22 C
Астана
18 июля, 2024
Image default

Жанаозен: котел недовольства или интриги местных элит

Послед­ние годы в Ман­ги­ста­уской обла­сти пер­ма­нент­но про­ис­хо­дят заба­стов­ки. Неф­тя­ные ком­па­нии в реги­оне, как пра­ви­ло, ста­ра­ют­ся выпол­нять тре­бо­ва­ния рабо­чих и сохра­нить уро­вень добы­чи. Это важ­но в мас­шта­бах рес­пуб­ли­ки и мест­ные эли­ты уме­ло поль­зу­ют­ся этой ситу­а­ци­ей: они про­тал­ки­ва­ют кад­ро­вые и финан­со­вые реше­ния, в первую оче­редь, выгод­ные не столь­ко цен­траль­ным орга­нам вла­сти, сколь­ко мест­ным кла­нам. Поэто­му мы реши­ли обна­ро­до­вать соб­ствен­ную точ­ку зре­ния с места собы­тий, заост­рив вни­ма­ние на тон­ко­стях мест­ных поли­ти­че­ских про­цес­сов. Как нам кажет­ся, основ­ные при­чи­ны акций про­те­ста — тре­бо­ва­ния повы­ше­ния зар­пла­ты, улуч­ше­ние усло­вий тру­да, а так­же, вслед­ствии это­го, отстра­не­ние неугод­ных топ-мене­дже­ров неф­тя­ных компаний. 

Автор: Расул РЫСМАМБЕТОВ, КазТАГ

В этом году заба­стов­ки нача­лись в Кара­жан­бас­му­нае. Вах­то­ви­ки потре­бо­ва­ли уве­ли­че­ния зар­пла­ты, ссы­ла­ясь на то, что ино­стран­ные сотруд­ни­ки полу­ча­ют гораз­до боль­ше. Затем акции про­те­ста рас­про­стра­ни­лись и на Озен­му­най­газ — фили­ал АО «Раз­вед­ка Добы­ча Каз­Му­най­Газ», где нет ино­стран­ных сотруд­ни­ков. Кро­ме них нача­ли басто­вать рабо­чие СП «Ерсай», где доля­ми вла­де­ют Lancaster Group, аффи­ли­ро­ван­ная с Нур­ла­ном Кап­па­ро­вым и ита­льян­ским Eni. Затем при­шла оче­редь мест­но­го под­раз­де­ле­ния АО «Казах­стан Темир Жолы», сер­вис­ных ком­па­ний «Бур­гы­лау» и «Жон­деу».

При­ме­ча­тель­но, что основ­ны­ми застрель­щи­ка­ми заба­сто­вок и в этот раз ста­ли акти­ви­сты проф­со­ю­зов. Если сей­час на ТОО «Жон­деу» работ­ни­ки тре­бу­ют уволь­не­ния гене­раль­но­го дирек­то­ра Икла­са Шан­гре­ева, то в 2008—2009 годах он в каче­стве руко­во­ди­те­ля проф­со­ю­за сам воз­глав­лял заба­стов­ки и выдви­гал тре­бо­ва­ния к рабо­то­да­те­лям.

Неболь­шая предыс­то­рия

В про­шлом году юрист Кара­жан­бас­му­ная — казах­стан­ско-китай­ско­го СП — Ната­лья Соко­ло­ва была уво­ле­на до исте­че­ния сро­ка тру­до­во­го дого­во­ра. Тогда ей не выпла­ти­ли пола­га­ю­щу­ю­ся ком­пен­са­цию в раз­ме­ре годо­во­го окла­да, кото­рая преду­смот­ре­на в инди­ви­ду­аль­ном тру­до­вом дого­во­ре в раз­ме­ре Т86 млн.

В самом нача­ле рабо­ты в СП Ната­лья Соко­ло­ва про­яви­ла себя неза­у­ряд­ным спе­ци­а­ли­стом: юрист отби­ла ата­ки на ино­стран­но­го мене­дже­ра, на кото­ро­го хоте­ли пове­сить хище­ние $5 млн, а затем спас­ла от депор­та­ции китай­ско­го мене­дже­ра ком­па­нии. Все это про­ис­хо­ди­ло в усло­ви­ях жест­ко­го дав­ле­ния мест­ных орга­нов вла­сти и сило­вых струк­тур. Прак­ти­че­ски в оди­ноч­ку она обыг­ра­ла казах­стан­ские власт­ные структуры.

