20 C
Астана
29 мая, 2024
Image default

Закат либерального мира

Пер­спек­ти­вы раз­ви­тия Казах­ста­на опре­де­ля­ют­ся не толь­ко фак­то­ра­ми внут­рен­не­го раз­ви­тия стра­ны, но и состо­я­ни­ем внеш­ней сре­ды — так назы­ва­е­мым «энвай­рон­мен­том». Этот уро­вень харак­те­ри­зу­ет­ся мно­же­ством фак­то­ров и игро­ков, отли­ча­ет­ся чрез­вы­чай­но агрес­сив­но­стью и непредсказуемостью. 

Внеш­няя сре­да была в свое вре­мя крайне бла­го­при­ят­ной для ста­нов­ле­ния Казах­ста­на. Круп­ные игро­ки из чис­ла ближ­них сосе­дей (Рос­сия и Китай) были погло­ще­ны внут­рен­ни­ми про­бле­ма­ми, а «даль­ние гиган­ты», США и Евро­па,  нахо­дясь на подъ­еме, были крайне заин­те­ре­со­ва­ны в появ­ле­нии новых госу­дарств, с чисто­го листа инте­гри­ро­ван­ных в рас­ту­щую гло­баль­ную эко­но­ми­че­скую систему.

В насто­я­щее вре­мя век­тор сре­ды поме­нял­ся на 180 гра­ду­сов.  Ближ­ние сосе­ди «просну­лись » и гото­вы актив­но участ­во­вать в жиз­ни реги­о­на (по дан­ным, на кото­рые ссы­ла­ет­ся казах­стан­ский поли­то­лог Досым Сат­па­ев, в 2016 году Казах­стан занял пер­вое место по коли­че­ству зару­беж­ных визи­тов пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Путина).

«Даль­ний Запад», наобо­рот, отда­лил­ся еще даль­ше, сохра­нив общий гео­по­ли­ти­че­ский инте­рес, но скон­цен­три­ро­вав­шись на соб­ствен­ных про­бле­мах.  В резуль­та­те состо­я­ние упо­мя­ну­то­го «энвай­рон­мен­та» опре­де­ля­ет­ся как агрес­сив­ное и непредсказуемое.

Непред­ска­зу­е­мость — основ­ной эле­мент послед­не­го «Мюн­хен­ско­го докла­да о без­опас­но­сти», под­го­тов­лен­но­го к оче­ред­но­му меж­ду­на­род­но­му фору­му, кото­рый про­во­дит­ся с нача­ла 1960‑х годов в сто­ли­це немец­кой Бава­рии. По сути,  это глав­ный сего­дня форум, на кото­ром опре­де­ля­ет­ся повест­ка гло­баль­ной без­опас­но­сти с пози­ции Запа­да. В пред­ла­га­е­мой чита­те­лям серии пуб­ли­ка­ций мы поста­ра­лись выде­лить из это­го докла­да основ­ные момен­ты, вызы­ва­ю­щие сего­дня боль­шую обес­по­ко­ен­ность экспертов.

С пра­вым уклоном

По мне­нию авто­ров докла­да, ссы­ла­ю­щих­ся на дина­ми­ку рей­тин­гов аме­ри­кан­ско­го Freedom House, либе­раль­ная демо­кра­тия нахо­дит­ся в упад­ке, и этот закат про­дол­жа­ет­ся уже десять лет.

В прин­ци­пе про­ро­че­ства в сти­ле «мир дав­но уж не тот» хоро­шо извест­ны циви­ли­за­ции. А уж окон­ча­ние пер­во­го тыся­че­ле­тия при­ве­ло к пол­но­му кол­лап­су эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти. Люди на Запа­де про­сто ложи­лись в гроб и жда­ли наступ­ле­ния мил­ле­ни­у­ма (пер­во­го), а вме­сте с ним и кон­ца све­та.  Мир усто­ял, но про­гно­зы про­дол­жи­лись. Тем более ярким и опти­ми­стич­ным была встре­ча наступ­ле­ния тыся­че­ле­тия «номер два». Напом­ним, что тогда глав­ным стра­хом чело­ве­че­ства было опа­се­ние, что ком­пью­те­ры не спра­вят­ся с тех­ни­че­ской зада­чей пере­во­да даты. Спра­ви­лись. Но вот демо­кра­тия пошла вниз — в бук­валь­ном смыс­ле это­го слова.

