20 C
Астана
27 июля, 2021
Image default

«Значительное ухудшение» свободы Интернета. Казахстан в отчете Freedom House

ТРОЛЛИ, БОТЫ И ТЕНДЕНЦИОЗНЫЕ КОММЕНТАТОРЫ

В отче­те Freedom on the Net гово­рит­ся, что пра­ви­тель­ства раз­ных стран «всё чаще исполь­зу­ют тех­но­ло­гии в поль­зу циф­ро­во­го авто­ри­та­риз­ма, что­бы кон­тро­ли­ро­вать сво­их граж­дан и мани­пу­ли­ро­вать выбо­ра­ми». «В резуль­та­те сво­бо­да Интер­не­та за послед­ние девять лет ухуд­ши­лась», — гово­рит­ся в отче­те Freedom House. В 40 из 65 про­ана­ли­зи­ро­ван­ных стран вла­сти исполь­зу­ют спе­ци­аль­ные про­грам­мы для мони­то­рин­га соци­аль­ных сетей, пишет Freedom House.

Меж­ду­на­род­ная орга­ни­за­ция кон­ста­ти­ру­ет ухуд­ше­ние ситу­а­ции со сво­бо­дой Интер­не­та за послед­ний год в 33 госу­дар­ствах, сре­ди кото­рых зна­чит­ся Казахстан.

«Стра­ны, кото­рые пока­за­ли зна­чи­тель­ный спад, — Судан и Казах­стан. За ними — Бра­зи­лия, Бан­гла­деш и Зим­баб­ве», — отме­ча­ет организация.

У Казах­ста­на 32 из 100 мак­си­маль­но воз­мож­ных бал­лов (полу­чив­шие от 0 до 39 бал­лов отно­сят­ся к стра­нам «с несво­бод­ным Интер­не­том). В одном ряду с Казах­ста­ном — Азер­бай­джан, Рос­сия, Бела­русь, Паки­стан, Узбе­ки­стан и Иран.

В обнов­лен­ном отче­те Freedom House вклю­чи­ла Казах­стан в спи­сок стран, в кото­рых «часто бло­ки­ру­ют Интер­нет, соци­аль­ные сети и ком­му­ни­ка­ци­он­ные плат­фор­мы», «огра­ни­чен поли­ти­че­ский, соци­аль­ный или рели­ги­оз­ный кон­тент», «бло­ге­ры, пра­во­за­щит­ни­ки, поль­зо­ва­те­ли сети или кри­ти­ку­ю­щие вла­сти под­вер­га­ют­ся пре­сле­до­ва­ни­ям и при­вле­ка­ют­ся к ответственности».

По дан­ным орга­ни­за­ции, в Казах­стане про­власт­ные интер­нет-трол­ли исполь­зу­ют­ся для мани­пу­ли­ро­ва­ния мне­ни­я­ми в онлайн-дискуссиях.

«В Казах­стане исполь­зу­ют ботов, тен­ден­ци­оз­ных ком­мен­та­то­ров, адми­ни­стра­то­ров новост­ных сай­тов, групп в Сети для рас­про­стра­не­ния лож­но­го или вво­дя­ще­го в заблуж­де­ние кон­тен­та, зача­стую [это про­ис­хо­дит] при под­держ­ке вла­стей и поли­ти­че­ской пар­тии», — гово­рит­ся в отчете.

