18 C
Астана
17 мая, 2021
Image default

ГАЗЕТА — Байконур рискует остаться без России

После пере­го­во­ров в Астане Назар­ба­е­ва и Пути­на о сда­че в арен­ду Рос­сии тер­ри­то­рий на севе­ре Казах­ста­на, судь­ба кото­рых – стать рай­о­на­ми паде­ния сту­пе­ней ракет, вла­сти обе­их стран пой­ма­ли тиши­ну. О том, что сто­ит за этим затя­нув­шим­ся мол­ча­ни­ем и како­вы пер­спек­ти­вы казах­стан­ско-рос­сий­ско­го сотруд­ни­че­ства в кос­ми­че­ской сфе­ре, мы рас­спро­си­ли стар­ше­го науч­но­го сотруд­ни­ка Рос­сий­ско­го инсти­ту­та стра­те­ги­че­ских иссле­до­ва­ний Ажда­ра Куртова. 

 

Автор: Аждар КУРТОВ

 

- Аждар Аши­ро­вич, поче­му вокруг дого­во­ра по Бай­ко­ну­ру столь­ко тайн?

- На самом деле речь идет про­сто о нюан­сах дого­вор­ных отно­ше­ний по Бай­ко­ну­ру, кото­рые еще окон­ча­тель­но не поло­же­ны на бума­гу. А на этой ста­дии очень часто огла­ше­ние неже­ла­тель­но, что­бы не ока­зы­ва­лось дав­ле­ние, в том чис­ле со сто­ро­ны обще­ствен­но­го мнения.

- Казах­стан уже не пер­вый раз выстав­ля­ет Рос­сии уль­ти­ма­тум по пово­ду усло­вий арен­ды кос­мо­дро­ма. Дума­е­те, в этот раз договорились?

 - Несмот­ря на сде­лан­ные двух­сто­рон­ние заяв­ле­ния о том, что Бай­ко­нур — при­мер пло­до­твор­но­го, кон­струк­тив­но­го сотруд­ни­че­ства и т.д., все, кто погру­жен в тему, пони­ма­ют, что про­бле­мы суще­ству­ют. Нача­лись они не сего­дня, а еще в пери­од рас­па­да Совет­ско­го Сою­за. Тогда в Казах­стане часть поли­ти­ков счи­та­ли, что с обре­те­ни­ем суве­ре­ни­те­та Казах­стан смо­жет само­сто­я­тель­но экс­плу­а­ти­ро­вать кос­мо­дром без уча­стия России.

- К чему это в резуль­та­те привело?

- К тому, что несколь­ко лет под­ряд с пер­вой поло­ви­ны 90‑х годов пере­го­во­ры по пово­ду Бай­ко­ну­ра шли очень и очень слож­но. Казах­стан­ское руко­вод­ство сту­ча­лось во все две­ри запад­ных стран, пред­ла­гая им сотруд­ни­че­ство в кос­ми­че­ской сфе­ре, что­бы, назы­вая все сво­и­ми име­на­ми, заме­нить Рос­сию в экс­плу­а­та­ции космодрома.

- Как мно­го­лет­ние поис­ки ново­го парт­не­ра отра­зи­лись на кос­ми­че­ской сфере?

- Пока к Казах­ста­ну при­шло это пони­ма­ние, а при­шло оно к 94-му году, когда был заклю­чен дого­вор, инфра­струк­ту­ра на кос­мо­дро­ме суще­ствен­но дегра­ди­ро­ва­ла. Это же огром­ная тер­ри­то­рия, она соеди­не­на меж­ду собой кило­мет­ра­ми кабе­лей. А тогда в наших госу­дар­ствах было очень мод­но рас­тас­ки­вать цвет­ной металл, алю­ми­ний. Тер­ри­то­рия кос­мо­дро­ма не ста­ла исклю­че­ни­ем — кабе­ли выка­пы­ва­ли и продавали.

