30 C
Астана
2 августа, 2021
Image default

«Желание перемен — не преступление». HRW обвиняет Нур-Султан в преследовании критиков

Меж­ду­на­род­ная пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция Human Rights Watch (HRW) обви­ня­ет казах­стан­ские вла­сти в уве­ли­че­нии зло­упо­треб­ле­ний рас­плыв­ча­ты­ми и чрез­мер­ны­ми уго­лов­ны­ми обви­не­ни­я­ми по «экс­тре­мист­ским» ста­тьям для пре­сле­до­ва­ния критиков.

Вла­сти под­верг­ли уго­лов­ным пре­сле­до­ва­ни­ям по мень­шей мере 135 чело­век по всей стране за пред­по­ла­га­е­мое уча­стие в запре­щен­ных «экс­тре­мист­ских» оппо­зи­ци­он­ных груп­пах, заяви­ла пра­во­за­щит­ная груп­па 7 июля.

«Жела­ние видеть поли­ти­че­ские пере­ме­ны в Казах­стане или мир­ное выра­же­ние сочув­ствия или под­держ­ки поли­ти­че­ским оппо­зи­ци­он­ным груп­пам, высту­па­ю­щим за эти изме­не­ния, — это не пре­ступ­ле­ние», — отме­ча­ет в заяв­ле­нии Мира Ритт­ман, иссле­до­ва­тель HRW по Цен­траль­ной Азии.

Поли­ция задер­жи­ва­ет муж­чи­ну на месте, кото­рое ука­зы­ва­ло в каче­стве точ­ки про­ве­де­ния митин­га дви­же­ние ДВК, запре­щен­ное в стране как «экс­тре­мист­ское», но при­знан­ное Евро­пей­ским пар­ла­мен­том как «мир­ное оппо­зи­ци­он­ное» объ­еди­не­ние. Алма­ты, сен­тябрь 2019 года

«Вла­сти Казах­ста­на фак­ти­че­ски кри­ми­на­ли­зо­ва­ли выра­же­ние нена­силь­ствен­ных поли­ти­че­ских взгля­дов, тем самым гру­бо нару­шив фун­да­мен­таль­ные пра­ва чело­ве­ка», — добав­ля­ет Риттман.

HRW заяви­ла, что пого­во­ри­ла с семью под­след­ствен­ны­ми, кото­рым предъ­яв­ле­ны поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ные обви­не­ния в «орга­ни­за­ции и уча­стии в дея­тель­но­сти обще­ствен­но­го или рели­ги­оз­но­го объ­еди­не­ния либо иной орга­ни­за­ции после реше­ния суда о запре­те их дея­тель­но­сти или лик­ви­да­ции в свя­зи с осу­ществ­ле­ни­ем ими экс­тре­миз­ма или терроризма».

Бази­ру­ю­ща­я­ся в Нью-Йор­ке груп­па так­же заяви­ла, что она про­ин­тер­вью­и­ро­ва­ла двух адво­ка­тов из Алма­ты, кото­рые с 2018 года сов­мест­но рабо­та­ли над 10 таки­ми дела­ми, и рас­смот­ре­ла судеб­ные доку­мен­ты по девя­ти дру­гим делам, а так­же изу­чи­ла десят­ки ста­тей в СМИ о таких преследованиях.

«С 2018 года вла­сти по все­му Казах­ста­ну всё чаще при­тес­ня­ют, допра­ши­ва­ют, задер­жи­ва­ют и пре­сле­ду­ют пред­по­ла­га­е­мых или фак­ти­че­ских чле­нов запре­щен­ных “экс­тре­мист­ских” групп, в том чис­ле за уча­стие в мир­ных митин­гах», — гово­рит­ся в сооб­ще­нии HRW.

Бой­цы СОБРа задер­жи­ва­ют людей на месте анон­си­ро­ван­но­го оппо­зи­ци­ей митин­га в сто­ли­це Казах­ста­на. Июнь 2018 года

Как выяс­ни­ла Human Rights Watch, по край­ней мере три чело­ве­ка, осуж­ден­ные в 2019 году по ста­тье 405 уго­лов­но­го кодек­са, в насто­я­щее вре­мя во вто­рой раз пред­ста­ли перед судом по тем же обвинениям.

