-26 C
Астана
24 февраля, 2024
Image default

Бодалась газета с местным акимом

Поли­ти­ка у нас дела­ет­ся в Акор­де. Отча­сти – в южной сто­ли­це, на митин­гах несо­глас­ных. Ред­ко – в «горя­чих точ­ках», напри­мер, в Жана­о­зене, где неф­тя­ни­ков с помо­щью свин­ца уго­ва­ри­ва­ли забыть об эко­но­ми­че­ских тре­бо­ва­ни­ях. Ино­гда – в област­ных цен­трах вро­де Ураль­ска, где жур­на­ли­ста Лук­па­на Ахме­дь­я­ро­ва выстре­лом из трав­ма­ти­че­ско­го писто­ле­та и семью ноже­вы­ми уда­ра­ми убеж­да­ли отсту­пить­ся от сво­ей граж­дан­ской позиции.

 

Автор: Ибра­гим КУБЕКОВ

 

Но ведь в Казах­стане есть еще сот­ни посел­ков и рай­цен­тров, тыся­чи дере­вень и аулов. Неужто там одна лишь тишь, гладь да Божья бла­го­дать? Нет, ока­зы­ва­ет­ся, и в глу­бин­ке есть люди, оппо­ни­ру­ю­щее абсур­ду систе­мы не митин­га­ми и акци­я­ми непо­ви­но­ве­ния, а с реду­тов обыч­но­го здра­во­го смыс­ла. И не толь­ко сло­ва­ми, но и делом.

Ибра­гим Кубе­ков, худож­ник по обра­зо­ва­нию, дол­гое вре­мя рабо­тал газет­ным кари­ка­ту­ри­стом — в «Друж­ных ребя­тах», «АБВ», «Кара­ване», «Ков­че­ге», да и сей­час про­дол­жа­ет — в «Мега­по­ли­се». При­чем он едва ли не един­ствен­ный в стране, кто рису­ет поли­ти­че­ские шаржи.

А в нача­ле лета 1999 года Ибра­гим Мнай­да­ро­вич, по его соб­ствен­но­му выра­же­нию, «пой­мал при­ход» — открыл част­ную газе­ту «Иссык». Него­су­дар­ствен­ные рай­он­ки в Казах­стане мож­но пере­счи­тать на паль­цах одной руки. И моти­ва­ция занять­ся таким дох­лым биз­не­сом, как сего­дня при­зна­ет сам Кубе­ков, была совер­шен­но ирра­ци­о­наль­ной. Пер­вые три года — одни вло­же­ния, ника­кой отда­чи. Изда­те­ля каж­дый день одо­ле­ва­ли дум­ки о сво­ем дети­ще типа: я тебя поро­дил — я тебя и убью. Но потом дело пошло, и сей­час «Иссык» рас­про­стра­ня­ет­ся в Енбек­ши­ка­зах­ском рай­оне Алма­тин­ской обла­сти тира­жом 3,5 тыся­чи экземпляров.

Об этой газе­те — раз­го­вор осо­бый. А бесе­ду мы нача­ли все-таки с шаржей.

Жума­гу­лов — сам ходя­чая карикатура

- Ибра­гим, мы с тобой зна­ко­мы с 1985 года, вме­сте состо­я­ли в клу­бе алма-атин­ских кари­ка­ту­ри­стов «Чер­ным по бело­му», про­ве­ли здесь четы­ре все­со­юз­ных выстав­ки кари­ка­ту­ры. Но я не при­пом­ню, что­бы ты в то вре­мя гре­шил рисо­ван­ны­ми паск­ви­ля­ми на ува­жа­е­мых людей…

- К порт­ре­ту я все­гда тяго­тел, пото­му что все­гда дела­ешь то, что луч­ше полу­ча­ет­ся. А шар­жа­ми начал, как ты гово­ришь, гре­шить в 1997—98 годах в «Ков­че­ге», у Гри­го­рия Изра­и­ле­ви­ча Брей­ги­на. Сна­ча­ла это были толь­ко редак­ци­он­ные зада­ния, а потом — и для души.

- У тебя есть люби­мый герой?

