29 C
Астана
3 августа, 2021
Image default

…Закон не писан

 

Ответ МАТАЕВЫХ: «Когда нет дока­за­тельств вины, давят на обще­ствен­ное мнение»

На про­шлой неде­ле заме­сти­тель дирек­то­ра Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Тал­гат Тату­ба­ев дал обшир­ные и прак­ти­че­ски иден­тич­ные интер­вью по так назы­ва­е­мо­му «делу Мата­е­ва» сра­зу двум интер­нет-пор­та­лам – Ratel и Inform-бюро. В част­но­сти, Ratel он при­знал­ся, что вынуж­ден «пока­зать неко­то­рые доку­мен­ты, свя­зан­ные с рас­сле­до­ва­ни­ем. Если бы не было тай­ны след­ствия, то мы бы опуб­ли­ко­ва­ли все про­то­ко­лы допро­сов всех фигу­ран­тов это­го дела и все про­то­ко­лы след­ствен­ных меро­при­я­тий. Кро­ме это­го нас могут обви­нить в дав­ле­нии на суд или про­ку­ра­ту­ру. Мы ни по одно­му гром­ко­му уго­лов­но­му делу не пока­зы­ва­ли ника­ких документов». 

В свя­зи с таки­ми откро­ве­ни­я­ми Тату­ба­е­ва Меж­ду­на­род­ный фонд защи­ты сво­бо­ды сло­ва «Адил соз» обра­тил­ся к гене­раль­но­му про­ку­ро­ру РК Асха­ту Даул­ба­е­ву с прось­бой «про­ве­сти сила­ми Гене­раль­ной про­ку­ра­ту­ры досу­деб­ное рас­сле­до­ва­ние по уго­лов­но­му делу, воз­буж­ден­но­му Наци­о­наль­ным бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции по обви­не­нию пред­се­да­те­ля Сою­за жур­на­ли­стов РК, руко­во­ди­те­ля обще­ствен­но­го объ­еди­не­ния «Наци­о­наль­ный пресс-клуб» Сейт­ка­зы Мата­е­ва и гене­раль­но­го дирек­то­ра инфор­ма­ци­он­но­го агент­ства Каз­ТАГ Асе­та Мата­е­ва в хище­ни­ях и укло­не­нии от упла­ты нало­гов в осо­бо круп­ных размерах».

При этом, по мне­нию фон­да, «пред­пи­сан­ная зако­ном необ­хо­ди­мость про­ве­де­ния досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния сила­ми про­ку­ра­ту­ры заклю­ча­ет­ся, по наше­му мне­нию, в том, что орга­ны Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции, веду­щие рас­сле­до­ва­ние по назван­но­му делу, демон­стри­ру­ют пред­взя­тость и гру­бо нару­ша­ют нор­мы Кон­сти­ту­ции стра­ны и ряда законов».

В част­но­сти, ука­зы­ва­ет­ся, что в нару­ше­ние ст. 14, ст. 77 Кон­сти­ту­ции РК и ст. 19 УПК РК в сво­ем пресс-рели­зе от 22 фев­ра­ля Наци­о­наль­ное бюро гово­рит об инкри­ми­ни­ру­е­мых С. Мата­е­ву пре­ступ­ле­ни­ях как о дока­зан­ном фак­те. Кро­ме того, в сво­их интер­вью заме­сти­тель пред­се­да­те­ля Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Тал­гат Тату­ба­ев гру­бо нару­ша­ет ст. 201 УК РК, раз­гла­сив дан­ные досу­деб­но­го рас­сле­до­ва­ния, а так­же истол­ко­вав их в прес­се в поль­зу обвинения.