Основ­ные фак­ты о Казах­стане в отче­те Freedom on the Net:

  • Неожи­дан­ная отстав­ка пре­зи­ден­та Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, руко­во­див­ше­го стра­ной на про­тя­же­нии мно­гих лет, и побе­да его став­лен­ни­ка на при­твор­ных выбо­рах обер­ну­лись про­те­ста­ми. Во вре­мя выбо­ров вла­сти огра­ни­чи­ва­ли доступ к Интер­не­ту, бло­ки­ро­ва­ли мест­ные и меж­ду­на­род­ные инфор­ма­ци­он­ные сай­ты. Огра­ни­чи­ва­ли доступ к соци­аль­ным сетям, что­бы заста­вить акти­ви­стов замолчать.
  • Моно­по­ли­за­ция рын­ка мобиль­ной свя­зи и онлайн-кон­троль над поль­зо­ва­те­ля­ми при­ве­ли к ухуд­ше­нию сво­бо­ды Интернета.
  • В декаб­ре 2018 года сооб­ща­лось о при­об­ре­те­нии Казах­ста­ном у свя­зан­ной с ФСБ Рос­сии ком­па­нии за 4,3 мил­ли­о­на дол­ла­ров инстру­мен­та мони­то­рин­га соц­се­тей, основ­ная зада­ча кото­ро­го — выяв­ле­ние и ана­лиз про­тестных настро­е­ний (ком­па­ния-постав­щик, Науч­но-иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут «Квант», вклю­че­на в санк­ци­он­ный спи­сок США как при­част­ная к хакер­ским ата­кам в пред­две­рии аме­ри­кан­ских пре­зи­дент­ских выбо­ров 2016 года). Систе­ма спо­соб­на отсле­жи­вать про­тестные настро­е­ния в соц­се­тях. Казах­стан мог исполь­зо­вать эту систе­му для ана­ли­за содер­жа­ния постов в под­держ­ку запре­щен­ной в стране орга­ни­за­ции «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» и при­вле­че­ния граж­дан к уго­лов­ной ответственности.

FAKE-АККАУНТЫ И FAKE-ПОЛИТИКА

Экс­пер­ты отме­ча­ют, что в послед­ние несколь­ко лет огра­ни­че­ние Интер­не­та в Казах­стане уси­ли­лось, сво­бо­ды в Сети ста­ло мень­ше. Руко­во­ди­тель Казах­стан­ско­го бюро по пра­вам чело­ве­ка Евге­ний Жовтис счи­та­ет, что оцен­ка Freedom House «абсо­лют­но заслу­же­на» казах­стан­ски­ми властями.

— Ситу­а­ция с Интер­не­том явно ухуд­ша­ет­ся. Во-пер­вых, уве­ли­чи­лись или упро­сти­лись воз­мож­но­сти упол­но­мо­чен­ных орга­нов бло­ки­ро­вать сай­ты, стра­ни­цы и так далее. Во-вто­рых, подав­ля­ю­щее боль­шин­ство уго­лов­ных дел по ста­тье 174 («Воз­буж­де­ние роз­ни») и по ста­тье 405 («Орга­ни­за­ция и уча­стие в дея­тель­но­сти обще­ствен­но­го или рели­ги­оз­но­го объ­еди­не­ния либо иной орга­ни­за­ции после реше­ния суда о запре­те их дея­тель­но­сти или лик­ви­да­ции в свя­зи с осу­ществ­ле­ни­ем ими экс­тре­миз­ма или тер­ро­риз­ма») воз­буж­да­ет­ся в резуль­та­те пол­но­мас­штаб­но­го кон­тро­ля Интер­не­та со сто­ро­ны орга­нов наци­о­наль­ной без­опас­но­сти и дру­гих упол­но­мо­чен­ных орга­нов. То есть Интер­нет нахо­дит­ся сей­час под жесто­чай­шим кон­тро­лем, людей при­вле­ка­ют про­сто за выра­же­ние сво­е­го мне­ния или за какой-то лайк или пере­пост какой-то инфор­ма­ции. Ситу­а­ция со сво­бо­дой сло­ва и выра­же­ни­ем мне­ния у нас с каж­дым годом ухуд­ша­ет­ся. У вла­стей есть огром­ный ресурс по пере­кры­тию Интер­не­та, — гово­рит он.

