16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

Имидж KZ: от Байконура до Жанаозена

Еже­год­но депар­та­мен­ты ино­стран­ных дел неко­то­рых стран, обес­по­ко­ен­ных за сво­их граж­дан, выез­жа­ю­щих за рубеж, обнов­ля­ют спи­сок потен­ци­аль­ных угроз для путе­ше­ствен­ни­ка в той или иной части све­та. По это­му спис­ку нетруд­но полу­чить пред­ва­ри­тель­ное пред­став­ле­ние о стране в ими­д­же­вом плане. 

 

Автор: Андрей ГРИШИН

Казах­стан в таких спис­ках все­гда нахо­дил­ся где-то посе­ре­дине: чего-то исклю­чи­тель­но пло­хо­го ожи­дать не сто­ит, в осталь­ном же — типич­ная пост­со­вет­ская стра­на с харак­тер­ным набо­ром из улич­ной пре­ступ­но­сти, кор­руп­ции и пло­хих дорог. Но за послед­ний год, судя по пре­ду­пре­жде­ни­ям на пра­ви­тель­ствен­ных сай­тах, ситу­а­ция у нас несколь­ко изменилась.

Будь­те осто­рож­ны, господа!

«В Казах­стане сохра­ня­ет­ся общая угро­за тер­ро­риз­ма, осо­бен­но в запад­ных и южных реги­о­нах стра­ны. Необ­хо­ди­мо соблю­дать бди­тель­ность и сле­до­вать сове­там мест­ных вла­стей», — пре­ду­пре­жда­ет на сво­ем сай­те потен­ци­аль­ных путе­ше­ствен­ни­ков в Казах­стан пра­ви­тель­ство Кана­ды. — «Слу­ча­ют­ся пре­ступ­ле­ния с при­ме­не­ни­ем наси­лия в отно­ше­нии ино­стран­цев. Кра­жи и ограб­ле­ния про­ис­хо­дят в обще­ствен­ном транс­пор­те, пар­ках, тор­го­вых цен­трах, рын­ках, в ресто­ра­нах, воз­ле тури­сти­че­ских оте­лей и ноч­ных клу­бов. Ино­стран­цы могут быть ограб­ле­ны лич­но­стя­ми, пред­став­ля­ю­щи­ми­ся поли­цей­ски­ми. Тре­буй­те от них пред­ста­вить удо­сто­ве­ре­ния.… Про­ис­хо­дят демон­стра­ции, кото­рые могут закон­чить­ся при­ме­не­ни­ем наси­лия. Демон­стра­ция, закон­чив­ша­я­ся ране­ни­я­ми и гибе­лью людей, про­изо­шла в запад­ном реги­оне Ман­ги­стау в декаб­ре 2011 года… Про­вер­ка доку­мен­тов — обще­рас­про­стра­нен­ная прак­ти­ка и поли­цей­ские могут аре­сто­вать визи­те­ров, кто не носит с собой удо­сто­ве­ре­ний лич­но­сти, а так­же копий визы и реги­стра­ци­он­ной кар­точ­ки. Тури­сти­че­ские воз­мож­но­сти огра­ни­че­ны, осо­бен­но за пре­де­ла­ми Алма­ты и Астаны…»

«Суще­ству­ет общая угро­за тер­ро­риз­ма. Напа­де­ния про­ис­хо­дят неиз­би­ра­тель­но, вклю­чая места, кото­рые посе­ща­ют ино­стран­цы…» — это уже пре­ду­пре­жде­ние для сво­их сограж­дан от бри­тан­ско­го форин-офи­са, кото­рый далее при­во­дит при­ме­ры собы­тий в Актю­бин­ской обла­сти, Тара­зе, Астане и Аты­рау. — «За исклю­че­ни­ем Эйр Аста­ны осталь­ным казах­стан­ским авиа­ли­ни­ям отка­за­но осу­ществ­лять сер­вис внут­ри Евро­пей­ско­го Сою­за. Сле­ду­ет избе­гать поль­зо­ва­ния эти­ми авиалиниями…16 декаб­ря 2011 про­изо­шли столк­но­ве­ния в Жана­о­зене и Шет­пе в запад­ном Казах­стане, при­вед­шие к гибе­ли людей. Сле­ду­ет про­дол­жать избе­гать боль­ших толп и демон­стра­ций во всех рай­о­нах Казах­ста­на. Пре­ступ­ле­ния в отно­ше­нии ино­стран­цев слу­ча­ют­ся в Казах­стане вре­мя от вре­ме­ни. Мест­ное зако­но­да­тель­ство тре­бу­ет, что­бы вы носи­ли ори­ги­нал сво­е­го пас­пор­та все время».

