16 C
Астана
20 июля, 2024
Image default

«Дело Козлова»: Суть бесед суд не волнует

После обе­да 18 сен­тяб­ря в суде Актау про­дол­жи­ли изу­чать веще­ствен­ные дока­за­тель­ства. Парал­лель­но зачи­ты­ва­лись пока­за­ния быв­ших акти­ви­стов неф­тя­ни­ков, кото­рые утвер­жда­ли, что в жана­о­зен­ской тра­ге­дии вино­ва­та оппо­зи­ция. Защи­та лег­ко дока­зы­ва­ла обрат­ное: навер­ное, впер­вые в исто­рии казах­стан­ско­го пра­во­су­дия вещ­до­ком ста­ла ста­тья из обрыв­ка ста­рой газе­ты, слу­чай­но зале­тев­шая в каме­ру СИЗО. 

 

Автор: Рустам ЖАРЫКБАЕВ

 

После обе­ден­но­го пере­ры­ва (о том, что про­ис­хо­ди­ло в зале суда во втор­ник утром, читай­те здесь) в суде зачи­ты­ва­ли пока­за­ния Розы Туле­та­е­вой, одной из лиде­ров заба­стов­щи­ков, осуж­ден­ной на четы­ре лет лише­ния сво­бо­ды. Жен­щи­на нача­ла с того, что басту­ю­щих, ока­зы­ва­ет­ся, не устра­и­ва­ло содер­жа­ние ста­тей в оппо­зи­ци­он­ной прессе.

- 14 декаб­ря мне позво­нил Кара­ша­ев и ска­зал, что в «Рес­пуб­ли­ке» опуб­ли­ко­ва­ли ста­тью про заба­стов­ку, и хотел ее обсу­дить. Басту­ю­щие были недо­воль­ны содер­жа­ни­ем этой ста­тьи, — про­зву­ча­ло в пока­за­ни­ях (их зачи­ты­ва­ли с листа).

Неф­тя­ни­ков обма­ну­ли, как младенцев?!

Потом про­дол­жи­лась «пес­ня», заве­ден­ная на про­цес­се дру­ги­ми неф­тя­ни­ка­ми. По мне­нию Туле­та­е­вой, люди на алане не до кон­ца «пони­ма­ли при­зы­вы» «Алги», а пар­тия, в свою оче­редь, не ока­за­ла ника­кой юри­ди­че­ской помо­щи и попро­сту «вос­поль­зо­ва­лась басту­ю­щи­ми» (прав­да в каких целях, не уточнялось).

- Счи­таю, что на басту­ю­щих, у кото­рых были толь­ко тру­до­вые тре­бо­ва­ния, ока­за­ли отри­ца­тель­ное воз­дей­ствие вся­кие поли­ти­зи­ро­ван­ные струк­ту­ры вро­де «Алги» и ОСДП «Азат», — зачи­та­ли в зале суда мне­ние Тулетаевой.

После таких заяв­ле­ний судья объ­явил пяти­ми­нут­ный пере­рыв. Потом пере­вод­чик нача­ла зачи­ты­вать текст про­то­ко­ла допро­са дру­го­го сви­де­те­ля — Жанар Сак­та­га­но­вой. Она не яви­лась на про­цесс по состо­я­нию здоровья.

Сак­та­га­но­ва рас­ска­за­ла сле­до­ва­те­лям, что за вре­мя заба­стов­ки на цен­траль­ной пло­ща­ди Жана­о­зе­на побы­ва­ли как оппо­зи­ци­о­не­ры, так и пред­ста­ви­те­ли вла­сти, кото­рые гово­ри­ли о неза­кон­но­сти их дей­ствий. Рас­ска­за­ла чеки­стам Жанар Сак­та­га­но­ва и о том, что на алане был свой штаб, в кото­рый вхо­ди­ли Ажга­ли­е­ва, Сак­та­га­нов и дру­гие неф­тя­ни­ки. Сак­та­га­но­ва за вре­мя заба­стов­ки успе­ла побы­вать в Алма­ты и пого­стить у сидя­ще­го теперь на ска­мье под­су­ди­мых Коз­ло­ва. Но осо­бен­ное вни­ма­ние сто­ро­на обви­не­ния, похо­же, хоте­ла обра­тить на пока­за­ния сви­де­те­ля в части листо­вок, изу­чен­ных в суде до обеда.