Немно­гие зна­ют, что Соко­ло­вой пору­чи­ли раз­ра­бо­тать схе­му «поли­ти­ки опла­ты тру­да» для работ­ни­ков Кара­жан­бас­му­ная. Она про­ве­ри­ла юри­ди­че­скую базу по опла­те тру­да и предо­ста­ви­ла про­ект на рас­смот­ре­ние в выше­сто­я­щую инстан­цию. Как пишут в ряде изда­ний, «про­ект вызвал пани­ку у руко­вод­ства РД КМГ, так как Н. Соко­ло­ва обна­ру­жи­ла боль­шое коли­че­ство ста­тей из Тру­до­во­го кодек­са РК, по кото­ро­му опла­ты не про­из­во­ди­лись или были опла­че­ны не в пол­ном объ­е­ме». Спу­стя неко­то­рое вре­мя на Ната­лью Соко­ло­ву и ее супру­га было совер­ше­но напа­де­ние. Как все­гда у нас быва­ет, напа­дав­ших не нашли…

Затем по ини­ци­а­ти­ве гла­вы проф­со­ю­за Кара­жан­бас­му­ная Ербо­сы­на Косар­ха­но­ва Соко­ло­ва была назна­че­на юри­стом проф­со­ю­за, и тут она не ста­ла мол­чать и обна­ро­до­ва­ла име­ю­щи­е­ся у нее фак­ты невы­плат и недо­плат при­чи­та­ю­ще­го­ся работ­ни­кам ком­па­нии. В то же вре­мя, по сло­вам заба­стов­щи­ков, Е. Косар­ха­нов не смог отчи­тать­ся за Т32 млн  из проф­со­юз­ной кас­сы и поте­рял дове­рие кол­лек­ти­ва, но тем не менее отка­зал­ся отда­вать печать и учре­ди­тель­ные доку­мен­ты профсоюза.

Имен­но с это­го момен­та и нача­лись заба­стов­ки, кото­рые длят­ся до сих пор. Ведь пер­вым тре­бо­ва­ни­ем заба­стов­щи­ков было — вер­нуть учре­ди­тель­ные доку­мен­ты и печать проф­со­ю­за. После того, как ком­па­ния вста­ла на сто­ро­ну Косар­ха­но­ва, тре­бо­ва­ния кол­лек­ти­ва к рабо­то­да­те­лю нача­ли рас­ти и мно­жить­ся, что в ито­ге при­ве­ло к нынеш­не­му противостоянию.

Выжжен­ный город

В Жана­о­зене, рас­счи­тан­ном на 60 тыс. жите­лей, сей­час, по све­де­ни­ям мест­ных вла­стей, про­жи­ва­ет 110—120 тыс. чело­век. Дере­вьев прак­ти­че­ски нет, дру­гой рас­ти­тель­но­стью тоже не пах­нет. Усло­вия рабо­ты неф­тя­ни­ков не самые луч­шие. Паля­щий зной летом, про­ни­зы­ва­ю­щий ветер зимой, всю­ду толь­ко нефть, испа­ре­ния и запах газа. Да и в горо­де, выжжен­ном солн­цем, прак­ти­че­ски нет дру­гой рабо­ты. С момен­та объ­яв­ле­ния про­грам­мы пере­се­ле­ния орал­ма­нов сюда потя­ну­лись люди из окрест­ных аулов, удво­ив насе­ле­ние горо­да за корот­кий срок.

Мало­ком­форт­ные усло­вия про­жи­ва­ния, частые отклю­че­ния элек­тро­энер­гии, хро­ни­че­ская нехват­ка воды в горо­де —  все это мог­ли ком­пен­си­ро­вать толь­ко высо­кие зара­бот­ки. В неф­тя­ных ком­па­ни­ях рабо­та­ют ино­гда 2—3 чело­ве­ка в семье. В неф­тян­ке рабо­та­ют 18 тысяч  насе­ле­ния горо­да, а с уче­том коэф­фи­ци­ен­та семей­но­сти — 5. Так или ина­че бла­го­со­сто­я­ние 85 тысяч жите­лей горо­да зави­сит от неф­те­до­бы­чи. Это вид­но и по мест­но­му кол­ле­джу, кото­рый гото­вит глав­ным обра­зом неф­тя­ни­ков, а не агро­но­мов. Может, поэто­му в реги­оне мало дере­вьев и мно­го буро­вых вышек. Хоть и заме­ры дози­мет­ра не пока­зы­ва­ют пуга­ю­щих вели­чин, жите­ли реги­о­на жалу­ют­ся на повы­шен­ный уро­вень радиации.

Боль­шая раз­ни­ца сред­не­го­до­вых тем­пе­ра­тур летом и зимой ска­зы­ва­ет­ся и на харак­те­ре людей: труд­но быть мяг­ким, когда летом солн­це пла­вит асфальт, а зимой ветер сду­ва­ет с ног. Нель­зя ски­ды­вать со сче­тов и отда­лен­ность реги­о­на от Аста­ны: цен­траль­ным орга­нам вла­сти тут дове­ря­ют мало, счи­тая, что сто­ли­ца заби­ра­ет все неф­те­дол­ла­ры, ниче­го не остав­ляя на раз­ви­тие мест­ной инфраструктуры.