Не отста­ет от них и пра­ви­тель­ство США. На сай­те Госде­па в раз­де­ле для путе­ше­ствен­ни­ков про Казах­стан пишет­ся сле­ду­ю­щее: «В Цен­траль­ной Азии про­ис­хо­дят напа­де­ния на объ­ек­ты, свя­зан­ные с инте­ре­са­ми дру­гих стран, а экс­тре­ми­сты в Казах­стане и сосед­нем Узбе­ки­стане исполь­зу­ют новые так­ти­ки, вклю­чая шахи­дов…» И вни­ма­ние! «Казах­стан­ские спец­служ­бы могут дер­жать ино­стран­ных посе­ти­те­лей под сво­им наблю­де­ни­ем в тече­ние все­го вре­ме­ни их при­сут­ствия в стране. Номе­ра в оте­лях, теле­фо­ны и фак­сы могут нахо­дить­ся под про­слуш­кой, а лич­ные вещи в оте­ле могут быть под­верг­ну­ты обыску».

Нако­нец, пре­ду­пре­жде­ние от пра­ви­тель­ства дале­кой Австра­лии: «В 2011 году в Казах­стане про­изо­шел ряд напа­де­ний», ука­зы­ва­ет­ся на сай­те с после­ду­ю­щим пере­чис­ле­ни­ем основ­ных инци­ден­тов того года, после чего пере­хо­дят к уже извест­но­му пре­ду­пре­жде­нию: «Сле­ду­ет избе­гать всех акций про­те­ста и демон­стра­ций, так как они могут закон­чить­ся при­ме­не­ни­ем насилия».

Эти выдерж­ки я при­вел спе­ци­аль­но к апрель­ско­му заяв­ле­нию мини­стра ино­стран­ных дел Ержа­на Казы­ха­но­ва, выра­зив­ше­го бла­го­дар­ность Саше Баро­ну Коэну, чей пер­со­наж Борат Сог­ди­ев яко­бы ска­зал­ся на деся­ти­крат­ном уве­ли­че­нии выда­ва­е­мых виз в Казахстан.

В 2010 и 2011 году на стра­ни­цах «Рес­пуб­ли­ки» мне два­жды дово­ди­лось поды­мать тему не совсем пре­зен­та­бель­но­го ими­джа Казах­ста­на на меж­ду­на­род­ной сцене: «Имидж.KZ на уровне плин­ту­са» и «По зако­нам казах­стан­ско­го госте­при­им­ства», тогда когда запас паде­ния в стране еще имел­ся. Но, вот, кажет­ся, при­шла пора, когда мож­но гово­рить, что паде­ние уже дошло до какой-то опре­де­лен­ной точ­ки, после кото­рой ника­кие реклам­ные роли­ки и даже отме­на виз для ряда стран поло­же­ния не спасет.

Сего­дня Казах­стан в гла­зах жите­лей стран Запа­да выгля­дит еще менее ком­форт­ным местом как для жиз­ни, так и для поез­док. Хотя рас­фор­ми­ро­ван­ное мини­стер­ство по туриз­му все еще живет в сво­ем мире, посколь­ку, по его мне­нию, в год стра­ну посе­ща­ет свы­ше 3 мил­ли­о­нов тури­стов. У Казах­стан­ской турист­ской ассо­ци­а­ции циф­ры куда скром­нее и опре­де­лен­но реаль­нее — не боль­ше 30 тысяч в год.

