-11 C
Астана
27 ноября, 2021
Image default

Виртуальные границы: одни чертят, одни нет

Тринадцатая Центрально-Азиатская конференция СМИ, посвященная плюрализму и управлению Интернетом, проходит в эти дни в Душанбе. Это мероприятие должно было состояться в середине осени в Алматы, но отменилось «по техническим причинам».

Автор: Ирина МЕДНИКОВА

Итак, конференция проходит в столице Таджикистана 29—30 ноября, ее темой стали плюрализм и управление Интернетом. Мероприятие организовано представителем по вопросам СМИ ОБСЕ Дуней Миятович.

Что же произошло в Алматы на самом деле, никто не знает, но не случайно, наверное, участники встречи в Душанбе назвали опыт по регулированию Сети внутри Казахстана примером того, «как не надо делать».

Участниками конференции стали более ста экспертов в сфере медиа и Интернета из Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана, представители госорганов этих стран, а также международные эксперты: директор Бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы слова Андрей Рихтер, главный советник Бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Роланд Блесс, научный сотрудник Центра социологических и правовых исследований Оксфордского университета Дэвид Голдберг, координатор проектов в Центральной Азии Академии «Немецкой волны» Эрик Альбрехт, председатель Союза журналистов Литвы Дайнюс Радзявичюс и многие другие.

Открывая заседание конференции, глава Бюро ОБСЕ в Таджикистане г-н посол Ивар Вики отметил, что сегодня «расширилось понимание того, кто может быть журналистом». А потому и вопросы свободы слова в этом контексте стоят все острее.

— Мобильные телефоны можно использовать для того, чтобы позвонить родным, и в то же время — чтобы обратиться к потенциальной аудитории в два миллиарда человек, — сказал он. — А число пользователей, регулярно использующих Интернет, выросло в 213 раз по сравнению с тем, что было 10 лет назад.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы слова Дуня Миятович назвала щепетильными вопросы, касающиеся СМИ.

Интернет-ресурсы имеют большое значение для нового поколения, мы являемся очевидцами принятия многими странами законов, регулирующих СМИ, — заметила она. — Но было бы хорошо, если бы они предпринимали действия по свободе СМИ. Конечно, каждое правительство имеет право принимать такие законы, но они имеют и обязательства по обеспечению свободы СМИ.

Дуня Миятович призвала «быть честными по отношению друг к другу», а также «быть толерантными к любой критике и обеспечить важную роль СМИ во время выборов». В качестве положительного примера представитель ОБСЕ привела принятие Таджикистаном «всех возможных мер для обеспечения свободы слова» и поприветствовала двух недавно освобожденных журналистов, которые попали за решетку за свою профессиональную деятельность.

О роли Интернета в продвижении плюрализма сделал первый доклад главный советник Бюро представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Роланд Блесс. С одной стороны, стремительное развитие информационных технологий скоро приведет к повсеместному вопросу регулирования Интернета, отметил он. С другой стороны, считает эксперт, права на пользование Интернетом нужно рассматривать уже как права человека.

— Что касается управления контентом, то необходимо определить правовую терминологию. Суды могут использовать ту терминологию, которая не подходит к Интернету, и уйдут годы, прежде чем они начнут соблюдать терминологию, — уточнил г-н Блесс.

Кроме этого Роланд Блесс призвал не блокировать сайты и контент и правильно понимать термины «терроризм» и «экстремизм».

Поддержал его научный сотрудник Центра социологических и правовых исследований Оксфордского университета Дэвид Голдберг.

— Никто не может контролировать информацию на сто процентов, — сказал он. — Если я захочу выйти на улицы своего города, я хочу, чтобы была обеспечена безопасность на 100%. В этом плане нам необходимо разработать механизмы безопасности, чтобы кто-то чужой не напал на наших пешеходов — или, в контексте Интернета, пользователей. Но здесь не должна идти речь о цензуре.

Интернет-политике и принципам саморегулирования был посвящен доклад координатора проектов в Центральной Азии Академии «Немецкой волны» Эрика Альбрехта. Он обозначил преимущества Интернета как информационного канала, которым могут воспользоваться и традиционные СМИ, включая радио и ТВ, и простые граждане. Кроме того, по его наблюдениям, Интернет обошли стороной классические механизмы давления на СМИ, а также, по большей части, цензура. В-третьих, снижается стоимость создания нового СМИ и возникает «самиздат 2.0». Из недостатков же г-н Альбрехт отметил «иллюзию информированности»:

— Я уже увидел главные новости на ленте «Яндекс», зачем мне еще заходить куда-то? Онлайн-СМИ хорошо работают с новостными форматами, но пока не так хорошо с бэкграундовскими (расследовательскими и аналитическими — авт.).

