17 C
Астана
5 октября, 2022
Image default

Белый дом не смог повлиять на Асада

Дав­но про­шли те вре­ме­на, когда к пре­зи­ден­ту Бара­ку Оба­ме мог­ли при­слу­шать­ся в Сирии, поэто­му в поне­дель­ник, 26 авгу­ста, его адми­ни­стра­ция попы­та­лась пого­во­рить с Рос­си­ей. Это ока­за­лось доволь­но непро­стой зада­чей для адми­ни­стра­ции, нахо­дя­щей­ся в натя­ну­тых отно­ше­ни­ях с рос­сий­ским пре­зи­ден­том Вла­ди­ми­ром Пути­ным из-за отме­ны дву­сто­рон­не­го сам­ми­та, при­чи­ной чего, поми­мо все­го про­че­го, ста­ло реше­ние Рос­сии предо­ста­вить поли­ти­че­ское убе­жи­ще раз­об­ла­чи­те­лю дей­ствий Агент­ства наци­о­наль­ной без­опас­но­сти Эдвар­ду Сно­уде­ну (Edward Snowden). 

Поне­дель­ник не при­нес ника­ких новых под­ска­зок в деле о том, как Белый дом дол­жен реа­ги­ро­вать на при­ме­не­ние в Сирии хими­че­ско­го ору­жия, факт кото­ро­го гос­сек­ре­тарь Джон Кер­ри (John Kerry) назвал «неоспо­ри­мым». Такое опре­де­ле­ние ста­ло сво­е­го рода шагом впе­ред по срав­не­нию с выра­же­ни­ем «доволь­но мало сомне­ний», про­зву­чав­шим из уст высо­ко­по­став­лен­но­го чинов­ни­ка адми­ни­стра­ции в вос­кре­се­нье, 25 августа.

Кер­ри про­из­нес 7‑минутную речь, прак­ти­че­ски цели­ком направ­лен­ную на то, что­бы при­сты­дить Рос­сию за то, что она пре­вра­ти­лась в  зару­беж­но­го бла­го­тво­ри­те­ля Сирии. Его речь ста­ла пер­вым пуб­лич­ным под­твер­жде­ни­ем, дан­ным высо­ко­по­став­лен­ным чле­ном коман­ды наци­о­наль­ной без­опас­но­сти США, что у Бело­го дома не оста­лось ника­ких сомне­ний в том, что в Сирии было при­ме­не­но хими­че­ское ору­жие и что ответ­ствен­ность за это несет Башар аль-Асад.

В сво­ей речи Кер­ри не упо­мя­нул име­ни пре­зи­ден­та Рос­сии Вла­ди­ми­ра Пути­на и назва­ние стра­ны, одна­ко всем было понят­но, о ком имен­но идет речь. «Все, кто заяв­ля­ет, что ата­ка тако­го ужа­са­ю­ще­го мас­шта­ба мог­ла быть спе­ци­аль­но под­стро­е­на или сфаб­ри­ко­ва­на, долж­ны про­ве­рить свою совесть и нрав­ствен­ный ком­пас, — заявил Кер­ри, имея в виду ата­ки с при­ме­не­ни­ем химо­ру­жия, за кото­ры­ми, по мне­нию адми­ни­стра­ции Оба­мы, сто­ит сирий­ский режим. — То, что мы видим перед собой сего­дня, реаль­но и убедительно».

После выступ­ле­ния Кер­ри пресс-сек­ре­тарь Бело­го дома Джей Кар­ни (Jay Carney) заявил, что даже Рос­сия согла­си­лась с тем, что в Сирии было при­ме­не­но хими­че­ское ору­жие. «Когда захо­дит речь о Рос­сии, я думаю, важ­но про­яс­нить, что при­ме­не­ние хими­че­ско­го ору­жия в таких серьез­ных мас­шта­бах, кото­рое име­ло место 21 авгу­ста на окра­ине Дамас­ка, не вызы­ва­ет сомне­ний, — ска­зал Кар­ни. — Меж­ду­на­род­ное сооб­ще­ство уже при­шло к выво­ду о том, что это дей­стви­тель­но про­изо­шло. Даже Рос­сия и Иран при­шли к выво­ду и под­твер­ди­ли, что, по их мне­нию, хими­че­ское ору­жие было применено».