- Герой? (Заду­мы­ва­ет­ся). Да хотя бы Бакыт­жан Жума­гу­лов (министр обра­зо­ва­ния и нау­ки. — В. Б.). Он же сам — ходя­чая карикатура.

- Тебе когда-нибудь при­хо­ди­лось наяву стал­ки­вать­ся со сво­и­ми персонажами?

- Было дело. Одна­жды опуб­ли­ко­вал в «Мега­по­ли­се» шарж на пер­во­го пре­зи­ден­та «Эйр Аста­ны» Ллой­да Пак­сто­на. Спу­стя вре­мя выгля­ды­ваю в наш редак­ци­он­ный кори­дор (на гор­шок собрал­ся) — а по нему идет пред­ста­ви­тель­ная деле­га­ция в гал­сту­ках. Я сра­зу при­знал мое­го героя: «О, Пак­стон!» Тут же, отку­да ни возь­мись, появи­лась газе­та с его шар­жем. Глав­ный редак­тор Игорь Шах­но­вич нас пред­ста­вил. Пак­сто­ну рису­нок понра­вил­ся: «Oh, yeh, yeh!». «Йе-йе — мало, — гово­рю ему. — Пузырь с тебя!» Уж не знаю, как ему пере­ве­ли, но через неде­лю пузырь я поимел — шеф мне пере­дал хоро­шую бутыл­ку коньяка.

- А с наши­ми дея­те­ля­ми не пересекался?

- Как-то к нам в Иссык при­е­хал перед выбо­ра­ми аги­ти­ро­вать Серик­бол­сын Абдиль­дин (быв­ший лидер ком­пар­тии Казах­ста­на. — В. Б.). Я ему зада­рил шарж, где он был изоб­ра­жен в позе Лени­на с вытя­ну­той рукой…

- Как писал Довла­тов, в позе тури­ста, голо­су­ю­ще­го на трассе…

- Ну да. Он посмеялся.

Забаш­ляй — и поез­жай дальше

- Ска­жи, Ибра­гим, тво­ей газе­те уда­ет­ся доби­вать­ся реаль­ных результатов?

- Совсем све­жий слу­чай. При­шло новое руко­вод­ство дорож­ной поли­ции Енбек­ши­ка­зах­ско­го рай­о­на. И сра­зу появи­лись новые зна­ки. За пол­то­ра кило­мет­ра до гра­ни­цы горо­да воз­ни­ка­ет таб­лич­ка — «Есик»: ты авто­ма­ти­че­ски обя­зан сбро­сить ско­рость до 60 км/час. А через 15—20 мет­ров — еще знак: огра­ни­че­ние ско­ро­сти 40 км/час. Плюс знак «Пеше­ход­ный пере­ход», кото­рый скром­но спря­тал­ся за авто­бус­ной оста­нов­кой, и води­те­ли его не видят. Там же зата­и­лась и груп­па гаиш­ни­ков, фик­си­руя нару­ши­те­лей с помо­щью сво­ей чудо-тех­ни­ки — рада­ра. А люди воз­вра­ща­ют­ся с рабо­ты из Алма­ты, тури­сты едут на отдых — пред­ставь, какой у инспек­то­ров улов! Тут же целый уча­сток рэке­та! Мож­но было вме­сто трех про­сто пове­сить один знак: «Забаш­ляй — и поез­жай дальше».

Оста­нав­ли­ва­ют меня. За пре­вы­ше­ние ско­ро­сти — 50 км/час. А поло­же­но — 40. Я им: «Кем поло­же­но? С чего вдруг здесь появил­ся этот знак?» — «Вы редак­тор газе­ты? Лад­но, про­ез­жай­те, не задер­жи­вай­те. Види­те, какая оче­редь нару­ши­те­лей». Я упер­ся: «Имею подо­зре­ние, что вы спе­ци­аль­но здесь все под­стро­и­ли». Хотя у меня пол­ная уве­рен­ность: гаиш­ни­ки обо­ру­до­ва­ли кор­муш­ку. Дои­ло­во! Про­шу гаиш­ни­ков аргу­мен­ти­ро­вать необ­хо­ди­мость новых зна­ков на этом отрез­ке доро­ги. Один кри­чит: «За минув­шую зиму тут погиб­ло 18 детей!» Я решил про­ве­рить. Мой кор­ре­спон­дент взял интер­вью у началь­ни­ка рай­он­ной дорож­ной поли­ции. Тот гово­рит: «Было око­ло 5—6 наез­дов на детей». Пять с поло­ви­ной, что ли? Зна­чит, он сам инфор­ма­ци­ей не вла­де­ет. Мы позво­ни­ли в боль­ни­цы. Не зафик­си­ро­ва­но ни одно­го слу­чая! Выво­ды делай сам.

