-9 C
Астана
27 февраля, 2024
Image default

Драма Путина

За что сей­час борет­ся Вла­ди­мир Путин? За власть? Конеч­но. За день­ги? Не без это­го. За воз­мож­ность кон­вер­ти­ро­вать власть в день­ги? Это уже есть. Но, похо­же, самое глав­ное для него сей­час, по про­ше­ствии 11-ти с лиш­ним лет во вла­сти — это про­бле­ма лич­ной без­опас­но­сти.
Подроб­но­сти читай­те на http://clck.ru/DRrI
 

Автор: Андрей ИЛЛАРИОНОВ

При­ме­ры Сад­да­ма Хусей­на, Бен Али, Хос­ни Муба­ра­ка, Муа­ма­ра Кад­да­фи нагляд­но про­де­мон­стри­ро­ва­ли, что неза­ви­си­мо от того, сколь­ко у лиде­ра авто­ри­тар­но­го режи­ма пол­ков, отда­ет ли авто­крат им при­каз стре­лять в свой народ и насколь­ко хоро­шо они стре­ля­ют, в конеч­ном сче­те может слу­чить­ся как мы видим в послед­нее вре­мя, доста­точ­но часто так и слу­ча­ет­ся), что власть авто­кра­та не веч­на, что власть мож­но и поте­рять. При утра­те вла­сти авто­ри­тар­ный лидер может поте­рять как мини­мум сво­бо­ду, а ино­гда и жизнь. И это осо­зна­ние того, что риск поте­ри вла­сти сопря­жен с поте­рей не толь­ко мате­ри­аль­но­го бла­го­по­лу­чия, но и лич­ной сво­бо­ды и даже самой жиз­ни, усу­губ­ля­ет внут­рен­нее пси­хо­ло­ги­че­ское дав­ле­ние и застав­ля­ет его при­ни­мать реше­ния, какие в дру­гих обсто­я­тель­ствах вряд ли бы принимались.

Это поис­ти­не дра­ма Пути­на, дра­ма талант­ли­во­го чело­ве­ка, создав­ше­го режим, при кото­ром лик­ви­ди­ро­ва­ны все инсти­ту­ты циви­ли­зо­ван­но­го обще­ства, защи­ща­ю­ще­го в том чис­ле и лич­ную без­опас­ность лиде­ра, закон­чив­ше­го свой срок во власти.

Когда в 2000 году Путин стал пре­зи­ден­том, в стране дей­ство­ва­ли инсти­ту­ты несо­вер­шен­но­го полу­де­мо­кра­ти­че­ско­го обще­ства — они были сла­бы­ми, но они были. Пере­ход от несо­вер­шен­но­го пра­ва полу­де­мо­кра­ти­че­ско­го обще­ства к пра­ву шпа­ны и бан­ди­тов при­вел к тому, что выяс­ни­лось это ясно и само­му Пути­ну), что у него нет пра­во­вых инстру­мен­тов, с помо­щью кото­рых мож­но было защи­тить его само­го. И у него нет людей во вла­сти, кто бы мог его защи­тить. Так, как, напри­мер, сам Путин защи­щал Ель­ци­на. Никто — ни пар­тия, ни дви­же­ние, ни кор­по­ра­ция, ни лич­ные дру­зья у вла­сти, ни тем более Мед­ве­дев ‑не спо­со­бен его защитить.

Никто, кро­ме него самого.

Когда в октяб­ре 2003 года сажа­ли Ходор­ков­ско­го, один весь­ма вли­я­тель­ный, обла­дав­ший огром­ны­ми власт­ны­ми пол­но­мо­чи­я­ми чело­век ска­зал: «Зна­е­те, я не стал им (тем, кто, по его мне­нию, сажал Ходор­ков­ско­го) мешать, я посто­ро­нил­ся». Хотя Путин это и рань­ше знал, но сей­час он осо­бен­но отчет­ли­во это пони­ма­ет, что и Мед­ве­дев при опре­де­лен­ном рас­кла­де тоже может «посто­ро­нить­ся»: воз­мож­но, не будет силь­но спо­соб­ство­вать его устра­не­нию, но и точ­но не будет это­му пре­пят­ство­вать. Не будет мешать дру­гим силам решить «его вопрос» так, как они посчи­та­ют необ­хо­ди­мым. И вот это осо­зна­ние совер­шен­но тупи­ко­вой пер­спек­ти­вы для само­го себя не поз­во­ля­ет Пути­ну уйти от власти.

Сохра­не­ние фор­маль­но­го ста­тус-кво в виде нынеш­не­го тан­де­ма лиша­ет Пути­на воз­мож­но­сти воз­вра­ще­ния к рыча­гам вла­сти через 6 лет. Если он не ста­нет пре­зи­ден­том в 2012 году, то не ста­нет им боль­ше нико­гда. А это озна­ча­ет поте­рю фак­ти­че­ской вла­сти. А вме­сте с ней — и гаран­тии свободы.

Для того что­бы вер­нуть­ся в Кремль, Пути­ну надо моби­ли­зо­вы­вать новые ресур­сы сво­ей под­держ­ки — имен­но этим он и вынуж­ден зани­мать­ся, созда­вая так назы­ва­е­мый Народ­ный фронт. Кото­рый, как он наде­ет­ся, смо­жет обес­пе­чить доста­точ­ное боль­шин­ство в Гос­ду­ме, спо­соб­ное гаран­ти­ро­вать зако­но­да­тель­ное обес­пе­че­ние изме­не­ния госу­дар­ствен­ной кон­струк­ции стра­ны в таком направ­ле­нии, что­бы затем по воз­мож­но­сти боль­ше уже не зани­мать­ся таки­ми веща­ми, как сохра­не­ние себя во вла­сти. Дру­гих опций — в отли­чие, напри­мер, от Мед­ве­де­ва, кото­рый может выжить и за пре­де­ла­ми вла­сти, напри­мер, в каче­стве пре­по­да­ва­те­ля Скол­ко­ва, у Пути­на, похо­же, не осталось.

Это его лич­ная дра­ма. И это тра­ге­дия для страны.

Источ­ник: The New Times

More:
Дра­ма Путина

архивные статьи по теме

Это сладкое слово «свобода»

Молитва во здравие сродни гипнозу?!

Елге ЭКСПО керек пе, тарифтердің арзандауы керек пе?