-5 C
Астана
8 марта, 2021
Image default

Записки арестанта: “Нельзя себя жрать и не сожрать”

Зав­тра, 17 янва­ря, осуж­ден­ный поли­тик Вла­ди­мир Коз­лов дол­жен встре­тить­ся со сво­ей супру­гой, Али­ей Туру­с­бе­ко­вой. Наде­ем­ся, ско­ро мы смо­жем рас­ска­зать нашим чита­те­лям, в каких усло­ви­ях он нахо­дит­ся, а пока про­дол­жа­ем пуб­ли­ко­вать фраг­мен­ты его дневника.

 

Автор: Вла­ди­мир КОЗЛОВ

 

Напо­ми­на­ем, что стра­ни­цы днев­ни­ка пуб­ли­ку­ют­ся в хро­но­ло­ги­че­ской последовательности.

22.10.12. Сего­дня напи­сал апел­ля­ци­он­ную жало­бу: зав­тра отправ­лю через тюрь­му, отдам утром на про­вер­ке. Срок исте­ка­ет 29.10.12, но отсчет до даты суда пошел с 19.10.12, когда сдал свою жало­бу адво­кат. Ни на что не рас­счи­ты­ваю, как, соб­ствен­но, и все­гда. Един­ствен­ная зада­ча “хож­де­ния” по всем инстан­ци­ям — это доку­мен­таль­ные сви­де­тель­ства наше­го позо­ри­ща, кото­рое назы­ва­ет­ся “систе­ма пра­во­су­дия типа “все включено”.

Когда­то это все сра­бо­та­ет “в обрат­ку”: хал­деи будут назва­ны поимен­но, и дети их будут фами­лии менять. А пока напи­сал заяв­ле­ние на имя пред­се­да­те­ля КУИС Бер­да­ли­на с прось­бой эта­пи­ро­вать меня по месту посто­ян­но­го про­жи­ва­ния — в Алма­ты. Опять же — надеж­ды на это ника­кой, но доку­мент пусть поле­жит в деле до поры до времени.

Напи­сал заяв­ле­ние на сто­ма­то­ло­ги­че­скую помощь, на обсле­до­ва­ние зре­ния, на про­вер­ку по кар­дио­ло­гии. Для это­го нуж­но орга­ни­зо­вать кон­вой в город, так как в усло­ви­ях тюрь­мы не раз­бе­жишь­ся. Как-то полу­чи­лось заве­сти в тюрь­му сто­ма­то­ло­га, он при­шел в сто­ма­то­ло­ги­че­ский каби­нет тюрем­ный, меня туда при­ве­ли… цели­на. В том смыс­ле, что не нуж­но быть Чин­га­ч­гу­ком, что­бы понять, что сюда не сту­па­ла нога чело­ве­ка очень дав­но. Врач из горо­да не решил­ся ни к чему при­кос­нуть­ся; види­мо, с зуба­ми у оби­та­те­лей акта­уско­го “цен­тра­ла” все в порядке.

На сле­ду­ю­щий день пове­ли обсле­до­вать серд­це, при­е­ха­ла кар­дио­лог из горо­да. Про­во­да ко мне при­ле­пи­ли — элек­тро­энер­гия про­па­ла. Ушел необ­сле­до­ван­ный. На сле­ду­ю­щий день обо­шлись без вра­ча из горо­да. Мест­ный дядень­ка, по виду и гово­ру кита­ец, сно­ва под­со­еди­нил меня к про­во­дам, вклю­чил при­бор (кор­пус пла­сти­ко­вый, жел­тый уже от вре­ме­ни). Поло­ви­на при­со­сок отва­ли­лась через пол­ми­ну­ты, но это не поме­ша­ло дядень­ке тут же выдать мне диа­гноз “здо­ров” с вполне искрен­ним даже вос­хи­ще­ни­ем, выра­жен­ным в сло­вах “у вас золо­той мотор”.

