дук­ция – газе­ты, жур­на­лы, книги.
«Безъ­язы­кие» писа­те­ли и поэты
Уже наби­ли оско­ми­ну раз­го­во­ры о дефи­ци­те хоро­шей науч­но-попу­ляр­ной, дет­ской и юно­ше­ской лите­ра­ту­ры, про­из­ве­де­ний моло­дых казах­ских писа­те­лей и дра­ма­тур­гов. Порой не най­ти в мага­зи­нах даже книг казах­ских клас­си­ков. Даже в совет­ское вре­мя лите­ра­ту­ры на казах­ском язы­ке, в том чис­ле и пере­вод­ной, было боль­ше, чем сей­час, хотя ныне замет­ное уве­ли­че­ние казах­ских школ. Для срав­не­ния: в 2010 году на 1 жите­ля Рос­сии было изда­но 4,61, в Бела­ру­си – 4,55, в Казах­стане – 0,94, в Укра­ине – 0,986, в Кыр­гыз­стане – 0,161 книги.
Язык не есть какое-то абстракт­ное явле­ние – он напря­мую зави­сит от его носи­те­лей. Как ска­зал Гум­больдт, «язык есть живая дея­тель­ность чело­ве­че­ско­го духа». Про­во­ди­мая ныне поли­ти­ка пре­пят­ству­ет раз­ви­тию казах­ско­го язы­ка и лите­ра­ту­ры. Поэты и писа­те­ли оста­лись «безъ­язы­ки­ми», и при­ви­ва­е­мое без них казах­ское кос­но­язы­чие ста­но­вит­ся нор­мой, кото­рая «эро­зи­ей» разъ­еда­ет язык.
Рито­ри­че­ски зву­чит вопрос одной чита­тель­ни­цы: всех при­зы­ва­ют учить казах­ский, но зачем, если на нем нет или совсем мало книг, напри­мер по попу­ляр­ной пси­хо­ло­гии? Такая же кар­ти­на и в дру­гих сфе­рах. Не надо изоб­ре­тать вело­си­пед, но надо хотя бы обес­пе­чить доступ к луч­шим миро­вым дости­же­ни­ям мыс­ли на казах­ском язы­ке, а это­го нет.
Труд­но пред­ста­вить книж­ный мир Казах­ста­на без рос­сий­ских книг. Он все­це­ло зави­сит от Рос­сии, и пер­спек­ти­вы инфор­ма­ци­он­но­го суве­ре­ни­те­та нет. Рос­сий­ские изда­ния в казах­стан­ских мага­зи­нах, за исклю­че­ни­ем спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ных мага­зи­нов мест­ных изда­тельств, состав­ля­ют око­ло 90%, в неко­то­рых мага­зи­нах пред­став­ле­ны толь­ко рос­сий­ские книги.
Из твор­че­ских про­фес­сий труд пишу­щей бра­тии наи­бо­лее низ­ко опла­чи­ва­е­мый и даже неопла­чи­ва­е­мый, поэто­му непро­дук­тив­ный и непер­спек­тив­ный. Нет закреп­лен­ной зако­но­да­тель­ством систе­мы опла­ты тако­го тру­да, и как тако­вая не попа­да­ет ни в какие госу­дар­ствен­ные доку­мен­ты и ста­ти­сти­ку. Т.е. этот труд как бы не суще­ству­ет в при­ро­де. Раз нет тру­да, нет и под­го­тов­ки соот­вет­ству­ю­щих кад­ров. Писа­тель, поэт, дра­ма­тург, кри­тик опу­стил­ся на самую низ­шую сту­пень твор­че­ской иерар­хии и занял неза­вид­ное место в обще­ствен­ной жиз­ни. Как и журналист.
Нет лите­ра­тур­но­го про­цес­са, начи­ная с госу­дар­ствен­ной под­го­тов­ки «инже­не­ров чело­ве­че­ских душ» и кон­чая тол­сты­ми жур­на­ла­ми, лите­ра­тур­ной кри­ти­кой и опла­той тру­да. Нет глав­но­го зве­на – Лите­ра­тур­но­го инсти­ту­та. Ведь для заня­тия худо­же­ствен­ным пере­во­дом, дра­ма­тур­ги­ей или писа­тель­ством, есте­ствен­но, надо иметь фун­да­мен­таль­ное про­фес­си­о­наль­ное образование.
Да и пла­тят за пуб­ли­ка­ции чисто сим­во­ли­че­ски или вооб­ще не пла­тят, как в науч­ных изда­ни­ях. Вы буде­те сме­ять­ся, но поэ­ти­че­ская стро­ка оце­ни­ва­ет­ся в 10–20 тен­ге. Это сколь­ко надо изве­сти «сло­вес­ной руды», что­бы зара­бо­тать, к при­ме­ру, 10 тыся­чи тен­ге! За рас­сказ запла­тят 4–7 тыся­чи тен­ге. Так же оце­ни­ва­ют­ся пуб­ли­ци­сти­че­ские, науч­но-попу­ляр­ные ста­тьи. Даже в «глян­це­вых» жур­на­лах почти такая оплата.
Идео­ло­ги­че­ский дефи­цит на фоне экспансии
При­ня­тие в Казах­стане зако­на о кни­го­из­да­тель­стве неоправ­дан­но затя­ну­лось. Необ­хо­ди­ма под­держ­ка изда­тельств через меха­низм льгот­но­го нало­го­об­ло­же­ния. Ост­ро сто­ит и про­бле­ма с кад­ра­ми в поли­гра­фии, осо­бен­но при изда­нии лите­ра­ту­ры на казах­ском язы­ке, ибо отсут­ству­ет их подготовка.
У нас до сих пор нет госу­дар­ствен­ной поли­ти­ки в кни­го­тор­гов­ле и кни­го­из­да­тель­стве. Нет цен­тра­ли­зо­ван­но­го орга­на, кото­рый зани­мал­ся бы рас­про­стра­не­ни­ем книг по все­му Казах­ста­ну, а так­же пред­ла­гал бы кни­ги стра­нам СНГ. Все свя­зи изда­тель­ства и авто­ров носят слу­чай­ный характер.
По вво­зи­мой рос­сий­ской книж­ной, жур­наль­ной и газет­ной про­дук­ции нет ника­ко­го кон­тро­ля, как буд­то Казах­стан – тер­ри­то­рия Рос­сий­ской Феде­ра­ции. Такой инфор­ма­ци­он­ной поли­ти­ки нет ни в одной стране СНГ. Даже в Бела­ру­си уде­ля­ет­ся боль­шое вни­ма­ние мест­но­му книгоиздательству.
Ясное дело, «заси­лье» печат­ной про­дук­ции сосед­ней стра­ны порож­да­ет нехват­ку мест­но­го инфор­ма­ци­он­но­го про­дук­та. Дело дошло до того, что о дефи­ци­те наци­о­наль­ной идео­ло­гии заго­во­ри­ли спе­ци­а­ли­сты, дале­кие от нее по роду дея­тель­но­сти, как эко­но­ми­сты и пра­во­охра­ни­тель­ные органы.
Если в СССР поли­ти­че­ским иде­ям были под­чи­не­ны осталь­ные состав­ля­ю­щие идео­ло­гии (эсте­ти­че­ские, фило­соф­ские, нрав­ствен­но-рели­ги­оз­ные и т.д.), то в суве­рен­ном Казах­стане, не мудр­ствуя лука­во, оста­ви­ли боль­шин­ство из них без мате­ри­аль­ной под­держ­ки. Резуль­та­ты тако­го отно­ше­ния не заста­ви­ли себя дол­го ждать. Напри­мер, за корот­кое вре­мя у нас появи­лись мно­же­ство нетра­ди­ци­он­ных рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций и сект, в том чис­ле экс­тре­мист­ских и анти­кон­сти­ту­ци­он­ных, кото­рые запол­ни­ли пусту­ю­щую нишу.
Созда­лись бла­го­при­ят­ные усло­вия для появ­ле­ния духов­ной «химе­ры», в кото­рую оку­ну­лась моло­дежь, не зна­ю­щая сво­их тра­ди­ций, куль­ту­ры, язы­ка. Пра­во­охра­ни­тель­ные орга­ны дав­но гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти про­фи­лак­ти­че­ской рабо­ты сре­ди молодежи.
Тем вре­ме­нем у нас пла­ни­ру­ют вве­сти в школь­ное обра­зо­ва­ние изу­че­ние основ рели­гии, хотя это про­ти­во­ре­чит Кон­сти­ту­ции, по кото­рой наша стра­на – свет­ское госу­дар­ство. В свет­ском госу­дар­стве в шко­лах долж­ны давать свет­ское обра­зо­ва­ние, науч­ные пред­став­ле­ния о мире, науч­ный ате­изм. Но в силу нераз­ви­то­сти мест­ных СМИ, раз­но­об­раз­ной лите­ра­ту­ры, в целом инфор­ма­ци­он­но­го кри­зи­са «лег­че» вве­сти рели­ги­оз­ную и инфор­ма­ци­он­ную «экс­пан­сию».

