-3 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

ГАЗЕТА — О трудностях абсурдоперевода

«Поис­ти­не, искус­ство вла­сти­те­ля сво­дит­ся лишь к тому, что­бы как мож­но доль­ше делать вид, буд­то управ­ля­ешь несу­щим тебя смер­чем, пре­зри­тель­ной улыб­кой отве­чая на уко­ры под­дан­ных, буд­то смерч несет­ся не туда». Вик­тор Пеле­вин, «S.N.U.F.F.»

 

Автор: Вадим БОРЕЙКО

 

Абсурд, как веш­ний паво­док, зали­ва­ет горо­да и веси, ведом­ства и хру­щев­ки, сте­пи и уще­лья нашей необъ­ят­ной родин­ки. Попут­но затап­ли­вая мозг. При­ве­ду два при­ме­ра навскидку.

Кол­лек­тив обви­ня­е­мых по «хор­гос­ско­му делу» пере­да­ет груп­пе това­ри­щей во гла­ве с сыном ака­де­ми­ка Зима­но­ва $5 млн на «раз­вод» недо­ра­зу­ме­ния в эмпи­ре­ях импе­рии и направ­ле­ние след­ствия по вер­но­му пути. Замы­сел сры­ва­ет­ся. Затвор­ни­ков СИЗО объ­яв­ля­ют «тер­пи­ла­ми», а дол­ла­ро­вых пере­дат­чи­ков — все­го-то мошен­ни­ка­ми. Види­мо, они взя­ли пять «лимо­нов» про­сто поно­сить. Для подъ­ема самооценки.

Это абсурд про­стень­кий, линей­ный. А быва­ет мно­го­мер­ный и многослойный.

Вот, ска­жем, сня­ли в про­шлом году шесте­рых биев Вер­хов­но­го суда: вро­де накры­ло их кор­руп­ци­он­ной попо­ной. То, что сра­зу столь­ко и что все-таки сня­ли, — уже поще­чи­на реаль­но­сти. Но мы стер­пе­ли. А на цугун­дер выта­щи­ли толь­ко дво­их. За что тогда уво­ли­ли еще чет­ве­рых — до кучи? Отве­та нет.

Лад­но. Над теми дво­и­ми — Таше­но­вой и Джа­ки­ше­вым — начал­ся суд. Одна­ко не в Астане, как логич­но было ожи­дать, а в Кок­ше­тау. И не по обыч­ной схе­ме, когда судья фак­ти­че­ски дуб­ли­ру­ет обви­ни­тель­ное заклю­че­ние про­ку­ро­ра и оправ­да­тель­ные при­го­во­ры состав­ля­ют 1 (один) про­цент от обще­го коли­че­ства вер­дик­тов, — но с уча­сти­ем при­сяж­ных. Кото­рые мало того, что име­ют состра­да­ние, так еще и вся­ко не пле­ва­ки, и судьям на ска­мье под­су­ди­мых, про­фес­си­о­наль­ным юри­стам, — два паль­ца об асфальт убе­дить их в сво­ей неви­нов­но­сти. Я, конеч­но, слег­ка пред­вос­хи­щаю исход про­цес­са. Тем не менее сде­ла­но все, что­бы сна­ча­ла обви­нить, а затем оправ­дать. Зачем тогда было ого­род городить?

Вы как хоти­те, но для меня не пред­став­ля­ет­ся воз­мож­ным познать окру­жа­ю­щую дей­стви­тель­ность в рам­ках фор­маль­ной логи­ки и здра­во­го смыс­ла (если толь­ко не уда­рить­ся оземь и не пре­вра­тить­ся в Жовти­са с его иско­па­е­мой верой в непре­лож­ность Зако­на). Нуж­но искать дру­гие коды досту­па к объ­ек­тив­ной казах­стан­ской реаль­но­сти. Ина­че у дума­ю­ще­го чело­ве­ка есть все шан­сы раз­бить голо­ву об усколь­за­ю­щую сте­ну. Или про­сто спятить.

