17 C
Астана
9 августа, 2022
Image default

Заявления о пытках в «Жанаозенском деле» остались без внимания

На судеб­ном про­цес­се по Жана­о­зен­ским собы­ти­ям несколь­ко чело­век заяви­ли о «пыт­ках в след­ствен­ном изо­ля­то­ре», одна­ко про­ку­ра­ту­ра не ста­ла воз­буж­дать уго­лов­ное дело «за отсут­стви­ем дока­за­тельств». Меж­ду­на­род­ной фонд «Откры­тый диа­лог» сооб­ща­ет о фор­ми­ро­ва­нии «Жана­о­зен­ско­го спис­ка» после собы­тий декаб­ря 2011 года — по ана­ло­гии со «спис­ком Магнитского».

Сотрудники спецназа полиции в Жанаозене после событий 16 декабря. Мангистауская область, 18 декабря 2011 года.

Сотруд­ни­ки спец­на­за поли­ции в Жана­о­зене после собы­тий 16 декаб­ря. Ман­ги­ста­ус­кая область, 18 декаб­ря 2011 года.

Руко­во­ди­тель фон­да «Откры­тый диа­лог» Люд­ми­ла Коз­лов­ска вме­сте с дру­ги­ми пра­во­за­щит­ни­ка­ми участ­ву­ет в состав­ле­нии доку­мен­та — ана­ло­гич­но­го «спис­ку Маг­нит­ско­го» — по сле­дам кро­ва­вых собы­тий в Жана­о­зене. По ее сло­вам, чинов­ни­ки, про­ку­ро­ры, судьи, сотруд­ни­ки сило­вых струк­тур, пода­вив­шие силой заба­стов­ку неф­тя­ни­ков в горо­де Жана­о­зене Ман­ги­ста­уской обла­сти и под­верг­нув­шие басто­вав­ших репрес­си­ям, в конеч­ном ито­ге долж­ны быть при­вле­че­ны к ответ­ствен­но­сти за это.

— ​«Спи­сок Маг­нит­ско­го» фор­ми­ро­вал­ся не один день. Это поли­ти­че­ское реше­ние. Не такое, как в Казах­стане — сего­дня при­ня­то, а зав­тра испол­не­но. В Казах­стане не под­ни­ма­ет­ся вопрос о пыт­ках в Жана­о­зене. Пото­му что к это­му при­част­ны самые высо­ко­по­став­лен­ные пер­со­ны в казах­стан­ской вла­сти, — гово­рит Люд­ми­ла Козловска.

Руководитель фонда «Открытый диалог» Людмила Козловска.

Руко­во­ди­тель фон­да «Откры­тый диа­лог» Люд­ми­ла Козловска.

В теле­фон­ном раз­го­во­ре с репор­те­ром Азатты­ка 5 декаб­ря Коз­лов­ска упо­мя­ну­ла и послед­не­го узни­ка по «Жана­о­зен­ско­му делу» лиде­ра неза­ре­ги­стри­ро­ван­ной пар­тии «Алга» Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва, сооб­щив, что пра­во­за­щит­ни­ки пред­при­ни­ма­ют дей­ствия по осво­бож­де­нию его из тюрь­мы. Она ска­за­ла, что в сле­ду­ю­щем году посе­тит Казах­стан с тем, что­бы посмот­реть, как испол­ня­ют­ся реко­мен­да­ции спе­ци­аль­но­го доклад­чи­ка ООН по пра­вам чело­ве­ка. Побы­вав­ший в янва­ре это­го года в Жана­о­зене спец­до­клад­чик ООН Май­на Киаи заявил, что для вос­ста­нов­ле­ния дове­рия наро­да «необ­хо­ди­мо про­ве­сти меж­ду­на­род­ное неза­ви­си­мое рас­сле­до­ва­ние Жана­о­зен­ских событий».

«НЕДОКАЗАННЫЕ» ПЫТКИ

В ходе судеб­но­го след­ствия «по фак­там мас­со­вых бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене», нача­то­го 27 мар­та 2012 года и длив­ше­го­ся два меся­ца, неф­тя­ни­ки пожа­ло­ва­лись на пыт­ки со сто­ро­ны ряда сотруд­ни­ков поли­ции и КНБ во вре­мя след­ствия и рас­ска­за­ли, что их изби­ва­ли, выби­вая нуж­ные при­зна­ния. Одна­ко во вре­мя судеб­но­го про­цес­са судья пре­рвал их и заявил, что «это фабу­ла дру­го­го дела».