Так­же под­чер­ки­ва­ет­ся, что «запре­тив Сейт­ка­зы Мата­е­ву общать­ся с прес­сой, сотруд­ни­ки анти­кор­руп­ци­он­ной служ­бы, гру­бо попи­рая прин­цип пре­зумп­ции неви­нов­но­сти, широ­ко осве­ща­ют в СМИ свою пози­цию, одно­знач­но обви­няя Сейт­ка­зы Мата­е­ва в тяж­ких пре­ступ­ле­ни­ях и тем самым дис­кре­ди­ти­руя его как лиде­ра твор­че­ско­го Сою­за журналистов».
2 мар­та Мата­е­вы отре­а­ги­ро­ва­ли на интер­вью заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Тал­га­та Тату­ба­е­ва, опуб­ли­ко­вав свой ответ через инфор­ма­ци­он­ное агент­ство КазТАГ:

«С одной сто­ро­ны, не отве­тить на оче­ред­ные обви­не­ния в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния и про­пла­чен­ный про­фес­си­о­наль­ный трол­линг – это зна­чит согла­сить­ся с выбро­сом созна­тель­ной дезы, сме­шан­ной с парой-трой­кой пред­ло­же­ний полу­до­сто­вер­ной информации.

Как извест­но, ниче­го не выгля­дит так прав­до­по­доб­но, как полу­прав­да. Но полу­прав­да – не что иное, как пол­ная ложь.

С дру­гой сто­ро­ны, рез­кий ответ – это то, на что рас­счи­та­но сло­во­из­вер­же­ние офи­ци­аль­но­го лица. Такой инфор­ма­ци­он­ный выброс явно сде­лан в надеж­де, что в пра­вед­ном воз­му­ще­нии нами рез­ко и необ­ду­ман­но будут совер­ше­ны дей­ствия, кото­рые мож­но будет потом исполь­зо­вать про­тив нас.

Мы сего­дня воз­дер­жим­ся от рез­ких ком­мен­та­ри­ев, на кото­рые рас­счи­ты­ва­ет г‑н Тал­гат Тату­ба­ев. Но мы обя­за­тель­но все про­ком­мен­ти­ру­ем после взве­шен­но­го и про­фес­си­о­наль­но­го ана­ли­за его заяв­ле­ний в прессе.

Мы опа­са­ем­ся, что, в отли­чие от заме­сти­те­ля гла­вы Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Мини­стер­ства по делам госу­дар­ствен­ной служ­бы РК, мы вполне можем попасть под жер­но­ва раз­гла­ше­ния тай­ны следствия.

Любо­му, кто хоть раз поль­зо­вал­ся ком­пью­те­ром, ясно, сколь­ко тре­бу­ет­ся вре­ме­ни, что­бы открыть какой-нибудь сайт или ста­тью, осмыс­лить содер­жа­ние и зафик­си­ро­вать это. Теперь умножь­те это на 15 тыс. ста­тей, о кото­рых гово­рит­ся в интер­вью. Впечатляет?

Г‑н Тату­ба­ев сооб­щил, что из иссле­до­ван­ных наши­ми экс­пер­та­ми 15 тыс. ста­тей 65% недо­ступ­ны. 65% – это 9750 ста­тей. Зна­чит, 35% – это 5250 статей.

Даже для заме­сти­те­ля гла­вы Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Мини­стер­ства по делам госу­дар­ствен­ной служ­бы РК новые пра­ви­ла по при­ме­не­нию УПК и пра­ви­ла состав­ле­ния про­то­ко­лов след­ствен­ных дей­ствий еще не при­ня­ты. Зна­чит, фик­са­ция в про­то­ко­ле след­ствен­но­го дей­ствия откры­тия или не откры­тия каж­дой отдель­ной ста­тьи из 15 тыс. про­смот­рен­ных ста­тей обязательна.

Если отра­жать про­вер­ку каж­дой из 15 тыс. ста­тей как мини­мум в 3–4 стро­ках и еще в 2‑х стро­ках выво­ды, то это уже от 30 до 40 тыс. строк как мини­мум. Стан­дарт­ное коли­че­ство строк на листе фор­ма­та А4 – мак­си­мум 35 – 40. То есть про­то­кол след­ствен­но­го дей­ствия дол­жен содер­жать как мини­мум 30 000:35 = 857 стра­ниц текста.

Жела­ю­щие могут сами озна­ко­мить­ся с соот­вет­ству­ю­щи­ми ста­тья­ми УПК, кото­рый круг­ло­су­точ­но в откры­том доступе.