Поде­люсь с чита­те­лем пло­да­ми сво­их исто­ри­ко-лите­ра­тур­ных рас­ко­пок, кото­рые если и не при­ми­рят его с фан­та­сти­че­ским реа­лиз­мом, то, наде­юсь, облег­чат труд­но­сти абсур­до­пе­ре­во­да. Мно­гим мои мыс­ли, конеч­но, пока­жут­ся спор­ны­ми. Одна­ко бес­спо­рен толь­ко покой­ник в гро­бу. Да и Воль­тер гово­рил: «Мне нена­вист­ны ваши убеж­де­ния, но я за них любо­го порву».

Кто како­му празд­ни­ку рад

Дав­но заме­тил, что глав­ный рели­ги­оз­ный празд­ник того или ино­го наро­да явля­ет­ся квинт­эс­сен­ци­ей его мен­таль­но­сти, а ино­гда — и исто­ри­че­ской судьбы.

Напри­мер, у евре­ев цен­траль­ный holiday — это Песах (пас­ха, Passover, в пере­во­де: про­ход). Пре­тер­пев девять каз­ней еги­пет­ских, евреи жда­ли от фара­о­на деся­той — изби­е­ния пер­вен­цев. Но нака­нуне «окон­ча­тель­но­го реше­ния вопро­са» Яхве при­ка­зал им забить агн­цев и их кро­вью поме­тить двер­ные кося­ки. В ночь на 15 ниса­на ангел про­шел мимо мар­ки­ро­ван­ных жилищ, а в осталь­ных домах пер­вен­цев пора­зил. С это­го собы­тия начал­ся Исход евре­ев из Егип­та в Зем­лю обе­то­ван­ную. Как извест­но, Мои­сей вел туда свой народ 40 лет. Точ­нее — водил: там по пря­мой-то пехом — месяц от силы.

В доку­мен­ти­ро­ван­ной же исто­рии от раз­ру­ше­ния иеру­са­лим­ско­го Хра­ма рим­ским импе­ра­то­ром Адри­а­ном в 70 г. н. э. до воз­вра­ще­ния наро­да изра­и­ле­ва в Эрец-Исра­эль про­шло почти две тыся­чи лет. Так Песах стал сим­во­лом еврей­ско­го рассеяния.

Като­ли­ки даже выше Ново­го года ста­вят Рож­де­ство Хри­сто­во. Появ­ле­ние на свет ребен­ка — что может быть более мате­ри­а­ли­стич­ным и жиз­не­утвер­жда­ю­щим? После­до­ва­те­ли Рим­ской церк­ви в боль­шин­стве рас­смат­ри­ва­ют жизнь как един­ствен­ный шанс, не зацик­ли­ва­ясь на загроб­ном сикве­ле. Пото­му-то евро­ат­лан­ти­че­ские цен­но­сти поко­ят­ся на инди­ви­ду­а­лиз­ме, потреб­ле­нии и гума­ни­тар­ных правах.

Пра­во­слав­ные же, напро­тив, в первую голо­ву почи­та­ют Пас­ху, или Вос­кре­се­ние Хри­ста из мерт­вых. С точ­ки зре­ния мате­ри­а­ли­ста — совер­шен­но ирра­ци­о­наль­ное собы­тие. Но не этот ли при­о­ри­тет поз­во­ля­ет рус­ско­му чело­ве­ку отно­сить­ся к сво­ей жиз­ни, как к чер­но­ви­ку: бухать до изум­ле­ния, ленить­ся, раз­ру­шать, неже­ли стро­ить, и веч­но жаж­дать «твер­дой руки» в надеж­де: вот вос­крес­ну — и пере­пи­шу все набело?

В исла­ме глав­ный празд­ник — Кур­бан бай­рам, отме­ча­е­мый через 70 дней после Ура­за бай­рам, в 10‑й день меся­ца Зуль-хиджа, в память жерт­во­при­но­ше­ния про­ро­ка Ибра­ги­ма. Все­выш­ний, желая испы­тать силу его веры, пове­лел Ибра­ги­му при­не­сти в жерт­ву сына.

«О сын мой! Воис­ти­ну, я видел во сне, что я при­но­шу тебя в жерт­ву с закла­ни­ем. Что дума­ешь ты?» Сын отве­тил: «О отец мой! Посту­пай так, как тебе веле­но. Если так будет угод­но Алла­ху, ты най­дешь меня тер­пе­ли­вым» (Коран, сура 37).