Максат Досмагамбетов, бывший нефтяник из Жанаозена, осужденный по делу о событиях 16 декабря 2011 года, в больнице. Алматы, 2 апреля 2015 года.

Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов, быв­ший неф­тя­ник из Жана­о­зе­на, осуж­ден­ный по делу о собы­ти­ях 16 декаб­ря 2011 года, в боль­ни­це. Алма­ты, 2 апре­ля 2015 года.

Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов, при­го­во­рен­ный к семи годам тюрь­мы и осво­бож­ден­ный услов­но-досроч­но, — один из тех, кто заяв­лял о пыт­ках. Он рас­ска­зал, что в изо­ля­то­ре вре­мен­но­го содер­жа­ния Жана­о­зе­на под­вер­гал­ся изби­е­ни­ям и изде­ва­тель­ствам со сто­ро­ны пред­ста­ви­те­лей сило­вых ведомств, побои не про­шли бес­след­но и при­ве­ли к онко­ло­ги­че­ско­му забо­ле­ва­нию. В насто­я­щее вре­мя, бла­го­да­ря изред­ка предо­став­ля­е­мой помо­щи ком­па­нии «Озен­му­най­газ» и кол­лег-неф­тя­ни­ков, Мак­сат Дос­ма­гам­бе­тов ездит лечить­ся в Южную Корею. Во вре­мя засе­да­ния суда 2 мая 2012 года, когда сло­во было предо­став­ле­но сви­де­те­лям, Дос­ма­гам­бе­тов, посмот­рев на сле­до­ва­те­ля ДВД Ман­ги­ста­уской обла­сти Е.О. (вви­ду того, что про­тив него не воз­буж­де­но дело и не выдви­ну­ты обви­не­ния, его имя и фами­лия пол­но­стью не ука­зы­ва­ют­ся. — Ред.), заявил, что этот поли­цей­ский видел, как его пыта­ют, и ска­зал: «Ты же соб­ствен­ны­ми гла­за­ми видел, как меня изби­ва­ли и про­ка­лы­ва­ли уши степ­ле­ром». Ска­зан­ное Дос­ма­гам­бе­то­вым повто­рил и Тана­тар Кали­ев, при­го­во­рен­ный к четы­рем годам тюрьмы.

Без­ра­бот­ный жана­о­зе­нец Есен­гель­ды Абд­рах­ма­нов, осуж­ден­ный на три года, но осво­бож­ден­ный по амни­стии, так­же гово­рил о пыт­ках и заявил, что «в тюрь­ме зара­зил­ся тубер­ку­ле­зом». В ходе судеб­но­го засе­да­ния 10 мар­та он заявил: «Я был здо­ров, но забо­лел, когда 16 декаб­ря меня взя­ли под стра­жу и в тюрь­ме, раз­дев дого­ла, обли­ли холод­ной водой и изби­ли». Осуж­ден­ный на пять лет Шаб­дол Отке­лов 11 апре­ля, отве­чая перед судом, заявил: «Это была страш­ная ситу­а­ция, в кото­рую слож­но пове­рить чело­ве­ку. Сотруд­ник Р.К., при­ни­мав­ший уча­стие в пыт­ках, одел мне на голо­ву цел­ло­фа­но­вый пакет и, затал­ки­вая его в рот, заста­вил меня при­знать­ся в изго­тов­ле­нии взрыв­ча­то­го веще­ства и под­пи­сать бума­ги, под­го­тов­лен­ные аста­нин­ским следователем».

Активист забастовки нефтяников Роза Тулетаева после освобождения из тюрьмы по ходатайству об УДО. Жанаозен, 20 ноября 2014 года.

Акти­вист заба­стов­ки неф­тя­ни­ков Роза Туле­та­е­ва после осво­бож­де­ния из тюрь­мы по хода­тай­ству об УДО. Жана­о­зен, 20 нояб­ря 2014 года.