Оста­лось дождать­ся кого-нибудь с пла­ка­том “Ш‑Б”, кто так же заявит о том, что у меня и “глаз как у орла” — и все, не отка­за­ли, обсле­до­ва­ли. Еще напи­сал при этом заяв­ле­ние о том, что в ста­ци­о­нар­ных услу­гах меди­ци­ны систе­мы КУИС не нуж­да­юсь, более того — отка­зы­ва­юсь. Навер­ное, это самое нуж­ное было заяв­ле­ние, при такой вни­ма­тель­ной опе­ке без него мог бы с эта­па где-нибудь в “дур­ке” раз­гру­зить­ся в поряд­ке пре­вен­тив­но­го обследования.

По-преж­не­му один, вни­зу, в каран­тин­ной зоне. Народ сюда при­хо­дит и через неде­лю ухо­дит “наверх”, где обще­ние. Отту­да, “свер­ху”, сюда в нака­за­ние опус­ка­ют. Я здесь с 24 мая с пере­ры­вом в неде­лю, когда “пожил” как нор­маль­ный аре­стант (по ошиб­ке) в “мед­про­до­ле” рядом с Сапар­га­ли. Зав­тра 9 меся­цев как в тюрь­ме и 5 меся­цев как в акта­ус­ком “цен­тра­ле”.

Недав­но выхо­дил на про­гул­ку, немно­го пооб­щал­ся через сте­ну “волье­ра”. Артур, десять лет сро­ка, что-то по неф­ти, уже три года отси­дел, появил­ся еще один потер­пев­ший — при­вез­ли из “еди­нич­ки” (Шым­кент, туб­зо­на) сюда на новое след­ствие. Он в кур­се, кто я, зна­ет, что пишу: “Пиши­те, пиши­те поболь­ше, может быть, луч­ше будет в тюрьмах”.

Мне при­но­сят мно­го хоро­ших про­дук­тов, есть излиш­ки; когда полу­ча­ет­ся — делюсь с теми, кто толь­ко “заехал” и без пере­дач, без ниче­го. Раз­дал здесь уже око­ло 800 книг раз­ных; народ чита­ет, “от души” передает.

Недав­но завез­ли груп­пу моло­дых ребят. Все чита­ют намаз (слыш­но), при этом — рус­ско­языч­ные, но есть дву­языч­ные. Заеха­ли по “хули­ган­ке” — стран­но. Неуже­ли пошла коман­да “сгре­бать” всех “намаз­ха­нов” под любы­ми пред­ло­га­ми? Ино­гда обща­ем­ся, все чита­ю­щие, за кни­ги бла­го­да­рят. В основ­ном на про­гул­ках: слы­шим — не видим друг друга.

Рядом сидит води­тель турк­мен. Кон­тра­бан­да нар­ко­ти­ков. Разо­вый курьер, при­чем “под­став­лен­ный” сво­и­ми же, одно­знач­но. Ему посо­ве­то­ва­ли — он дурь к ногам при­мо­тал, а это без вари­ан­тов уже: когда на теле, не ото­бьешь­ся. Спро­сил: “Как там у вас? Все же бес­плат­но: элек­тро­энер­гия, еще что-то, чего ты попер­ся?” — “У меня мать боль­ная, трое детей, рабо­ты нет, голо­да­ем”. Вот тебе и бес­плат­ная идил­лия. Пой­ма­ет сей­час десять лет в чужой стране — страш­но это. Адво­ка­та сво­е­го бес­плат­но­го один раз видел — и все.

Нико­гда бы не стал рабо­тать в тюрь­ме, столь­ко жути рядом… О мно­гом про­сто не пишу, так как мож­но навре­дить, нару­шить хруп­кий баланс того, чем здесь живут люди. Основ­ное пра­ви­ло здесь — делай, как зна­ешь, но без ущер­ба осталь­ным. Если поль­зу при­но­сишь — считается.

23.10.12. Утром на про­вер­ке отдал заяв­ле­ние на суд с моим уча­сти­ем и апел­ля­ци­он­ную жало­бу. С недав­них пор про­вер­ка утрен­няя мно­го­ли­ка — и ДПНСИ, и опер, и юрист, и вос­пи­та­тель­ни­ца (жен­щи­на), и еще кто-то. Все­го чело­век десять. Втор­ник и сре­да — бан­ные дни в тюрь­ме, все три “про­до­ла” моют­ся. В про­шлый раз не было горя­чей воды, жест­ко­ва­то полу­чи­лось, не теп­ло. Баня здесь, как и в СИ ДКНБ Алма­ты, — про­сто душе­вая. Здесь поболь­ше, поно­вее. Горя­чую воду пыта­ют­ся запу­стить с 15 октяб­ря, но во мно­гих каме­рах поры­вы. Так что пока без отоп­ле­ния и горя­чей воды в душе. А в каме­ре ее не будет и потом — не подведена.