Все­выш­ний оце­нил бес­при­мер­ную жерт­вен­ность по досто­ин­ству, и юно­шу (тол­ко­ва­те­ли Писа­ния схо­дят­ся в том, что это был Исма­ил) заме­ни­ли на ягненка.

Борь­ба с кор­руп­ци­ей как соци­аль­ный ритуал

Теперь попы­та­ем­ся спо­кой­но разо­брать­ся — что такое жерт­во­при­но­ше­ние? По сути — взят­ка Богу. У Ибра­ги­ма, бес­спор­но, слу­чил­ся серьез­ный форс-мажор. Но если сни­зить пафос и учесть, что у нас для рядо­во­го граж­да­ни­на даже малень­кий чинов­ник — бог, царь и воин­ский началь­ник, то отче­го бы не убла­жить его агн­ца­ми, коз­ли­ща­ми, а так­же налич­ны­ми в обмен на завет­ную скри­жаль с печа­тью? Или про­сто за сча­стье, что тот живет на этой зем­ле. Тем более что сам он эти дары благословил.

Я гово­рю не о том, что опре­де­лен­ная рели­гия порож­да­ет кор­руп­цию: в Вет­хом Заве­те тоже есть ана­ло­гич­ный сюжет с Авра­амом и Иса­а­ком в глав­ных ролях (одна­ко в иудео-хри­сти­ан­ской тра­ди­ции он не стал бест­сел­ле­ром, в отли­чие от Исхо­да, Рож­де­ства или Воскресения).

Я к тому, что в госу­дар­ствах, где доми­ни­ру­ет ислам, кор­руп­ция вос­при­ни­ма­ет­ся и вла­стью, и под­дан­ны­ми есте­ствен­но — как кли­мат. Это не хоро­шо и не пло­хо — это объективно.

Взгля­ни­те на кар­ту мира: Восточ­ное полу­ша­рие выше эква­то­ра охва­ты­ва­ет непре­рыв­ный пояс мусуль­ман­ских стран — от Марок­ко до Тимо­ра. И вез­де, прак­ти­че­ски без исклю­че­ний, власт­ву­ет кор­руп­ция. В Егип­те поли­цей­ские вымо­га­ли у меня бак­шиш за то, что я их фото­гра­фи­рую. В Афга­ни­стане мно­го­мил­ли­ард­ная гума­ни­тар­ная помощь сро­ду не дохо­дит до насе­ле­ния — пере­про­да­ет­ся гос­слу­жа­щи­ми. А в Индо­не­зии после смер­ти дик­та­то­ра Сухар­то его состо­я­ние оце­ни­ли в сум­му от $15 до $35 млрд. Так что мы не одни на этом свете.

При­чем у нас кор­руп­ция — не про­сто грязь под ног­тя­ми, не какая-то кила, кото­рую и носить неком­форт­но, и отре­зать страш­но: вдруг ган­гре­на? Нет, это мотор и серд­це эко­но­ми­ки. Здесь ниче­го бы не сто­я­ло, когда бы не было ее.

Кро­ме того, кор­руп­ция — мощ­ный инстру­мент кон­тро­ля свер­ху за эли­та­ми, казен­ным клас­сом и биз­не­сом. Будучи допу­щен­ным к сто­ли­ку, ты при­ни­ма­ешь пра­ви­ла игры, а с ними — свою долю. И все — себе не хозя­ин. Ведь зна­ме­ни­тые сло­ва, что любо­го мож­но взять за руку и отве­сти в суд, — это фак­ти­че­ски неволь­ное при­зна­ние тоталь­ной кру­го­вой поруки.

Да что там эли­ты… Раз­ве каж­дый из нас, пусть по-малень­ко­му, хоть раз в жиз­ни не был вынуж­ден всту­пать в кор­руп­ци­он­ные отношения?