Жана­о­зен — новый бренд Казахстана

Все выгля­дит так, как если бы Казах­стан решил чет­ко сле­до­вать настав­ле­ни­ям ста­ру­хи Шапо­кляк, утвер­ждав­шей, что «хоро­ши­ми дела­ми про­сла­вить­ся нель­зя». Все три послед­них ими­д­же­вых меро­при­я­тия — Ази­а­да, сам­мит ОБСЕ и Съезд лиде­ров миро­вых и тра­ди­ци­он­ных рели­гий — ста­ли доро­го­сто­я­щим пши­ком. Зато уда­лось «про­сла­вить­ся» с дру­гой сто­ро­ны, и стра­на, к сожа­ле­нию, на самом деле ста­ла более узнаваемой.

Вме­сто хва­леб­ных пуб­ли­ка­ций о дости­же­ни­ях в эко­но­ми­ке и постро­е­нии моде­ли меж­кон­фес­си­о­наль­но­го согла­сия почти все запад­ные СМИ отре­а­ги­ро­ва­ли на жана­о­зен­ские собы­тия, акцен­ти­руя вни­ма­ние на мето­дах подав­ле­ния недо­воль­ства. Даже пред­ше­ству­ю­щие Жана­о­зе­ню тер­ро­ри­сти­че­ские вылаз­ки ото­шли в сто­ро­ну, что вполне логич­но — тер­ак­ты про­ис­хо­дят по все­му миру. В этом све­те самой круп­ной непри­ят­но­стью для нас ста­ло непро­дол­жи­тель­ное вклю­че­ние госде­пом США Казах­ста­на в спи­сок стран повы­шен­ной тер­ро­ри­сти­че­ской опасности.

Пусть, конеч­но, и не столь зна­чи­тель­но чис­ло въе­хав­ших в Казах­стан запад­ных жур­на­ли­стов и пра­во­за­щит­ни­ков (не более сот­ни, при этом их тоже мог­ли вклю­чить в чис­ло тури­стов), одна­ко резуль­тат нали­цо: боль­ше десят­ка докла­дов ино­стран­ных пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций, посвя­щен­ных казах­стан­ским про­бле­мам — то есть с этой точ­ки зре­ния годо­вой отре­зок с сере­ди­ны 2011 — по сере­ди­ну 2012 стал самым «уро­жай­ным» за всю исто­рию неза­ви­си­мо­го Казах­ста­на. Разу­ме­ет­ся, гор­дить­ся тут нечем.

На самой глав­ной меж­ду­на­род­ной пло­щад­ке — ООН — тоже дале­ко не все глад­ко. Из Коми­те­та ООН по пра­вам чело­ве­ка и Коми­те­та про­тив пыток уже вышли пер­вые реше­ния в отно­ше­нии Казах­ста­на, на рас­смот­ре­нии еще деся­ток, и, судя по пер­вой реак­ции, при­ни­мать их к све­де­нию у нас не наме­ре­ны. Одна­ко ООН тоже име­ет пра­во оби­деть­ся, и нели­це­при­ят­ная оцен­ка поло­же­ния с пра­ва­ми чело­ве­ка в Казах­стане из уст Вер­хов­но­го комис­са­ра ООН по пра­вам чело­ве­ка — тому показатель.

С чем ассо­ци­и­ру­ет­ся Казах­стан за рубе­жом? Навер­ное, луч­ший ответ может дать Google. Доста­точ­но вве­сти в поиск сре­ди англо­языч­ных стра­ниц клю­че­вые сло­ва и посмот­реть что про­ис­хо­дит. Топ 5 за послед­ний год будет таков.

1 место по чис­лу упо­ми­на­ний — Аста­на (здесь все: и сама сто­ли­ца; и ком­па­нии, в назва­ние кото­рых вхо­дит это сло­во; и вело­си­пед­ная коман­да): 1.330.000 ссылок.

2 место — Борат Сог­ди­ев: 960 тысяч ссы­лок, бла­го­да­ря чему в Интер­не­те он стал более узна­ва­ем, чем пре­зи­дент «сво­ей» страны.

3 место зани­ма­ет Бай­ко­нур с 87 тыся­ча­ми ссылок.

4 место — Нур­сул­тан Назар­ба­ев: 30 тысяч ссы­лок. Мно­же­ство из них при­хо­дит­ся на анго­ло­языч­ные вер­сии казах­стан­ских госу­дар­ствен­ных СМИ (те же ссыл­ки, кото­рые не отно­сят­ся к казах­стан­ским СМИ, могут допол­нять­ся не слиш­ком при­ят­ны­ми для лиде­ра нации эпитетами).