Среди вызовов для интернет-ресурсов Эрик Альбрехт выделил оперативность, дальше которой «никто пока не мыслит», и желание редакций ориентироваться на содержание конкурентов. Хотя пришло время делать хорошую журналистику.

— Что писать? Смотрим у конкурентов! — так, по словам спикера, мыслят многие онлайн-издания. — Когда я работаю, я смотрю, что делают конкурент, и хочу дать в свои ряды такую же новость. Журналисты смотрят сайты нескольких СМИ весь день.

Затронул г-н Альбрехт и тему гражданской журналистики.

— Но это что-то другое, а не журналистика, — заметил он. — И профессиональные, и гражданские журналисты важны, надо этим гордиться. В условиях Интернета стало больше источников информации, и функции журналистики расширились. Журналисты должны быть охранниками информации — проверить и предоставить ее, сориентировать, что важно, а что нет. Это не цензура, люди могут смотреть, что они хотят, но люди хотят кого-то, кто презентует выбранную информацию. И это функция журналистики.

В Интернете часто видят просто технологию, тогда как это, в первую очередь, «возможность подойти к информации, которая недоступна по другим каналам», отметил председатель Союза журналистов Литвы Дайнюс Радзявичус.

— Надо ставить вопрос: действительно ли интернет-услуги правительства и публичный сектор в Интернете удобны для людей? Если там только односторонняя информация от власти — это не плюрализм. Куда бы ни вошел — те же пресс-релизы, лица и высказывания. Это неудобно для граждан. А если там есть возможность участия граждан — зайти в профили «Фейсбука», «Твиттера», оставить комментарии, если их там слушают — тогда это плюрализм. Но такой стиль жизни для власти неудобен — они общаются с бумагами, законами и друг с другом. Им некогда увидеть нормальную жизнь обычных людей.

С другой стороны, Интернет и ограничивает возможности прессы.

— И социологи, и психологи говорят, что появилось новое поколение, которое читает все за 1 секунду, и современные СМИ это понимают. Текст в 2—3 страницы уже никто не читает. Раньше была подписка на газету — все видели, сколько читателей. А сейчас нет кликов — нет читателей. Здесь Интернет — новые возможности, которые ограничивают СМИ.

Завершающими в этот день стали два доклада и дискуссия по ситуации в Казахстане. Вначале с темой «Интернет-регулирование в Казахстане» выступил начальник управления департамента госполитики в области СМИ Министерства связи и информации Макажан Шайкен.

— На октябрь 2011 года у нас 6,8 млн, или 40,1% населения пользуются Интернетом, — заговорил чиновник языком цифр. — Посещаемость казахстанских ресурсов — 14 миллионов посещений. Каждый год количество интернет-ресурсов увеличивается на 20—25%.

В этом есть заслуга госполитики, подвел черту спикер. Государство, по его словам, вообще многое делает для развития Интернета. Так, к 2013 году планируется покрыть все села беспроводным Интернетом (сегодня покрыто 1500 сел).

— По контенту — это поддержка интернет-ресурсов, — также сказал г-н Шайкен. — Суть программы: за счет средств государства люди получают для новых ресурсов бесплатный хостинг на социально значимые проекты. Также мы принимаем активные меры по вовлечению СМИ в Интернет, инициировали сайт-агрегатор для новостей казахстанских сайтов. Для периодических изданий там создано 54 странички.

Говоря о регулировании, г-н Шайкен отметил, что нормы действующего закона об Интернете не новы — определение веб-сайта было и в законе 1999 года, просто «пошло расширение понятий и повышение ответственности собственников ресурсов за распространяемую информацию».

— В этом зале меня, наверное, мало кто поддержит, но позиция государства — что интернет-сайт — это СМИ. Они распространяют информацию как ТВ и радио и воздействуют на людей так же, как СМИ. И ответственность должна быть, — подчеркнул он. — Противники закона предлагали приравнять и заборы к СМИ, но нельзя сравнивать по воздействию заборы и Интернет.

