15 C
Астана
12 августа, 2022
Image default

ГАЗЕТА — Сталинские «тройки» ни к чему Назарбаеву

 

С таким «руч­ным» пра­во­су­ди­ем, как в Казах­стане, не нуж­ны даже ста­лин­ские «осо­бые сове­ща­ния». В сре­ду ста­ло извест­но, что судья Жана­о­зен­ско­го гор­су­да Досму­хам­бе­то­ва по заяв­ле­нию сле­до­ва­те­ля КНБ Жасуза­ко­ва во втор­ник про­дли­ла Вла­ди­ми­ру Коз­ло­ву срок содер­жа­ния под стра­жей на месяц, до 23 июля. При­чем сде­ла­ла это без уча­стия адво­ка­та поли­ти­ка – защит­ник об этом вооб­ще ниче­го не знал.

 

Автор: Муха­меджан АДИЛОВ

 

Закон, что дышло

Точ­но такое же дей­ство с тем же гру­бей­шим нару­ше­ни­ем зако­на было совер­ше­но и по отно­ше­нию к Сери­ку Сапар­га­ли. Похо­же, чем даль­ше от Алма­ты и Аста­ны, тем мень­ше пра­во­охра­ни­тель­ные и судеб­ные орга­ны оза­бо­че­ны хотя бы фор­маль­ным соблю­де­ни­ем зако­на и выпол­ня­ют ука­за­ния адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та с наи­мень­ши­ми для себя затра­та­ми сил и времени.

Меж­ду тем один этот факт уже сви­де­тель­ству­ет о заказ­ном харак­те­ре пре­сле­до­ва­ния поли­ти­ков, како­вым явля­ет­ся Вла­ди­мир Коз­лов, и акти­ви­стов граж­дан­ско­го обще­ства Сери­ка Сапар­га­ли, Бола­та Ата­ба­е­ва, Жан­бо­ла­та Мамая и дру­гих, твер­до сто­я­щих на пози­ции непри­я­тия назар­ба­ев­ской моде­ли авто­ри­та­риз­ма. А все вме­сте не толь­ко обна­жа­ет глу­би­ну, жест­кость и напря­жен­ность их поли­ти­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния с вла­стя­ми, но и застав­ля­ет сде­лать дале­ко иду­щий вывод: казах­стан­цам защи­тить себя от про­из­во­ла елба­сы и его при­спеш­ни­ков в рам­ках суще­ству­ю­ще­го зако­но­да­тель­ства и зако­но­при­ме­ни­тель­ной прак­ти­ки в прин­ци­пе невозможно.

И это озна­ча­ет, что теперь любой судеб­ный при­го­вор будет не столь­ко реше­ни­ем кон­крет­но­го судьи, кото­рый пре­вра­ща­ет­ся фак­ти­че­ски в дело­про­из­во­ди­те­ля на посыл­ках адми­ни­стра­ции, сколь­ко реше­ни­ем, отра­жа­ю­щим баланс поли­ти­че­ских сил на кон­крет­но-исто­ри­че­ский момент. В том чис­ле сте­пень вни­ма­ния со сто­ро­ны казах­стан­ской и зару­беж­ной обще­ствен­но­сти, прес­сы, пра­во­за­щит­ных организаций.

Так что, похо­же, насту­па­ет пора вспом­нить, как в 50—80‑х годах про­шло­го века по все­му миру про­хо­ди­ли кам­па­нии в под­держ­ку совет­ских дис­си­ден­тов и как их спа­са­ли любы­ми спо­со­ба­ми, в том чис­ле меняя хули­га­на на Луи­са Корвалана.

Дове­рие вышло боком

Дей­ствен­ность прак­ти­ки обме­на под­твер­жда­ет осво­бож­де­ние Ната­льи Соко­ло­вой и Иго­ря Виняв­ско­го, а так­же судеб­ный при­го­вор, выне­сен­ный 4 июня по делу о мас­со­вых бес­по­ряд­ках в Жана­о­зене 16 декаб­ря про­шло­го года. Тот факт, что из 37 чело­век, поса­жен­ных сле­до­ва­те­ля­ми «Коми­те­та назар­ба­ев­ской без­опас­но­сти» и назар­ба­ев­ски­ми же про­ку­ро­ра­ми на ска­мью под­су­ди­мых, реаль­ные сро­ки лише­ния сво­бо­ды полу­чи­ли толь­ко 13 чело­век, а 24 были осво­бож­де­ны в зале суда, сви­де­тель­ству­ет не о пра­во­су­дии, а о том, что Акор­да про­сто побо­я­лась выне­сти более жест­кий вердикт.

