25 C
Астана
5 августа, 2021
Image default

«Все полицейские считали себя героями»

О моло­дых людях в мас­ках, кото­рые стре­ля­ли в мир­ных людей на пло­ща­ди в Жана­о­зене, о бар­да­ке при выда­че ору­жия, о том, что Ген­про­ку­ра­ту­ре нуж­но край­них най­ти и поса­дить, гово­ри­ли под­су­ди­мые поли­цей­ские в Актау. Сего­дня в суде нача­лись пре­ния, при­го­вор не за горами.

 

Автор: Зина МУХАНОВА

 

Вче­ра в суде по делу пяти поли­цей­ских, кото­рые стре­ля­ли в людей 16 декаб­ря 2011 года, были допро­ше­ны под­су­ди­мые, кро­ме того, на про­цес­се смот­ре­ли видео. Во вре­мя пер­во­го пока­за упа­ла в обмо­рок мать погиб­ше­го Коше­ро­ва Раха­та — Коше­ро­ва Алтын. Ей вызва­ли «ско­рую». После того как жен­щи­ну осмот­ре­ли вра­чи, она вер­ну­лась в зал судеб­ных засе­да­ний. На про­цес­се при­сут­ство­ва­ла пре­зи­дент «Фон­да раз­ви­тия пар­ла­мен­та­риз­ма в Казах­стане» Зауреш Батталова.

«Нашей целью не было стре­лять в людей»

Сна­ча­ла высту­пил под­су­ди­мый Баг­даб­а­ев. Он рас­ска­зал, что в Жана­о­зен при­е­хал 15 декаб­ря 2011 года. Сам он рабо­тал началь­ни­ком отде­ла по борь­бе с экс­тре­миз­мом, встре­чал­ся уже после бес­по­ряд­ков с вах­ха­би­та­ми, кото­рые состо­ят на уче­те в пра­во­охра­ни­тель­ных органах.

- При опро­се их (вах­ха­би­тов) выяс­ни­лось, что они к заба­стов­ке не гото­ви­лись, — сооб­щил Баг­даб­а­ев. — 16 декаб­ря мне позво­ни­ли на теле­фон, и по теле­фо­ну я узнал, что нача­лись мас­со­вые бес­по­ряд­ки. Со мной нахо­ди­лись 7 арла­нов­цев. Мы при­е­ха­ли в ГОВД, отку­да уже ушла колон­на. Затем я догнал колон­ну воз­ле боль­ни­цы. Когда нача­ли сво­ра­чи­вать в сто­ро­ну УМГ, в нас нача­ли кидать. Я и Мыл­ты­ков кри­ча­ли: «Не стре­лять!» — но никто не слы­шал наш крик. Нашей целью не было стре­лять в людей, это же не охота.

Баг­даб­а­ев так­же ска­зал, что «в общем, было 29 авто­ма­тов», что авто­мат, кото­рый он взял, был не заре­ги­стри­ро­ван. Номер авто­ма­та под­су­ди­мый не смог вспом­нить, ска­зал, что в памя­ти оста­лись лишь пер­вые две циф­ры — шесть и ноль.

17 и 18 декаб­ря 2011 года, по его сло­вам, он вме­сте с семью сотруд­ни­ка­ми ПСМ «Арлан» (из Актау и Аты­рау) про­ве­рял под­ва­лы и кры­ши домов, где нашли 30 ком­пью­те­ров, 6 холо­диль­ни­ков, 4 сей­фа, 5 еди­ниц ору­жия и 2000 буты­лок с зажи­га­тель­ной сме­сью, а так­же про­дук­ты пита­ния и жен­ские гиги­е­ни­че­ские принадлежности.

