16 C
Астана
24 июня, 2021
Image default

Зачем Казахстану столько религий?

Наша власть дове­ла дела в вопро­се тер­пи­мо­сти к нетра­ди­ци­он­ным и мало­чис­лен­ным рели­ги­оз­ным общи­нам до абсур­да, счи­та­ет рели­гио­вед Есбо­сын Сма­гу­лов. Таких мяг­ких тре­бо­ва­ний, по его мне­нию, нет ни в одной стране мира, поэто­му он пред­ла­га­ет рез­ко уже­сто­чить зако­но­да­тель­ство. Пра­во­за­щит­ни­ки с ним кате­го­ри­че­ски не согласны. 

Автор: Серик БАЙДАУЛЕТОВ, Татья­на ПАНЧЕНКО
Фото: Сери­к­жан КОВЛАНБАЕВ

В кулу­а­рах круг­ло­го сто­ла «Совре­мен­ная рели­ги­оз­ная ситу­а­ция — про­бле­мы и тен­ден­ции раз­ви­тия» глав­ный науч­ный сотруд­ник Меж­ду­на­род­но­го цен­тра куль­тур и рели­гий (МЦКР) заявил в серд­цах, что сей­час в Казах­стане мож­но подать заяв­ку на реги­стра­цию «куль­та элек­три­че­ской лам­поч­ки — и Минюст заре­ги­стри­ру­ет» такое объ­еди­не­ние в каче­стве религиозного.

Кор­ни это­го теат­ра абсур­да, по мне­нию экс­пер­та, ухо­дят в нача­ло 90‑х годов, когда наши вла­сти и зако­но­да­те­ли «хава­ли» все, что им реко­мен­до­ва­ли в рели­ги­оз­ных делах запад­ные совет­чи­ки. В резуль­та­те сего­дня в Казах­стане для того, что­бы заре­ги­стри­ро­вать «культ лам­поч­ки», доста­точ­но най­ти еще девять таких же сума­сшед­ших, кро­ме себя. А на Запа­де, по све­де­ни­ям Сма­гу­ло­ва, тре­бо­ва­ния не в разы, а в тыся­чи раз жестче.

Зачем нам слу­шать Запад?

- Мы в уго­ду ОБСЕ, в уго­ду запад­ным стан­дар­там пыта­лись соблю­дать все нор­мы зако­но­да­тель­ства, кото­рые даже на Запа­де нигде не дей­ству­ют: там есть госу­дар­ствен­ные рели­гии, есть рели­гии, кото­рые име­ют госу­дар­ствен­ный при­о­ри­тет. А от нас тре­бо­ва­ли абсо­лют­ной либе­раль­но­сти, у нас все рели­ги­оз­ные объ­еди­не­ния, будь то Духов­ное управ­ле­ние мусуль­ман Казах­ста­на, к кото­ро­му отно­сят себя 70% насе­ле­ния, или любые, самые малень­кие общи­ны, абсо­лют­но рав­ны по сво­е­му ста­ту­су, — заявил ученый.

По дан­ным соцо­про­сов, сооб­щил Есбо­сын Сма­гу­лов, в стране сей­час 2500 объ­еди­не­ний тра­ди­ци­он­но­го исла­ма и 1500 заре­ги­стри­ро­ван­ных нетра­ди­ци­он­ных объединений.

- Сего­дня необ­хо­ди­мо изме­не­ние зако­но­да­тель­ства, необ­хо­ди­мо обо­зна­чить роль тра­ди­ци­он­ных кон­фес­сий, уста­но­вить более жест­кие тре­бо­ва­ния, — наста­и­ва­ет г‑н Сма­гу­лов. — Тако­го коли­че­ства после­до­ва­те­лей, доста­точ­но­го для реги­стра­ции — десять чело­век — нет нигде в мире, на Запа­де есть тре­бо­ва­ния где-то от 10 до 20 тысяч (участ­ни­ков), в Австрии — опре­де­лен­ный про­цент от насе­ле­ния В таком слу­чае они (объ­еди­не­ния) полу­ча­ют опре­де­лен­ные права.

По его мне­нию, для Казах­ста­на вполне при­ем­лем путь Гер­ма­нии, Ита­лии и Поль­ши, где в каче­стве рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний реги­стри­ру­ют­ся толь­ко тра­ди­ци­он­ные для этих стран конфессии.

- Они име­ют при­ви­ле­гии нало­го­вые, име­ют пра­во вести свои заня­тия в шко­лах, име­ют пра­во на сво­бод­ное стро­и­тель­ство куль­то­вых зда­ний, — рас­ска­зал экс­перт. — Осталь­ные — новые, нетра­ди­ци­он­ные для них — явля­ют­ся про­сто обще­ства­ми, типа наших НПО, но у них нет воз­мож­но­сти для стро­и­тель­ства церк­вей, у них нет воз­мож­но­сти вести заня­тия в школах.