- Что ста­лось с теми знаками?

- В газе­те мы под­ня­ли бучу, кото­рая име­ла боль­шой резо­нанс. Знак «40» сна­ча­ла народ попы­тал­ся вырвать сам, потом его демон­ти­ро­ва­ли. Ука­за­тель «Есик» в ЖКХ нам обе­ща­ли пере­не­сти к самой гра­ни­це горо­да, а «Пеше­ход­ный пере­ход» — уста­но­вить перед оста­нов­кой, что­бы его было вид­но издалека.

У малень­кой газет­ки — малень­кие победки.

Кто снял скальп с градоначальника?

- У газе­ты «Иссык» были кон­флик­ты с мест­ной властью?

- Три года под­ряд мы тром­би­ли аки­ма горо­да Есик Асха­та Алма­бе­ко­ва. И все-таки совсем недав­но он напи­сал заяв­ле­ние об ухо­де по соб­ствен­но­му желанию.

- За что ж вы его так?

- Было за что. Во-пер­вых, рань­ше он рабо­тал аки­мом села Мало­вод­ное, где было смер­то­убий­ство (кро­во­про­лит­ный кон­фликт мест­ных жите­лей с чечен­ской семьей Мах­ма­ха­но­вых в селах Мало­вод­ное и Каза­тком Алма­тин­ской обла­сти 17—19 мар­та 2007 года. — В. Б.).

Там поле­те­ли голо­вы, кого-то даже в обла­сти сня­ли. А Алма­бе­ков — пошел на повышение.

- Это ведь при­ня­тая у нас практика.

- И зна­ешь, что он пер­вым делом сде­лал? Заста­вил всех сотруд­ни­ков город­ско­го аки­ма­та напи­сать заяв­ле­ния об уволь­не­нии с откры­той датой. И двое вос­ста­ли: юрист Женис Бар­са­ев и еще один работ­ник, кото­рый про­сит, что­бы его не упо­ми­на­ли. Их уволили.

- А, пом­ню Жени­са. Он обра­щал­ся со сво­ей про­бле­мой в газе­ту «Вре­мя», где я тогда тру­дил­ся, и мы несколь­ко раз про него писали.

- И мы сколь­ко раз!

- Он в два­дцать инстан­ций обра­щал­ся, до адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та дошел. И читал я, что недав­но, в кон­це кон­цов, восстановился.

- Я пер­со­наль­но про­тив это­го Алма­бе­ко­ва ниче­го не имел. И никто мне его не «зака­зы­вал». Как в филь­мах гово­рят: ниче­го лич­но­го — толь­ко биз­нес. Пре­крас­но пони­маю, что он порож­де­ние систе­мы. Что таких, как он, систе­ма вос­про­из­во­дит свер­ху дони­зу. Поэто­му, кста­ти, лич­ных кон­так­тов с мест­ны­ми басты­ка­ми пред­по­чи­таю избе­гать. А толь­ко аки­мов наше­го Енбек­ши­ка­зах­ско­го рай­о­на я как редак­тор пере­жил уже штук шесть.

- За что еще ты в газе­те гно­бил аки­ма города?

- Он решил любое дви­же­ние в Еси­ке поста­вить под лич­ный кон­троль. Рань­ше при гора­ки­ма­те рабо­тал сек­ре­та­ри­ат, кото­рый при­ни­мал от жите­лей заяв­ле­ния в пись­мен­ном виде. При­хо­дишь, реги­стри­ру­ешь свое пись­мо — и через поло­жен­ное вре­мя тебе дают ответ. Алма­бе­ков эту систе­му упразд­нил. Каж­дый про­си­тель дол­жен был лич­но прий­ти к нему в каби­нет, высто­яв огром­ную оче­редь: он при­ни­мал два­жды в неде­лю, и то не пол­ный рабо­чий день. Перед этим нуж­но было запол­нить анке­ту — кто ты есть. При­чем на казах­ском язы­ке: рус­ских блан­ков нико­гда не води­лось. А в Еси­ке даже не все каза­хи госу­дар­ствен­ным язы­ком вла­де­ют. В общем, аким создал огром­ную про­бле­му на ров­ном месте. Наша газе­та об этом тру­би­ла, но все — как об стен­ку горох.