Более 800 стра­ниц маши­но­пис­но­го (ком­пью­тер­но­го) тек­ста! Четы­ре пол­но­цен­ных тома уго­лов­но­го дела. Може­те сами посчи­тать, сколь­ко вре­ме­ни уйдет на чисто тех­ни­че­ское оформ­ле­ние тако­го про­то­ко­ла и на озна­ком­ле­ние с ним.

Если про­то­кол будет оформ­лен с нару­ше­ни­ем УПК, ни один реаль­но неза­ви­си­мый суд не при­мет такое, с поз­во­ле­ния ска­зать, «дока­за­тель­ство».

Не знать это­го г‑н Тату­ба­ев не может. Про­сто не име­ет на это пра­ва! Зна­чит, оста­ет­ся толь­ко один путь: еще до пере­да­чи дела в суд вме­шать­ся и пре­ду­пре­дить обще­ствен­ность, что лица, совер­шив­шие пре­ступ­ле­ние (т.е. еще до при­го­во­ра суда, всту­пив­ше­го в закон­ную силу, г‑н Тату­ба­ев при­знал нас винов­ны­ми), поро­чат добы­тые доказательства.

Свое мне­ние и свои воз­ра­же­ния по пово­ду его интер­вью мы изло­жим в бли­жай­шее вре­мя. Одна­ко хотим обра­тить вни­ма­ние на мел­кие дета­ли, кото­рые явно ука­зы­ва­ют на заин­те­ре­со­ван­ность в исхо­де дела тех, кто в силу зако­на дол­жен быть бес­при­стра­стен, чья голо­ва долж­на быть холод­ной, а руки чистыми.

Если обра­тить вни­ма­ние на интер­вью г‑на Тал­га­та Тату­ба­е­ва, вид­но, как кор­рект­ные жур­на­ли­сты пыта­ют­ся не дать ему ска­тить­ся в обви­ни­тель­ный уклон, и как г‑н Тату­ба­ев обру­ба­ет их помощь. Жур­на­ли­сты спра­ши­ва­ют Тату­ба­е­ва о том, что след­ствие инкри­ми­ни­ру­ет подо­зре­ва­е­мым, а он рас­ска­зы­ва­ет об уже совер­шен­ных пре­ступ­ле­ни­ях как свер­шив­шем­ся фак­те, хотя, может быть, он про­сто не зна­ет, что «прин­ци­пы пра­во­су­дия, уста­нов­лен­ные Кон­сти­ту­ци­ей, явля­ют­ся общи­ми и еди­ны­ми для всех судов и судей рес­пуб­ли­ки» и что эти же прин­ци­пы обя­за­тель­ны для всех пра­во­охра­ни­тель­ных органов.

Мы до сих пор не можем понять, слы­шал ли Т. Тату­ба­ев о прин­ци­пе пре­зумп­ции неви­нов­но­сти: «Лицо счи­та­ет­ся неви­нов­ным в совер­ше­нии пре­ступ­ле­ния, пока его винов­ность не будет при­зна­на всту­пив­шим в закон­ную силу при­го­во­ром суда», или для заме­сти­те­ля гла­вы Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции Мини­стер­ства по делам госу­дар­ствен­ной служ­бы РК пре­зумп­ция неви­нов­но­сти – пустой звук?

Из интер­вью Т. Тату­ба­е­ва сле­ду­ет, что он пока­зы­ва­ет мате­ри­а­лы дела, про­то­ко­лы допро­сов и про­чая-про­чая всем кому не лень. Но для нас суще­ству­ет тай­на след­ствия, и с мате­ри­а­ла­ми дела нас не зна­ко­мят. Хотя равен­ство обви­не­ния и защи­ты пред­по­ла­га­ет, что обви­не­ние обя­за­но предо­став­лять сто­роне защи­ты инфор­ма­цию, уже полу­чен­ную и зафик­си­ро­ван­ную обвинением.

То есть раз­гла­ше­ние тай­ны след­ствия в лич­ных инте­ре­сах – это обыч­ная прак­ти­ка Т. Тату­ба­е­ва. Поче­му мы гово­рим о лич­ной заин­те­ре­со­ван­но­сти Т. Тату­ба­е­ва? Все ста­но­вит­ся явным при неслож­ном ана­ли­зе его заяв­ле­ний прес­се и неко­то­рой откры­той информации.