При­го­во­рен­ная к семи годам заклю­че­ния Роза Туле­та­е­ва, рас­ска­зав о том, как сле­до­ва­ли пыта­ли, души­ли ее, под­ве­сив за воло­сы, высту­пи­ла с тре­бо­ва­ни­ем рас­сле­до­вать пыт­ки. При­го­во­рен­ный к двум годам лише­ния сво­бо­ды услов­но Пара­хат Дуй­сен­ба­ев, отец кото­ро­го погиб во вре­мя стрель­бы, а сест­ра полу­чи­ла ране­ние в ногу и ста­ла инва­ли­дом, рас­ска­зал об изде­ва­тель­ствах со сто­ро­ны пол­ков­ни­ка К. При­го­во­рен­ный к трем годам тюрь­мы Кай­рат Адилов рас­ска­зал о том, как «сле­до­ва­тель Б.М. при­ста­вил к его голо­ве писто­лет, изби­вал и угро­жал при­стре­лить его, если он не при­зна­ет вины». Жанат Мурын­ба­ев так­же рас­ска­зал о том, как сле­до­ва­тель про­ку­ра­ту­ры К.А., изби­вая его, потре­бо­вал сви­де­тель­ство­вать про­тив Шаб­да­ла Откелова.

Во вре­мя судеб­но­го раз­би­ра­тель­ства на пыт­ки со сто­ро­ны сотруд­ни­ков сило­вых струк­тур пожа­ло­ва­лись Ерга­зы Жан­ныр, Серик Акжи­ги­тов, Ислам Шами­лов, Бауы­р­жан Теле­ге­нов, Жарас Бесма­гам­бе­тов, Самат Кой­шы­ба­ев, Ертай Ерму­ха­нов, Сисен Аспен­та­ев, Женис Бопы­лов, Расул Муханбетов.

По дан­ным наблю­дав­ше­го за судеб­ным про­цес­сом меж­ду­на­род­но­го обще­ствен­но­го фон­да «Откры­тый диа­лог», во вре­мя судеб­но­го про­цес­са 23—26 апре­ля Ерлан Жай­ыл­ха­нов, Алек­сандр Божен­ко (впо­след­ствии погиб­ший при зага­доч­ных обсто­я­тель­ствах), Ерлан Нур­жа­нов, Бер­ден Кожам­бер­ди­ев, Бер­ди­бек Баты­ров, под­дер­жав ска­зан­ное неф­тя­ни­ка­ми, так­же пожа­ло­ва­лись на пыт­ки в изо­ля­то­ре вре­мен­но­го содер­жа­ния Жанаозена.

Как сооб­щил позд­нее судья Арал­бай Нага­шы­ба­ев, кото­рый вел дело в свя­зи с бес­по­ряд­ка­ми в Жана­о­зене, жало­бы на пыт­ки он пере­дал в про­ку­ра­ту­ру Ман­ги­ста­уской обла­сти. Одна­ко 3 мая 2012 года про­ку­ро­ры заяви­ли, что пыт­ки не были дока­за­ны и тре­бо­ва­ние о воз­буж­де­нии уго­лов­но­го дела было возвращено.

Обвиняемые в "организации беспорядков" после Жанаозенских событий в зале суда. Актау, 4 июня 2012 года.

Обви­ня­е­мые в “орга­ни­за­ции бес­по­ряд­ков” после Жана­о­зен­ских собы­тий в зале суда. Актау, 4 июня 2012 года.

Судеб­ный про­цесс над участ­ни­ка­ми «мас­со­вых бес­по­ряд­ков в Жана­о­зене» завер­шил­ся 4 июня 2012 года. При­го­вор был выне­сен в отно­ше­нии 37 чело­век. 13 неф­тя­ни­ков были при­го­во­ре­ны к тюрем­но­му заклю­че­нию от трех до семи лет, осталь­ные были оправ­да­ны, полу­чи­ли услов­ное нака­за­ние или были осво­бож­де­ны по амни­стии. В мар­те это­го года на сво­бо­ду по УДО вышли послед­ние неф­тя­ни­ки, осуж­ден­ные за «орга­ни­за­цию мас­со­вых беспорядков».

«МНОГО НЕРЕШЕННЫХ ВОПРОСОВ»

По сло­вам адво­ка­та Гуль­на­ры Жуас­па­е­вой, в Казах­стане нет спе­ци­аль­ной струк­ту­ры, зани­ма­ю­щей­ся рас­сле­до­ва­ни­ем пыток.