5 место — Жана­о­зен: 12 тысяч ссылок.

К сожа­ле­нию, оце­нить «путь Абая» ока­за­лось делом затруд­ни­тель­ным  — не толь­ко в Казах­стане, но и в мире суще­ству­ет мно­же­ство людей с таким име­нем, и даже аббре­ви­а­ту­ры ком­па­ний. Но, без­услов­но, бла­го­да­ря «Окку­пай­А­баю» о нем, а через него и о Казах­стане, ста­ло боль­ше извест­но хотя бы нашим сооте­че­ствен­ни­кам по СССР.

Так что, на мой взгляд, Google дает вполне объ­ек­тив­ную картину.

Аста­на — более-менее извест­на миру, в том чис­ле в силу, пожа­луй, само­го удач­но­го казах­стан­ско­го PR-про­ек­та — вело­си­пед­ной команде.

С Бора­том тоже все понят­но: его, кажет­ся, при­зна­ли все, вклю­чая пре­зи­ден­та Назар­ба­е­ва и мини­стра ино­стран­ных дел, оста­лось толь­ко вру­чить «Халык каhарманы».

Бай­ко­нур, конеч­но, мог бы быть и более рас­кру­чен­ным казах­стан­ским брен­дом. В про­шлом году назва­ние кос­мо­дро­ма послу­жи­ло гер­ман­ско-казах­стан­ско­му филь­му, сня­то­го немец­ким режис­се­ром Хель­ме­ром. Но посколь­ку сюжет в нем таков, что пока­зы­ва­ет дей­стви­тель­ную, а поэто­му непри­гляд­ную жизнь казах­ско­го аула, у нас в стране этот фильм встре­ти­ли без вос­тор­га. Воз­мож­но, что чинов­ни­ки от куль­ту­ры с тре­во­гой ждут про­дол­же­ния это­го филь­ма: ведь кро­ме пье­сы «Бай­ко­нур», послу­жив­шей осно­вой филь­му, суще­ству­ет еще «Байконур‑2», чья поста­нов­ка была осу­ществ­ле­на на под­мост­ках немец­ко­го теат­ра Алма­ты и тут же запре­ще­на по поли­ти­че­ско-цен­зур­н­рым соображениям.

Назар­ба­ев так­же вполне уме­стен: было бы стран­но, что­бы за два­дцать три года бес­пре­рыв­но­го прав­ле­ния его имя не срос­лось с Казах­ста­ном. В тех допол­не­ни­ях и пояс­не­ни­ях, за кото­рые у нас в стране мож­но ока­зать­ся за решет­кой, тоже все схо­дит­ся — како­го-то осо­бо­го пие­те­та на Запа­де к нему не испы­ты­ва­ют и иллю­зий не стро­ят. К тому же за ссыл­ка­ми кро­ят­ся мате­ри­а­лы о про­шед­ших выбо­рах, Раха­те Али­е­ве, кон­тро­ле за рели­ги­ей, пре­ду­пре­жде­ни­ях наблю­да­те­лям ОБСЕ и жана­о­зен­ских событиях.

И, нако­нец, Жана­о­зен, про­де­мон­стри­ро­вав­ший как одно собы­тие может в корне поме­нять суще­ству­ю­щее мне­ние о стране и теперь с этим при­дет­ся мирить­ся. Узбе­ки­ста­ну, несмот­ря на про­шед­шие восемь лет, Анди­жан при­по­ми­на­ют до сих пор.

Лорд Кер­зон остал­ся без ответа

По сути Казах­ста­ну нечем крыть сво­их кри­ти­ков (хули­те­лей и недоб­ро­же­ла­те­лей, как их назы­ва­ют в Акор­де). Поми­мо коман­ды «Аста­на» и Тони Блэ­ра у Акор­ды нет ника­ких зна­чи­мых лиц или дости­же­ний, спо­соб­ных повли­ять на улуч­ше­ние ими­джа государства.