Конеч­но, тол­ко­ва­ния поня­тий «поли­ти­че­ские сво­бо­ды» и «граж­дан­ские пра­ва» могут иметь раз­ный коло­рит, осо­бен­но, когда интер­пре­та­ци­ей дан­ных зани­ма­ет­ся Freedom House. Но есть и более глу­бо­кие заме­ры обще­ствен­но­го мне­ния, выпол­нен­ных вполне ака­де­ми­че­ски­ми орга­ни­за­ци­я­ми.  Их выво­ды  еще более печаль­ны. Вот, к при­ме­ру, резуль­та­ты опро­сов, про­ве­ден­ные в раз­ных стра­нах в два пери­о­да вре­ме­ни, све­ден­ные в один график.

Граж­да­нам раз­ных стран зада­вал­ся один и тот вопрос «Согла­си­лись бы Вы с тем, что лиде­ру вашей стра­ны дали бы боль­ше пол­но­мо­чий, что­бы он управ­лял стра­ной, не огля­ды­ва­ясь на пар­ла­мент?» В пер­вый раз этот вопрос зада­ва­ли в сере­дине 90‑х годов, а вто­рой раз — в 2010‑х. Как видим, кар­ти­на мира серьез­но сме­сти­лась «впра­во». То есть доля людей, отве­тив­ших поло­жи­тель­но, увеличилась.

Исклю­че­ние соста­ви­ли четы­ре стра­ны. В Эсто­нии изме­не­ния слиш­ком незна­чи­тель­ны, что­бы их обсуж­дать, в Гру­зии — весь­ма зна­ме­на­тель­ны и оче­вид­но вызва­ны поли­ти­че­ски­ми изме­не­ни­я­ми в стране, кото­рая пере­шла от пре­зи­дент­ской к пар­ла­мент­ской фор­ме управ­ле­ния. Исклю­чи­тель­ный (по век­то­ру и мас­шта­бам) при­мер Паки­ста­на, кото­рый сме­стил­ся вле­во, — неза­ви­си­мо от авто­ри­тар­ных тра­ди­ций. Что каса­ет­ся Филип­пин, то ситу­а­ция там уже успе­ла изме­нить­ся сно­ва и самым непред­ска­зу­е­мым образом.

Это еще раз гово­рит от том, что ход пере­мен сего­дня непред­ска­зу­ем, а вот направ­ле­ние  почти пред­опре­де­ле­но:  мир дви­га­ет­ся впра­во, и самой устой­чи­вой фор­мой прав­ле­ния ста­но­вит­ся авто­ри­тар­ная систе­ма.  И нет ниче­го уди­ви­тель­но­го, что, высту­пая с речью на сво­ей ина­у­гу­ра­ции, ново­из­бран­ный пре­зи­дент США Дональд Трамп ни разу не упо­мя­нул слов демо­кра­тия, сво­бо­да и пра­ва чело­ве­ка. Он как раз про­дукт этой систе­мы, дви­жу­щей­ся впра­во, при­чем  дви­жу­щей­ся весь­ма быст­ры­ми темпами.

Трам­пам­пам

Пока, по мне­нию авто­ров докла­да, пред­став­лен­но­го в Мюн­хене, экс­перт­ное сооб­ще­ство не пони­ма­ет, кто такой Трамп.  Буду­щий пре­зи­дент так мно­го гово­рил во вре­мя сво­ей кам­па­нии, что понять, что все-таки он имел в виду, никто не смог. Тем более что все его речи сво­ди­лись к кри­ти­ке суще­ству­ю­щих госу­дар­ствен­ных инсти­ту­тов. Не самый при­выч­ный момент для оце­нок чело­ве­ка,  воз­гла­вив­ше­го стра­ну, госин­сти­ту­ты кото­рой усерд­но копи­ро­ва­лись во всем мире.

