fbpx

ЕАЭС: пять лет между торговыми войнами и санкциями

Пре­зи­ден­ты Рос­сии, Казах­ста­на, Бела­ру­си, Кир­ги­зии и Арме­нии собе­рут­ся в пере­име­но­ван­ной сто­ли­це Казах­ста­на — Нур-Сул­тане — на засе­да­нии Выс­ше­го Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сове­та 29 мая. Гла­вы госу­дарств отме­тят пяти­лет­нюю годов­щи­ну созда­ния Евразий­ско­го эко­но­ми­че­ско­го сою­за (ЕАЭС) и обсу­дят резуль­та­ты, достиг­ну­тые инте­гра­ци­он­ным объ­еди­не­ни­ем за это вре­мя. Экс­пер­ты ста­вят под сомне­ние эффек­тив­ность рабо­ты сою­за в нынеш­нем виде и в теку­щих реа­ли­ях, объ­яс­няя это как внут­рен­ни­ми, так и внеш­ни­ми фак­то­ра­ми.

Торговая статистика ЕАЭСпять лет назад было лучше

Точ­кой отсче­та в исто­рии ЕАЭС при­ня­то счи­тать 29 мая 2014 года, посколь­ку в этот день пре­зи­ден­ты Рос­сии, Бела­ру­си и Казах­ста­на под­пи­са­ли дого­вор о созда­нии сою­за. Таким обра­зом пла­ни­ро­ва­лось выве­сти на новый, более глу­бо­кий уро­вень евразий­скую инте­гра­цию, идея кото­рой воз­ник­ла два­дца­тью года­ми ранее и была вопло­ще­на к 2014 году в Тамо­жен­ный союз и Еди­ное эко­но­ми­че­ское про­стран­ство. В том же году к ЕАЭС при­со­еди­ни­лись Арме­ния и Кир­ги­зия. С тех пор состав стран-участ­ниц сою­за не рас­ши­рил­ся.

Не уда­лось нарас­тить и объ­е­мы тор­гов­ли — как внут­рен­ней, так и внеш­ней. Сра­зу после созда­ния ЕАЭС его това­ро­обо­рот на обо­их направ­ле­ни­ях рух­нул: внут­ри сою­за на чет­верть, с тре­тьи­ми стра­на­ми — на треть. Виной тому ста­ла новая вол­на кри­зи­са и санк­ци­он­ная вой­на Рос­сии и Запа­да. Так, соглас­но офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке, если в 2014 году внеш­ний тор­го­вый обо­рот ЕАЭС состав­лял 868,5 млрд дол­ла­ров, то по ито­гам 2015 года он сокра­тил­ся до 579,5 млрд. В 2018 году пока­за­тель соста­вил 753,4 млрд дол­ла­ров. Пока­за­те­ли по внут­рен­не­му обо­ро­ту пока так­же не дотя­ги­ва­ют до “досо­юз­но­го” пери­о­да: в 2014 году было 61,2 млрд дол­ла­ров, в 2015‑м — 45,4 млрд, в про­шлом году — 59,7 млрд.

Трудности и достижения ЕАЭС

Основ­ны­ми посту­ла­та­ми ЕАЭС явля­ет­ся сво­бо­да пере­ме­ще­ния това­ров, услуг, капи­та­ла и рабо­чей силы. По пер­вым двум кате­го­ри­ям, по сло­вам экс­пер­тов, пози­тив­ные изме­не­ния есть. Так, одним из дости­же­ний пяти­ле­тия, по обще­му при­зна­нию, явля­ет­ся Тамо­жен­ный кодекс, всту­пив­ший в силу в 2018 году. “Он закреп­ля­ет при­о­ри­тет элек­трон­но­го тамо­жен­но­го декла­ри­ро­ва­ния, дает воз­мож­ность совер­ше­ния тамо­жен­ных опе­ра­ций без уча­стия тамо­жен­ных лиц, поз­во­ля­ет сокра­тить сро­ки выпус­ка това­ров до четы­рех часов”, — объ­яс­ня­ет доцент кафед­ры эко­но­ми­ки и финан­сов факуль­те­та эко­но­ми­че­ских и соци­аль­ных наук (ФЭСН) РАН­ХиГС Али­сен Али­се­нов.

Тем не менее, на рын­ках това­ров и услуг сохра­ня­ют­ся нета­риф­ные пре­пят­ствия — так назы­ва­е­мые барье­ры, изъ­я­тия и огра­ни­че­ния. “По состо­я­нию на 1 мая 2019 года на внут­рен­нем рын­ке ЕАЭС насчи­ты­ва­лось 71 пре­пят­ствие, в том чис­ле 16 барье­ров, 38 огра­ни­че­ний и 17 изъ­я­тий. Вопрос реша­ет­ся, но не так эффек­тив­но, как хоте­лось бы”, — отме­ча­ет Али­се­нов.

Так­же, по его сло­вам, есть про­бле­мы с пере­то­ком тру­да и капи­та­ла: “В вопро­сах мигра­ции рабо­чей силы наблю­да­ет­ся суще­ствен­ный пере­кос. РФ явля­ет­ся стра­ной при­ни­ма­ю­щей, Казах­стан и при­ни­ма­ет, и экс­пор­ти­ру­ет. Кир­ги­зия и Арме­ния ори­ен­ти­ро­ва­ны исклю­чи­тель­но на экс­порт. Для Рос­сии в этом плане поло­жи­тель­но­го эффек­та нет: реги­о­ны, испы­ты­ва­ю­щие дефи­цит рабо­чей силы, про­дол­жа­ют его испы­ты­вать, а в реги­о­нах с повы­шен­ной кон­цен­тра­ци­ей рабо­чей силы про­ис­хо­дит еще боль­шее пере­на­сы­ще­ние рын­ка тру­да”. Крайне сла­бо обес­пе­чи­ва­ет­ся и сво­бод­ное пере­ме­ще­ние капи­та­ла, что, по мне­нию Али­се­но­ва, во мно­гом объ­яс­ня­ет­ся высо­кой долей госу­дар­ства в эко­но­ми­ке стран.

