fbpx

Жанболат Мамай: «Не считаю это отмыванием денег»

На пер­вых слу­ша­ни­ях «по суще­ству дела» на про­цес­се жур­на­ли­ста Жан­бо­ла­та Мамая 18 авгу­ста допро­си­ли двух клю­че­вых сви­де­те­лей, на пока­за­ни­ях кото­рых в основ­ном и стро­ит­ся обви­не­ние в «лега­ли­за­ции денеж­ных средств, полу­чен­ных пре­ступ­ным путем». Быв­ший топ-мене­джер БТА Бан­ка Жак­сы­лык Жарим­бе­тов и его сест­ра заяви­ли, что пере­да­ва­ли день­ги Жан­бо­ла­ту Мамаю. Сам жур­на­лист, более полу­го­да нахо­дя­щий­ся под стра­жей, ска­зал, что не счи­та­ет это «отмы­ва­ни­ем денеж­ных средств».

«НАДЕЖДА УМИРАЕТ ПОСЛЕДНЕЙ»

Для жур­на­ли­стов и наблю­да­те­лей, при­шед­ших на про­цесс Мамая в пят­ни­цу, 18 авгу­ста, под­го­то­ви­ли отдель­ное поме­ще­ние с видео­транс­ля­ци­ей про­ис­хо­дя­ще­го в зале суда. Вме­стить всех при­шед­ших зал не смог – там раз­ре­ши­ли остать­ся несколь­ким наблю­да­те­лям и видео­опе­ра­то­рам (и, разу­ме­ет­ся, участ­ни­кам про­цес­са). До нача­ла слу­ша­ний Жан­бо­лат Мамай побла­го­да­рил сто­рон­ни­ков за под­держ­ку и ска­зал, что наде­ет­ся «на бла­го­при­ят­ный исход».

– Есть надеж­да, что объ­ек­тив­ный спра­вед­ли­вый при­го­вор будет выне­сен. Надеж­да уми­ра­ет послед­ней, – заявил Мамай, нахо­дясь в ого­ро­жен­ной стек­лом кабине для под­су­ди­мых.

Одним из клю­че­вых сви­де­те­лей по делу Жан­бо­ла­та Мамая про­хо­дит быв­ший топ-мене­джер БТА Бан­ка Жак­сы­лык Жарим­бе­тов, кото­ро­го экс­тра­ди­ро­ва­ли в Казах­стан в янва­ре и в июне при­го­во­ри­ли к пяти годам услов­но­го сро­ка по обви­не­нию в при­част­но­сти к хище­ни­ям средств из бан­ка и в член­стве в «орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пе» под руко­вод­ством Мух­та­ра Абля­зо­ва (само­го Абля­зо­ва, быв­ше­го гла­вы БТА Бан­ка на судеб­ном про­цес­се не было; живу­ще­го за рубе­жом экс-бан­ки­ра при­го­во­ри­ли заоч­но к 20 годам тюрь­мы). Жак­сы­лык Жарим­бе­тов явил­ся в Меде­ус­кий рай­он­ный суд № 2, где судят Мамая, в сопро­вож­де­нии сест­ры, кото­рая тоже явля­ет­ся сви­де­те­лем по это­му же делу.

Пря­мая транс­ля­ция Азатты­ка из суда по делу Мамая:

Госу­дар­ствен­ный обви­ни­тель Еркин Бай­ма­гам­бе­тов в нача­ле судеб­но­го засе­да­ния зачи­тал обви­ни­тель­ный акт, в кото­ром гово­рит­ся, что Жан­бо­лат Мамай «совер­шил пре­ступ­ле­ние в сфе­ре эко­но­ми­че­ской дея­тель­но­сти», полу­чив день­ги, кото­рые яко­бы были неза­кон­но выве­де­ны из БТА Бан­ка. По вер­сии про­ку­ра­ту­ры, быв­ший пер­вый заме­сти­тель прав­ле­ния бан­ка Жак­сы­лык Жарим­бе­тов «по пря­мо­му ука­за­нию Абля­зо­ва» про­сил живу­щую в Казах­стане сест­ру пере­да­вать день­ги Жан­бо­ла­ту Мамаю. Сест­ра Жарим­бе­то­ва Шам­шия, как утвер­жда­ет обви­не­ние, несколь­ко раз через сво­е­го супру­га пере­да­ва­ла день­ги Мамаю, в общей сум­ме око­ло 110 тысяч дол­ла­ров.