Рос­сий­ский IT-спе­ци­а­лист Лео­нид Евдо­ки­мов, кото­рый в соста­ве иссле­до­ва­тель­ской груп­пы Censored Planet Мичи­ган­ско­го уни­вер­си­те­та в США про­во­дил тести­ро­ва­ние сер­ти­фи­ка­та Qaznet Trust Network (https://censoredplanet.org/kazakhstan), счи­та­ет, что ника­ких пози­тив­ных изме­не­ний в Казах­стане, свя­зан­ных со сво­бо­дой Интер­не­та, не про­изо­шло. Он отме­ча­ет, что ранее, когда живу­щий во Фран­ции кри­тик казах­стан­ских вла­стей Мух­тар Абля­зов выхо­дил в пря­мой эфир онлайн, в стране бло­ки­ро­ва­ли YouTube и Telegram.

Экс­перт счи­та­ет, что идея казах­стан­ских вла­стей об уста­нов­ле­нии сер­ти­фи­ка­та без­опас­но­сти так­же пред­став­ля­ла серьез­ную угро­зу для пер­со­наль­ных дан­ных граж­дан и их лич­ных сво­бод. (Вла­сти Казах­ста­на после кри­ти­ки меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций и про­те­стов в стране отка­за­лись от это­го сер­ти­фи­ка­та, заявив, что лишь тести­ро­ва­ли его в рам­ках про­грам­мы «Кибер­щит». Необ­хо­ди­мость уста­нов­ки сер­ти­фи­ка­та может воз­ник­нуть в слу­чае угро­зы для инфор­ма­ци­он­но­го про­стран­ства стра­ны, ска­за­ли власти.)

— На мой взгляд, угро­за от обще­на­ци­о­наль­но­го «сер­ти­фи­ка­та без­опас­но­сти» заклю­ча­ет­ся преж­де все­го в неце­ле­вом исполь­зо­ва­нии само­го сер­ти­фи­ка­та и свя­зан­но­го с ним обо­ру­до­ва­ния. Одной из основ­ных «неофи­ци­аль­ных» идей этой исто­рии с сер­ти­фи­ка­том была воз­мож­ность «точеч­ной» бло­ки­ров­ки кон­тен­та в Facebook и YouTube. Дру­ги­ми мето­да­ми (без сер­ти­фи­ка­та) делать это точеч­но неве­ро­ят­но слож­но, поэто­му из Казах­ста­на до сих пор регу­ляр­но при­хо­дят ново­сти о том, как бло­ки­ру­ют раз­ные попу­ляр­ные плат­фор­мы во вре­мя пря­мо­го эфи­ра Абля­зо­ва (гла­вы запре­щен­но­го в Казах­стане дви­же­ния «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на». —​ Ред.). Тот факт, что преж­де все­го под рас­шиф­ров­ку тра­фи­ка попа­ли соци­аль­ные медиа, под­твер­жда­ет эту идею. Конеч­но, офи­ци­аль­но цели декла­ри­ро­ва­лись несколь­ко дру­гие, они декла­ри­ро­ва­лись очень обте­ка­е­мо. Напри­мер, декла­ри­ро­ва­лось улуч­ше­ние защи­ты от «неле­галь­но­го кон­тен­та» и «мошен­ни­ков». Но мало что меша­ет, напри­мер, объ­явить Абля­зо­ва мошен­ни­ком или тер­ро­ри­стом, а его пря­мые эфи­ры — неле­галь­ным кон­тен­том, — гово­рит Лео­нид Евдокимов.

Член дви­же­ния Respublika и акти­вист­ка Бэл­ла Орын­бе­то­ва, высту­пив­шая про­тив идеи уста­нов­ле­ния «сер­ти­фи­ка­та без­опас­но­сти» на мобиль­ные устрой­ства, счи­та­ет, что «дав­ле­ние и кон­троль в Интер­не­те воз­рас­та­ют из года в год».