После все­го, что с нами про­изо­шло, мы пло­хо верим в слу­чай­но­сти и совпадения.

Т. Тату­ба­ев всту­пил в долж­ность заме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля Наци­о­наль­но­го бюро по про­ти­во­дей­ствию кор­руп­ции 12 янва­ря 2016 г. Уго­лов­ное дело воз­буж­де­но 13 янва­ря 2016 г.

12 янва­ря 2016 г. ГАСК обра­тил­ся в суд с пре­тен­зи­я­ми к ТОО «Каз­ТАГ» по вопро­сам без­опас­но­сти его зда­ния 50‑х годов построй­ки, хотя все эти вопро­сы были реше­ны при выне­се­нии поста­нов­ле­ния о лега­ли­за­ции. Если учесть, что в Алма-Ате подоб­ных зда­ний построй­ки 40–50-60‑х годов вели­кое мно­же­ство, и кро­ме того, это явно не одно лега­ли­зо­ван­ное зда­ние, то иск ГАС­Ка и воз­буж­де­ние уго­лов­но­го дела вряд ли мож­но счи­тать совпадением.

Неза­ви­си­мо от зани­ма­е­мой долж­но­сти, Т. Тату­ба­ев не может вме­ши­вать­ся в ход рас­сле­до­ва­ния и давать какие-либо ука­за­ния сле­до­ва­те­лям, если он сам не явля­ет­ся руко­во­ди­те­лем создан­ной след­ствен­ной груп­пы, началь­ни­ком след­ствен­но­го отде­ла либо про­ку­ро­ром. Этот прин­цип зало­жен для обес­пе­че­ния про­цес­су­аль­ной неза­ви­си­мо­сти следователя.

Если верить Т. Тату­ба­е­ву, то имен­но его назна­чи­ли кон­тро­ли­ро­вать это дело по лич­ной прось­бе Сейт­ка­зы Мата­е­ва, а теперь этот С. Мата­ев чем-то недоволен.

Так, из заяв­ле­ний в прес­се сле­ду­ет, что Т. Тату­ба­ев пред­ла­га­ет С. Мата­е­ву все при­знать, выпла­тить госу­дар­ству какие-то назна­чен­ные сум­мы, а он про­кон­тро­ли­ру­ет сле­до­ва­те­ля, что­бы тот помог с неки­ми процедурами.

Мы пола­га­ем, что в интер­вью Т. Тату­ба­ев сде­лал несколь­ко очень важ­ных ого­во­рок, как гово­рят, «по Фрей­ду». К ним мы обра­тим­ся позд­нее. Сей­час рано рас­кры­вать нашу пози­цию, так как это суще­ствен­но затруд­нит защи­ту. Мы толь­ко обра­тим вни­ма­ние на то, что Кон­сти­ту­ция и люби­мый (?) Т. Тату­ба­е­вым УПК РК запре­ща­ет ста­вить в вину подо­зре­ва­е­мо­му неже­ла­ние сотруд­ни­чать со след­стви­ем. В Кон­сти­ту­ции пря­мо ска­за­но, что обви­ня­е­мый не обя­зан дока­зы­вать свою неви­нов­ность, никто не обя­зан давать пока­за­ния про­тив само­го себя. На этом фоне тре­бо­ва­ние Т. Тату­ба­е­ва дока­зать неви­нов­ность зву­чит, в луч­шем слу­чае, непро­фес­си­о­наль­но, тем более что кон­крет­ных обви­не­ний нам не предъявлено.