Судья спро­сил Мамая, при­зна­ёт ли он обви­не­ние. На что Мамай отве­тил:

– С Жарим­бе­то­вым хоро­шо зна­ком. Он под­дер­жи­вал газе­ту. Я не счи­таю это отмы­ва­ни­ем денеж­ных средств.

Жан­бо­лат Мамай заявил, что свою пози­цию по делу он наме­рен изло­жить в ходе лич­но­го допро­са.

«​ДЕНЬГИ ИЗ ЯЧЕЙКИ»​

Потер­пев­шей сто­ро­ной при­знан в этом деле БТА Банк. Его пред­ста­ви­тель в суде не смог отве­тить на вопрос адво­ка­та Мамая Мади­ны Баки­е­вой, в какой фор­ме юри­ди­че­ско­го лица суще­ству­ет сей­час банк. Он затруд­нил­ся так­же ска­зать, будет ли банк предъ­яв­лять граж­дан­ский иск к Мамаю. После чего допрос пред­ста­ви­те­ля БТА Бан­ка при­оста­но­ви­ли в свя­зи с его недо­ста­точ­ной готов­но­стью и нача­ли допрос сви­де­те­лей.

Сви­де­тель Жак­сы­лык Жарим­бе­тов заявил в пока­за­ни­ях, что в 2011 году по прось­бе Мух­та­ра Абля­зо­ва начал пере­да­вать день­ги Жан­бо­ла­ту Мамаю. По сло­вам Жарим­бе­то­ва, впер­вые он уви­дел Мамая на экране мони­то­ра во вре­мя skype-кон­фе­рен­ции в каби­не­те Абля­зо­ва в Лон­доне, поз­же встре­чал­ся с Мама­ем лич­но и вел с ним пере­пис­ку. Как гово­рит Жарим­бе­тов, он выхо­дил на связь со сво­ей сест­рой Шам­ши­ей, кото­рой перед отъ­ез­дом из Казах­ста­на оста­вил день­ги в бан­ков­ской ячей­ке на ее имя, а она пере­да­ва­ла налич­ные Мамаю через сво­е­го супру­га.

– Мух­тар [Абля­зов] гово­рил, что такую-то сум­му надо пере­дать. Я зво­нил род­ствен­ни­кам. День­ги были, кото­рые я остав­лял здесь в ячей­ке. Моя сест­рен­ка и зять Аха­нов пере­да­ва­ли, – ска­зал Жарим­бе­тов, доба­вив, что потра­чен­ные день­ги ему вос­пол­нял Абля­зов, в основ­ном пере­во­дя сред­ства на счет Жарим­бе­то­ва.

Как утвер­жда­ет быв­ший топ-мене­джер БТА Бан­ка Жарим­бе­тов, в 2012 году он пре­кра­тил обще­ние с Абля­зо­вым, но «доб­ро­воль­но» про­дол­жал пере­да­вать день­ги Мамаю «от себя». При этом Жарим­бе­тов утвер­жда­ет, что ника­кой выго­ды от это­го он не полу­чал, в редак­ци­он­ную поли­ти­ку не вме­ши­вал­ся и не зака­зы­вал какие-либо пуб­ли­ка­ции в газе­те. Мамай, по его сло­вам, отправ­лял ему отче­ты с ука­за­ни­ем трат.

– Я счи­тал, что стране необ­хо­ди­ма неза­ви­си­мая прес­са, – объ­яс­нил свои моти­вы Жарим­бе­тов.

Одна­ко на дру­гой вопрос адво­ка­та – ока­зы­вал ли Жарим­бе­тов доб­ро­воль­ную «спон­сор­скую помощь» газе­те «Три­бу­на» – Жарим­бе­тов отве­тил:

– Я не помо­гал газе­те «Три­бу­на». Я помо­гал гос­по­ди­ну Мамаю лич­но.

Обви­не­ние счи­та­ет, что пред­по­ло­жи­тель­но пере­дан­ные Мамаю день­ги были яко­бы неза­кон­но выве­де­ны из БТА. Жарим­бе­тов в суде ска­зал, что поло­жен­ные в бан­ков­скую ячей­ку сест­ры день­ги он полу­чил в БТА Бан­ке и что он счи­тал их сво­и­ми лич­ны­ми сбе­ре­же­ни­я­ми, так как, рабо­тая в бан­ке, он полу­чал зар­пла­ту в раз­ме­ре 24 тысяч дол­ла­ров и бону­сы. На вопрос адво­ка­тов под­су­ди­мо­го, знал ли Мамай о про­ис­хож­де­нии денег, Жарим­бе­тов отве­тил, что тот «не инте­ре­со­вал­ся и зани­мал­ся про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­стью».