Оче­вид­но, что, если бы не отлич­ная рабо­та неза­ви­си­мых адво­ка­тов, тру­до­лю­бие и ответ­ствен­ность жур­на­ли­стов неза­ви­си­мых СМИ, актив­ность наблю­да­те­лей от граж­дан­ско­го обще­ства и, самое глав­ное, муже­ство и стой­кость самих под­су­ди­мых, кото­рые на про­цес­се рас­ска­за­ли прав­ду о том, как из них выби­ва­ли при­зна­тель­ные пока­за­ния, — при­го­вор мог быть куда суро­вее. Одна­ко Акор­да, пони­мая, что за про­цес­сом при­сталь­но сле­дят за рубе­жом, и к тому же опа­са­ясь ново­го эта­па обостре­ния напря­жен­но­сти в Жана­о­зене, не риск­ну­ла поса­дить всех поголовно.

Тогда как на дру­гом резо­нанс­ном судеб­ном про­цес­се по делу быв­ших сотруд­ни­ков «БТА Бан­ка» и ком­па­ний-заем­щи­ков, завер­шив­шем­ся 24 мая т. г. в Алма­ты, при­го­вор был совер­шен­но иным. Напом­ним, что и под­су­ди­мые, и адво­ка­ты в ходе это­го про­цес­са кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­лись раз­го­ва­ри­вать с жур­на­ли­ста­ми. Они боя­лись вни­ма­ния прес­сы и обще­ствен­но­сти, так как рас­счи­ты­ва­ли, что сотруд­ни­че­ство со след­стви­ем даст им облег­че­ние в наказании.

В резуль­та­те из 21 чело­ве­ка на сво­бо­де оста­лись толь­ко чет­ве­ро, а 17 полу­чи­ли сро­ки — не ниже пяти лет лише­ния сво­бо­ды. В чис­ле их ока­за­лись и двое людей, доб­ро­воль­но вер­нув­ших­ся в Казах­стан и пове­рив­ших посу­лам назар­ба­ев­ской Ген­про­ку­ра­ту­ры, что им этот факт будет зачтен, рав­но как и при­зна­тель­ные показания.

Имен­но поэто­му столь важ­но вни­ма­ние казах­стан­ской и зару­беж­ной обще­ствен­но­сти, прес­сы и пра­во­за­щит­ных орга­ни­за­ций к сле­ду­ю­ще­му судеб­но­му про­цес­су в Актау — над теми, кого Акор­да реши­ла обви­нить в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни и на кого хочет пере­ло­жить вину за жана­о­зен­скую трагедию.

Дело будет громким

Напом­ним, что фигу­ран­та­ми по «делу о раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни» про­хо­дят Вла­ди­мир Коз­лов, Серик Сапар­га­ли, Болат Ата­ба­ев и мно­гие дру­гие. Этот судеб­ный про­цесс, ско­рее все­го, нач­нет­ся не рань­ше кон­ца июля это­го года, а воз­мож­но, и поз­же — уже сей­час уго­лов­ное дело пре­вы­ша­ет сот­ню томов, а коли­че­ство допро­шен­ных сви­де­те­лей зашка­ли­ва­ет за тысячу.

Дело это обе­ща­ет быть еще более гром­ким, чем преды­ду­щие. Хотя бы пото­му, что Вла­ди­мир Коз­лов и дру­гие под­су­ди­мые мол­чать не будут, а забить их физи­че­ски и сло­мать мораль­но, как это было сде­ла­но с 37 под­су­ди­мы­ми и мно­ги­ми сви­де­те­ля­ми на пер­вом судеб­ном про­цес­се в Актау, точ­но не удастся.

