17 C
Астана
21 апреля, 2024
Image default

Зачем казахстанской прокуратуре “усредненный террорист”

Соци­аль­ный порт­рет тер­ро­ри­ста в Казах­стане состав­лен рес­пуб­ли­кан­ской про­ку­ра­ту­рой. Зачем и на осно­ва­нии каких мето­дик было про­ве­де­но это иссле­до­ва­ние, выяс­ня­ла DW.

Без­ра­бот­ный жена­тый муж­чи­на 28 лет, отец несколь­ких детей, без спе­ци­аль­но­го рели­ги­оз­но­го, но со сред­ним обра­зо­ва­ни­ем. Так в гла­зах Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры (ГП) Казах­ста­на выгля­дит “усред­нен­ный” казах­стан­ский тер­ро­рист. Как сооб­щи­ли мест­ные СМИ со ссыл­кой на пресс-служ­бу это­го ведом­ства, соци­аль­ный порт­рет тер­ро­ри­ста был состав­лен на осно­ве ком­плекс­но­го ана­ли­за соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских харак­те­ри­стик лиц, осуж­ден­ных в рес­пуб­ли­ке за тер­ро­ризм за послед­ние шесть лет.

Для чего и для кого портрет?

9 апре­ля выше­упо­мя­ну­тый порт­рет пред­ста­вил обще­ствен­но­сти про­ку­рор ген­про­ку­ра­ту­ры Ахат Мусин. DW обра­ти­лась в пресс-служ­бу ГП Казах­ста­на с вопро­сом, мож­но ли счи­тать это офи­ци­аль­ной инфор­ма­ци­ей ведом­ства? Из Аста­ны за под­пи­сью началь­ни­ка депар­та­мен­та Ген­про­ку­ра­ту­ры К. Сейдга­п­ба­ро­ва был полу­чен ответ: сооб­ще­ние не явля­ет­ся офи­ци­аль­ной инфор­ма­ци­ей пресс-цен­тра ГП, посколь­ку иссле­до­ва­ние по про­бле­мам тер­ро­риз­ма в Казах­стане про­ве­де­но казах­стан­ским Цен­тром про­грамм без­опас­но­сти — непра­ви­тель­ствен­ной орга­ни­за­ци­ей, рабо­та­ю­щей в Астане.


Казахстанские силовики

Казах­стан­ские силовики

В свою оче­редь инфор­ми­ро­ван­ный источ­ник в ГП на усло­вии ано­ним­но­сти уточ­нил для DW, что дан­ные, при­ве­ден­ные в соци­аль­ном порт­ре­те тер­ро­ри­ста, в Казах­стане полу­че­ны не в резуль­та­те слож­ных иссле­до­ва­ний, а фак­ти­че­ски пред­став­ля­ют собой усред­нен­ные пока­за­те­ли воз­рас­та и соци­аль­но-демо­гра­фи­че­ских харак­те­ри­стик тех, кто был осуж­ден по ста­тьям, свя­зан­ным с терроризмом.

А целью состав­ле­ния порт­ре­та, доба­вил собе­сед­ник DW, слу­жи­ло не выяв­ле­ние с его помо­щью потен­ци­аль­ных пре­ступ­ни­ков, а све­де­ние воеди­но и фик­са­ция реаль­ных фак­тов био­гра­фии осуж­ден­ных лиц в неко­ем усред­нен­ном объ­ек­те. При его состав­ле­нии опу­ще­ны те более слож­ные про­це­ду­ры ана­ли­за, кото­ры­ми поль­зо­вал­ся Центр про­грамм без­опас­но­сти при про­ве­де­нии иссле­до­ва­ния, направ­лен­но­го на клас­си­фи­ка­цию исла­мист­ских тер­ро­ри­сти­че­ских орга­ни­за­ций в Казах­стане, доба­вил источник.

Послед­няя рабо­та была пред­став­ле­на в Астане Цен­тром про­грамм без­опас­но­сти 1 апре­ля это­го года. Как рас­ска­зал казах­стан­ским СМИ во вре­мя ее пре­зен­та­ции пред­се­да­тель попе­чи­тель­ско­го сове­та этой орга­ни­за­ции Ерлан Карин, его кол­ле­ги про­ана­ли­зи­ро­ва­ли дан­ные за пери­од с 2004 по 2013 год на лиц, не толь­ко осуж­ден­ных за тер­ро­ризм, но “в раз­ной сте­пе­ни при­част­ных к тер­ро­ри­сти­че­ской и экс­тре­мист­ской деятельности”.

Про­стое среднее

В этой свя­зи член пре­зи­ди­у­ма Сою­за адво­ка­тов Казах­ста­на Алек­сандр Розен­ц­вайг сооб­щил DW, что не зна­ком с мето­ди­кой иссле­до­ва­ния, на осно­ве кото­рой состав­лял­ся соци­аль­ный порт­рет тер­ро­ри­ста. По его сло­вам, в кри­ми­на­ли­сти­ке подоб­ные мето­ды рабо­та­ют, но толь­ко если за иссле­до­ва­ни­ем дей­стви­тель­но сто­ят серьез­ные науч­ные разработки.


Наталья Харитонова

Ната­лья Харитонова

Тогда на кате­го­рию людей, чьи пока­за­те­ли выяв­ле­ны в резуль­та­те ана­ли­за, долж­ны обра­тить вни­ма­ние соот­вет­ству­ю­щие струк­ту­ры в целях так назы­ва­е­мой “отда­лен­ной про­фи­лак­ти­кой”, пояс­ня­ет Алек­сандр Розен­ц­вайг. “Хотя в дан­ном слу­чае я сомне­ва­юсь, что такая рабо­та дей­стви­тель­но про­во­ди­лась”, — заме­тил член пре­зи­ди­у­ма Сою­за адвокатов.