Допро­шен­ная в суде сест­ра быв­ше­го топ-мене­дже­ра бан­ка Шам­шия Жарим­бе­то­ва ска­за­ла, что по прось­бе бра­та бра­ла день­ги из бан­ков­ской ячей­ки и пере­да­ва­ла их сво­е­му супру­гу, кото­рый, в свою оче­редь, отда­вал их тому, кому про­сил отдать Жак­сы­лык Жарим­бе­тов.

– Мы не спра­ши­ва­ли, выпол­ня­ли прось­бу, – заяви­ла она.

По рас­че­там Шам­шии Жарим­бе­то­вой, с 2011 по 2015 год она несколь­ко раз пере­да­ва­ла налич­ные в общем поряд­ка 120 тысяч дол­ла­ров. Когда защи­та Мамая спро­си­ла ее, как она опре­де­ли­ла общую сум­му, она ска­за­ла, что «высчи­та­ла, когда были допро­сы».

Жак­сы­лык Жарим­бе­тов и Шам­шия Жарим­бе­то­ва ска­за­ли в суде, что про­тив того, что­бы их сни­ма­ли на фото- и видео­ка­ме­ру.

ОСТАВЛЕННЫЙ ПОД АРЕСТОМ

29-лет­ний Мамай нахо­дит­ся под стра­жей с фев­ра­ля 2017 года. На пред­ва­ри­тель­ных слу­ша­ни­ях в поне­дель­ник, 11 авгу­ста, адво­ка­ты жур­на­ли­ста про­си­ли суд изме­нить ему меру пре­се­че­ния – с аре­ста на под­пис­ку о невы­ез­де, домаш­ний арест или осво­бож­де­ние под пору­чи­тель­ство, – одна­ко суд откло­нил это хода­тай­ство, оста­вив Мамая в след­ствен­ном изо­ля­то­ре. Сам жур­на­лист ска­зал, что «не видит смыс­ла» в содер­жа­нии под стра­жей на пери­од судеб­но­го рас­сле­до­ва­ния.

В фев­ра­ле, через несколь­ко дней после аре­ста, Мамай сооб­щил о том, что под­верг­ся изби­е­нию со сто­ро­ны сока­мер­ни­ков в СИЗО по нау­ще­нию сле­до­ва­те­лей. Про­ку­ра­ту­ра сооб­щи­ла впо­след­ствии, что сотруд­ни­ки СИЗО, раз­ме­стив­шие Мамая в одну каме­ру с суди­мы­ми лица­ми, при­вле­че­ны к дис­ци­пли­нар­ной ответ­ствен­но­сти.

Мамай: от слеж­ки до аре­ста (видео Азатты­ка от 13 фев­ра­ля)

В каче­стве обще­ствен­ных защит­ни­ков Мамая в суде высту­па­ют его пожи­лые роди­те­ли. Хода­тай­ство Жан­бо­ла­та Мамая о при­вле­че­нии обще­ствен­ным защит­ни­ком его супру­ги, Инги Иман­бай, суд на про­шлом засе­да­нии не удо­вле­тво­рил, сослав­шись на то, что во вре­мя след­ствия Иман­бай была допро­ше­на как сви­де­тель по делу.

Мамай отвер­га­ет обви­не­ния в отмы­ва­нии денег. Живу­щий за рубе­жом быв­ший пред­се­да­тель сове­та дирек­то­ров БТА Бан­ка Мух­тар Абля­зов счи­та­ет обви­не­ния в свой адрес без­осно­ва­тель­ны­ми и поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ны­ми. В июне это­го года суд в Алма­ты заоч­но назвал его винов­ным в хище­ни­ях средств из бан­ка и в созда­нии орга­ни­зо­ван­ной пре­ступ­ной груп­пы и руко­вод­стве ею и при­го­во­рил к 20 годам тюрь­мы. При­го­вор пока не всту­пил в закон­ную силу, в этом меся­це ожи­да­ет­ся рас­смот­ре­ние апел­ля­ци­он­ной жало­бы в город­ском суде Алма­ты. В ком­мен­та­рии Азатты­ку летом это­го года Абля­зов ска­зал, что ему «всё рав­но», какие реше­ния выно­сит казах­стан­ский суд.

Ори­ги­нал ста­тьи: РАДИО АЗАТТЫК – Казах­ская редак­ция Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»