Самым пора­зи­тель­ным фак­том всей пред­вы­бор­ной кам­па­нии Трам­па было то, что не кри­ти­ко­вал он лишь одно госу­дар­ство — Рос­сию. И это, увы, тоже ни о чем не говорит.

Таким обра­зом, авто­ры докла­да согла­ша­ют­ся лишь в одном: Трамп абсо­лют­но непред­ска­зу­ем. Непо­нят­но, будет ли он под­дер­жи­вать ЕС или НАТО. Тем более непо­нят­но, готов ли аме­ри­кан­ский пре­зи­дент к пол­но­мас­штаб­ной тор­го­вой войне с Кита­ем и воен­но­му кон­флик­ту на Тихом океане.

Чья без­опас­ность пре­вы­ше всего?

Экс­перт­ное сооб­ще­ство может гадать о пово­ро­тах Трам­па, но есть и дру­гие фак­то­ры, кото­рые, соб­ствен­но, им управ­ля­ли до сих пор.  Про­ве­ден­ный еще в июне 2016 года опрос обще­ствен­но­го мне­ния пока­зал, что чис­ло аме­ри­кан­цев, кото­рые под­дер­жи­ва­ют идею сокра­ще­ния вкла­да США в обес­пе­че­ние функ­ци­о­ни­ро­ва­ния НАТО, пре­вы­ша­ет долю тех, кто счи­та­ет, что тра­тить надо, наобо­рот, боль­ше. Это общий настрой.

Что же каса­ет­ся пре­сло­ву­то­го «ядер­но­го элек­то­ра­та» ново­го аме­ри­кан­ско­го пре­зи­ден­та, то сре­ди его выбор­щи­ков 13 % вооб­ще отри­ца­ют необ­хо­ди­мость НАТО. Меж­ду тем,  это осно­ва основ совре­мен­но­го миро­по­ряд­ка — меха­низ­ма кол­лек­тив­ной без­опас­но­сти. По фак­ту этот отказ в поль­зу изо­ля­ци­о­низ­ма и поли­ти­ки пре­сло­ву­то­го офшор­но­го балан­си­ро­ва­ния, извест­но­го в исто­рии по моде­ли пове­де­ния Бри­тан­ской империи.

ЕС. Тра­ги­че­ская дилемма

На фоне хао­са, вызван­но­го дина­ми­кой пред­вы­бор­ной кам­па­ни­ей в США, непред­ска­зу­е­мость ЕС выгля­дит весь­ма и весь­ма стран­ной. Но для авто­ров Мюн­хен­ско­го докла­да под вопро­сом ока­за­лось не толь­ко буду­щее, но и сам факт суще­ство­ва­ния Евросоюза.

При­чем этот сце­на­рий ока­зал­ся в цен­тре поли­ти­че­ской повест­ки евро­пей­ско­го сооб­ще­ства в тот самый момент, когда необ­хо­ди­мость тако­го сою­за ока­за­лась вос­тре­бо­ван­ной боль­шее все­го.  В этом откро­вен­но при­зна­лась Вер­хов­ный пред­ста­ви­тель Евро­со­ю­за по вопро­сам внеш­ней поли­ти­ки и без­опас­но­сти Фре­де­ри­ка Моге­ри­ни еще в июне 2016 года, задол­го до того, как Трамп пре­вра­тил­ся из мило­го спой­ле­ра для мис­сис Клин­тон в насто­я­щую поли­ти­че­скую реаль­ность. Но уже после того, как Бри­та­ния про­го­ло­со­ва­ла за БРЕКЗИТ.

