9 C
Астана
20 сентября, 2021
Image default

«Без системных реформ все призывы — туфта». Разбирая экономические тезисы Токаева

Какие про­ти­во­ре­чия содер­жат­ся в эко­но­ми­че­ском бло­ке «посла­ния наро­ду», кото­рое пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев пред­ста­вил на ухо­дя­щей неде­ле? Поче­му дивер­си­фи­ка­ция эко­но­ми­ки, о кото­рой гово­рят в стране не пер­вый год, оста­ет­ся на бума­ге, а Наци­о­наль­ный фонд про­дол­жа­ет таять? Азаттык пого­во­рил с эко­но­ми­стом Айман Тур­сын­кан, дирек­то­ром агент­ства Eximar Foresight.

«ПРОЕДАЕМЫЙ» НАЦФОНД И «БОМБА», КОТОРАЯ ГРОЗИТ ВЗОРВАТЬСЯ

Азаттык: Тока­ев в «посла­нии» ска­зал о рас­ту­щем объ­е­ме транс­фер­тов из Нац­фон­да на покры­тие дефи­ци­та бюд­же­та. Он заявил, что запас устой­чи­во­сти не без­гра­ни­чен и идти всё вре­мя по «лег­ко­му» пути не полу­чит­ся. О необ­хо­ди­мо­сти умень­ше­ния объ­е­ма транс­фер­тов гово­рят не пер­вый год. Пять лет назад пред­ше­ствен­ник Тока­е­ва Нур­сул­тан Назар­ба­ев заяв­лял, что изъ­я­тия из Нац­фон­да надо сокра­щать. Полу­ча­ет­ся, воз и ныне там?

Пре­зи­дент Казах­ста­на Касым-Жомарт Тока­ев высту­па­ет с «посла­ни­ем наро­ду». Нур-Сул­тан, 1 сен­тяб­ря 2021 года

Айман Тур­сын­кан: Изъ­я­тия из Нац­фон­да уве­ли­чи­лись. В про­шлом году транс­фер­ты достиг­ли почти шести трил­ли­о­нов тен­ге вопре­ки зако­ну о рес­пуб­ли­кан­ском бюд­же­те. На пра­ви­тель­ствен­ном часе под­ни­мал­ся вопрос о том, что несни­жа­е­мый оста­ток Нац­фон­да при­бли­зил­ся к кри­ти­че­ской отмет­ке. Одна­ко изъ­я­тия про­дол­жа­лись, при­чем день­ги направ­ля­ют­ся во мно­гом на неэф­фек­тив­ные про­грам­мы. Почти 680 мил­ли­ар­дов тен­ге из рес­пуб­ли­кан­ско­го бюд­же­та еже­год­но тра­тят­ся исклю­чи­тель­но на суб­си­ди­ро­ва­ние про­цент­ной став­ки. Это пря­мая угро­за для Нац­фон­да, кото­рую созда­ет Наци­о­наль­ный банк, не кон­тро­ли­руя ситу­а­цию по инфля­ции, по лик­вид­но­сти на рын­ке, искус­ствен­но завы­шая базо­вую став­ку рефи­нан­си­ро­ва­ния, ухуд­шая тем самым поло­же­ние в эко­но­ми­ке. Во вто­ром полу­го­дии это­го года став­ка под­ня­лась до 9,25 про­цен­та. Если посмот­рим на дей­ствия моне­тар­ных вла­стей дру­гих стран, мы уви­дим, что во вре­ме­на рецес­сии, напро­тив, про­ис­хо­дит пони­же­ние базо­вой став­ки. Рос­сия дошла уже до 4,5 про­цен­та, сосед­ний Кыр­гыз­стан — до 6 про­цен­тов, в раз­ви­тых стра­нах став­ка — от минус 0,25 до 0,25 про­цен­та. Они сти­му­ли­ру­ют эко­но­ми­ку, а мы завин­чи­ва­ем гай­ки и уве­ли­чи­ва­ем рас­хо­ды госу­дар­ствен­но­го бюджета.

Эко­но­мист Айман Турсынкан

Азаттык: Вла­сти не пер­вый раз гово­рят, что нуж­но уве­ли­чи­вать дохо­ды бюд­же­та. Услы­ша­ли ли вы о спо­со­бах и инстру­мен­тах увеличения?

Айман Тур­сын­кан: Из чего состо­ят основ­ные дохо­ды госу­дар­ства? В первую оче­редь, это дохо­ды от недро­поль­зо­ва­ния. Они сокра­ти­лись — это вид­но по дина­ми­ке поступ­ле­ний в Нац­фонд: изъ­я­тия пре­вы­ша­ют поступ­ле­ния. Сей­час ничто не ука­зы­ва­ет на то, что будет пере­смат­ри­вать­ся поли­ти­ка по вос­ста­нов­ле­нию нуж­ных тари­фов по экс­пор­ту сырой неф­ти, ниче­го не гово­рит­ся о том, что будет осу­ществ­лять­ся глу­бо­кая пере­ра­бот­ка и, соот­вет­ствен­но, рас­ти нало­го­об­ла­га­е­мая база с пере­ра­ба­ты­ва­ю­щей отрас­ли. Печаль­но осо­зна­вать, но ни одно из пред­ло­же­ний, кото­рые в тече­ние послед­них пяти лет актив­но и неза­ви­си­мы­ми экс­пер­та­ми, и чле­на­ми «сове­та обще­ствен­но­го дове­рия» (кон­суль­та­тив­но-сове­ща­тель­но­го орга­на при Тока­е­ве. — Ред.) фор­ми­ро­ва­лись, пуб­ли­ко­ва­лись, направ­ля­лись, так и не нашло отражения.