К тому момен­ту, когда Кер­ри и Кар­ни высту­пи­ли со сво­и­ми заяв­ле­ни­я­ми, Путин уже сооб­щил бри­тан­ско­му пре­мьер-мини­стру Дэви­ду Кэме­ро­ну (David Cameron) о том, что у Рос­сии «нет дока­за­тельств того, что ата­ка с при­ме­не­ни­ем хими­че­ско­го ору­жия дей­стви­тель­но име­ла место и кто несет за нее ответ­ствен­ность», как ска­за­но в отче­те о встре­че, предо­став­лен­ном офи­сом Кэме­ро­на. На про­шлой неде­ле офи­ци­аль­ный пред­ста­ви­тель МИД Рос­сии Алек­сандр Лука­ше­вич заявил, что в ходе ата­ки, про­ве­ден­ной 21 авгу­ста, было при­ме­не­но «неиз­вест­ное хими­че­ское оружие».

Кар­ни отме­тил, что ему ниче­го не извест­но о недав­них заяв­ле­ни­ях Пути­на: «Когда речь захо­дит об этом вопро­се и о кон­флик­те в Сирии, Рос­сия не хочет сотруд­ни­чать с нами в той сте­пе­ни,  в кото­рой нам и мно­гим дру­гим наци­ям хоте­лось бы, но на это заяв­ле­ние у меня пока нет отве­та, пото­му что я с ним еще не озна­ко­мил­ся». ООН долж­на про­ве­сти неза­ви­си­мое рас­сле­до­ва­ние и про­ве­рить, дей­стви­тель­но ли име­ло место при­ме­не­ние хими­че­ско­го ору­жия в Дамас­ке, и его экс­пер­ты уже этим зани­ма­ют­ся. В поне­дель­ник инспек­то­ров ООН, ехав­ших к месту пред­по­ло­жи­тель­ной ата­ки с при­ме­не­ни­ем химо­ру­жия, обстре­ля­ли снай­пе­ры. Тем не менее, им уда­лось собрать необ­хо­ди­мые образ­цы, как сооб­щи­ли пред­ста­ви­тель ООН в бесе­де с репор­те­ра­ми в Нью-Йорке.

Несмот­ря на то, что инспек­то­ры про­дол­жа­ют соби­рать дока­за­тель­ства, Кер­ри заявил, что «наша вер­сия собы­тий, про­изо­шед­ших в Сирии, под­креп­ле­на фак­та­ми, про­дик­то­ва­на нашей сове­стью и здра­вым смыс­лом». По сло­вам Кар­ни, Оба­ма сей­час взве­ши­ва­ет раз­лич­ные вари­ан­ты  и «про­во­дит кон­суль­та­ции с ино­стран­ны­ми лиде­ра­ми и союз­ни­ка­ми», одна­ко пре­зи­дент и пред­ста­ви­те­ли адми­ни­стра­ции отка­за­лись сооб­щить, бесе­до­ва­ли ли они в поне­дель­ник со сво­и­ми рос­сий­ски­ми кол­ле­га­ми. Кер­ри сооб­щил, что он бесе­до­вал с мини­стром ино­стран­ных дел Сирии и вынес ему жест­кое пре­ду­пре­жде­ние, одна­ко при этом он не упо­ми­нал ни о каких бесе­дах с рос­си­я­на­ми. Вме­сто это­го он несколь­ко раз намек­нул на неуступ­чи­вость Рос­сии в сирий­ском вопро­се.