Для под­су­ди­мо­го про­зву­чал вопрос: «Кто про­во­дил инструк­таж?» — «Уте­га­ли­ев, соглас­но зако­ну, — отве­тил Баг­даб­а­ев. — Писто­ле­ты выда­ва­лись в тече­ние 25—30 минут. При выда­че был бар­дак, номе­ра не успе­ва­ли запи­сы­вать. На то вре­мя все поли­цей­ские счи­та­ли себя геро­я­ми. Я вна­ча­ле по ст. 241 УК (мас­со­вые бес­по­ряд­ки) про­хо­дил в каче­стве сви­де­те­ля, затем потер­пев­ше­го, а теперь подсудимый».

Он гром­ким голо­сом гово­рил гособ­ви­ни­те­лям: «Вашей Ген­про­ку­ра­ту­ре нуж­ны край­ние, а поли­цей­ские бегут впе­ред паро­во­за: докла­ды­вать сра­зу. Когда я пока­зал 2 авто­ма­та из 29, кото­рые мне пока­за­ли, Ибра­и­мов (сле­до­ва­тель из Аста­ны, кото­рый руко­во­дил след­ствен­ной груп­пой по делу поли­цей­ских) в исте­ри­ке забил­ся — мол, поче­му ты пока­зы­ва­ешь этот автомат».

Постра­дав­ший задал ему вопрос: болит ли у него, под­су­ди­мо­го, душа за постра­дав­ших? «Конеч­но, да, — отве­тил поли­цей­ский, — пото­му что у меня тоже есть постра­дав­шие род­ствен­ни­ки». После это­го постра­дав­ший задал вопрос, что назы­ва­ет­ся, на засып­ку: «Баг­даб­а­ев, вы гово­ри­те, что ходи­ли в под­вал, может, вы сами в под­ва­ле, най­дя чело­ве­ка, и застре­ли­ли его?» — «Нет, я же не соба­ка», — отве­тил он.

Пар­тий­цы и ино­стран­цы во всем виноваты?

Под­су­ди­мый Бак­ты­га­ли­улы вспо­ми­нал собы­тия про­шло­го года: неф­тя­ни­ки сна­ча­ла устро­и­ли голо­дов­ку, затем, когда их про­гна­ли от УОС‑5 (управ­ле­ния по обслу­жи­ва­нию сква­жин «Озен­му­най­га­за»), они ушли на цен­траль­ную пло­щадь Жана­о­зе­на. Неф­тя­ни­ки, по сло­вам под­су­ди­мо­го, сто­я­ли спо­кой­но, даже баклаж­ки за собой уби­ра­ли. До 15 декаб­ря 2011 года все было тихо-мирно.

- Быва­ло, если при­ез­жал кто-то из пред­ста­ви­те­лей пар­тий или из-за рубе­жа, то начи­нал соби­рать­ся народ. Они (при­ез­жие) начи­на­ли неф­тя­ни­ков настра­и­вать про­тив все­го, — ука­зал на «винов­ных» под­су­ди­мый. — 16 декаб­ря я при­шел в 07.30 на рабо­ту, при­бли­зи­тель­но в 11 часов позво­нил Кожа­ев и ска­зал, что не хва­та­ет сил и нуж­на под­мо­га. Сам я был в гражданке.

Под­су­ди­мый Жол­ды­ба­ев рас­ска­зал суду, что еще 14 декаб­ря 2011 года по при­ка­зу началь­ни­ка ГОВД Актау выеха­ли в Жана­о­зен для охра­ны обще­ствен­но­го поряд­ка. В тот тра­ги­че­ский день 16 декаб­ря он проснул­ся в 10.30 в гости­ни­це «Жан­сая» и пошел на пло­щадь. На пло­ща­ди он уви­дел убе­гав­ших поли­цей­ских, в кото­рых кида­ли камни.