— Пыт­ки — осо­бо тяж­кое пре­ступ­ле­ние. Наше зако­но­да­тель­ство, каса­ю­ще­е­ся пыток, не соот­вет­ству­ет меж­ду­на­род­ным стан­дар­там, тяж­кие пре­ступ­ле­ния оста­ют­ся нерас­кры­ты­ми. Сей­час дела по этой кате­го­рии отда­ны агент­ству по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции. Рас­сле­до­ва­ние по заяв­ле­ни­ям идет очень мед­лен­но. Из Казах­ста­на до Коми­те­та ООН про­тив пыток дошло толь­ко два дела, по кото­рым было выне­се­но реше­ние о выпла­те ком­пен­са­ции (Алек­сандр Гера­си­мов и Расим Бай­ра­мов. — Ред.), — рас­ска­зы­ва­ет Гуль­на­ра Жуаспаева.

Как гово­рит Азатты­ку адво­кат Гуль­на­ра Жуас­па­е­ва, во вре­мя след­ствия по Жана­о­зен­ским собы­ти­ям пред­став­ляв­шая инте­ре­сы Мак­са­та Дос­ма­гам­бе­то­ва и Розы Туле­та­е­вой, неф­тя­ни­ки в ходе суда вынуж­де­ны были отка­зать­ся от ее услуг — из-за того, что на них, содер­жав­ших­ся под стра­жей, ока­за­ли давление.

Патрульные проверяют прохожих. Город Жанаозен Мангистауской области, 19 декабря 2011 года.

Пат­руль­ные про­ве­ря­ют про­хо­жих. Город Жана­о­зен Ман­ги­ста­уской обла­сти, 19 декаб­ря 2011 года.

— Вы сами зна­е­те об этом деле. Спе­ци­аль­ные орга­ны сде­ла­ли свою рабо­ту. Если бы Мак­са­та и Розу не выну­ди­ли отка­зать­ся от меня во вре­мя рас­смот­ре­ния дела в Вер­хов­ном суде, мы бы дове­ли дело до Коми­те­та ООН про­тив пыток. Пото­му что этим делом инте­ре­со­ва­лись на меж­ду­на­род­ном уровне, — гово­рит Азатты­ку адвокат.

По инфор­ма­ции Жуас­па­е­вой, при­ме­не­ние пыток в отно­ше­нии Дос­ма­гам­бе­то­ва под­твер­жда­ет­ся «выво­да­ми экс­пер­ти­зы». Судеб­ная экс­пер­ти­за сви­де­тель­ство­ва­ла о том, что из-за побо­ев у неф­тя­ни­ка были сло­ма­ны рерба. По заяв­ле­нию Туле­та­е­вой экс­пер­ти­за не была про­ве­де­на свое­вре­мен­но. Гуль­на­ра Жуас­па­е­ва назы­ва­ет дела о пыт­ках не име­ю­щи­ми сро­ка дав­но­сти и счи­та­ет, что это дело мож­но возобновить.

— Но потер­пев­шая сто­ро­на не пой­дет на это. Мои быв­шие под­за­щит­ные Роза и Мак­сат мог­ли бы обра­тить­ся в Коми­тет ООН про­тив пыток. Одна­ко сей­час они на осо­бом кон­тро­ле госу­дар­ства, — гово­рит адвокат.

Люд­ми­ла Коз­лов­ска счи­та­ет, что отказ жана­о­зен­цев от адво­ка­та мож­но понять. Она пола­га­ет, что в усло­ви­ях, когда неф­тя­ни­ки сами под­вер­га­лись пыт­кам, а на их род­ствен­ни­ков ока­зы­ва­лось дав­ле­ние, они дума­ли о том, что­бы выжить. По ее сло­вам, было бы непра­виль­ным ждать, что осуж­ден­ные по делу о Жана­о­зен­ских собы­ти­ях, наблю­дая сего­дня репрес­сии в отно­ше­нии граж­дан­ско­го обще­ства, уси­ле­ние цен­зу­ры в СМИ и суды над граж­дан­ски­ми акти­ви­ста­ми, будут обра­щать­ся с заявлениями.

— Ждать того, что люди, под­верг­ши­е­ся пыт­кам, в том чис­ле Роза и Мак­сат, будут про­дол­жать борь­бу за прав­ду, не при­хо­дит­ся. Они осуж­ден­ные по «Жана­о­зен­ско­му делу» отбы­ли сро­ки, теперь заслу­жи­ли того, что­бы отдох­нуть. Пото­му что тогда они рис­ко­ва­ли сво­ей жиз­нью и пожерт­во­ва­ли здо­ро­вьем, что­бы выра­зить мир­ный про­тест в защи­ту сво­их прав, — отме­ча­ет Козловска.