Раз­во­рот Соеди­нен­но­го Коро­лев­ства на 180 гра­ду­сов ока­зал­ся неожи­дан­ным и обес­ку­ра­жи­ва­ю­щим. Вме­сто того, что­бы дви­гать­ся к боль­шей инте­гра­ции, стра­ны ЕС ока­за­лись перед угро­зой выхо­да дру­гих чле­нов сою­за. В докла­де речь идет о «тра­ги­че­ской дилем­ме». Хотя скла­ды­ва­ет­ся ощу­ще­ние, что авто­ры реши­ли исполь­зо­вать тер­мин исклю­чи­тель­но «для крас­но­го слов­ца». Тем не менее в реаль­но­сти дилем­ма все-таки име­ет место.  Если пред­по­ло­жить, что в силь­ном сою­зе боль­ше заин­те­ре­со­ва­ны сла­бые госу­дар­ства, а более силь­ные могут про­жить и за свой счет, нетруд­но пред­по­ло­жить, что может про­изой­ти даль­ше. Дина­ми­ка может при­об­ре­сти харак­тер «обрат­но­го отбо­ра» — стра­те­гии, хоро­шо извест­ной по изу­че­нию про­цес­сов обра­зо­ва­ния гетто.

Есте­ствен­но, что ника­кой угро­зы «гет­ти­за­ции» ЕС в докла­де нет. Здесь, наобо­рот, вся­че­ски под­чер­ки­ва­ет­ся «еди­ный порыв» евро­пей­ских граж­дан к спло­че­нию. По дан­ным, кото­рые при­во­дят­ся в докла­де, око­ло 60 % опро­шен­ных респон­ден­тов под­дер­жа­ли идею уси­ле­ния сою­за, а так­же (что осо­бен­но важ­но) уси­ле­ния роли ЕС в меж­ду­на­род­ной поли­ти­ке. По мне­нию Моге­ри­ни, у ЕС есть шанс стать «супер­струк­ту­рой», постро­ен­ной на прин­ци­пах мно­го­сто­рон­не­го сотруд­ни­че­ства. И эта надеж­да ста­ла осно­вой для внеш­не­по­ли­ти­че­ской стра­те­гии Вер­хов­но­го пред­ста­ви­те­ля Евро­пей­ско­го сою­за по ино­стран­ным делам и поли­ти­ке без­опас­но­сти — долж­но­сти, кото­рую зани­ма­ет Моге­ри­ни с 1 нояб­ря 2014 года.

Для бюд­же­та ЕС реа­ли­за­ция такой стра­те­гии озна­ча­ет преж­де все­го рост воен­ных рас­хо­дов. 2017 год, по дан­ным Гене­раль­но­го сек­ре­та­ря НАТО Йен­са Стол­тен­бер­га (Jens Stoltenberg), ста­нет тре­тьим под­ряд годом уве­ли­че­ния воен­ных рас­хо­дов в Евро­пе. И хотя в сред­нем нор­ма этих рас­хо­дов состав­ля­ет пока 1.46 от ВВП всех госу­дарств НАТО, что мень­ше уста­нов­лен­ной цели в 2%, это дает надеж­ды на буду­щее. Буду­щее, в кото­ром не будет места для фри­рай­де­ров — «без­би­лет­ни­ков», кото­рые хотят пополь­зо­вать­ся обще­ствен­ны­ми фон­да­ми в соб­ствен­ных целях.

Тема «без­би­лет­ни­ков» сопро­вож­да­ет НАТО с момен­та его созда­ния. По мне­нию, озву­чен­но­му еще в 1960‑е годы аме­ри­кан­ским эко­но­ми­стом Манс­уром Олсо­ном (внед­рив­шим сам тер­мин в тео­рию исполь­зо­ва­ния обще­ствен­ных благ), Аме­ри­ка вынуж­де­на нести бре­мя рас­хо­дов на кол­лек­тив­ную без­опас­ность Евро­пы, в то вре­мя как осталь­ные чле­ны НАТО про­сто поль­зу­ют­ся этой безопасностью.