Труд­но пред­ста­вить, что в создав­шей­ся ситу­а­ции кто-то вме­ня­е­мый, не зная кон­крет­ных обви­не­ний, будет сло­мя голо­ву нести кому-то какие-то дока­за­тель­ства, осо­зна­вая, что несешь доку­мен­ты испол­ни­те­лям сво­е­го зака­за. Еще труд­нее пред­ста­вить, что мыс­ля­щий про­фес­си­о­нал из орга­нов уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния может обви­нять адво­ка­тов в отка­зе от сотруд­ни­че­ства со след­стви­ем и в отка­зе скло­нить подо­зре­ва­е­мых к при­зна­нию вины. Но про­сим обра­тить вни­ма­ние на сле­ду­ю­щий факт: когда орга­ны уго­лов­но­го пре­сле­до­ва­ния доволь­ны адво­ка­том под­след­ствен­но­го, тако­го адво­ка­та сле­ду­ет поме­нять немедленно.

Весь ход след­ствия ука­зы­ва­ет на то, что, веро­ят­нее все­го, нам при­дет­ся предо­став­лять дока­за­тель­ства уже в суде, кото­рый, как мы наде­ем­ся, будет спра­вед­ли­вым и объективным.

В одном Тал­гат Тату­ба­ев без­услов­но прав: он раз­гла­сил тай­ну след­ствия, и мы обви­ня­ем его не толь­ко в дав­ле­нии на суд или про­ку­ра­ту­ру, но и на обще­ствен­ное мнение».

тем вре­ме­нем

Наблю­да­те­ли за выбо­ра­ми от БДИПЧ ОБСЕ в сво­ем отче­те дадут оцен­ку ситу­а­ции вокруг Сейт­ка­зы МАТАЕВА

 В Алма-Ате 1 мар­та по ини­ци­а­ти­ве Бюро по демо­кра­ти­че­ским инсти­ту­там и пра­вам чело­ве­ка (БДИПЧ) ОБСЕ состо­я­лась встре­ча гене­раль­но­го дирек­то­ра меж­ду­на­род­но­го инфор­ма­ци­он­но­го агент­ства Каз­ТАГ Асе­та Мата­е­ва с экс­пер­та­ми и посто­ян­ны­ми наблю­да­те­ля­ми за пар­ла­мент­ски­ми выбо­ра­ми БДИПЧ ОБСЕ. 
На встре­че наблю­да­те­ли сооб­щи­ли, что ситу­а­ция с задер­жа­ни­ем и домаш­ним аре­стом пред­се­да­те­ля Сою­за жур­на­ли­стов Казах­ста­на Сейт­ка­зы Мата­е­ва будет нахо­дить­ся под их при­сталь­ным вниманием. 
«Экс­пер­ты ОБСЕ заяви­ли, что регла­мент рабо­ты их мис­сии не пред­по­ла­га­ет поли­ти­че­ских заяв­ле­ний до окон­ча­ния выбо­ров, но заве­ри­ли, что будут вни­ма­тель­но сле­дить за ситу­а­ци­ей вокруг Наци­о­наль­но­го пресс-клу­ба и инфор­ма­гент­ства Каз­ТАГ, и дан­ные по ситу­а­ции с жур­на­лист­ской орга­ни­за­ци­ей и попу­ляр­ным СМИ лягут в окон­ча­тель­ную оцен­ку выбо­ров. Более того, они ска­за­ли, что дове­дут до руко­вод­ства ОБСЕ свою пози­цию по дан­но­му делу», – сооб­щил А. Мата­ев после встре­чи с пред­ста­ви­те­ля­ми БДИПЧ. 
По его сло­вам, «в ходе встре­чи экс­пер­ты и посто­ян­ные наблю­да­те­ли ОБСЕ инте­ре­со­ва­лись послед­ни­ми собы­ти­я­ми о попыт­ке рей­дер­ства со сто­ро­ны отдель­ных чинов­ни­ков и госор­га­нов». «Экс­пер­ты и посто­ян­ные наблю­да­те­ли были силь­но удив­ле­ны, что рей­де­ры нача­ли свою ата­ку в пред­две­рии пар­ла­мент­ских выбо­ров», – отме­тил руко­во­ди­тель КазТАГ. 

Ори­ги­нал ста­тьи: Новая Газе­та Казахстан

 

архивные статьи по теме

Кто выводит народ на улицу?

Editor

Как Бозумбаев обогнал Арына в рейтинге

Парламент Казахстана согласился изменить конституцию

Editor