В про­шлом году я был на Бай­ко­ну­ре. Очень при­ме­ча­тель­ный момент, кото­рый бро­са­ет­ся в гла­за, ангар — огром­ное зда­ние, где про­из­во­дит­ся под­го­тов­ка к запус­ку опре­де­лен­ных ракет, сов­ме­щен­ный с поме­ще­ни­ем, где хра­ни­лись кораб­ли мно­го­ра­зо­во­го исполь­зо­ва­ния, напри­мер совет­ский «Буран», пред­став­ля­ет жут­кое зре­ли­ще. Как-то обва­ли­лась кры­ша, металл не выдер­жал, похо­ро­нив под собой «Буран». Не пове­ри­те, до сих пор сто­ит в руи­нах. Не хва­та­ет денег, что­бы гор­дость совет­ской кос­мо­нав­ти­ки извлечь из-под обломков…

- Тем не менее стра­ны дого­во­ри­лись. Что это­му способствовало?

- В 94‑м году, когда нако­нец сто­ро­ны поня­ли, что бода­ние ни к чему не при­во­дит, а инфра­струк­ту­ра уни­каль­но­го ком­плек­са все более и более дегра­ди­ру­ет, они при­шли к ком­про­мис­су, кото­рый заклю­чал­ся в том, что аренд­ная пла­та была сни­же­на до разум­ных пре­де­лов — 115 мил­ли­о­нов дол­ла­ров в год. При­чем дли­тель­ное вре­мя часть этой сум­мы выпла­чи­ва­лась не живы­ми день­га­ми, а раз­лич­ны­ми услу­га­ми. Напри­мер, обу­че­ни­ем воен­ных из Казах­ста­на в рос­сий­ских воен­ных учеб­ных заведениях.

Прин­ци­пи­аль­ным было и дости­же­ние согла­ше­ния о том, что вся инфра­струк­ту­ра Бай­ко­ну­ра, кото­рая была созда­на в совет­ское вре­мя и, будем гово­рить чест­но, не на день­ги Казах­ской союз­ной рес­пуб­ли­ки, пере­шла в соб­ствен­ность Казах­ста­на. Это, повто­рюсь, был прин­ци­пи­аль­ный момент.

- Поче­му?

- Рос­сия обла­да­ла и инже­нер­ны­ми кад­ра­ми, и нара­бот­ка­ми в кос­ми­че­ской обла­сти, то есть мог­ла экс­плу­а­ти­ро­вать очень слож­ные кос­ми­че­ские соору­же­ния и воз­во­дить что-то новое. На Бай­ко­ну­ре суще­ству­ет мас­са раз­лич­ных пло­ща­док, каж­дая из них рас­счи­та­на под свою раке­ту-носи­тель («Союз», «Про­тон» и т.д.), рас­по­ло­же­ны они за мно­го кило­мет­ров друг от дру­га и обслу­жи­ва­ют­ся соб­ствен­ным пер­со­на­лом. Полу­чи­лась такая ситу­а­ция: Казах­ста­ну при­над­ле­жит мате­ри­аль­ная часть, а про­гресс в этой обла­сти долж­на обес­пе­чи­вать Россия.

- То есть обра­зо­ва­лась поч­ва для новых конфликтов?

- Для Рос­сии встал вопрос: а сто­ит ли овчин­ка выдел­ки? Поче­му она долж­на вкла­ды­вать свои день­ги в кос­мо­дром, если при жела­нии казах­стан­ское пра­ви­тель­ство может все оста­вить себе? Казах­стан посто­ян­но давал понять, что кос­мо­дром — это его соб­ствен­ность, что он может вос­пре­пят­ство­вать запус­ку ракет, несмот­ря на все заве­ре­ния в веч­ной дружбе.

- Чего же тогда ждать от буду­ще­го сотруд­ни­че­ства Рос­сии и Казахстана?

- Вооб­ще Рос­сия дав­но ста­ла заду­мы­вать­ся о том, а мож­но ли на дол­го­сроч­ной осно­ве делать став­ку толь­ко на един­ствен­ный кос­мо­дром, кото­рый суще­ству­ет в Казах­стане? Рос­сия иска­ла дру­гие вари­ан­ты поми­мо Байконура.

- Какие?

- Есть про­ект — мор­ской старт, когда запуск ракет осу­ществ­ля­ет­ся с пла­ву­чих плат­форм, есть кон­так­ты, когда запус­ки ракет могут про­из­во­дить­ся из несколь­ких афри­кан­ских госу­дарств. Кро­ме того, у Рос­сии есть два сво­их кос­мо­дро­ма, но там запус­ка­ют­ся толь­ко опре­де­лен­ные типы ракет и в мень­шем коли­че­стве, чем с Байконура.