Пере­дал через адво­ка­та спи­сок все­го, что нуж­но в этап и на зону. Алия соби­ра­ет. Тяж­ко ей все это, еще и с ногой про­бле­ма — вто­рой раз опе­ра­цию дела­ли на днях. Кинг, наш ротвей­лер, с ней “поиг­рал­ся”. С уче­том того, что он весит боль­ше нее, все и полу­чи­лось — сле­те­ла моя люби­мая женуш­ка с горы кувыр­ком, повре­ди­ла ногу. Дай ей, пожа­луй­ста, все­го само­го свет­ло­го и доб­ро­го, она это мно­го раз заслужила.

В эти дни — ни адво­ка­тов, ни жены в Актау нет. Пере­да­чи носят мои дру­зья здеш­ние — бла­го­да­рю и не назы­ваю фами­лий. Не тай­на, конеч­но, для этих урод­цев трех­бук­вен­ных, но и лиш­ний раз не…

Вспом­ни­лось. Выбо­ры пре­зи­ден­та. Туяк­бай идет от оппо­зи­ции. Я ездил с ним по запа­ду, при­хо­ди­лось и схва­ты­вать­ся иной раз с про­во­ка­то­ра­ми. В Аты­рау раз такое было, потом их, всю коман­ду, изби­ли в Шым­кен­те. Нам после это­го было пору­че­но под­го­то­вить ана­ло­гич­ную встре­чу в Кызы­лор­де. Поси­де­ли — поду­ма­ли, как? Про­во­ка­то­ры все­гда под защи­той поли­ции, после дра­ки похва­та­ют не их, а нас — это понятно.

Реши­ли: откры­то заку­пи­ли 20 штук трав­ма­ти­че­ских писто­ле­тов в Алма­ты (тогда раз­ре­ше­ние не тре­бо­ва­лось). По доро­ге в Кызы­лор­ду (еха­ли на маши­нах) оста­нав­ли­ва­лись в сте­пи, при­стре­ли­ва­ли писто­ле­ты — тоже откры­то, зна­ли, что наблю­да­ют. По при­ез­де в Кызы­лор­ду поеха­ли на базар, купи­ли еще 20 черен­ков от лопат, там же при­спо­со­би­ли к ним вере­воч­ные пет­ли-руч­ки. Купи­ли фане­ру, там же рас­пи­ли­ли на “щиты”, тоже с руч­ка­ми. Таким обра­зом дали понять — убе­гать мы не будем, если что, будем “рубить­ся” все­рьез, не по-дет­ски. И все про­шло как по мас­лу, ни малей­шей провокации.

Поли­цей­ский под­пол­ков­ник лич­но руко­во­дил охра­ной меро­при­я­тия, был с нами в кон­так­те. После того как пред­вы­бор­ная встре­ча Туяк­бая закон­чи­лась, я пред­ло­жил под­пол­ков­ни­ку напи­сать бла­го­дар­ствен­ное пись­мо от нас в адрес его руко­вод­ства, побла­го­да­рить его как офи­це­ра, кото­рый чест­но испол­нил свой долг, даже когда защи­щал оппо­зи­цию. Пом­ню его фра­зу: “Вла­ди­мир Ива­но­вич, что я вам пло­хо­го сделал?”

Так вот. Пото­му и вспом­ни­лось. Если бы нам нуж­но было погу­бить чью-то карье­ру, биз­нес, доста­точ­но было бы пока­зать, что мы с этим чело­ве­ком дру­зья или про­сто хоро­шо о нем ото­звать­ся. Так было и так есть, к сожа­ле­нию. В коро­лев­стве кри­вых зер­кал и голых коро­лей ина­че не бывает.