- Моло­дые люди в мас­ках нача­ли ломать стек­ла машин, а так­же в мир­ных людей стре­ля­ли. Был хаос, страш­но было, — при­знал­ся Жол­ды­ба­ев. — Затем, выбрав­шись отту­да, мы выеха­ли в ГОВД. По при­ез­де в ГОВД я доло­жил­ся Уте­га­ли­е­ву и Кожа­е­ву. Потом в дежур­ную часть позво­ни­ли из аки­ма­та, что горит зда­ние и уби­ва­ют людей. Воз­ле ору­жей­ной ком­на­ты поли­цей­ские, торо­пясь, бра­ли ору­жие. Был хаос. Полу­чив ору­жие, я тоже встал в строй. Когда полу­ча­ли ору­жие, сотруд­ни­ки выкри­ки­ва­ли фами­лии, я нашел в жур­на­ле фами­лию и рас­пи­сал­ся. Когда сто­ял в строю, я видел, как Уте­га­ли­ев в мет­рах пяти гово­рил по теле­фо­ну, слы­шал, как докла­ды­вал обста­нов­ку. Затем мы колон­ной пошли в сто­ро­ну пло­ща­ди, колон­на шла стро­ем в три ряда. Коман­до­вал Мылтыков.

Жол­ды­ба­ев так­же рас­ска­зал, что, про­хо­дя воз­ле зда­ния око­ло пло­ща­ди, он слу­чай­но посмот­рел вверх — на него лете­ла бутыл­ка с зажи­га­тель­ной сме­сью, поэто­му он выстре­лил вверх. После это­го кто-то ска­зал, что надо отсту­пать, кто это гово­рил, под­су­ди­мый не помнит.

На вопрос, счи­та­ет ли Жол­ды­ба­ев закон­ным при­ме­не­ние ору­жия, под­су­ди­мый отве­тил, что все сде­лал закон­но, что сотруд­ни­ки, кото­рые в этот момент нахо­ди­лись рядом с ним, могут под­твер­дить, что он стре­лял в воздух.

Щит, дубин­ка, пистолет

Перед допро­сом под­су­ди­мо­го Есбер­ге­но­ва про­ку­рор зачи­тал пока­за­ния сви­де­те­ля, взяв­ше­го псев­до­ним «Марат» (такое воз­мож­но соглас­но сотой ста­тье УПК РК — меры без­опас­но­сти потер­пев­ших, сви­де­те­лей, подо­зре­ва­е­мых, обви­ня­е­мых и дру­гих лиц, участ­ву­ю­щих в уго­лов­ном про­цес­се). Марат на след­ствии дал пока­за­ния про­тив Есбер­ге­но­ва. Под­су­ди­мый был про­тив ано­ним­но­го сви­де­те­ля: «Тут живо­му чело­ве­ку не веришь, а тут вооб­ще не суще­ству­ю­ще­му». Адво­кат даже задал под­су­ди­мо­му такой вопрос: «А поче­му имен­но вам при­кре­пи­ли сви­де­те­ля по ста­тье 100?»

- Пото­му что нашли край­не­го и нуж­но пове­сить на край­не­го, — уве­рен­но заявил поли­цей­ский. — У меня не было ору­жия, пото­му что я был в спец­одеж­де. Как я могу все вме­сте в руках дер­жать, поду­май­те! В одной руке щит, в дру­гой дубин­ка, кото­рая зани­ма­ет всю ладонь. Как тогда писто­лет мог поместиться?

После опро­са суд изу­чал видео­ма­те­ри­а­лы, участ­ни­ки про­цес­са пода­ва­ли хода­тай­ства. В одном хода­тай­стве про­си­ли про­ве­сти почер­ко­вед­че­скую экс­пер­ти­зу, но про­ку­ро­ры высту­пи­ли про­тив это­го, поэто­му хода­тай­ство не удо­вле­тво­ри­ли. Сего­дня долж­ны начать­ся пре­ния сторон.

Visit site:
«Все поли­цей­ские счи­та­ли себя героями»

архивные статьи по теме

Марченко любит деньги, но ненавидит женщин

Назарбаев поступил «по-хрущевски»

«Алжирский мститель» убит в Тулузе