2 C
Астана
21 апреля, 2021
Image default

ГАЗЕТА — Пропавших будут искать на русском кладбище?

Еще одну страш­ную исто­рию из жиз­ни рас­стре­лян­но­го горо­да рас­ска­за­ли редак­ции жите­ли Жана­о­зе­на. К тем, кто ищет про­пав­ших, при­хо­дят поли­цей­ские и пока­зы­ва­ют спи­сок погиб­ших, гово­рят: «Не ищи­те, его уже нет в живых». У них есть свои спис­ки. И люди зна­ют об этом», – рас­ска­за­ли нам жана­о­зен­цы и пред­ло­жи­ли свою вер­сию мол­ча­ния род­ствен­ни­ков, у кото­рых после 16 декаб­ря 2011 года про­па­ли близкие.

 

Автор: Алла ЗЛОБИНА

 

Захо­ро­не­ния про­пав­ших без вести людей после тра­ги­че­ских собы­тий 16 декаб­ря 2011 года, воз­мож­но, нуж­но искать на мест­ном рус­ском клад­би­ще, пред­по­ла­га­ют жите­ли Жанаозена.

О Рам­бер­гене мы узна­ли от жите­лей при­го­род­но­го жана­о­зен­ско­го посел­ка Тен­ге. Его вне­зап­ное исчез­но­ве­ние и после­ду­ю­щая смерть, по мне­нию род­ных погиб­ше­го, свя­за­ны с декабрь­ски­ми собы­ти­я­ми, но они отка­зы­ва­ют­ся заяв­лять об этом в поли­цию и про­сят не назы­вать их имен — боят­ся последствий.

На суд Аллаха

«К тем, кто ищет про­пав­ших, при­хо­дят поли­цей­ские и пока­зы­ва­ют спи­сок погиб­ших, гово­рят: «Не ищи­те, его уже нет в живых». У них есть свои спис­ки. И люди зна­ют об этом», — рас­ска­за­ли нам жана­о­зен­цы, пред­ло­жив свою вер­сию мол­ча­ния род­ствен­ни­ков, у кото­рых после 16 декаб­ря 2011 года про­па­ли близкие.

Но в дом Айгуль ни поли­цей­ские, ни пред­ста­ви­те­ли дру­гих госор­га­нов не при­хо­ди­ли. О гибе­ли сво­е­го бра­та она узна­ла после звон­ка из Узбе­ки­ста­на, где он про­жи­вал. Узна­ла спу­стя два меся­ца после того, как он уехал из посел­ка Тен­ге в Жана­о­зен — с биле­том на поезд.

Все это вре­мя жен­щи­на была уве­ре­на — ее брат дома, в Узбе­ки­стане. Сей­час уже зна­ют: он лежит на жана­о­зен­ском клад­би­ще. Не зна­ют толь­ко, что ста­ло при­чи­ной его гибе­ли. В про­па­же и смер­ти Рам­бер­ге­на мно­го тайн.

- Он не упо­треб­лял насвай, не курил, вод­ку не пил, читал намаз, ничем не болел, — харак­те­ри­зу­ет сво­е­го бра­та жен­щи­на и недоумевает.

В доме Айгуль две­ри перед жур­на­ли­ста­ми закры­вать не ста­ли. Она и ее дети откро­вен­но рас­ска­за­ли о том, как узна­ли о смер­ти сво­е­го дяди и бра­та, как до сих пор не могут прий­ти в себя от это­го страш­но­го изве­стия. Рас­ска­зы­ва­ли так, буд­то дол­го жда­ли хоть кого-нибудь, кому мож­но выго­во­рить­ся, выска­зать свою боль.

- Може­те рас­ска­зать об этом, но наши фами­лии не назы­вай­те, мы не хотим про­блем… Мы все вме­сте реши­ли не под­ни­мать этот вопрос и пото­му, что я сей­час одна, и вся тяжесть лежит на мне, я и сада­ка подаю… — попро­си­ла сест­ра погиб­ше­го и доба­ви­ла: — Я это дове­ри­ла Алла­ху — на его суд, у меня к людям нет ника­ких претензий.

Любовь к брату

39-лет­ний Рам­бер­ген про­жи­вал в сосед­нем Узбе­ки­стане. В при­го­род­ный жана­о­зен­ский посе­лок Тен­ге при­ез­жал исклю­чи­тель­но, что­бы побыть с боль­ным млад­шим бра­том: он пси­хи­че­ски нездо­ров. Пар­ню помо­га­ла вся семья. В 1998 году его отвез­ли на моги­лу пред­ка и нахо­ди­лись там все вме­сте в тече­ние семи дней. Моло­дой чело­век выздо­ро­вел, но спу­стя вре­мя болезнь вернулась.

- Мы ста­ли посто­ян­но возить его на моги­лу пред­ка, там он про­во­дил ночь. Так мы жили, — рас­ска­зы­ва­ет Айгуль.

Погиб­ший Рам­бер­ген при­ез­жал к млад­ше­му бра­ту регу­ляр­но, пол­но­стью посвя­щая себя обще­нию с ним. «Он даже к нам не все­гда захо­дил, ста­рал­ся боль­ше вре­ме­ни с ним про­ве­сти», — рас­ска­зы­ва­ют род­ные. Рам­бер­ген читал рядом с боль­ным бра­том намаз — молил­ся о его выздоровлении.