Кста­ти, по име­ю­щей­ся у нас инфор­ма­ции, с Вла­ди­ми­ром Коз­ло­вым и Сери­ком Сапар­га­ли ника­ких след­ствен­ных дей­ствий не про­из­во­дит­ся. Кро­ме того, сле­до­ва­те­ли КНБ не удо­вле­тво­ри­ли ни одно­го заяв­ле­ния Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча по делу, в том чис­ле его тре­бо­ва­ния вызвать в каче­стве сви­де­те­лей и допро­сить казах­стан­ских чинов­ни­ков выс­ше­го ран­га, кото­рые так или ина­че име­ли отно­ше­ние к жана­о­зен­ской тра­ге­дии или ее комментировали.

Так­же нам сооб­щи­ли, что воз­буж­де­но два новых уго­лов­ных дела. Пер­вое — по части вто­рой ста­тьи 170 Уго­лов­но­го кодек­са РК (той самой, что еще недав­но инкри­ми­ни­ро­ва­лась глав­но­му редак­то­ру «Взгля­да» Иго­рю Виняв­ско­му). Напом­ним, что за «при­зы­вы к насиль­ствен­но­му свер­же­нию или изме­не­нию кон­сти­ту­ци­он­но­го строя либо насиль­ствен­но­му нару­ше­нию един­ства тер­ри­то­рии Рес­пуб­ли­ки Казах­стан», совер­шен­ные с исполь­зо­ва­ни­ем средств мас­со­вой инфор­ма­ции или орга­ни­зо­ван­ной груп­пой, пола­га­ет­ся штраф либо срок от трех до семи лет.

Сре­ди фигу­ран­тов это­го дела нам назва­ли Ами­но­ва и Туле­та­е­ву, полу­чив­ших на пер­вом «жана­о­зен­ском про­цес­се» соот­вет­ствен­но три и семь лет лише­ния сво­бо­ды, а так­же Ажи­га­ли­е­ву, Ерма­гам­бе­то­ва и Тулкебаева.

Вто­рое уго­лов­ное дело воз­буж­де­но по ста­тье 235 УК РК. За «созда­ние и руко­вод­ство орга­ни­зо­ван­ной груп­пой в целях совер­ше­ния одно­го или несколь­ких пре­ступ­ле­ний, а рав­но уча­стие в ней» пола­га­ет­ся: по части пер­вой за созда­ние ОПГ — от 7 до 12 лет лише­ния сво­бо­ды с кон­фис­ка­ци­ей иму­ще­ства; по части вто­рой за уча­стие в ОПГ — от 5 до 10 лет с той же конфискацией.

По это­му делу обви­ня­е­мы­ми пока про­хо­дят те же Ами­нов, Туле­та­е­ва, Ажи­га­ли­е­ва, Сак­та­га­нов, Кара­ша­ев, Утки­лов, Чала­ев, Ома­ров, Буран­ба­ев, Ерма­гам­бе­тов, Тур­сун­бай. К сожа­ле­нию, посколь­ку инфор­ма­ция полу­че­на нами по неофи­ци­аль­ным кана­лам, этот спи­сок обви­ня­е­мых может быть не совсем вер­ным и неполным.

Кста­ти, обра­тим вни­ма­ние, в обо­их новых уго­лов­ных делах спис­ки фигу­ран­тов закан­чи­ва­ют­ся сло­вом «дру­гие». Оче­вид­но, что сре­ди этих дру­гих ока­жут­ся и Вла­ди­мир Коз­лов, и Серик Сапар­га­ли, и Болат Ата­ба­ев. Таким обра­зом, будут объ­еди­не­ны в один судеб­ный про­цесс и «раз­жи­га­ние соци­аль­ной роз­ни», и «при­зы­вы к насиль­ствен­но­му свер­же­нию госу­дар­ствен­ной вла­сти», и все это умно­же­но на «дей­ствия в соста­ве ОПГ».

Надо отме­тить так­же, что сле­до­ва­те­ли КНБ дей­ству­ют в тра­ди­ци­он­ной для себя тех­ни­ке — они «рас­ка­лы­ва­ют» обви­ня­е­мых, пред­ла­гая им давать пока­за­ния на себя и дру­гих в обмен на сотруд­ни­че­ство и пере­вод в сви­де­те­ли по 65‑й ста­тье. Ино­гда они доби­ва­ют­ся успе­ха — люди им верят (хотя после дела БТА, может, эта вера уже изряд­но умень­шит­ся). В  част­но­сти, по «делу о раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни», по нашей инфор­ма­ции, на сво­бо­ду уже вышли трое: Айман Онгар­ба­е­ва, Естай Кара­ша­ев и Аскар Искендиров.