24.10.12. В тюрь­ме есть непре­лож­ный закон — делить­ся, ока­зы­вать помощь. У вновь “заехав­ших” сна­ча­ла спро­сят — есть ли нуж­да в чем? Сига­ре­ты, чай — это тот мини­мум, кото­рый тюрь­ма с “ходом” обес­пе­чит. Даль­ше — общение.

Я несколь­ко раз пере­дал что-то из про­дук­тов, кни­ги — мно­го. Вче­ра дал пополь­зо­вать­ся ста­нок брит­вен­ный (у меня со съем­ны­ми лез­ви­я­ми, свое снял, с новым отдал) и зер­ка­ло малень­кое. Оно было со встро­ен­ны­ми часа­ми, забыл пре­ду­пре­дить — намо­чи­ли, часы умер­ли. Ну что же, это все­го-навсе­го часы, судь­ба у них такая.

А помо­гать здесь — свя­тое. Да и удо­воль­ствие ведь при­но­сит. Кому помог — не видишь, но когда слы­шишь через “про­дол” (когда кон­тро­лер отлу­чит­ся): “От души, брат!”, полу­ча­ешь осо­бое удо­воль­ствие, тюрем­ное, т.е. с коэф­фи­ци­ен­том 100 по срав­не­нию с волей. Пото­му что пони­ма­ешь, что помог чело­ве­ку, кото­ро­му в этот момент было ой как хре­но­во. По себе пом­ню пер­вые дни, тут любое доб­ро — за счастье.

Еще в тюрь­ме осо­бый стиль обще­ния. Свои, выве­рен­ные сло­ва для обще­ния и даже инто­на­ция — ника­ких гру­бых слов, ника­ко­го мата. Есте­ствен­но, я гово­рю об обще­нии рав­ных или обще­нии незна­ко­мых. Рав­ные все, кро­ме тех, кто совер­шил “гад­ские” пре­ступ­ле­ния, — педо­фи­лы, изна­си­ло­ва­ние мало­лет­них и т.п. Обще­ние (через “про­дол” или в окна) при­мер­но такое:

- О‑у, каран­тин! (Это если с верх­них “про­до­лов” кри­чат; если меж­ду каме­ра­ми — назы­ва­ют камерками.)

- Айт! (или “Гово­ри!”)

- Салам алейкум!

- Алей­кум салам!

- С кем общаюсь?

- Ербол!

- Калай­сын, Ербол?!

- Шукюр-шукюр!

- Нуж­да есть какая?

- Все нор­маль­но, от души! (Или сооб­щи, в чем нуж­да, тогда идет уточ­не­ние и обя­за­тель­но это “толк­нут”.)

И толь­ко потом уже идут вопросы:

- По какой ката­ешь­ся, Ербол? (ста­тья)

- Кто рядом есть, по какой он катается?

Т.е. пошла “кур­сов­ка”, еже­днев­ный сбор инфор­ма­ции — кто заехал, кто уехал, кого куда “келеш­ну­ли” (пере­вод из каме­ры в дру­гую каме­ру). Бла­го­да­ря этой систе­ме тюрь­мы и зоны все­гда зна­ют, кто где, кто что, кто когда и куда.

Быва­ет, что слыш­но пло­хо, но и тогда никто не поз­во­ля­ет себе гру­бо­сти, если даже при­хо­дит­ся несколь­ко раз повто­рить. Чуть что, одер­нут, ска­жут: “Ты нор­маль­но общай­ся, брат”. К сло­ву ска­зать, кон­тро­ле­ры нико­гда не поз­во­лят себе так общать­ся с аре­стан­та­ми, как поз­во­ля­ют себе их началь­ни­ки общать­ся с ними. Очень часто весь народ слы­шит, как офи­цер орет на кон­тро­ле­ра матом (по-рус­ски!).

К сожа­ле­нию, это нор­ма, мы такое вез­де наблю­да­ли, на сво­бо­де еще, и ника­ки­ми атте­ста­ци­я­ми это­го не испра­вить. Общал­ся со мно­ги­ми — кон­вой­ны­ми, кон­тро­ле­ра­ми — по вопро­су атте­ста­ции, пото­му как она как раз в сен­тяб­ре была. Мне­ние одно у всех — при­ду­ма­ли оче­ред­ную кор­муш­ку. Сто­и­мость “про­хож­де­ния” атте­ста­ции дохо­ди­ла до 5000 дол­ла­ров — так говорили.