Поми­мо это­го, по мне­нию экс­пер­та, необ­хо­ди­мо так­же уже­сто­чить рели­гио­вед­че­скую экс­пер­ти­зу при реги­стра­ции таких объединений.

- На сего­дня она фор­маль­ная, она про­во­дит­ся толь­ко по уста­ву потен­ци­аль­но­го рели­ги­оз­но­го объ­еди­не­ния, — заме­тил он. — Но, изви­ни­те, никто в уста­ве, даже самый отпе­тый экс­тре­мист, нико­гда не напи­шет, что он наме­рен зани­мать­ся экс­тре­миз­мом, что он про­по­ве­ду­ет наси­лие и меж­кон­фес­си­о­наль­ную, меж­эт­ни­че­скую вражду!

Хва­тит с нас и двух — исла­ма и православия

Когда высту­па­ю­ще­го спро­си­ли, какие же имен­но рели­ги­оз­ные объ­еди­не­ния он счи­та­ет воз­мож­ным выде­лить сре­ди про­чих, он отве­тил: ислам и православие.

- У нас есть два кон­фес­си­о­наль­ных празд­ни­ка, при­знан­ных госу­дар­ствен­ны­ми: Кур­бан-айт и пра­во­слав­ное Рож­де­ство. Необ­хо­ди­мо понять, что ислам и пра­во­сла­вие явля­ют­ся куль­ту­ро­об­ра­зу­ю­щи­ми для куль­ту­ры Казах­ста­на в целом и для основ­ных этно­сов Казах­ста­на — для каза­хов, уйгу­ров, узбе­ков, рус­ских, укра­ин­цев, белорусов.

Соот­вет­ствен­но, госу­дар­ство долж­но исполь­зо­вать нрав­ствен­ный потен­ци­ал этих кон­фес­сий, счи­та­ет Сма­гу­лов, вве­дя в шко­лах пред­мет «рели­гио­ве­де­ния», основ­ная часть про­грам­мы кото­ро­го была бы посвя­ще­на исла­му и пра­во­слав­но­му христианству.

- Духов­ный центр мусуль­ман Казах­ста­на дол­жен выра­бо­тать чет­кую идео­ло­гию и пока­зать, что ислам не есть толь­ко набор куль­то­вых дей­ствий — не толь­ко намаз, не толь­ко хиджаб, — ислам есть духов­ная куль­ту­ра в том чис­ле и казах­ско­го наро­да, — ска­зал Сма­гу­лов жур­на­ли­стам. — То, что мы име­ли — Ясса­уи, аль-Фара­би, Абай, Шака­рим — это все ислам­ская духов­ность, и отры­вать от нее нас нельзя.

Вся­че­ские же вах­ха­би­ты, сала­фи­ты, шии­ты — то есть «тече­ния, гос­под­ству­ю­щие на Восто­ке либо на Запа­де, ори­ен­ти­ру­ют нас на те цен­но­сти, кото­рые казах­ско­му обще­ству, Казах­ста­ну в целом несвой­ствен­ны», про­дол­жил он.

Без запре­тов будет хаос

По его мне­нию экс­пер­та, сей­час в вопро­се рели­ги­оз­но­го обра­зо­ва­ния царит хаос.

- С одной сто­ро­ны, идут бес­ко­неч­ные декла­ра­ции, что у нас меж­на­ци­о­наль­ное согла­сие, мир, спо­кой­ствие, поря­док. С дру­гой сто­ро­ны, поче­му такое агрес­сив­ное наше­ствие на нашу стра­ну все­воз­мож­ных рели­ги­оз­ных тече­ний, в том чис­ле и сомни­тель­ных? — задал­ся он вопро­сом. — Отку­да появ­ля­ют­ся экс­тре­мист­ские, деструк­тив­ные и тер­ро­ри­сти­че­ские орга­ни­за­ции? Поче­му граж­дане Казах­ста­на ни с того ни с сего начи­на­ют взры­вать себя?

При­чем такое было не толь­ко в Акто­бе, это было и за несколь­ко лет назад в Таш­кен­те, напом­нил спи­кер. Казах­стан­цы попа­да­ют на Кав­каз, в Афга­ни­стан, в Кыр­гыз­стан, они сидят в тюрь­ме Гуан­та­на­мо, так что эта тен­ден­ция скла­ды­ва­лась не сего­дня и не вче­ра, это про­ис­хо­ди­ло и в 90‑е, и в 2000‑е годы, напом­нил он и спро­гно­зи­ро­вал даль­ней­шее ухуд­ше­ние ситуации.