Торговые войны и влияние санкций

Авто­ри­тар­ный харак­тер эко­но­ми­ки основ­ных стран-участ­ниц сою­за, а так­же страх поте­ри суве­ре­ни­те­та при­во­дят к тре­ни­ям внут­ри объ­еди­не­ния. “Если эко­но­ми­че­ское обра­зо­ва­ние созда­ет­ся, а поли­ти­че­ско­го сотруд­ни­че­ства не выхо­дит, эко­но­ми­че­ская часть про­ек­та ока­зы­ва­ет­ся в кри­зи­се. Это слу­чай ЕАЭС”, — заявил DW руко­во­ди­тель Цен­тра полит­эко­но­ми­че­ских иссле­до­ва­ний Васи­лий Кол­та­шов. По его мне­нию, не в поль­зу сою­за сыг­ра­ли запад­ные санк­ции и обостре­ние отно­ше­ний Рос­сии и Запа­да: “Запад стал выстра­и­вать более тес­ные отно­ше­ния с Бела­русью и Казах­ста­ном. Рос­сия ста­ла про­во­дить более жест­кую поли­ти­ку в отно­ше­нии това­ров из ЕС; появи­лась кон­тра­бан­да”.

Экс­перт International Analytical News Agency и ген­ди­рек­тор Wagner&Experts Бене­дикт Ваг­нер согла­сен с тем, что санк­ции вби­ли клин в отно­ше­ния парт­не­ров по сою­зу. Так­же, по его сло­вам, нега­тив­ную роль сыг­ра­ла деваль­ва­ция руб­ля: “Парт­не­рам не понра­вил­ся поток поде­ше­вев­ших рос­сий­ских това­ров на их рынок. Казах­ские про­из­во­ди­те­ли, напри­мер, силь­но постра­да­ли”.

Из-за недо­ста­точ­ной гар­мо­ни­за­ции нало­го­вых систем так­же воз­ни­ка­ет зна­чи­тель­ное поле для вво­за неле­галь­ной подак­циз­ной про­дук­ции. Став­ки акци­зов в Рос­сии одни из самых высо­ких в ЕАЭС, и с каж­дым годом они рас­тут. В ито­ге цены на табач­ную про­дук­цию в Рос­сии в два-три раза выше, чем в дру­гих стра­нах ЕАЭС. “Это при­во­дит к при­то­ку в Рос­сию неле­галь­но вве­зен­ных това­ров. Раз­об­щен­ность мер нало­го­во­го регу­ли­ро­ва­ния гово­рит о том, что декла­ри­ру­ют­ся одни цели, а на деле про­ис­хо­дит ина­че”, — счи­та­ет Али­сен Али­се­нов.

ЕАЭС остается резервной площадкой

По мне­нию экс­пер­тов, вли­я­ние инте­гра­ции на наци­о­наль­ные эко­но­ми­ки в нынеш­них гео­по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских усло­ви­ях доволь­но спор­ное. Как гово­рит Бене­дикт Ваг­нер, “член­ство в ЕАЭС для стран на пери­фе­рии СНГ несколь­ко ослож­ня­ет дол­го­сроч­ное раз­ви­тие сотруд­ни­че­ства с раз­ви­ты­ми стра­на­ми. Сле­до­ва­ло бы создать усло­вия сво­бод­ной тор­гов­ли с парт­не­ра­ми в ЕАЭС и одно­вре­мен­но с раз­ви­ты­ми стра­на­ми за его пре­де­ла­ми. В этой ситу­а­ции ЕАЭС имел бы боль­ше смыс­ла, так как он изна­чаль­но не был рас­счи­тан на теку­щую гео­по­ли­ти­че­скую обста­нов­ку”.

Несмот­ря на то, что, соглас­но одно­му из замыс­лов сою­за, он дол­жен помо­гать сво­им чле­нам бла­го­да­ря вза­им­ной тор­гов­ле выдер­жи­вать гло­баль­ную кон­ку­рен­цию, при­о­ри­тет­ны­ми направ­ле­ни­я­ми для сотруд­ни­че­ства у участ­ниц ЕАЭС оста­ют­ся стра­ны Запа­да. “Сфор­ми­ро­ва­лась опре­де­лен­ная пара­диг­ма мыш­ле­ния наци­о­наль­ных элит, кото­рые исполь­зу­ют воз­мож­но­сти ЕАЭС исклю­чи­тель­но как резерв­ной пло­щад­ки, если не нахо­дят доста­точ­ной под­держ­ки на Запа­де. Это вид­но и на при­ме­ре Казах­ста­на, и на при­ме­ре Бела­ру­си. Все попыт­ки дого­во­рить­ся о созда­нии еди­ной валю­ты тер­пят крах. Про­ти­во­ре­чия толь­ко уси­ли­ва­ют­ся”, — заклю­чил доцент РАН­ХиГС. 

Ори­ги­нал ста­тьи: Deutsche Welle: DW.COM Kasachstan