На блокпосту у въезда в Жанаозен. Мангистауская область, 26 декабря 2011 года.

На блок­по­сту у въез­да в Жана­о­зен. Ман­ги­ста­ус­кая область, 26 декаб­ря 2011 года.

По сло­вам адво­ка­та Абза­ла Куспа­но­ва, отста­и­вав­ше­го в суде пра­ва 74 потер­пев­ших по «Жана­о­зен­ско­му делу», в этом деле оста­лось мно­го нере­шен­ных вопро­сов. Он счи­та­ет, что один из таких вопро­сов — взыс­ка­ние мате­ри­аль­но­го и мораль­но­го ущер­ба с поли­цей­ских. Абзал Куспа­нов напо­ми­на­ет, что во вре­мя судеб­но­го про­цес­са о пыт­ках заяв­ля­ли несколь­ко чело­век, выяс­ни­лись фак­ты смер­тей и ране­ний, поэто­му осно­ва­ний для воз­буж­де­ния дела достаточно.

— Огра­ни­че­ний по взыс­ка­нию мате­ри­аль­но­го и мораль­но­го ущер­ба не суще­ству­ет. Несмот­ря на то, что несколь­ко поли­цей­ских были осуж­де­ны, за дей­ствия сотруд­ни­ков несет ответ­ствен­ность ДВД и МВД. Поли­ция — атри­бут госу­дар­ства, вла­сти. Если в буду­щем будет воз­буж­де­но дело о пыт­ках, госу­дар­ству при­дет­ся брать ответ­ствен­ность на себя. Одна­ко наше госу­дар­ство, как и дру­гие авто­ри­тар­ные госу­дар­ства, нико­гда не про­сит про­ще­ния у наро­да и потер­пев­ших, — гово­рит Абзал Куспанов.

Начав­ша­я­ся в мае 2011 года заба­стов­ка неф­тя­ни­ков ком­па­ний «Озен­му­най­газ» и «Кара­жан­бас­му­най» в Ман­ги­ста­уской обла­сти с тре­бо­ва­ни­ем уве­ли­чить зар­пла­ту и улуч­шить усло­вия тру­да обер­ну­лась тра­ги­че­ски­ми собы­ти­я­ми декаб­ря 2011 года. 16 декаб­ря на цен­траль­ной пло­ща­ди Жана­о­зе­на на меро­при­я­тии, при­уро­чен­ном к 20-летию неза­ви­си­мо­сти Казах­ста­на, про­изо­шли столк­но­ве­ния, во вре­мя кото­рых, по офи­ци­аль­ным дан­ным, погиб­ли 16 чело­век, сот­ни полу­чи­ли ране­ния. На сле­ду­ю­щий день после Жана­о­зен­ских собы­тий в столк­но­ве­ни­ях меж­ду под­дер­жав­ши­ми жана­о­зен­цев жите­ля­ми стан­ции Шет­пе и поли­цей­ски­ми был застре­лен один человек.


Сания ТОЙКЕН

atyrau08+gmail.com

Сания Той­кен рабо­та­ет на Азатты­ке с 2007 года, репор­тёр в Ман­ги­ста­уской обла­сти. Окон­чи­ла факуль­тет жур­на­ли­сти­ки Казах­ско­го наци­о­наль­но­го уни­вер­си­те­та име­ни Аль-Фара­би. После окон­ча­ния уни­вер­си­те­та рабо­та­ла в газе­тах «Қаза­қстан пио­нері» и «Халық кеңесі» Была пресс-сек­ре­та­рём госу­дар­ствен­но­го коми­те­та Казах­ста­на по при­ва­ти­за­ции. Рабо­та­ла кор­ре­спон­ден­том, затем редак­то­ром казах­ской редак­ции Аты­ра­уской област­ной газе­ты «Ак Жай­ық». До июля 2015 года была редак­то­ром еже­не­дель­ни­ка «Не хабар?!» в горо­де Актау.

архивные статьи по теме

ВОЗМОЖНО, ЕСТЬ ДВА ПОТЕНЦИАЛЬНЫХ ПОКУПАТЕЛЯ ДЛЯ БЮЛЕРХЁЭ

Editor

Хватит пиариться, говорите, как есть!

Глава МИД ФРГ призывает ратифицировать договор о запрещении ядерных испытаний