- Чего ради он устро­ил такой тет-а-тет с жите­ля­ми горо­да? Хотел со все­ми лич­но позна­ко­мить­ся? Или из-за тити-мити?

- Здесь уже начи­на­ют­ся пред­по­ло­же­ния, кото­ры­ми я как редак­тор опе­ри­ро­вать не могу. Одно могу ска­зать: в основ­ном люди обра­ща­лись по пово­ду выде­ле­ния земель­ных участ­ков. А там — сам зна­ешь, какая поч­ва для фоку­сов. Но глав­ная беда — в том, что аки­ма никто не выби­рал. И тако­го чело­ве­ка, кото­рый нам толь­ко ослож­нял и ухуд­шал жизнь, насе­ле­ние нико­гда не выбра­ло бы. Но его нам назна­чи­ли. Навязали.

- Чем еще он запомнился?

- Одна из послед­них его акций: вме­сто того, что­бы начать убор­ку мусо­ра в Еси­ке, он вывел на ули­цы сту­ден­тов кол­ле­джей с транс­па­ран­та­ми «За чисто­ту наше­го города!»

- Жесть! Пря­мо как в анекдоте…

- Когда Алма­бе­ков напи­сал заяв­ле­ние «по соб­ствен­но­му», мы сооб­щи­ли об этом в газе­те, напом­нив чита­те­лям все его «подви­ги». Он позво­нил мне с оби­дой: «Ибра­гим, за что ж вы меня так? Что я вам сде­лал?» Я отве­тил: ниче­го лич­но­го. Хотя, при­зна­юсь, один лич­ный момент был. Несколь­ко лет назад на ули­це Оле­га Коше­во­го, где нахо­дит­ся редак­ция, про­рва­ло ржа­вый водо­про­вод, в трех местах били фон­та­ны. Горво­до­ка­нал ска­зал: это ваши про­бле­мы. Мы с сосе­дя­ми ски­ну­лись, наня­ли тех­ни­ку и мето­дом асар про­ло­жи­ли новые пла­сти­ко­вые тру­бы. Но заас­фаль­ти­ро­вать ули­цу нам было уже не по кар­ма­ну. Я понес аки­му кол­лек­тив­ное заяв­ле­ние жите­лей. И он про­дер­жал меня в «пред­бан­ни­ке» пол­то­ра часа, хотя сидел в каби­не­те один.

- Так вам асфальт-то положили?

- Через два года, когда впер­вые с совет­ской вла­сти нача­ли бла­го­устра­и­вать наш городок.

- Так ты счи­та­ешь, «скальп» аки­ма — на сове­сти тво­ей газеты?

- Мы писа­ли о нем в каж­дом номе­ре, но если бы нас не под­дер­жа­ли «боль­шие» газе­ты («Вре­мя» писа­ло три­жды, «Мега­по­лис» — два раза) и про­бле­ма не вышла на рес­пуб­ли­кан­ский уро­вень, то вряд ли пере­ло­ми­ли бы ситу­а­цию. И еще Женис Бар­са­ев моло­дец. Настыр­ный — добил­ся сво­е­го. Будь хотя бы 25 про­цен­тов насе­ле­ния таки­ми прин­ци­пи­аль­ны­ми — им там, навер­ху, вооб­ще нече­го было ловить.

Бесе­до­вал Вадим БОРЕЙКО

Источ­ник: Газе­та “Голос Рес­пуб­ли­ки” №16 (238) от 27 апре­ля 2012 года

More:
Бода­лась газе­та с мест­ным акимом

архивные статьи по теме

Латыңға көшу – өз еркімен өшу

Какие цели преследует Glencore в Казахстане?

Не жуЖЖать, а всем чирикать!