Спе­ци­аль­ный доклад­чик Орга­ни­за­ции Объ­еди­нен­ных Наций по вопро­сам поощ­ре­ния и защи­ты прав чело­ве­ка и основ­ных сво­бод в усло­ви­ях борь­бы с тер­ро­риз­мом Фион­ну­ла Ни Аол­эйн после визи­та в Казах­стан в 2019 году выра­зи­ла «серьез­ную оза­бо­чен­ность по пово­ду исполь­зо­ва­ния тер­ми­но­ло­гии “экс­тре­миз­ма” в наци­о­наль­ном зако­но­да­тель­стве и прак­ти­ке». Она отме­ти­ла, что «экс­тре­мизм», если он явля­ет­ся «уго­лов­но-пра­во­вой кате­го­ри­ей», лишен пра­во­вой опре­де­лен­но­сти и, сле­до­ва­тель­но, «несов­ме­стим с реа­ли­за­ци­ей неко­то­рых основ­ных прав чело­ве­ка». Аре­сты людей по ста­тье 405 высту­па­ют как сви­де­тель­ство дес­по­тич­но­го под­хо­да пра­ви­тель­ства к граж­дан­ско­му обще­ству, под­черк­ну­ла Ни Аолэйн.

В HRW гово­рят, что аре­сты и пре­сле­до­ва­ния по ста­тье 405 после визи­та Ни Аол­эйн продолжились.

Пра­во­за­щит­ная орга­ни­за­ция заяви­ла, что «казах­стан­ским вла­стям сле­ду­ет пре­кра­тить свои неустан­ные уси­лия по подав­ле­нию мир­но­го ина­ко­мыс­лия, поз­во­лить сво­бо­ду сло­ва и кри­ти­ку вла­стей без опа­се­ний воз­мез­дия, раз­ре­шить поли­ти­че­ским оппо­зи­ци­он­ным груп­пам вести мир­ную дея­тель­ность в Казахстане».

«Стрем­ле­ние к поли­ти­че­ским пере­ме­нам — не пре­ступ­ле­ние, — ска­за­ла Мира Ритт­манн. — Суть в том, что пра­ви­тель­ство Казах­ста­на обя­за­но защи­щать и под­дер­жи­вать сво­бо­ду ассо­ци­а­ций, собра­ний и сло­ва для всех, в том чис­ле для при­дер­жи­ва­ю­щих­ся взгля­дов, кото­рые не нра­вят­ся властям».

Какой-либо реак­ции со сто­ро­ны казах­стан­ских вла­стей на заяв­ле­ние HRW не последовало.

Льви­ная доля пре­сле­ду­е­мых сей­час в Казах­стане по ста­тье 405 уго­лов­но­го кодек­са — акти­ви­сты, выра­жав­шие раз­ны­ми спо­со­ба­ми, в основ­ном через соци­аль­ные сети, под­держ­ку дви­же­ни­ям «Демо­кра­ти­че­ский выбор Казах­ста­на» и «Көше пар­ти­я­сы». Сто­лич­ный суд запре­тил дея­тель­ность ДВК в 2018 году, назвав дви­же­ние «экс­тре­мист­ским», ана­ло­гич­ное реше­ние было выне­се­но в отно­ше­нии «Көше пар­ти­я­сы» в 2020 году по хода­тай­ству про­ку­ра­ту­ры, кото­рая счи­та­ет, что в эту струк­ту­ру «транс­фор­ми­ро­ва­лось» дви­же­ние ДВК. Судеб­ные реше­ния о запре­те объ­еди­не­ний не опуб­ли­ко­ва­ны. В резо­лю­ци­ях Евро­пар­ла­мен­та дви­же­ния ука­за­ны как мир­ные оппо­зи­ци­он­ные орга­ни­за­ции. ДВК осно­ван живу­щим за гра­ни­цей быв­шим бан­ки­ром и оппо­зи­ци­о­не­ром Мух­та­ром Абля­зо­вым; «Көше пар­ти­я­сы» созда­но акти­ви­ста­ми после запре­та ДВК. Сто­рон­ни­ки дви­же­ний счи­та­ют их пре­сле­до­ва­ние поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ным, посколь­ку объ­еди­не­ния заяви­ли целью пре­кра­ще­ние авто­ри­тар­но­го прав­ле­ния в Казах­стане и пере­ход к пар­ла­мент­ской республике.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

Краткие тезисы доклада Айнура Курманова «Трудовые отношения и профсоюзное…

Журналист Лукпан Ахмедьяров рассказывает о тех, кто его “заказал”

Утембаев выйдет на свободу досрочно