Исто­ри­че­ский римейк

Так что впе­ре­ди нас ждет казах­стан­ский ремейк зна­ме­ни­то­го Лейп­циг­ско­го судеб­но­го про­цес­са по делу о под­жо­ге Рейхс­та­га. Кто не пом­нит: 30 янва­ря 1933 года Адольф Гит­лер, буду­щий фюрер, то есть лидер немец­кой нации, стал гла­вой коа­ли­ци­он­но­го пра­ви­тель­ства и канцлером.

Что­бы пода­вить сво­их поли­ти­че­ских оппо­нен­тов из чис­ла ком­му­ни­стов и соци­ал-демо­кра­тов, под­руч­ный Гит­ле­ра Гер­ман Геринг орга­ни­зо­вал под­жог зда­ния пар­ла­мен­та, а вину за это немец­кие вла­сти воз­ло­жи­ли на неко­е­го Мари­ну­са ван дер Люб­бе, гол­ланд­ца, быв­ше­го ком­му­ни­ста. Гит­лер заявил, что под­жог рейхс­та­га совер­ши­ли ком­му­ни­сты и это был сиг­нал для нача­ла ком­му­ни­сти­че­ско­го переворота.

28 фев­ра­ля 1933 года был издан чрез­вы­чай­ный декрет «О защи­те наро­да и госу­дар­ства», под­пи­сан­ный пре­зи­ден­том Гер­ма­нии Гин­ден­бур­гом, отме­няв­ший сво­бо­ду лич­но­сти, собра­ний, сою­зов, сло­ва, печа­ти и огра­ни­чи­вав­ший тай­ну пере­пис­ки и непри­кос­но­вен­ность част­ной соб­ствен­но­сти. Была запре­ще­на Ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия Гер­ма­нии, и в тече­ние несколь­ких дней про­шли аре­сты, в том чис­ле депу­та­тов рейхстага.

Напом­ним так­же, что в под­жо­ге рейхс­та­га поми­мо ван дер Люб­бе был обви­нен извест­ный бол­гар­ский ком­му­нист Геор­гий Димит­ров. Он смог пре­вра­тить ска­мью под­су­ди­мых в три­бу­ну, с кото­рой раз­об­ла­чил пре­ступ­ные дея­ния Гит­ле­ра и его подручных.

Понят­но, что в отли­чие от Гит­ле­ра у Назар­ба­е­ва зада­чи дру­гие — не захва­тить власть, а удер­жать ее. Но сами мето­ды поли­ти­че­ско­го репрес­си­ро­ва­ния и подав­ле­ния у всех дик­та­то­ров схо­жие. Более того, то, что слу­чи­лось в Жана­о­зене, если сде­лать поправ­ку на вре­мя, место и обсто­я­тель­ства, по тех­но­ло­гии поли­ти­че­ской реа­ли­за­ции сов­па­да­ет с «делом рейхс­та­га» на 100 процентов.

Суди­те сами: про­во­ка­ция вла­стей, обви­не­ние в совер­ше­нии уго­лов­но­го пре­ступ­ле­ния мно­же­ства лиц, сре­ди кото­рых есть и дей­стви­тель­ные винов­ные, но боль­шин­ство поса­же­но на ска­мью под­су­ди­мых по поли­ти­че­ским моти­вам, непра­во­суд­ный, поли­ти­че­ски моти­ви­ро­ван­ный при­го­вор, осно­ван­ный на само­ого­во­рах и выби­тых пыт­ка­ми при­зна­ни­ях. Плюс исполь­зо­ва­ние это­го судеб­но­го про­цес­са и при­го­во­ра для уни­что­же­ния, изо­ля­ции и ослаб­ле­ния сво­их поли­ти­че­ских противников.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №22 (244) от 15 июня 2012 года

View article:
ГАЗЕТА — Ста­лин­ские «трой­ки» ни к чему Назарбаеву

архивные статьи по теме

На народ плевать – была бы нефть?

Чекисты возбудились не на шутку

“Хабар” на экспорт