- Выхо­дит, что сей­час Рос­сия выде­ля­ет сред­ства и на сотруд­ни­че­ство с Казах­ста­ном для раз­ви­тия инфра­струк­ту­ры Бай­ко­ну­ра, и на стро­и­тель­ство соб­ствен­ных кос­мо­дро­мов. Како­ва пози­ция Казах­ста­на в дан­ной ситуации?

 - Казах­стан, конеч­но, заин­те­ре­со­ван в про­дол­же­нии сотруд­ни­че­ства, в том, что­бы Рос­сия не ушла с кос­мо­дро­ма. Если все посчи­тать чест­но, то от того, что кос­мо­дром нахо­дит­ся на тер­ри­то­рии Казах­ста­на, он полу­ча­ет очень и очень при­лич­ную выго­ду. И дело не толь­ко в день­гах… Суще­ству­ет и поли­ти­че­ский момент, кото­рый луч­ше все­го харак­те­ри­зу­ет, уж изви­ни­те меня, сло­во «при­ма­зать­ся». То есть Казах­стан име­ет ста­тус кос­ми­че­ской дер­жа­вы. И все эти раз­го­во­ры наци­о­нал-пат­ри­о­тов о том, что давай­те эту тер­ри­то­рию отда­дим под паст­би­ща, застро­им все… А даль­ше что? На тер­ри­то­ри­ях, схо­жих по кли­ма­ту с Бай­ко­ну­ром, сель­ское хозяй­ство не процветает.

- Казах­стан сам может поста­вить точ­ку в кос­ми­че­ском сотруд­ни­че­стве с Рос­си­ей, в том чис­ле сво­им неже­ла­ни­ем раз­де­лять ответственность?

- Те, кто видят толь­ко день­ги от осво­е­ния кос­мо­са, не долж­ны забы­вать, что это высо­ко­тех­но­ло­гич­ная сфе­ра, тре­бу­ю­щая реше­ния про­блем, свя­зан­ных с обес­пе­че­ни­ем без­опас­но­сти. Меж­ду тем в Казах­стане вырос­ло целое поко­ле­ние людей, вос­пи­тан­ных в духе «мы все можем!». Но это­го «мы все можем» в обла­сти высо­ких тех­но­ло­гий я не вижу.

Мож­но крас­кой напи­сать на раке­те-носи­те­ле не «Анга­ра», а «Бай­те­рек», но попро­буй­те начин­ку раке­ты сде­лать сами, в Казах­стане. Это тре­бу­ет высо­ко­под­го­тов­лен­ных кад­ров. И это не всем стра­нам, даже высо­ко­раз­ви­тым, под силу. В мире не так мно­го кос­ми­че­ских дер­жав. Это очень доро­го­сто­я­щая вещь.

В Рос­сии, кста­ти, мно­го сто­рон­ни­ков того, что­бы сокра­тить рас­хо­до­ва­ние средств на кос­ми­че­ские про­грам­мы. Они счи­та­ют, что у пра­ви­тель­ства есть более насущ­ные забо­ты (в том чис­ле по улуч­ше­нию бла­го­со­сто­я­ния насе­ле­ния), чем кос­мос, кото­рый не все­гда при­но­сит пря­мую прибыль.

Так что рос­сий­ское руко­вод­ство будет учи­ты­вать самые раз­ные обсто­я­тель­ства и отнюдь не все­гда будет идти на пово­ду у при­гла­ше­ний Казах­ста­на к сотруд­ни­че­ству в кос­ми­че­ской обла­сти. Тем паче если эти пред­ло­же­ния, как ока­зы­ва­ет­ся на прак­ти­ке, не будут под­креп­лять­ся дей­стви­тель­ным жела­ни­ем созда­вать над­ле­жа­щие усло­вия для того, что­бы кос­ми­че­ские про­грам­мы осуществлялись.

Запи­са­ла Татья­на ГАРЬКАВАЯ

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №25 (247) от 6 июля 2012 года

Read this article:
ГАЗЕТА — Бай­ко­нур рис­ку­ет остать­ся без России

архивные статьи по теме

Владимир Козлов теперь сидит без крыс

«Рух пен тiл» не хотят в маслихате

И экономика угрожает нацбезопасности