При­знать­ся, мало тут и при­вер­жен­цев экс­тре­мист­ских тече­ний исла­ма. Это свя­за­но с тем, что боль­шин­ство мест­ных свя­тых, чьи гроб­ни­цы рас­се­я­ны по всей обла­сти, испо­ве­до­ва­ли более мяг­кое тече­ние — суфизм. В экс­тре­ми­сты тут глав­ным обра­зом рекру­ти­ру­ют тех, кто разо­ча­ро­вал­ся в госу­дар­стве и ищет уте­ше­ния в малень­кой общине еди­но­мыш­лен­ни­ков, заду­мав­ших добить­ся сво­е­го виде­ния справедливости.

Кста­ти, при сред­ней зар­пла­те неф­тя­ни­ка в 150—200 тысяч, не счи­тая «хок­ке­и­стов», как назы­ва­ют здесь убор­щиц, цены на про­до­воль­ствие на база­ре Жана­о­зе­ня высо­кие — на уровне Алма­ты. При­ме­ча­тель­но, что в день зар­пла­ты неф­тя­ни­ков про­дав­цы на мест­ном база­ре друж­но под­ни­ма­ют цены на 100—200 тен­ге и опус­ка­ют через неде­лю-дру­гую. По-мое­му, тут никто не пытал­ся кон­тро­ли­ро­вать цены или басто­вать про­тив повы­ше­ния цен.

Спло­чен­ные недо­воль­ством и кли­ма­том

Имен­но в таких усло­ви­ях рабо­та­ют мест­ные жите­ли, добы­вая солид­ную долю рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та. Суро­вые кли­ма­ти­че­ские усло­вия вос­пи­ты­ва­ют суро­вых людей, кото­рые очень живо реа­ги­ру­ют на любое про­яв­ле­ние неспра­вед­ли­во­сти. Спло­чен­ность мест­ных жите­лей и не сни­лась круп­ным горо­дам Казах­ста­на. Поэто­му любые заба­стов­ки, начав­шись на одном пред­при­я­тии, неза­мед­ли­тель­но пере­ки­ды­ва­ют­ся на дру­гие, где рабо­та­ют род­ствен­ни­ки, дру­зья и зна­ко­мые застрельщиков.

Вполне объ­яс­ни­мо, что и мест­ные груп­пы вли­я­ния — это люди, вырос­шие в этом кли­ма­те, зна­ю­щие и любя­щие свой суро­вый край. Неко­то­рые из них име­ют свою долю в неле­галь­ной добы­че неф­ти или вла­де­ют акци­я­ми мест­ных неф­тя­ных ком­па­ний. Со слов заба­стов­щи­ков мы узна­ли, что ряд высо­ко­по­став­лен­ных мене­дже­ров неф­тя­ных ком­па­ний пре­крас­но ладят с орга­ни­зо­ван­ны­ми пре­ступ­ны­ми груп­пи­ров­ка­ми. Вме­сте они заво­зят обо­ру­до­ва­ние, пере­ра­ба­ты­ва­ют кра­ден­ную нефть и реа­ли­зу­ют бен­зин на под­кон­троль­ных заправках.

Ярким при­ме­ром слу­жит исто­рия назна­че­ния и отстав­ки аки­ма Актау Вик­то­ра Коха, кста­ти, чужа­ка — уро­жен­ца Аты­рау. Со слов мест­ных жите­лей, после назна­че­ния Кох жил в слу­жеб­ном каби­не­те целый месяц и гото­вил план раз­ви­тия горо­да. Одна­ко ряд лиц, недо­воль­ных его назна­че­ни­ем — из мест­ных элит — при­вез­ли в город око­ло сот­ни жите­лей из близ­ле­жа­щих насе­лен­ных пунк­тов и орга­ни­зо­ва­ли бес­по­ряд­ки, кото­рые были подав­ле­ны поли­ци­ей. В. Кох ушел в отстав­ку, а мест­ные кла­ны поти­ра­ли руки.

Неко­то­рые собе­сед­ни­ки Каз­ТАГ в реги­оне уве­ре­ны, что акции про­те­ста и заба­стов­ки на фоне готов­но­сти рабо­чих бороть­ся за свои пра­ва были спро­во­ци­ро­ва­ны мест­ны­ми кла­на­ми, кото­рые счи­та­ют, что реги­о­ном дол­жен управ­лять мест­ный уро­же­нец. Назы­ва­ют фами­лии двух пре­тен­ден­тов, кото­рые уже при­ме­ря­ют крес­ло руко­во­ди­те­ля неф­те­до­бы­ва­ю­ще­го региона.