В этой нехит­рой схе­ме был один доволь­но оче­вид­ный «изъ­ян» — боль­шая часть этих самых «рас­хо­дов на без­опас­ность» пред­став­ля­ла собой рас­хо­ды бюд­же­та на воен­ные рас­хо­ды, то есть, по фак­ту, выде­лен­ные день­ги не поки­да­ли аме­ри­кан­скую эко­но­ми­че­скую систе­му. Подоб­ный «вэл­фэр для ВПК» устра­и­вал Евро­пу. Прав­да пла­тить за него госу­дар­ства Ста­ро­го Све­та не осо­бен­но торопились.

Дру­ги­ми сло­ва­ми, через мак­ро­эко­но­ми­че­скую, а не поли­ти­че­скую приз­му, про­бле­ма рас­хо­дов на услу­ги НАТО выгля­де­ла совер­шен­но ина­че. Рас­хо­ды аме­ри­кан­ской соци­аль­ной систе­мы на под­держ­ку школь­ных зав­тра­ков ведь тоже оце­ни­ва­ли преж­де все­го, как под­держ­ку аграр­но­го лоб­би, так как тра­ти­лись эти сред­ства на закуп­ку моло­ка у фер­ме­ров, а не на выда­чу налич­ных самим школьникам.

Соеди­нен­ные Шта­ты Евро­пы. Спу­стя сто лет. 

Аль­тер­на­ти­вой раз­ва­лу ЕС в фор­ме Евро­со­ю­за явля­ет­ся созда­ние феде­ра­ции — более спло­чен­ной струк­ту­ры, с выде­ле­ни­ем зна­чи­тель­ных пол­но­мо­чий над­на­ци­о­наль­ным орга­нам. Авто­ры докла­да такой вари­ант рас­смат­ри­ва­ют, но ста­ра­ют­ся по вполне понят­ным при­чи­нам избе­гать исто­ри­че­ских аналогий.

Тем не менее мы напом­ним, что в послед­ний раз созда­ни­ем феде­раль­но­го про­ек­та в Евро­пе зани­ма­лась Гер­ма­ния. В сере­дине XIX века  под зна­ме­на­ми Прус­сии были собра­ны гер­ман­ские кня­же­ства, руко­во­ди­те­ли кото­рых до это­го засе­да­ли в ниче­го не зна­ча­щем пар­ла­мен­те Гер­ман­ско­го сою­за и бло­ки­ро­ва­ли энер­гич­ные ини­ци­а­ти­вы прус­ских феде­ра­ли­за­то­ров. Затем из соста­ва гер­ман­ско­го сою­за была исклю­че­на Австрий­ская импе­рия, после чего дело пошло «весе­лей», и уже вско­ре Гер­ма­ния ста­ла насто­я­щей хозяй­кой Евро­пы. Пока не насту­пил 1914 год.

О сле­ду­ю­щей попыт­ке создать евро­пей­скую феде­ра­цию гово­рить и вовсе непри­ня­то. Меж­ду тем, вес­ной 1940 года Евро­па дей­стви­тель­но пред­став­ля­ла собой феде­ра­цию, хотя и несколь­ко «асси­мет­рич­ную» по правам.

Нынеш­ний выход Бри­та­нии из Евро­со­ю­за так­же раз­вя­зы­ва­ет руки тем, кто хочет боль­шей цен­тра­ли­за­ции, кото­рая по фак­ту при­ве­дет к уси­ле­нию вла­сти Гер­ма­нии, неза­ви­си­мо от того, кто и как об этом дума­ет сегодня.
Ори­ги­нал ста­тьи: The expert communication channel of Central Asia region Kazakhstan 2.0

архивные статьи по теме

Союз неразрешимый

Editor

Россия: кому выгодны культурные войны?

Editor

Одним – леса, другим – крематорий