- Ами­ро­ва объ­яс­ни­ла, что листов­ки «Бор­цы свя­щен­но­го Ман­ги­стау» и «Под­ни­ми голо­ву, казах» ей при­сла­ли из Алма­ты. Я пред­ло­жи­ла ей уни­что­жить эти листов­ки. Поз­же при­шел Кара­жа­нов и озна­ко­мил­ся с эти­ми листов­ка­ми. Из Алма­ты при­сы­ла­ли газе­ты «Рес­пуб­ли­ка», «Взгляд», а так­же бро­шю­ры «Ман­кур­стан», — зачи­тал переводчик.

Про­ку­рор про­де­мон­стри­ро­вал залу веще­ствен­ное дока­за­тель­ство: изъ­ятые у Бай­бу­си­но­вой све­де­ния о зара­бот­ной пла­те неф­тя­ни­ков с 1995 по 2010 годы. Доку­мен­ты попа­ли в руки след­ствия 31 мар­та 2012 года. После гособ­ви­ни­тель пока­зал залу обра­ще­ния «Бор­цы свя­щен­но­го Ман­ги­стау» и «Встань с колен, казах» — по два экзем­пля­ра каж­дой. Они были изъ­яты у Тана­та­ра Кали­е­ва. Еще два обра­ще­ния — «Джи­ги­ты, если у вас есть честь» и «В Медине Мухам­мед, в Ман­ги­стау Бекет» были изъ­яты у Сар­бу­ло­ва и при­об­ще­ны к мате­ри­а­лам дела.

Коз­ло­ву отве­ти­ли, но не про то

Про­ку­рор упо­мя­нул копии газет­ных ста­тей, кото­рый так­же счи­та­ют­ся вещ­до­ка­ми по делу, и пере­шел к дру­го­му вопросу.

- Ува­жа­е­мый суд, мы про­ве­ли рас­сле­до­ва­ние по ваше­му пору­че­нию, по заяв­ле­нию Коз­ло­ва. Он заяв­лял, что в отно­ше­нии него, в СИЗО при­ме­ня­ют неза­кон­ные дей­ствия. Вот доку­мент, резуль­тат наше­го рас­сле­до­ва­ния, — бума­гу гособ­ви­ни­тель пере­дал в руки слу­жи­те­ля Феми­ды. Тот при­нял­ся вни­ма­тель­но его изучать.

Тут сло­во взял Вла­ди­мир Козлов.

- Ваша честь, я тоже озна­ко­мил­ся с этим доку­мен­том. Мне отве­ча­ют, что моей жиз­ни и здо­ро­вью ниче­го не угро­жа­ет. Конеч­но, спа­си­бо за это, но я писал, что в СИЗО нахо­дят­ся посто­рон­ние люди, кото­рые до сих пор там. Они ходят по кори­до­ру, загля­ды­ва­ют в каме­ру через гла­зок, и я знаю, что это не работ­ни­ки изо­ля­то­ра. Об этом я писал в жало­бе, и на мое заяв­ле­ние аргу­мен­ти­ро­ван­но­го отве­та не было дано, — заявил политик.

Судья слов Коз­ло­ва слов­но не услы­шал. Он лишь поин­те­ре­со­вал­ся у про­ку­ро­ра, есть ли у того доку­мент, кото­рый был бы адре­со­ван непо­сред­ствен­но суду, пото­му что тот, что он дер­жал в руках, пред­на­зна­чал­ся пред­ста­ви­те­лям уго­лов­но-испол­ни­тель­ной систе­мы. Полу­чив утвер­ди­тель­ный ответ от обви­ни­те­ля, он заявил, что на этом изу­че­ние веще­ствен­ных дока­за­тельств закан­чи­ва­ет­ся и суд при­сту­па­ет к изу­че­нию материалов.

И «Лада» в сти­ле «Рес­пуб­ли­ки»!

Серик Сапар­га­ли попро­сил судью еще раз про­слу­шать запись его раз­го­во­ра и Оте­ке­е­вой. Тот удо­вле­тво­рил хода­тай­ство и объ­явил пяти­ми­нут­ный пере­рыв, что­бы сто­ро­на обви­не­ния мог­ла най­ти соот­вет­ству­ю­щий диск.