Что касается блокировки портала «Республика», которая длится уже полтора года, то этот чиновник, как и все его предыдущие коллеги, пояснил, что «по «Республике» нет решения суда». Следовательно, блокировки тоже нет.

— Это результат плохой работы технической службы портала, — не смущаясь, добавил он.

Скорректировал интернет-картину своим докладом блогер Адиль Нурмаков. Не отрицая, что количество пользователей во много раз выросло за последние годы, он предположил, что цифра, скорее всего, сильно завышена за счет учета одних и тех же пользователей несколько раз. Говоря же о господдержке веб-ресурсов, г-н Нурмаков напомнил, что, заявляя своей целью развитие отечественного сегмента Интернета, власть «играет на бизнес-конкуренции, занимаясь не своим делом».

— Используются деньги налогоплательщиков для создания или сайтов сомнительного содержания, или сайтов, подлежащих дальнейшей коммерциализации.

Затрагивая тему регулирования, спикер констатировал, что государство (главным образом, благодаря закону об Интернете) оставляет за собой право определять контент, распространяемый через Интернет.

— При этом остались вне поля зрения закона механизмы досудебного урегулирования вопросов, — подчеркнул г-н Нурмаков. — Часто решения по блокировке и по снятию блокировки проходили непрозрачно и произвольно. Когда «Живой Журнал» был заблокирован в первый раз, объяснение последовало через полгода, а открытие вообще прошло не в правовом поле и было приурочено к саммиту в Астане!

Еще один недостаток, подмеченный блогером, это непрофессионализм людей, принимающих решение по блокировке. Так, в нынешнем году среди официально заблокированных сайтов оказались несуществующий ресурс, поисковик, «Живой Журнал» и LiveInternet (два последних, по его словам, были заблокированы из-за одного аккаунта в каждом).

Дискуссия после сессии развернулась довольно интенсивная.

На дополнительный вопрос о блокировке «Республики» г-н Шайкен еще раз отправил всех к технической службе портала, а также на зеркала и соцсети, где все, включая самого Макажана Шайкена, читают материалы портала.

— Вопрос о блокировке с «Республикой» не стоит — нет судебного решения, — еще раз повторил он, словно не бывает блокировок без решений.

— Если в Казахстане Интернет приравнивают к СМИ, то все граждане, владеющие сайтами, — журналисты? — задали вопрос кыргызстанцы.

— Не знаю, — развел руками г-н Шайкен. — Каждый пользователь — не журналист. Приравнивается к СМИ весь ресурс, и собственник несет ответственность, а не отдельный пользователь.

Кыргызстанские эксперты отметили, что было бы логичнее блокировать отдельные аккаунты, а не «радикально весь ресурс».

— Мы информировали «ЖЖ», что у них есть аккаунт с экстремистским содержанием, пытались досудебно решить, но они не ответили, и мы заблокировали все. Если они заблокируют один блог, государство рассмотрит открытие ресурса, — ответил наш чиновник.

— Вы говорите, что закон был необходим для борьбы с незаконной информацией и терроризмом. Но разве нет закона о терроризме? Чем отличаются терроризм в Интернете и просто терроризм? — вступил в разговор участник из Таджикистана. — И как вы определяете территорию Казахстана в Интернете для соблюдения закона Казахстана?

— До принятия закона мы юридически не могли блокировать интернет-ресурс, — признался чиновник. — По закону о терроризме — он говорит, что нельзя пропагандировать экстремизм и терроризм. Мы не имели правовых оснований для блокировки сайтов, это было решено посредством закона об Интернете.

Что касается второго вопроса, то виртуальная территория Казахстана, по словам эксперта из министерства, определяется провайдером.

— Простой пользователь может обойти блокировку? — спрашивали снова из зала.

Адиль Нурмаков пояснил, что все активные пользователи легко это делают. Однако вспомнил, как проводил тренинг по обходу блокировок: один участник выложил в Интернет список рекомендованных анонимайзеров, и потом они оказались… заблокированы.

Завершая сессию, Адиль Нурмаков рекомендовал госорганам быть более открытыми и публичными, в том числе и в вопросе пояснений по блокировкам.

Follow this link:
Виртуальные границы: одни чертят, одни нет

архивные статьи по теме

Индия шокирована решением по Кашагану

С такой охраной и врагов не надо?

Ветеранам не дали ни машины, ни квартиры