Понят­но, что сто­и­мость зави­сит от того, что поли­цей­ский “име­ет” или хочет иметь после атте­ста­ции. Но как это все мерз­ко, пас­куд­но, а глав­ное — при­выч­но и не вызы­ва­ет удив­ле­ния. И вот эта скот­ская систе­ма реша­ет — что хоро­шо, а что пло­хо, кому сидеть и т.д. Все это лице­ме­рие, лжи­вая, дву­лич­ная гадость — у власти.

…Инте­рес­ное наблю­де­ние: ни один сотруд­ник в тюрь­ме не ска­зал, что мой при­го­вор спра­вед­ли­вый, и вооб­ще — что я в чем-то вино­вен. Все, с кем дове­лось на эту тему бесе­до­вать, все пони­ма­ют. Мно­гие про­сто ста­ра­ют­ся “не инте­ре­со­вать­ся” ничем “таким”, но все, кто “в теме”, — одно­знач­но не на сто­роне обви­не­ния. И это при­том, что они смот­рят “Хабар”, а не “К‑плюс”. Пото­му и “гасят” все сво­бод­ные СМИ — ина­че систе­ме трын­дец насту­пит гораз­до быст­рее, чем он все рав­но насту­пит. Нель­зя себя жрать и не сожрать.

Иден­тич­ность про­цес­сов в РФ — уго­лов­ные дела про­тив оппо­зи­ции, обви­не­ния в под­го­тов­ке к свер­же­нию вла­сти — пока­зы­ва­ют иден­тич­ность загни­ва­ю­щих систем, объ­еди­нен­ных в Тамо­жен­ный союз и стре­мя­щих­ся объ­еди­нить­ся в Евразий­скую импе­рию. Ска­зоч­ки про стрем­ле­ние вой­ти в “…” луч­ших стран, про демо­кра­тию — для экс­пор­та, мимик­рия. На самом деле идет пла­но­мер­ное вос­ста­нов­ле­ние империи.

Но те из нас, кто носталь­ги­ру­ет по СССР (по неко­то­рым пози­ци­ям той жиз­ни и я тоже), будут силь­но разо­ча­ро­ва­ны, если такое вос­ста­нов­ле­ние про­изой­дет. Это не будет СССР. Наши “елба­сы” уже вку­си­ли пре­ле­стей капи­та­лиз­ма, и в сто­ро­ну соци­а­лиз­ма дви­же­ния не будет. Это будет импе­рия систем, постро­ен­ных на кор­руп­ции, лице­ме­рии, подав­ле­нии ина­ко­мыс­лия, импе­рия дик­та­та “угле­во­до­род­ных аргу­мен­тов”. Это будет что угод­но — но не СССР в том виде, в кото­ром он был, учи­ты­вая те реа­лии, в кото­рых мы живем: при­о­ри­те­ты мате­ри­аль­но­го над нрав­ствен­ным, неуме­ние и неже­ла­ние вести диа­лог с обще­ством, отсут­ствие меха­низ­ма пере­да­чи вла­сти. Будет импе­рия зла в чистом виде.

Если не обра­щать вни­ма­ния на сло­ва, а толь­ко на дела, все тен­ден­ции нали­цо. “Стре­мим­ся” мы, на сло­вах, соот­вет­ство­вать демо­кра­ти­че­ским стан­дар­там и вой­ти в спи­сок “луч­ших”, а иссле­до­ва­ния каж­до­го года пока­зы­ва­ют неиз­мен­но ухуд­ше­ние по всем этим стан­дар­там. Декла­ри­ру­ем наме­ре­ния стро­ить отно­ше­ния с теми, кто в боль­шей сте­пе­ни соот­вет­ству­ет этим стан­дар­там, а сою­зы созда­ем с теми, кто этим стан­дар­там соот­вет­ство­вать и не собирается.

