20 C
Астана
13 августа, 2022
Image default

Зодчий, Младшая Ханша и Повелитель

Казахский писатель Абиш Кекильбаев.

Казах­ский писа­тель Абиш Кекильбаев.

Декабрь в этом году при­ме­ча­те­лен тем, что в воз­расте 76 лет скон­чал­ся писа­тель Абиш Кекиль­ба­ев. Это был один из самых извест­ных казах­ских писа­те­лей, вполне сопо­ста­ви­мый с Чин­ги­зом Айт­ма­то­вым, лау­ре­ат все­воз­мож­ных пре­мий, ини­ци­а­тив­ный сена­тор, автор 16-том­но­го собра­ния сочи­не­ний. При жиз­ни мы обыч­но не углуб­ля­ем­ся в про­из­ве­де­ния сво­их кол­лег, зача­стую они ста­но­вят­ся объ­ек­та­ми вся­ких пере­су­дов, но смерть – это тот пре­дел, за кото­рым надо все же понять, кого мы потеряли.

В этом плане луч­ше начать с ран­не­го твор­че­ства писа­те­ля, посколь­ку имен­но в этот пери­од мы нахо­дим­ся в состо­я­нии поис­ка и раз­ви­тия и все рас­ши­ря­ю­ще­го­ся диа­ло­га с миром. Еще Абай писал, что…

В 1968 году Абиш Кекиль­ба­ев выпус­ка­ет про­за­и­че­ский цикл «Степ­ные бал­ла­ды», из кото­ро­го я хотел бы разо­брать такие вещи, как «Конец леген­ды» и «Коло­дец». Этот цикл мне напом­нил роман «Иосиф и его бра­тья» Тома­са Ман­на, при­влек мето­дом пото­ка созна­ния, харак­тер­ном для Джой­са, сте­рео­ско­пи­че­ским повест­во­ва­ни­ем от лица раз­ных геро­ев в сти­ле Фолк­не­ра. Меня эти вещи при­влек­ли тем, что в них про­сле­жи­ва­ет­ся вер­ти­каль­ный пласт в твор­че­стве Кекиль­ба­е­ва, посколь­ку в пер­вом про­из­ве­де­нии речь идет о стро­и­тель­стве мече­ти, а во вто­ром – о самом глу­бо­ком колод­це в ман­ги­ста­уской сте­пи. Это тем более пока­за­тель­но, что речь идет о зем­лях кочев­ни­ков, для кото­рых вро­де бы неха­рак­тер­но стро­и­тель­ство высо­ких соору­же­ний. Более того, на мой взгляд, Кекиль­ба­ев – сто­рон­ник кон­цеп­ции о сим­би­о­зе коче­во­го и осед­ло­го насе­ле­ния в таких местах, напри­мер, как Мавер­ре­на­хр, или тюрк­ско-пер­сид­ское Дву­ре­чье, усе­ян­ное горо­да­ми не мень­ше, чем коче­вья­ми. Я тоже при­вет­ствую эту кон­цеп­цию, посколь­ку там кочев­ни­ки рас­смат­ри­ва­ют­ся в сов­мест­ном раз­ви­тии с человечеством.

Что каса­ет­ся вер­ти­ка­ли в твор­че­стве Кекиль­ба­е­ва – это ко все­му про­че­му еще и духов­ная вер­ти­каль, посколь­ку герои здесь пока­за­ны на острие сво­их запро­сов, на мак­си­мах сво­е­го созна­ния. Так Пове­ли­тель из «Кон­ца леген­ды» явно явля­ет­ся слеп­ком с Тамер­ла­на, как и сама леген­да – леген­дой о мече­ти Биби ханум, толь­ко раз­ни­ца в том, что в послед­ней юно­го зод­че­го уби­ва­ют, что­бы он нигде боль­ше не мог постро­ить подоб­ной мече­ти. Но автор, декон­стру­и­руя эту леген­ду, дает понять, что речь идет о люб­ви меж­ду Млад­шей Хан­шей и Зод­чим и что имен­но это обсто­я­тель­ство хотел скрыть Пове­ли­тель, лишая Масте­ра зре­ния и язы­ка. Полу­ча­ет­ся, что Пове­ли­те­лю мож­но все, а обыч­ным людям нель­зя даже наме­ка на чув­ства. В подроб­ном повест­во­ва­нии автор пока­зы­ва­ет, что чув­ство меж­ду геро­я­ми толь­ко зарож­да­лось, а поце­луя и вовсе не было, посколь­ку хан­ша под­ста­ви­ла вме­сто себя служанку.