«Аста­на» свое дело дела­ет, Тони Блэр тоже, но не так успеш­но. Реклам­ный фильм с его уча­сти­ем о дости­же­ни­ях Казах­ста­на и его пре­зи­ден­те мож­но назвать про­валь­ным, если бы речь шла о ком­мер­че­ской поста­нов­ке. Впро­чем, по чис­лу про­смот­ров это­го филь­ма на YouTube его мож­но срав­нить с «успе­хом» недав­не­го чисто казах­стан­ско­го шедев­ра «Небо мое­го детства».

При этом доста­точ­но казах­стан­цев, кото­рые вполне мог­ли бы пред­став­лять нашу стра­ну за рубе­жом. И они это дела­ют — взять хотя бы Тиму­ра Бек­ма­гам­бе­то­ва, Мара­та Бисен­га­ли­е­ва, Сер­гея Лукья­нен­ко, уче­ных, рабо­та­ю­щих в США, арти­стов опе­ры, поп-музы­кан­тов и худож­ни­ков… Но всех их объ­еди­ня­ет то, что они пред­по­чли поки­нуть роди­ну, одно­знач­но пони­мая, что здесь им раз­вить­ся вряд ли удастся.

Нет, они ино­гда воз­вра­ща­ют­ся и про­во­дят здесь какие-то меро­при­я­тия, выступ­ле­ния, за что полу­ча­ют нор­маль­ные, на общих усло­ви­ях, гоно­ра­ры и тре­бу­ют к себе отно­ше­ния, соот­вет­ству­ю­ще­го их нынеш­не­му ста­ту­су. Но там, у себя, они теперь — гол­ли­вуд­ский режис­сер, лон­дон­ский дири­жер, рос­сий­ский фантаст.

Пусть это непа­три­о­тич­но, но вполне объ­яс­ни­мо. Со сво­ей сто­ро­ны госу­дар­ство пре­дель­но ясно демон­стри­ру­ет свое отно­ше­ние к людям искус­ства. Тот же Бисен­га­ли­ев поки­нул стра­ну со скан­да­лом. Худож­ник Канат Ибра­ги­мов и теат­раль­ный режис­сер Болат Ата­ба­ев —  люди, по кото­рым о Казах­стане судят за рубе­жом, ста­ли в гла­зах вла­сти изго­я­ми и пре­ступ­ни­ка­ми толь­ко за то, что осме­ли­лись выра­зить свое мнение.

Одна­ко для Запа­да, как и для обыч­ных казах­стан­цев, они оста­ют­ся геро­я­ми, а имидж Казах­ста­на в каче­стве вари­ан­та услов­но про­све­щен­ной восточ­ной монар­хии в силу это­го сме­ня­ет­ся обли­ком восточ­ной дес­по­тии. Оппо­зи­ци­он­ные поли­ти­ки могут пре­бы­вать в заклю­че­нии, такая у них судь­ба, взять хотя бы Ган­ди или Ман­де­лу, но сажать дея­те­лей искус­ства — для демо­кра­ти­че­ских стран это худ­ший диа­гноз состо­я­ния общества.

Культ-тур-гет­то

Суще­ству­ет риск, что Казах­стан за свое отно­ше­ние к граж­да­нам в целом и к людям искус­ства и оппо­зи­ци­он­ным поли­ти­кам в част­но­сти  может пре­вра­тить­ся в куль­тур­ное гет­то. Один день рож­де­ния уже был испор­чен, когда Стинг под­дер­жал рабо­чих-неф­тя­ни­ков. Понят­но, что после это­го офи­ци­аль­ная Аста­на будет ста­рать­ся при­вле­кать кого-то из чис­ла менее прин­ци­пи­аль­ных. Но раз на раз не приходится.

Если кто-то пом­нит, уже свер­шив­шим­ся делом счи­тал­ся кон­церт Пола Мак­карт­ни на день неза­ви­си­мо­сти 2012 года. Уже и сум­ма была озву­че­на в 3,5 мил­ли­о­на дол­ла­ров. Вопрос был лишь в том, где про­во­дить — в Астане или Алма­ты. В ито­ге сэр Мак­карт­ни не при­е­хал вооб­ще. Поче­му? Воз­мож­но, это про­сто сов­па­де­ние, одна­ко, узнав о пред­сто­я­щем кон­цер­те, от име­ни Соци­а­ли­сти­че­ской пар­тии Бри­та­нии ему пере­да­ли пап­ку с докла­да­ми про ман­ги­ста­ускую забастовку.