Вос­поль­зо­вав­шись момен­том, еще одно хода­тай­ство заявил адво­кат Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва Плу­гов. Он попро­сил суд при­об­щить к мате­ри­а­лам дела еще два веще­ствен­ных дока­за­тель­ства. Пер­вое не совсем обыч­ное. Это обры­вок газе­ты «Лад» от 1 декаб­ря 2011 года, этой газе­той было закле­е­но окно каме­ры Вла­ди­ми­ра Коз­ло­ва. Обры­вок зале­тел в каме­ру во вре­мя пыль­ной бури, на нем весь­ма сим­во­лич­но ока­за­лась ста­тья под назва­ни­ем «Пере­го­во­ров не будет».

- Хочу огла­сить ста­тью, — ска­зал Плу­гов и начал зачи­ты­вать фра­зы, — «пере­го­во­ров не будет, неф­тя­ни­ки разо­ча­ро­ва­ны, при­ми­ри­тель­ная комис­сия ока­за­лась разъ­яс­ни­тель­ной. Три дня в Жана­о­зене, про­хо­ди­ла встре­ча меж­ду басту­ю­щи­ми, рабо­то­да­те­ля­ми и пред­ста­ви­те­ля­ми госу­дар­ствен­ных орга­нов. Напом­ним, что пред­ста­ви­те­ли рабо­чих пред­ло­жи­ли вести про­то­кол собра­ния, но пункт за пунк­том рабо­то­да­те­ли отка­зы­ва­лись удо­вле­тво­рить тре­бо­ва­ния басту­ю­щих. Пред­ста­ви­те­ли басту­ю­щих, в коли­че­стве 10 чело­век, отка­за­лись под­пи­сы­вать окон­ча­тель­ный про­то­кол». Автор этой ста­тьи Игорь Несте­ров, фото­гра­фии при­над­ле­жат Оль­ге Яро­слав­це­вой. Этот вещ­док мы хотим при­об­щить, памя­туя об “одно­бо­ком осве­ще­нии”. Это пока­зы­ва­ет, что обыч­ная газе­та, кото­рая не явля­ет­ся ни “экс­тре­мист­кой” ни “ради­ка­ли­зи­ро­ван­ной” пуб­ли­ко­ва­ла то же самое, что и СМИ упо­мя­ну­тые в обвинении…

Судья тут же решил узнать мне­ния сто­рон. Адво­ка­ты и под­су­ди­мые под­дер­жа­ли мне­ние адво­ка­та, про­ку­ро­ры оста­ви­ли на усмот­ре­ние судьи и недол­го думая, тот решил поло­жи­тель­но. Так кло­чок газет­ной бума­ги  пре­вра­тил­ся в веще­ствен­ное дока­за­тель­ство по пер­во­му в стране поли­ти­че­ско­му делу.

Видео защи­ты — в игнор

Вто­рое хода­тай­ство Алек­сея Плу­го­ва каса­лось пока­за­ния сви­де­те­ля Тал­га­та Сак­та­га­но­ва, кото­рый уже давал пока­за­ния по делу Коз­ло­ва в суде.

- Он неод­но­крат­но заяв­лял, что не понял, зачем ездил в Евро­пу. Гово­рил, что был вве­ден в заблуж­де­ние. Поэто­му мы хода­тай­ству­ем о при­об­ще­нии к делу видео с интер­вью Тала­га­та Сак­та­га­но­ва, кото­рое он дал после при­ез­да из Евро­пы. Там вид­но, что он вполне осо­зна­вал свои дей­ствия, — заявил защитник.

Про­ку­рор тут же возразил:

- Ува­жа­е­мый судья, Тал­гат Сак­та­га­нов гово­рил, что он рас­ка­и­ва­ет­ся в сво­ей поездке.

Но тут воз­ра­зил уже судья, мол, пока­за­ния Сак­та­га­но­ва в дан­ный момент никто не обсуж­да­ет. Судья при­нял­ся выяс­нять мне­ния сто­рон. Адво­ка­ты Айгер­ба­е­ва и Сар­сем­би­на согла­си­лись, Бати­е­ва дала свое согла­сие в том слу­чае, если при­об­ще­ние будет оформ­ле­но в соот­вет­ствии с уго­лов­но-про­цес­су­аль­ным кодек­сом. Под­су­ди­мые при­со­еди­ни­лись к мне­ни­ям сво­их защитников.