На самом деле повесть эта даже и не о люб­ви, а о тще­сла­вии, кото­рая так или ина­че одо­ле­ва­ет нас всех. Ведь млад­шая хан­ша начи­на­ет стро­и­тель­ство мече­ти не из люб­ви к Зод­че­му, она его тогда и не зна­ла, а что­бы пока­зать как она любит сво­е­го Пове­ли­те­ля, как она его ждет. Тут еще глав­ным моти­вом явля­ет­ся так­же и зависть к Стар­шей Хан­ше, пре­бы­ва­ю­щей в похо­де вме­сте с импе­ра­то­ром. И толь­ко когда мечеть зри­мо вырас­та­ет, она порож­да­ет в душе Млад­шей Хан­ши инте­рес к Масте­ру… Точ­но так­же и для Зод­че­го – это пона­ча­лу пре­стиж­ный про­ект, воз­мож­ность пока­зать свое мастер­ство и уме­ния. Его бед­ный отец умер, но сумел оста­вить его в горо­де и теперь он дол­жен во что бы то ни ста­ло состо­ять­ся. Здесь самое потря­са­ю­щее то, что из всех этих самых обыч­ных побуж­де­ний вырас­та­ет кра­са­ви­ца-мечеть, чудо архи­тек­ту­ры, как бы побеж­да­ю­щее ста­ти­ку, выра­жая самые раз­ные состо­я­ния, в кото­рые погру­жа­ет­ся Мастер. Когда смот­ришь на нее вбли­зи, она над­мен­на-непри­ступ­на, но изда­ли — как буд­то машет тебе рукой, маня к себе. Это как бы образ отно­ше­ний масте­ра и Млад­шей Хан­ши и в то же вре­мя Пове­ли­те­ля и его млад­шей жены.

Но в пове­сти есть и еще один на этот раз незри­мый герой – это боязнь Мол­вы и Пере­су­дов, харак­тер­ная и для Пове­ли­те­ля, и для Млад­шей Хан­ши, и для Масте­ра. Вот где выра­жет­ся истин­ная суть восточ­но­го чело­ве­ка, или может быть даже, само­го авто­ра. Боязнь мол­вы столь тоталь­на, что каж­дый пыта­ет­ся скрыть свои истин­ные поры­вы, умол­чать о сокро­вен­ном. Даже самый без­вест­ный герой, каким явля­ет­ся моло­дой Зод­чий, одо­ле­ва­ем жаж­дой сла­вы, но для это­го он дол­жен уго­дить дру­гим. В ито­ге воз­ни­ка­ет сплош­ная вза­и­мо­за­ви­си­мость, извра­ща­ю­щая вся­кую под­лин­ность отношений.

Пуб­ли­ка­ции раз­де­ла “Бло­ги­стан” могут не отра­жать пози­цию Азаттыка.

Читать ори­ги­нал статьи:

Зод­чий, Млад­шая Хан­ша и Повелитель

архивные статьи по теме

В Казахстане в результате беспорядков погибли 15 человек и более ста ранены

План Кажегельдина: что нужно Казахстану, чтобы выйти из нынешнего тяжелого положения с наименьшими потерями

Editor

15.4.2015 Второй день судебного разбирательства по делу об убийстве против Мусаева и Кошляка