Но если рок-музы­кан­ты могут себе поз­во­лить отка­зать­ся от пары мил­ли­о­нов, что­бы слу­чай­но не ока­зать­ся в изго­ях в гла­зах обще­ствен­но­сти за сотруд­ни­че­ство с сомни­тель­ны­ми режи­ма­ми, то обыч­ные тури­сты, за кото­рых тоже идет борь­ба, не едут по иным причинам.

Пре­ду­пре­жде­ния, о кото­рых идет речь в нача­ле мате­ри­а­ла, тоже игра­ют какую-то роль. Но и без того в Казах­стане хва­та­ет все­го, что­бы отва­дить ред­ких смель­ча­ков. Начи­ная с визы и ата­ви­сти­че­ско­го про­цес­са реги­стра­ции, отсут­стви­ем деше­вых авиа­рей­сов из Евро­пы и усло­вий для бюд­жет­но­го туриз­ма. Вме­сто это­го могут пред­ло­жить улич­ную пре­ступ­ность и поли­цей­ский про­из­вол: и те, и дру­гие весь­ма полит­кор­рект­но не делят людей на сво­их и чужих.

Зато здесь любят вещать о гипо­те­ти­че­ских при­род­ных кра­со­тах или исто­ри­че­ских объ­ек­тах, яко­бы спо­соб­ных при­влечь ино­стран­цев. На самом деле их не так мно­го, а, во-вто­рых, даже то немно­гое у нас целе­на­прав­лен­но уни­что­жа­ет­ся, что­бы, навер­ное, под­черк­нуть соб­ствен­ное невежество.

Дом в Семее, свя­зан­ный с Досто­ев­ским — под снос. Роща пля­шу­щих берез в Боро­вом — под выруб­ку. Туда же ради «нью-васю­ков­ско­го про­ек­та» наци­о­наль­ный парк Кок-Джай­ляу.  Немно­го­чис­лен­ные памят­ни­ки, остав­ши­е­ся от совет­ской эпо­хи — на свал­ку, вме­сто них сде­лан­ные в Китае аля­по­ва­тые баты­ры. Понят­но, что при таком под­хо­де не то что к нам никто не поедет (бла­го смот­реть оста­нет­ся не на что), но и по тем же при­чи­нам пере­ста­нут посе­щать и свои.

Бук­валь­но недав­но Казах­стан поки­ну­ла моя зна­ко­мая нем­ка (не ста­ну назы­вать ее име­ни, вдруг ей при­дет­ся вер­нуть­ся), кото­рая более пяти лет посвя­ти­ла себя попыт­ке раз­ви­тия туриз­ма в Казах­стане. «Раз­ви­вай­те, как уме­е­те…», — выска­за­лась она на про­ща­ние, осо­знав всю тщет­ность сво­ей рабо­ты, и уеха­ла… в сосед­ний Кыр­гыз­стан, где все дале­ко не так запу­ще­но, а стра­на пред­при­ни­ма­ет уси­лия для при­ня­тия зару­беж­ных гостей.

С уче­том же всех наших про­цес­сов мож­но ожи­дать про­дол­же­ния умень­ше­ния чис­ла ино­стран­ных визи­те­ров, если, конеч­но, у нас не отме­нят визы для Китая.

Лицо стра­ны и мыс­лен­ный галоп

Закан­чи­вая тему об ими­дже Казах­ста­на за рубе­жом нель­зя не оста­но­вить­ся на глав­ном ими­дж­мей­ке­ре — пре­зи­ден­те стра­ны. Вполне понят­но, что по пер­во­му лицу госу­дар­ства могут судить и обо всей стране в целом, осо­бен­но когда о ней мало что известно.