Чтоб за кощун­ствен­ные мыс­ли меня совсем не закле­ва­ли обще­че­ло­ве­ки, при­ве­ду баналь­ное срав­не­ние. Кор­руп­ция (в том чис­ле быто­вая) срод­ни нару­ше­ни­ям пра­вил рус­ско­го язы­ка. Боль­шая часть насе­ле­ния «звО­нит» и «лОжит», даже не подо­зре­вая, что ковер­ка­ет вели­кий и могу­чий. Узнав же, удив­ля­ет­ся: непра­виль­но? но нам это при­выч­но, наши деды так говорили.

А уж о том, что вер­ное уда­ре­ние — «хОле­ный», «мастер­скИ», «экзаль­ти­рО­ван­ный», — веда­ют лишь недо­би­тые фило­ло­ги и мар­ги­наль­ные лого­пе­ды. И что, кто-нибудь осуж­да­ет людей за оши­боч­ную орфоэпию?

Вот и за кор­руп­цию не нака­зы­ва­ют (почти). Толь­ко если фигу­ран­та не надо убрать с доро­ги. А будь закон пря­мо­го дей­ствия — село бы пол­стра­ны. И кому это, спра­ши­ва­ет­ся, надо?

Вот поче­му я назы­ваю борь­бу с кор­руп­ци­ей в Казах­стане соци­аль­ным риту­а­лом. Типа пля­сок под бубен шама­на. С ней же бороть­ся — все рав­но что с дождем воевать.

Сча­стья нет, но есть покой и «воль­во»

Глав­ная наша про­бле­ма — в том, что мы при­ня­ли Кон­сти­ту­цию и зако­ны, не осно­вы­ва­ясь на соб­ствен­ных исто­ри­че­ских, соци­аль­ных и куль­тур­ных тра­ди­ци­ях, а ско­пи­ро­ва­ли их с запад­ных образ­цов. И теперь де-юре опи­ра­ем­ся на чужие цен­но­сти, а де-факто — живем в согла­сии со сво­и­ми, врожденными.

Отсю­да — миро­воз­зрен­че­ский дуа­лизм, внут­рен­ний раз­драй, госу­дар­ствен­ное лице­ме­рие, труд­но­сти само­иден­ти­фи­ка­ции типа «делать жизнь с кого?». И, конеч­но, поис­ки с фона­рем наци­о­наль­ной идеи, куда ж без нее? Впро­чем, чего ее искать, вон она, под нога­ми лежит — кор­руп­ция. Руко­во­дя­щая и направ­ля­ю­щая сила общества.

Каков же выход из бури­да­но­вой ситу­а­ции? Преж­де все­го — пере­стать при­тво­рять­ся евро­пей­ца­ми и быть с собой чест­ны­ми. При­знать, что кор­руп­ция — при­род­ная непре­одо­ли­мая сила, и циви­ли­зо­вать ее.

Как? Начать с того, что опуб­ли­ко­вать в офи­ци­аль­ной прес­се рас­цен­ки на госу­дар­ствен­ные долж­но­сти, а так­же про­цен­ты отка­тов с тех или иных день­го­ем­ких дея­ний. В ста­ри­ну же не было сек­ре­том, какую дань рус­ские горо­да пла­ти­ли Орде.

Тогда, по край­ней мере, чинов­ни­ки пере­ста­нут брать не по чину, то есть, гово­ря ново­язом, «путать рам­сы». Да и для биз­не­са — позна­ва­тель­ная инфор­ма­ция, типа индек­сов Dow Jones и Nasdaq. И насе­ле­нию полез­но знать, как там все устро­е­но и что почем. Нако­нец, в систе­ме новых коор­ди­нат бес­ко­неч­ный абсурд обер­нет­ся логич­но счи­ты­ва­е­мой реальностью.

А что ска­жет Запад — долж­но быть по бара­ба­ну. Никто вме­сто нас нашу жизнь про­жи­вать не станет.

Но будет ли нам сча­стье после испо­ве­ди на задан­ную тему? Отве­чу так: на све­те сча­стья нет, но есть покой и «воль­во».

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №11 (233) от 23 мар­та 2012 года

See original article:
ГАЗЕТА — О труд­но­стях абсурдоперевода

архивные статьи по теме

Дайджест прессы за 19 октября 2011 года

КНБ ищет тех, кто слил в прессу листовки

Инвесторов воодушевил ЕЦБ