Послед­ний раз при­е­хал на Новый год — на пять дней. Обрат­но из посел­ка Тен­ге на желез­но­до­рож­ный вок­зал Жана­о­зе­на выехал 2 янва­ря 2012 года: в мигра­ци­он­ной кар­точ­ке обо­зна­чен пяти­днев­ный срок пре­бы­ва­ния на тер­ри­то­рии Казахстана.

В это вре­мя в горо­де было объ­яв­ле­но чрез­вы­чай­ное поло­же­ние. В Жана­о­зене задер­жи­ва­ли почти всех муж­чин, появ­ляв­ших­ся на ули­цах, не делая порой исклю­че­ния для жен­щин. Но даже при этом нико­му в голо­ву не при­шло, что Рам­бер­ген не вер­нет­ся в Узбе­ки­стан. Род­ные гово­рят: он был зако­но­по­слуш­ным граж­да­ни­ном, пра­вил не нару­шал, да и дру­гих род­ствен­ни­ков в Жана­о­зене у него не было — не мог он там нигде задер­жать­ся, если толь­ко не был задер­жан полицейскими.

- Мы не зна­ем, когда и где имен­но он умер и какая насто­я­щая при­чи­на его смер­ти, — гово­рят близ­кие погибшего.

О том, что Рам­бер­ге­на нет в живых, его семье, про­жи­ва­ю­щей в Узбе­ки­стане, сооб­щи­ли чуть боль­ше двух недель назад — 25 фев­ра­ля. Невест­ка Айгуль тут же пере­зво­ни­ла в казах­стан­ский посе­лок Тен­ге: Рам­бер­ген в мор­ге Узеня.

Поспеш­ные похороны

- Мы ниче­го понять не мог­ли, — вспо­ми­на­ет недав­ние собы­тия Айгуль. — Ока­зы­ва­ет­ся он про­ле­жал в мор­ге 22 дня — об этом их работ­ни­цы рас­ска­за­ли. Как это воз­мож­но? Где он до это­го нахо­дил­ся? Ведь у него был пас­порт: там и про­пис­ка, и мигра­ци­он­ная кар­точ­ка. Поче­му сра­зу не сооб­щи­ли родным?

Про­па­жа и неожи­дан­ная смерть моло­до­го муж­чи­ны вызва­ла в его семье и шок, и воз­му­ще­ние, и страх: веру­ю­ще­го Рам­бер­ге­на похо­ро­ни­ли без мусуль­ман­ских обря­дов, без поми­наль­ных риту­а­лов, при этом в семье ясно пони­ма­ют — гово­рить на эту тему небезопасно.

- Мы сра­зу поеха­ли в морг, — про­дол­жи­ла рас­сказ жен­щи­на. — Но там ска­за­ли: «Его уже похо­ро­ни­ли». Но ведь когда зво­ни­ли, работ­ни­ки мор­га ска­за­ли, что его тело еще там. Зачем они его так сроч­но похо­ро­ни­ли? Они же зна­ли, что мы выеха­ли за ним?..

Род­ствен­ни­кам отда­ли пас­порт Рам­бер­ге­на и выпис­ку: при­чи­на смер­ти «отрав­ле­ние». А 1 мар­та семье пока­за­ли место захо­ро­не­ния — рус­ское клад­би­ще. На моги­ле муж­чи­ны дере­вян­ная таб­лич­ка: имя, год рож­де­ния, день захоронения.

- Мы виде­ли и дру­гие све­жие захо­ро­не­ния. Может быть, там нахо­дят­ся и дру­гие без вести про­пав­шие люди? Каза­хов же там искать не будут: у нас ведь здесь свое, мусуль­ман­ское, клад­би­ще есть, — пред­по­ло­жи­ли род­ные Рамбергена.

После посе­ще­ния места захо­ро­не­ния Айгуль схо­ди­ла к има­му — попро­си­ла про­чи­тать поми­наль­ные молит­вы из Кора­на, отда­ла за бра­та сада­ка. Это все, что они мог­ли сделать.

- У меня нет ни к кому ника­ких пре­тен­зий… Я все это дове­ри­ла Богу… Я не мог­ла пред­по­ло­жить, что он умрет… — вновь и вновь без­на­деж­но повто­ря­ла Айгуль.

То, что здо­ро­вый моло­дой муж­чи­на про­пал во вре­мя мас­со­вых аре­стов в Жана­о­зене, а спу­стя два меся­ца был обна­ру­жен захо­ро­нен­ным на рус­ском клад­би­ще, вызы­ва­ет у семьи погиб­ше­го мно­го резон­ных вопро­сов. В при­чи­ну смер­ти, запи­сан­ную в офи­ци­аль­ном доку­мен­те, род­ствен­ни­ки не верят. Но писать заяв­ле­ние в про­ку­ра­ту­ру или мест­ное отде­ле­ние поли­ции они не будут — и пото­му, что опа­са­ют­ся дав­ле­ния со сто­ро­ны поли­цей­ских, и пото­му, что про­ве­сти пере­за­хо­ро­не­ние тела Рам­бер­ге­на после воз­мож­ной экс­гу­ма­ции из-за нуж­ды они не смогут.

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №10 (232) от 16 мар­та 2012 года

Link:
ГАЗЕТА — Про­пав­ших будут искать на рус­ском кладбище?

архивные статьи по теме

На встречу с Назарбаевым нефтяников не пустили

Судан вернул 4 миллиарда долларов активов украденных экс-президентом Баширом

Editor

Почему западная пресса взялась за наших «неприкасаемых»?

Editor