— Вла­сти хотят нари­со­вать кар­ти­ну «В Казах­стане всё хоро­шо». Не сумев создать хоро­шие усло­вия в реаль­ной жиз­ни, они дела­ют это в Интер­не­те. В стране есть фер­ма трол­лей, рабо­та­ю­щая под при­кры­ти­ем инсти­ту­та. В Казах­стане с fake-акка­ун­тов про­во­дят fake-поли­ти­ку. Мы узна­ли, что в чатах дви­же­ния Respublika были люди вла­стей. С помо­щью при­ло­же­ния Getcontact мы обна­ру­жи­ли, что в нашем чате есть пред­ста­ви­те­ли «орга­нов». Вла­сти пыта­ют­ся не наблю­дать за про­цес­са­ми, а управ­лять, огра­ни­чи­вать сво­бо­ду, — гово­рит она.

Казах­стан­ский IT-спе­ци­а­лист Садык Шерим­бек счи­та­ет, что огра­ни­че­ние сво­бо­ды Интер­не­та со сто­ро­ны вла­стей ведет к росту недо­ве­рия и недо­воль­ства сре­ди населения.

— «Непо­нят­ные» собы­тия [в Интер­не­те], начав­ши­е­ся еще в про­шлом году, пока­за­ли бес­си­лие ста­рой вла­сти в вопро­сах постро­е­ния инфор­ма­ци­он­ной поли­ти­ки. Счи­таю, что непре­кра­ща­ю­щи­е­ся бло­ки­ров­ки и инфор­ма­ци­он­ные огра­ни­че­ния в стране явля­ют­ся при­зна­ком несо­сто­я­тель­но­сти. Люди в послед­нее вре­мя сме­ют­ся над откры­той ложью мини­стер­ства. Дошло до того, что никто не верит офи­ци­аль­ной инфор­ма­ции. Мы видим мно­го­чис­лен­ные напад­ки на акти­ви­стов, кото­рые откры­то выра­жа­ют свои мыс­ли в Интер­не­те. «Сер­ти­фи­кат без­опас­но­сти» был добав­лен в чер­ный спи­сок раз­ра­бот­чи­ка­ми тех­но­про­дук­ции миро­во­го уров­ня (сооб­ща­лось, что Apple, Mozilla и Google Chrome забло­ки­ро­ва­ли сер­ти­фи­кат без­опас­но­сти. —​ Ред.). Теперь у вла­стей есть толь­ко один спо­соб под­нять свой авто­ри­тет. Это искрен­ность. Огра­ни­чи­вая пра­ва сво­их граж­дан на инфор­ма­цию, систе­ма лишь уси­лит анти­па­тию, — гово­рит он.

С 2011 года Казах­стан ни разу не упо­ми­нал­ся в отче­те Freedom House как стра­на «со сво­бод­ным Интер­не­том». Лишь в 2014 году Казах­стан отнес­ли к госу­дар­ствам «с частич­но сво­бод­ным Интер­не­том». В 2015 году Казах­стан ухуд­шил пози­ции и ока­зал­ся в кате­го­рии стран с «несво­бод­ным Интер­не­том», в кото­рой пре­бы­ва­ет до насто­я­ще­го времени.

Офи­ци­аль­ный Нур-Сул­тан не при­зна­ет бло­ки­ров­ки Интер­не­та в стране. Министр инфор­ма­ции и обще­ствен­но­го раз­ви­тия Дау­рен Аба­ев, министр циф­ро­во­го раз­ви­тия, инно­ва­ций и аэро­кос­ми­че­ской про­мыш­лен­но­сти Аскар Жума­га­ли­ев неод­но­крат­но заяв­ля­ли, что пра­ви­тель­ство не име­ет отно­ше­ния к про­бле­мам с досту­пом к Сети.

«Девя­то­го… А что было?» Аскар Жума­га­ли­ев о бло­ки­ров­ках 9 мая 2019 года:

Аба­ев о про­бле­мах с досту­пом к соц­се­тям (30 мая 2018 года):

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

На Эмбе еще хуже, чем в Жанаозене

Новая реконструкция гегемонии

Декорация на трупах погибших