Про­ку­ро­ры, как и ожи­да­лось, были про­тив. Плу­гов про­тест пари­ро­вал: сто­ро­на защи­ты име­ет пра­во искать дока­за­тель­ства неви­нов­но­сти под­за­щит­но­го все­ми закон­ны­ми средствами:

- Про­ку­рор даже не видел то видео, о кото­ром мы гово­рим! И еще хочу ска­зать, что с Тал­га­та Сак­та­га­но­ва не сни­ма­ли наруч­ни­ки перед интер­вью. Он гово­рит прав­ду, когда ему выгод­но, а когда невы­год­но, не гово­рит, — выска­зал­ся Плугов.

Но делу это не помог­ло — судья оста­вил вто­рой хода­тай­ство без удо­вле­тво­ре­ния. У Мыр­за­хме­то­ва «вызвал сомне­ние источ­ник, из кото­ро­го было добы­то это интервью».

Читай­те, пере­вод­чик, читайте!

Тут «поспел» диск с раз­го­во­ром Сапар­га­ли с Оте­ке­е­вой. В зале зазву­ча­ли муж­ской и жен­ский голо­са, в раз­го­во­ре Оте­ке­е­ва про­си­ла Сапар­га­ли быть осто­рож­нее с Айжан­гуль Ами­ро­вой, кото­рая «очень пло­хой чело­век» и мог­ла пре­дать «его и Коз­ло­ва». Тут те, сло­ва про Ами­ро­ву для кого ока­за­лись по сути про­ро­че­ски­ми, обра­ти­ли вни­ма­ние суда на непра­виль­ный пере­вод: в рус­ском вари­ан­те сте­но­грам­мы пере­пу­та­ли место­име­ния «он» и «она», отче­го иска­зил­ся весь смысл.

- Без­об­раз­ный пере­вод, — ска­зал Серик Сапаргали.

- Под­су­ди­мый Сапар­га­ли, я же вам ска­зал, что вы може­те свое мне­ние на пре­ни­ях выска­зать, — невоз­му­ти­мо заме­тил судья, слов­но «труд­но­сти пере­во­да» в хра­ме Феми­ды дав­но ста­ли хоро­шим тоном.

Пере­вод­чик про­дол­жил читать с ошибками.

- Вы же види­те, что пере­вод про­сто туф­та, — не уни­мал­ся под­су­ди­мый Сапаргали.

- Сапар­га­ли, пере­вод­чик не вино­ват в том, что так пере­ве­ли, — отве­тил судья, не уточ­няя, кто вино­ват в том, что «так перевели».

В раз­го­вор вме­шал­ся про­ку­рор — он хотел зачи­тать послед­ние пока­за­ния Розы Туле­та­е­вой. Но его пере­бил Серик Сапаргали.

- Ува­жа­е­мый суд, я хочу ска­зать по пока­за­ни­ям Туле­та­е­вой. Там, где она гово­рит о том, что я ей вру­чил лист с оскор­би­тель­ны­ми сло­ва­ми в адрес вла­сти и соби­рал­ся это еще и на видео заснять — это ложь и кле­ве­та. Хочу обра­тить вни­ма­ние суда на сло­ва Оте­ке­е­вой, она гово­рит о двух людях, кото­рых могут убить, если прав­ду о рас­че­тах зара­бот­ной пла­ты узна­ют басту­ю­щие на алане. Туле­та­е­ва в сво­их пока­за­ни­ях в дру­гом месте ска­за­ла, при этом что при­сут­ство­ва­ла Бахыт Туме­но­ва, и яко­бы она тоже это слы­ша­ла. Но Туме­но­ва, давая пока­за­ния здесь, не под­твер­ди­ла это, — ска­зал Серик Сапаргали.

Судья вновь посо­ве­то­вал Сапар­га­ли «все это запи­сать и выска­зать позд­нее», по всей види­мо­сти, во вре­мя прений.

На этом судья объ­явил пере­рыв засе­да­ния до 9 утра 19 сентября.

Read More:
«Дело Коз­ло­ва»: Суть бесед суд не волнует

архивные статьи по теме

Саудабаев с Даригой к выборам готовы

Экс-премьер Казахстана Акежан Кажегельдин: семье Назарбаева придется уйти

Editor

Обжегшись на молоке, Астана дует на воду