- Наш ана­лиз пока­зы­ва­ет: появ­ля­ет­ся мас­са новых дви­же­ний — и неоязы­че­ство, воз­рож­да­ю­щее, в том чис­ле, идеи наци­о­на­лиз­ма, псев­до­су­физм на юге, появ­ле­ние про­ро­ков и мес­сий — в Кара­ган­де и Тара­зе, — кон­ста­ти­ро­вал он. — Поэто­му, я счи­таю, что нам необ­хо­ди­мо поста­вить на серьез­ную науч­ную, идео­ло­ги­че­скую и прак­ти­че­скую осно­ву рабо­ту с цен­тра­ми (помо­щи постра­дав­шим от деструк­тив­ных сект).

А про­бле­ма дей­стви­тель­но име­ет­ся — как сооб­щи­ла испол­ни­тель­ный дирек­тор Ассо­ци­а­ции цен­тров помо­щи постра­дав­шим от деструк­тив­ных сект Гаухар Хай­рул­ли­на, коли­че­ство обра­ще­ний от жертв таких сект в Казах­стане растет.

- Если в 2009 году было свы­ше 800 таких обра­ще­ний, то по ито­гам 2010 года уже 930, — ска­за­ла Хай­рул­ли­на жур­на­ли­стам в кулу­а­рах «круг­ло­го стола».

Она пояс­ни­ла, что речь идет об обра­ще­ни­ях граж­дан по теле­фо­нам дове­рия в 18 цен­тров помо­щи, дис­ло­ци­ро­ван­ных во всех 14 обла­стях стра­ны и в горо­дах Аста­на и Алматы.

Под­во­дя ито­ги, г‑н Сма­гу­ло­ва вновь кон­ста­ти­ро­вал сла­бость зако­но­да­тель­ной дея­тель­но­сти государства.

- Я счи­таю, что долж­на быть (зако­но­да­тель­ная) ответ­ствен­ность объ­еди­не­ний, кото­рые лиша­ют людей пси­хо­ло­ги­че­ско­го и физи­че­ско­го здо­ро­вья, иму­ще­ства, кото­рые раз­ру­ша­ют семьи, — ска­зал он. — Но у нас в зако­но­да­тель­стве нет тер­ми­на «сек­та» либо «деструк­тив­ное объ­еди­не­ние». Отдель­ные слу­чаи (запре­тов) есть, но, к сожа­ле­нию, наш закон слиш­ком либе­ра­лен и не поз­во­ля­ет при­ни­мать пре­ду­пре­ди­тель­ные меры.

Отве­чая же на вопрос жур­на­ли­стов о том, свя­зы­ва­ет ли он недав­но про­изо­шед­шие взры­вы в Акто­бе и Астане с дея­тель­но­стью ради­каль­ных рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний, Сма­гу­лов отме­тил, что рас­по­ла­га­ет о взры­вах толь­ко той инфор­ма­ци­ей, кото­рую «дае­те вы. СМИ».

- Это хоро­шо, что там не так мно­го постра­дав­ших, даже если это не тер­ак­ты, думаю, с 2011 года обще­ство будет на это по ино­му смот­реть, — заклю­чил пред­ста­ви­тель МЦКР.

Все сме­ша­но в кучу

Про­ком­мен­ти­ро­вать выступ­ле­ние г‑на Сма­гу­ло­ва част­но­сти, его мне­ние о необ­хо­ди­мо­сти уже­сто­че­ния зако­но­да­тель­ства о рели­ги­ях, срав­не­ние с зару­беж­ны­ми зако­на­ми, при­о­ри­тет исла­ма и пра­во­сла­вия) мы попро­си­ли про­фес­со­ра Кас­пий­ско­го обще­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, док­то­ра юри­ди­че­ских наук Рома­на Подопригору.

- Вы соглас­ны с тем, что у нас либе­раль­ное зако­но­да­тель­ство в рели­ги­оз­ной сфере?

- Зако­но­да­тель­ство было либе­раль­ным в нача­ле 90‑х годов. С тех пор было вне­се­но опре­де­лен­ное коли­че­ство попра­вок, и сей­час гово­рить о либе­раль­но­сти, мяг­ко гово­ря, неверно.

Что каса­ет­ся реги­стра­ции рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний, то здесь все сме­ша­но в одну кучу. На Запа­де есть раз­ные под­хо­ды. Как пра­ви­ло, если для рели­ги­оз­но­го объ­еди­не­ния необ­хо­ди­мы тыся­чи чело­век, то это озна­ча­ет, что объ­еди­не­ние полу­ча­ет допол­ни­тель­ные льго­ты, воз­мож­но­сти в пуб­лич­ной сфе­ре, как то: доступ в систе­му здра­во­охра­не­ния, обра­зо­ва­ния, соци­аль­но­го обес­пе­че­ния и т.д. А что каса­ет­ся воз­мож­но­сти в прин­ци­пе дей­ство­вать, ника­ких тысяч не надо, объ­еди­не­ние могут созда­вать и один, и три человека.