Цуг­ц­ванг по-ман­ги­ста­ус­ки

Сей­час Ната­лья Соко­ло­ва нахо­дит­ся в заклю­че­нии по обви­не­нию в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни. Задер­жа­ли и дру­го­го лиде­ра стач­ки — Акжа­на­та Ами­но­ва. Одна­ко, заба­стов­щи­ки не лиши­лись лиде­ра: их вир­ту­аль­ным вожа­ком в одно­ча­сье стал Мух­тар Абля­зов. Если с Ната­льей Соко­ло­вой у заба­стов­щи­ков были труд­но­вы­пол­ни­мые, но реаль­ные тре­бо­ва­ния, то в слу­чае с Абля­зо­вым — тре­бо­ва­ния обре­ли харак­тер клас­со­вой борь­бы на меж­ду­на­род­ном уровне. В Жана­о­зене уже появ­ля­ют­ся листов­ки с его воз­зва­ни­ем к неф­тя­ни­кам. Он при­зы­ва­ет неф­тя­ни­ков не сда­вать­ся, про­дол­жать заба­стов­ку, что­бы окон­ча­тель­но сло­мать рабо­то­да­те­ля, раз­ру­шить режим и т.д. На фоне кра­соч­ных про­кла­ма­ций  Абля­зо­ва, обра­ще­ния руко­вод­ства Каз­Му­най­Газ выгля­дят бледновато.

Инте­рес­но, что в Жана­о­зене мало кто смот­рит рес­пуб­ли­кан­ские теле­ка­на­лы и чита­ет цен­траль­ные газе­ты. Тут попу­ляр­ны спут­ни­ко­вый теле­ка­нал K+ и газе­та «Рес­пуб­ли­ка». Рес­пуб­ли­кан­ские СМИ, по мне­нию мест­ных жите­лей, игно­ри­ру­ют инфор­ма­цию о заба­стов­ках и поэто­му не заслу­жи­ва­ют их доверия.

По послед­ним дан­ным, заба­стов­щи­ки пере­ме­сти­лись на цен­траль­ную пло­щадь Жана­о­зе­на и пыта­ют­ся добить­ся встре­чи с аки­мом горо­да, руко­вод­ством РД КМГ и дру­ги­ми долж­ност­ны­ми лица­ми. По раз­ной инфор­ма­ции, их сей­час от 1 тыся­чи,  по дан­ным «Раз­вед­ка Добы­ча Каз­Му­най­Газ», и до 3 тысяч, по инфор­ма­ции заба­стов­щи­ков.
Ситу­а­ция тупи­ко­вая. По зако­ну аки­мат обла­сти не впра­ве вме­ши­вать­ся в тру­до­вой спор меж­ду проф­со­юз­ны­ми акти­ви­ста­ми и рабо­то­да­те­лем в лице наци­о­наль­ной неф­тя­ной ком­па­нии Казах­ста­на. Аким Ман­ги­ста­уской обла­сти Крым­бек Кушер­ба­ев готов решить вопро­сы путем пере­го­во­ров, одна­ко, с одной сто­ро­ны, у него инте­рес в ста­биль­ной добы­че на место­рож­де­ни­ях, с дру­гой сто­ро­ны, поли­ти­зи­ро­ван­ные и ради­каль­ные тре­бо­ва­ния рабо­чих, кото­рых под­зу­жи­ва­ет не менее силь­ные игро­ки — мест­ные кла­ны и группировки.

Сей­час есть три выхо­да из сло­жив­шей­ся ситуации:

Пер­вое. Выпла­тить все день­ги, кото­рые тре­бу­ют рабо­чие, а это, по неко­то­рым дан­ным, не менее $2 млрд., что при­ве­дет к колос­саль­ным убыт­кам и банк­рот­ству ком­па­нии. Вто­рое. Пода­вить выступ­ле­ния силой, что чре­ва­то кро­во­про­ли­ти­ем и даль­ней­шим нака­лом стра­стей. Мож­но, конеч­но, уво­лить всех басту­ю­щих и попы­тать­ся набрать из мест­ных новых рабо­чих. Но это может при­ве­сти к акци­ям бли­жай­шей осе­нью или вес­ной. Тре­тий вари­ант — это пере­го­во­ры и компромиссы…

Источ­ник: Каз­ТАГ

Read more here:
Жана­о­зен: котел недо­воль­ства или интри­ги мест­ных элит

архивные статьи по теме

Важная торговая сделка ЕС с Китаем заморожена. Среди причин — политика Пекина в Синьцзяне

Editor

Присяжных удалили для блага Курамшина

ЕЛБАСЫ, КОНСТИТУЦИЯ ЖӘНЕ ПРЕЗИДЕНТ немесе Қазақстанда қос билік орын алды ма?

Editor