Коор­ди­на­тор евразий­ской экс­перт­ной сети Jeen Ната­лья Хари­то­но­ва в интер­вью DW отме­ча­ет, что социо­ло­ги­че­ские мето­ды тре­бу­ют нали­чия боль­шо­го мас­си­ва дан­ных, опре­де­ля­ют погреш­ность и дру­гие пара­мет­ры иссле­до­ва­ния. В слу­ча­ях же соци­аль­но­го порт­ре­та тер­ро­ри­ста и ана­ли­ти­че­ско­го иссле­до­ва­ния Цен­тра про­грамм без­опас­но­сти, в основ­ном ори­ен­ти­ро­ван­но­го на поли­то­ло­гию, речь может идти не о соци­аль­ном порт­ре­те, выяв­лен­ном науч­ны­ми мето­да­ми, а о неко­ей “сред­ней тем­пе­ра­ту­ре по боль­ни­це”, пред­по­ло­жи­ла рос­сий­ский эксперт.

Удач­ный спо­соб отчета

По ее мне­нию, основ­ной целью обна­ро­до­ва­ния порт­ре­та тер­ро­ри­ста слу­жи­ла демон­стра­ция неко­ей про­де­лан­ной рабо­ты. “Спец­служ­бы, про­ку­ра­ту­ра, полу­ча­ю­щие бюд­жет­ные сред­ства и гран­ты, как-то долж­ны отчи­ты­вать­ся за день­ги, полу­ча­е­мые ими от госу­дар­ства на борь­бу с тер­ро­риз­мом”, — рас­суж­да­ет Ната­лья Хари­то­но­ва. Она напо­ми­на­ет, что осе­нью 2013 года в Казах­стане была утвер­жде­на госу­дар­ствен­ная про­грам­ма по про­ти­во­дей­ствию рели­ги­оз­но­му экс­тре­миз­му и тер­ро­риз­му на бли­жай­шие четы­ре года. И вот нали­цо удач­ный отчет об исполь­зо­ва­нии потра­чен­ных средств.

“Реаль­ные затра­ты мини­маль­ные, а зву­чит гром­ко — “порт­рет тер­ро­ри­ста”. Госу­дар­ствен­ные струк­ту­ры неред­ко зака­зы­ва­ют иссле­до­ва­ния ана­ли­ти­че­ским цен­трам, создан­ным фак­ти­че­ски госу­дар­ством же, но фор­маль­но неза­ви­си­мым. Чинов­ни­ки поль­зу­ют­ся их резуль­та­та­ми, не неся за них ответ­ствен­но­сти, и опла­чи­ва­ют их из бюд­же­та”, — про­дол­жа­ет эксперт.

Она ука­зы­ва­ет на то, что в дан­ном слу­чае к мате­ри­а­лам дел по тер­ро­риз­му, обыч­но стро­го сек­рет­ным, были допу­ще­ны сотруд­ни­ки НПО, создан­но­го все­го пол­то­ра года назад. Зато про­ку­ра­ту­ра, нари­со­вав соци­аль­ный порт­рет тер­ро­ри­ста, зара­бо­та­ла допол­ни­тель­ные очки за про­ве­де­ние актив­ной инфор­ма­ци­он­ной рабо­ты с обще­ствен­но­стью, отме­ти­ла Харитонова.

Поль­за “сред­ней тем­пе­ра­ту­ры по больнице”

Экс­перт обра­ща­ет вни­ма­ние еще на один аспект порт­ре­та, пред­став­лен­но­го про­ку­ра­ту­рой, — ука­за­ние на про­ис­хож­де­ние сред­не­ста­ти­сти­че­ско­го тер­ро­ри­ста из запад­ных реги­о­нов стра­ны. “Воз­мож­но, гото­вит­ся поли­ти­че­ское обос­но­ва­ние репрес­сий в реги­о­нах, име­ю­щих, осо­бен­но после собы­тий в Жана­о­зене, репу­та­цию “мятеж­ных”. При­чем не столь­ко с точ­ки зре­ния исла­миз­ма, сколь­ко в силу соци­аль­ной актив­но­сти и ощу­ти­мых сепа­ра­тист­ских настро­е­ний”, — пола­га­ет Ната­лья Харитонова.

При этом она счи­та­ет, что, несмот­ря на явную огра­ни­чен­ную глу­би­ну ана­ли­за, про­ве­ден­но­го при состав­ле­нии соци­аль­но­го порт­ре­та тер­ро­ри­ста, “даже он, если в осно­ве лежат реаль­ные, а не вымыш­лен­ные дан­ные, наме­ча­ет пара­мет­ры груп­пы рис­ка при про­фи­лак­ти­ке воз­мож­ной вер­бов­ки со сто­ро­ны экс­тре­ми­стов”. Но, сооб­щи­ла в заклю­че­нии коор­ди­на­тор евразий­ской экс­перт­ной сети Jeen, при таком под­хо­де это — дого­ня­ю­щая стра­те­гия, так как вер­бов­щи­ки такие пара­мет­ры выяви­ли гораз­до рань­ше и уже дав­но и успеш­но с этой кате­го­ри­ей лиц работают.


Источ­ник: www.dw.de,
полу­че­но с помо­щью rss-farm.ru

Read more here:
Зачем казах­стан­ской про­ку­ра­ту­ре “усред­нен­ный террорист”

архивные статьи по теме

Назарбаев совершил конституционный переворот?

Оппозиция — последнее прибежище негодяев?

Туякбай: “Нужен ли Казахстану ЕАЭС?”