Если это­го “не видеть” сей­час, потом насту­пит позд­но. Полы забе­то­ни­ру­ют, и при­дет­ся жить с закры­ты­ми гла­за­ми. Это­го допу­стить нель­зя, преступно.

25.10.12. В тюрь­ме, заме­тил, собы­тия про­ис­хо­дят не рав­но­мер­но, а как-то “толч­ка­ми”. Сего­дня — такой “тол­чок”. С утра зашел сотруд­ник спец­от­де­ла, попро­сил излиш­ки книг (?) уне­сти в кап­тер­ку. У меня было штук 20 тех, что я хотел бы пере­чи­тать, но при­шлось отне­сти. Яко­бы какая-то про­вер­ка гря­дет. Я хотел их по каме­рам рас­тол­кать, но ска­за­ли, что и отту­да уже все забра­ли. Насколь­ко я в целом пони­маю, к кни­гам в тюрь­ме отно­ше­ния какое-то насто­ро­жен­ное со сто­ро­ны адми­ни­стра­ции. Биб­лио­те­ка суще­ству­ет в режи­ме “лету­че­го гол­ланд­ца”: все слы­ша­ли о ней, но пока нико­го не знаю, кто бы видел.

Полу­чил четы­ре теле­грам­мы от Фати­мы Аги­ков­ны с кол­ле­га­ми из Семея, от Гуль­жан из Акто­бе, от Бахыт­жан Торе­го­жи­ной, и из Поль­ши — нет под­пи­си. Всем огром­ное “от души”, это здесь очень счи­та­ет­ся, помо­га­ет. Ранее полу­чил еще из Ураль­ска, от Анар­гуль, Аска­ра, Вали — всем боль­шой рахмет.

Сво­ди­ли в душе­вую. Горя­чей воды нет, а на дво­ре 25 октяб­ря. Тер­пи­мо, но уже как-то излишне “бод­рит”. Вер­нул­ся — чаю горя­че­го побыст­рее, а то болеть в оди­ноч­ке — это не то, что дома, тут не заба­лу­ешь в рас­че­те на повы­шен­ное вни­ма­ние люби­мой и любя­щей жены. Види­мо, и орга­низм тоже пере­хо­дит в таких слу­ча­ях в соот­вет­ству­ю­щий режим, ведь уста­нов­лен­ный факт, что во вре­мя вой­ны люди, мок­рые после дождя, голод­ные, холод­ные, в гря­зи сут­ка­ми, в сне­гу — ред­ко боле­ли про­студ­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. Все боль­ше убеж­да­юсь, что в нас зало­жен огром­ный запас проч­но­сти, кото­рый мы пока не в состо­я­нии сами созна­тель­но “истре­бо­вать” из себя для себя.

Здесь, в Актау, судя по пере­да­чам мне, 80% про­дук­тов — из Рос­сии. Потре­би­те­лю хоро­шо — каче­ство и цена, а вот для стра­ны — хре­но­во. Мы откры­лись в Тамо­жен­ный союз и еще силь­нее “под­се­ли” на зави­си­мость в това­рах повсе­днев­но­го спро­са. Отда­ем нефть, газ, метал­лы — полу­ча­ем кол­ба­су, сыр, буб­ли­ки. Отда­ем буду­щее наших детей, и его же сами сего­дня про­еда­ем. Сво­е­го не созда­ем для обес­пе­че­ния сво­е­го потреб­ле­ния, а что было — умрет, пото­му как Рос­сия даже на уровне сред­не­го биз­не­са дем­пин­гу­ет, уби­рая с рын­ка все казах­стан­ское, пото­му что оно не в состо­я­нии кон­ку­ри­ро­вать, его мало, цены выше и т.д.

Мы, поку­пая рос­сий­ское, инве­сти­ру­ем в еще боль­шее раз­ви­тие того, от чего уже сей­час зави­сим, при­чем зави­сим каж­дый день. Так себя вести с точ­ки зре­ния эко­но­ми­ки могут толь­ко вре­мен­щи­ки, чьи семьи уже там, где луч­ше, и здесь они уже нико­гда не будут, толь­ко тури­ста­ми на нас, таких вот, паль­ца­ми показывать.