Все мест­ные выступ­ле­ния пре­зи­ден­та рас­хо­дят­ся на цита­ты, нема­ло вни­ма­ния уде­ля­ет­ся его выступ­ле­ни­ям во вре­мя визи­тов в стра­ны СНГ. Зато по даль­не­му зару­бе­жью  — дефи­цит (ездит, прав­да, тоже неча­сто). Поэто­му каж­дый спич отту­да на вес золо­та. И труд­но удер­жать­ся, что­бы не при­ве­сти в при­мер отры­вок из выступ­ле­ния Н.Назарбаева в Гер­ма­нии в фев­ра­ле это­го года перед пред­ста­ви­те­ля­ми СМИ и обще­ствен­но­стью, пред­став­лен­но­го здесь как три­умф казах­стан­ской дипломатии.

«Пред­ста­ви­те­ли Аме­ри­ки, Вели­ко­бри­та­нии, Фран­ции — все отме­ти­ли, что это были выбо­ры про­зрач­ные, чест­ные. Но есть одна орга­ни­за­ция по пра­вам чело­ве­ка, кото­рая нахо­дит­ся в Пари­же. Казах­стан в 2010 году был пред­се­да­те­лем в ОБСЕ, я никак не мог най­ти, кто назна­чил эту орга­ни­за­цию, кто ее избрал. Мы ее не изби­ра­ли. Поэто­му мне­ние орга­ни­за­ции, кото­рая выпол­ня­ет зака­зы, мы игно­ри­ру­ем…», — это в ответ на вопрос о пар­ла­мент­ских выборах.

Кто-нибудь что-нибудь понял? Лич­но я нет, так­же как и мои кол­ле­ги. Пред­по­ла­гаю, что немец­кие медий­щи­ки поня­ли не более мое­го. А ведь этот текст взят из источ­ни­ков, кото­рые нель­зя запо­до­зрить в нело­яль­но­сти нынеш­ней власти.

«Навер­ное, вас инте­ре­су­ет, что про­изо­шло в Жана­о­зене. Пред­ставь­те себе малень­кий 100-тысяч­ный немец­кий город, где мир­но люди вышли выра­зить свои эко­но­ми­че­ские тре­бо­ва­ния к рабо­то­да­те­лям. Идет празд­ник 20-летия стра­ны, народ вышел на пло­щадь. В это вре­мя вры­ва­ют­ся несколь­ко десят­ков моло­дых людей, спе­ци­аль­но под­го­тов­лен­ных, и под уга­ром спирт­но­го начи­на­ют бить людей, детей, раз­бра­сы­вать мик­ро­фо­ны и бить наших поли­цей­ских, кото­рых там почти не было. Что бы дела­ло немец­кое пра­ви­тель­ство? Навер­ное, защи­ща­ло бы без­опас­ность граж­дан. Так же дела­ли мы. Я там был…», — это из той же встре­чи, но уже, как вы поня­ли, каса­тель­но Жанаозена.

Инте­рес­но, а как бы в Гер­ма­нии вос­при­ня­ли то, что гла­ва госу­дар­ства вро­де как и не был в кур­се, что тру­до­вой кон­фликт не толь­ко не раз­ре­шил­ся, но и пере­рос в ста­дию поли­ти­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния; зато потом при­знал тре­бо­ва­ния про­те­сту­ю­щих закон­ны­ми, что не поме­ша­ло отпра­вить всех на ска­мью под­су­ди­мых — такая, вот, стран­ная логи­че­ская цепочка.

Одна­ко если наши лояль­ные изда­ния при­во­дят такие цита­ты, мож­но толь­ко пред­по­ло­жить, что оста­лось за кад­ром. И что оста­ет­ся за кад­ром во вре­мя дру­гих офи­ци­аль­ных визитов.

Так что, под­во­дя ито­ги, хоте­лось бы ска­зать: нет смыс­ла оби­жать­ся на кого-то, кто под­ры­ва­ет облик госу­дар­ства за рубе­жом. С этим пре­крас­но справ­ля­ют­ся  сами чинов­ни­ки и даже пер­вые лица. А Борат и ссыл­ки в Google — все­го лишь последствия.

Read more here:
Имидж KZ: от Бай­ко­ну­ра до Жанаозена

архивные статьи по теме

“Князьки финпола” осудили журналиста

Айман Турсынкан: «Технический дефолт государства перед гражданами наступил»

Editor

Тамара Ергазева с приговором согласна