Он попы­тал­ся напом­нить Рос­сии о том, что она явля­ет­ся частью сооб­ще­ства наций. «Речь идет о круп­но­мас­штаб­ном бес­по­ря­доч­ном при­ме­не­нии ору­жия, кото­рое, как было уже дав­но реше­но в циви­ли­зо­ван­ном мире, при­ме­нять нель­зя, — заявил Кер­ри. — Это убеж­де­ние раз­де­ля­ют даже те стра­ны, кото­рые в дру­гих вопро­сах с нами не соглас­ны». Он попы­тал­ся апел­ли­ро­вать к «все­об­щей гуман­но­сти». «Неваж­но, что вы дума­е­те о Сирии, но все наро­ды и нации, кото­рые верят в идею нашей все­об­щей гуман­но­сти, долж­ны добить­ся того, что­бы винов­ные в при­ме­не­нии хими­че­ско­го ору­жия были при­зва­ны к отве­ту и что­бы тако­го боль­ше не повто­ри­лось», — доба­вил он. Он попы­тал­ся аргу­мен­ти­ро­вать свои заяв­ле­ния тем, что у США есть «неоспо­ри­мые» дока­за­тель­ства того, что сирий­ский режим при­ме­нил хими­че­ское ору­жие. «Заяв­лен­ное чис­ло жертв, заяв­лен­ные симп­то­мы постра­дав­ших, — про­дол­жил Кер­ри. — Это дока­зы­ва­ет, что все, о чем кри­чат нам эти кад­ры, реаль­но — что в Сирии было при­ме­не­но хими­че­ское оружие».

Он попы­тал­ся напом­нить рос­си­я­нам о том, что США ско­ро предо­ста­вит еще боль­ше дока­за­тельств того, что ответ­ствен­ность за при­ме­не­ние химо­ру­жия несет режим Аса­да. «Мы рас­по­ла­га­ем допол­ни­тель­ной инфор­ма­ци­ей об этой ата­ке, эту инфор­ма­цию мы сей­час соби­ра­ем  и ана­ли­зи­ру­ем вме­сте с наши­ми парт­не­ра­ми, и мы смо­жет обна­ро­до­вать эту инфор­ма­цию уже в бли­жай­шие дни». Такое обе­ща­ние Кер­ри обя­зы­ва­ет адми­ни­стра­цию предо­ста­вить новые дан­ные, дока­зы­ва­ю­щие связь меж­ду Аса­дом и хим­а­та­кой — дан­ные, кото­рые, веро­ят­нее все­го, не убе­дят рос­си­ян, дол­гое вре­мя наде­яв­ших­ся на про­ве­де­ние мир­но­го сам­ми­та  меж­ду сирий­ским лиде­ром и оппо­зи­ци­он­ны­ми фрак­ци­я­ми, стре­мя­щи­ми­ся сверг­нуть его. 

Тем не менее, самая серьез­ная про­бле­ма Бело­го дома заклю­ча­ет­ся не  в том, что­бы пред­ста­вить такие дока­за­тель­ства, кото­рые убе­ди­ли бы Рос­сию, а в том, что­бы выра­бо­тать план даль­ней­ших дей­ствий, кото­рый мог бы стать логи­че­ским про­дол­же­ни­ем всех  рез­ких заяв­ле­ний. «Я обес­по­ко­ен тем, что, когда стра­на настоль­ко силь­на и вли­я­тель­на, когда в поста­нов­ке задач она руко­вод­ству­ет­ся прин­ци­па­ми, ей рано или позд­но при­дет­ся эти зада­чи выпол­нять», — гово­рит быв­ший посред­ник на мир­ных пере­го­во­рах на Ближ­нем Восто­ке Аарон Дэвид Мил­лер (Aaron David Miller), кото­рый в поне­дель­ник заявил, что в кон­це кон­цов Оба­ме при­дет­ся вторг­нуть­ся в Сирию.

И выпол­не­ние этих задач может ока­зать­ся весь­ма серьез­ной про­бле­мой для Оба­мы. «Адми­ни­стра­ция очень уме­ло выби­ра­ет сло­ва, — гово­рит Мил­лер. — Про­бле­ма не в сло­вах. Про­бле­ма заклю­ча­ет­ся в зна­чи­тель­ном раз­ры­ве, кото­рый обра­зо­вал­ся меж­ду выска­зы­ва­ни­я­ми и действиями».

 

Источ­ник: inoСМИ.ru

Читать ори­ги­нал статьи: 

Белый дом не смог повли­ять на Асада

архивные статьи по теме

Chatham House назвал самый жесткий режим

Editor

ЕАЭС готов разделить с РФ тяготы кризиса?

Ангела Меркель может уйти досрочно?