Огля­ни­тесь вокруг, все чинов­ни­ки, чьи семьи, дети не в стране — все вре­мен­ные, все рас­про­да­ют буду­щее стра­ны. Вме­сто того что­бы на день­ги от про­да­жи неф­ти, кото­рая явля­ет­ся невос­пол­ни­мым ресур­сом, поку­пать тех­но­ло­ги, раз­ви­вать туризм и делать эко­но­ми­ку неза­ви­си­мой от сырье­во­го напол­не­ния, мы тупо садим­ся на иглу еже­днев­ной зави­си­мо­сти. Вме­сто того что­бы поку­пать удоч­ки и сна­сти для лов­ли рыбы, мы про­дол­жа­ем поку­пать рыбу. Кон­чит­ся нефть, что будем про­да­вать, что­бы есть? Зем­лю? Неза­ви­си­мость? Госу­дар­ствен­ность? Пусть отве­тят те, кто правит.

Сего­дня вот при­нес­ли пере­да­чу — там молоч­ный про­дукт из Бела­ру­си. Где Актау и где Брест! И туда вка­чи­ва­ем свои неф­тя­ные, уби­вая казах­стан­ское фер­мер­ство в зачатке…

…Толь­ко что вклю­чи­ли отоп­ле­ние — тоже собы­тие. Здесь вре­мя идет от собы­тия к собы­тию, а когда их нет — оно сто­ит. Как в фан­та­сти­че­ских рас­ска­зах, когда кос­мо­нав­ты после пяти лет в кос­мо­се воз­вра­ти­лись на Зем­лю, на кото­рой за это вре­мя мину­ло пять­де­сят лет. Как раз поэто­му тюрь­ма счи­та­ет­ся самым тяже­лым пери­о­дом, все стре­мят­ся побыст­рее в коло­нию, где вре­мя идет по-дру­го­му, быст­рее намно­го. Рань­ше, учи­ты­вая это обсто­я­тель­ство, в тюрь­ме счи­тал­ся день за два, вычер­ки­вая их из обще­го сро­ка, потом отме­ни­ли. Поче­му? Что изменилось?

Это как с коэф­фи­ци­ен­том 70% рай­он­ным, зако­но­да­тель­но­го вос­ста­нов­ле­ния кото­ро­го тре­бо­ва­ли неф­тя­ни­ки ЖО. При СССР он был, а при капи­та­лиз­ме его про­сто тупо убра­ли и все, без объ­яс­не­ний. Облег­чи­ли суще­ство­ва­ние соб­ствен­ни­ков средств про­из­вод­ства. На каком осно­ва­нии? Что изме­ни­лось в кли­ма­те Ман­ги­стау? Отве­тов нет, а выпла­ты 70% коэф­фи­ци­ен­та сей­час не обя­за­тель­ные, на усмот­ре­ние вла­дель­ца. Понят­ное дело, что вла­дель­цам сверх­при­бы­лей хва­та­ет, они не на зар­пла­ту живут, а если у неф­тя­ни­ков отнять 70% зара­бот­ка (закон это сей­час поз­во­ля­ет), что у него останется?

Это нор­маль­но? Это — не раз­жи­га­ние роз­ни? Опять же отве­тов нет, а рознь есть и будет. Толь­ко вот сажа­ют не тех, кто ее созда­ет, а тех, кто о ней гово­рит. И это — тоже рознь. Все по кру­гу, с нарас­та­ни­ем, рва­нет — мало не будет. Те, у кото­рых все уже за рубе­жом, тихо сли­ня­ют на сво­их аэро­пла­нах, а их холу­ев, име­ю­щих глу­пость быть тупы­ми, ждет неве­се­лая участь. И радо­сти в этом будет мало, пото­му что кро­ви будет мно­го: не жела­ю­щие слы­шать голо­са стра­да­ю­щих обре­че­ны услы­шать рев тол­пы. К сожа­ле­нию, конеч­но же, для всех, кто понимает.

архивные статьи по теме

Мухтар Аблязов вынужден был предложить услуги МИ‑6

Ничего националистичного, просто бизнес

Экс-канцлер Австрии «слил» Алиева Астане?