Ате­изм соот­вет­ству­ет уров­ню жиз­ни. Ины­ми сло­ва­ми, ате­изм при­сущ мно­гим раз­ви­тым стра­нам, кро­ме США, где рели­гия и рели­ги­оз­ные орга­ни­за­ции исполь­зу­ют­ся для поли­ти­че­ских целей как ору­дие идео­ло­ги­че­ско­го и поли­ти­че­ско­го дав­ле­ния, в том чис­ле за рубе­жом. Базой для раз­ви­той эко­но­ми­ки боль­шин­ства стран явля­ет­ся высо­кий уро­вень раз­ви­тия обра­зо­ва­ния и нау­ки на осно­ве атеизма.
Отри­ца­тель­ная кор­ре­ля­ция меж­ду IQ и рели­ги­оз­но­стью так­же была выяв­ле­на в ряде иссле­до­ва­ний, в кото­рых отме­че­на и сле­ду­ю­щая осо­бен­ность: чем выше уро­вень обра­зо­ва­ния респон­ден­тов, тем мень­ше сре­ди них веру­ю­щих. И, наобо­рот, в боль­шин­стве стран с высо­кой сте­пе­нью рели­ги­оз­но­сти наблю­да­ет­ся низ­кий уро­вень раз­ви­тия эко­но­ми­ки, обра­зо­ва­ния, нау­ки. В этом плане пока­за­те­лен рели­ги­оз­ный опыт афри­кан­ских стран.

Госу­дар­ствен­ная про­грам­ма «Куль­тур­ное насле­дие» пока­за­ла, что Казах­стан име­ет ресур­сы для воз­рож­де­ния кни­го­из­да­тель­ства. Но двой­ная игра по отно­ше­нию к лите­ра­ту­ре и СМИ не дает шан­сов попу­ля­ри­за­ции резуль­та­тов и этой про­грам­мы. Мы все ока­за­лись залож­ни­ка­ми идео­ло­ги­че­ской ловушки.
Дастан ЕЛЬДЕСОВ
d.eldesov@mail.ru

архивные статьи по теме

Зачем Путину нужен телеканал «Дождь»?

Таджикистан и Кыргызстан опровергают сообщения о «депортациях» по этническим мотивам

Editor

Кто сказал, что протест это плохо?

Editor