У нас же име­ет­ся в виду дру­гое: тыся­чи чле­нов тре­бу­ют для того, что­бы граж­дане име­ли про­сто пра­во соби­рать­ся и молить­ся, чего они не могут без госу­дар­ствен­но­го раз­ре­ше­ния. То есть мето­до­ло­ги­че­ски невер­ный подход.

- Дол­жен ли у нас отда­вать­ся при­о­ри­тет тем рели­ги­ям, кото­рые, так ска­зать, при­зна­ны на госу­дар­ствен­ном уровне. То есть исла­му и православию?

- В мире есть раз­ные под­хо­ды в зави­си­мо­сти от исто­рии и тра­ди­ций — где-то даже в Кон­сти­ту­ци­ях упо­ми­на­ет­ся ислам, хри­сти­ан­ство или дру­гая рели­гия. У нас в Кон­сти­ту­ции запи­са­но, что госу­дар­ство свет­ское, что пред­по­ла­га­ет рав­но­пра­вие рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний, в законе о сво­бо­де веро­ис­по­ве­да­ния гово­рит­ся о том, что все рели­ги­оз­ные объ­еди­не­ния рав­ны перед государством.

Здесь надо раз­би­рать­ся с наши­ми тра­ди­ци­я­ми: насколь­ко вооб­ще для нас актуа­лен этот вопрос. Если вста­вать на точ­ку зре­ния, что у нас 60% насе­ле­ния мусуль­мане, а 30% — пра­во­слав­ные, то тогда этот вопрос, навер­ное, мож­но буди­ро­вать. Но если верить более точ­ным социо­ло­ги­че­ским иссле­до­ва­ни­ям, что в Казах­стане око­ло 15% насе­ле­ния явля­ет­ся реаль­но веру­ю­щи­ми (то есть наци­о­наль­ная при­над­леж­ность не свя­зы­ва­ет­ся обя­за­тель­но с рели­ги­оз­ной), то тогда зачем вооб­ще под­ни­мать этот вопрос?

- Дает ли нынеш­нее зако­но­да­тель­ство воз­мож­но­сти для раз­ви­тия экс­тре­мист­ских рели­ги­оз­ных течений?

- Поч­ву для раз­ви­тия экс­тре­мист­ских рели­ги­оз­ных тече­ний надо искать не в зако­нах. Что каса­ет­ся послед­них, то нуж­но раз­ли­чать закон о сво­бо­де веро­ис­по­ве­да­ния и рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ни­ях и экс­тре­мист­скую, тер­ро­ри­сти­че­скую дея­тель­ность. Совер­шен­но раз­ные зако­ны долж­ны дей­ство­вать. Что каса­ет­ся экс­тре­миз­ма, тер­ро­риз­ма, у нас есть мно­го пра­во­вых инстру­мен­тов, начи­ная с Уго­лов­но­го кодек­са и закан­чи­вая зако­ном об опе­ра­тив­но-разыск­ной дея­тель­но­сти. Когда это­го не пони­ма­ют, экс­тре­мизм, тер­ро­ризм начи­на­ют вво­дить в те зако­ны, кото­рые напи­са­ны для дру­гих целей — для обык­но­вен­ных рели­ги­оз­ных объ­еди­не­ний. Экс­тре­мизм и тер­ро­ризм — это вопро­сы дру­гих зако­но­да­тель­ных актов.

…В заклю­че­ние при­ве­дем сло­ва извест­но­го пра­во­за­щит­ни­ка Евге­ния Жовти­са, ска­зан­ные по пово­ду нашу­мев­ше­го в свое вре­мя дела про­по­вед­ни­цы Дре­ни­че­вой (ее «про­па­ган­да люб­ви к богу», соглас­но при­го­во­ру, «под­ры­ва­ла осно­вы брач­но-семей­ных отно­ше­ний Рес­пуб­ли­ки Казах­стан»). Так вот, Евге­ний Алек­сан­дро­вич тогда ска­зал: «В Кон­сти­ту­ции Рес­пуб­ли­ки Казах­стан нет «тра­ди­ци­он­ных» рели­гий, «основ­ных», «малень­ких» или «боль­ших» рели­гий, есть толь­ко равен­ство ВСЕХ рели­гий. Мы при­зна­ем пра­во сво­их граж­дан на сво­бо­ду сове­сти, рели­гии, веро­ис­по­ве­да­ния. И это пра­во долж­но быть реа­ли­зо­ва­но сво­бод­но, без вся­ких огра­ни­че­ний. Это — основа».

View article:
Зачем Казах­ста­ну столь­ко религий?

архивные статьи по теме

«Рух пен тіл»: от слов к действиям

Школа пала жертвой в борьбе с Назарбаевым

Терроризм по франчайзингу