Очень туман­но и вскользь упо­мя­ну­то о повы­ше­нии мини­маль­ной зара­бот­ной пла­ты до 60 тысяч тен­ге. Одно­вре­мен­но ука­зы­ва­ет­ся, что будет сни­же­на сово­куп­ная нагруз­ка на фонд опла­ты тру­да с теку­щих 37 про­цен­тов до 25. Если быть спе­ци­а­ли­стом в нало­го­об­ло­же­нии, здесь про­скаль­зы­ва­ет попыт­ка сооб­щить о рас­ши­ре­нии нало­го­об­ла­га­е­мой базы за счет сни­же­ния ста­вок. Есть такое поня­тие, как кри­вая Лаф­фе­ра: чем выше став­ка, тем мень­ше нало­го­об­ла­га­е­мая база, пото­му что люди начи­на­ют укло­нять­ся от высо­ких нало­гов, чем ниже нало­го­вая став­ка — тем мень­ше необ­хо­ди­мо­сти для биз­не­са и насе­ле­ния укло­нять­ся от нало­гов. При­ве­ду неболь­шой при­мер: как толь­ко были вве­де­ны упро­щен­ные режи­мы — 6 про­цен­тов для ТОО (това­ри­ще­ство с огра­ни­чен­ной ответ­ствен­но­стью, фор­ма соб­ствен­но­сти част­но­го пред­при­я­тия. — Ред.) и 3 про­цен­та для ИП (инди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей. — Ред.), а так­же еди­ный налог на сфе­ру роз­нич­ных услуг и роз­нич­ной тор­гов­ли в 2 про­цен­та, — уве­ли­чи­лось коли­че­ство про­зрач­ных кон­тро­ли­ру­е­мых пла­тель­щи­ков, воз­рос­ли поступ­ле­ния в мест­ный бюд­жет. Но чет­ко­го объ­яс­не­ния это­го в самом «посла­нии» нет. Что Тока­ев имел в виду под сни­же­ни­ем нагруз­ки на фонд опла­ты тру­да, могут дога­дать­ся самые про­ни­ца­тель­ные. Есть угро­за, что нач­нут кош­ма­рить насе­ле­ние и обла­гать нало­га­ми самые уяз­ви­мые слои — будут угро­жать, что не пустят ребен­ка в шко­лу, дет­ский сад, если роди­те­ли не сде­ла­ют еди­ный соци­аль­ный пла­теж (ЕСП). Я, конеч­но, не пара­но­ик, но вижу, что рефор­ма поду­ше­во­го финан­си­ро­ва­ния пред­по­ла­га­ет, что поли­кли­ни­кам, шко­лам, дет­са­дам для уве­ли­че­ния сво­их бюд­же­тов необ­хо­ди­мо при­пи­сать как мож­но боль­ше насе­ле­ния к сво­им объ­ек­там, одна­ко при­пи­сать про­сто так не полу­чит­ся — база еди­ная по здра­во­охра­не­нию и обра­зо­ва­нию — зна­чит, нач­нут «драть­ся» за тот кон­тин­гент, кото­рый есть. Но как толь­ко кон­тин­гент будет при­чис­лен к объ­ек­там здра­во­охра­не­ния или обра­зо­ва­ния, он сра­зу же ста­но­вит­ся про­зрач­ным для фис­каль­ных орга­нов. «При­ле­тят» штра­фы за непредо­став­ле­ние отчет­но­сти, будут тре­бо­ва­ния, что­бы реги­стри­ро­ва­лись в каче­стве ИП, даже если у чело­ве­ка нет дохо­дов. Так будут уве­ли­чи­вать нало­го­об­ла­га­е­мую базу. В ито­ге полу­чит­ся, что запла­тив­шие ЕСП не смо­гут полу­чать соци­аль­ные посо­бия. Пра­ви­тель­ство ска­жет: «Ребя­та, вы же може­те пла­тить нало­ги, зачем вам наши соц­по­со­бия?» — и лишит соци­аль­ных гаран­тий часть соци­аль­но уяз­ви­мых сло­ев населения.

Азаттык: Тока­ев ска­зал, что госу­дар­ство не будет помо­гать част­ным бан­кам. Об этом гово­ри­лось и рань­ше, но неко­то­рым помог­ли, при­чем неплохо…

Айман Тур­сын­кан: Ремар­ка внут­ри «посла­ния» пре­зи­ден­та о том, что госу­дар­ство бан­кам боль­ше помо­гать не будет, сви­де­тель­ству­ет о том, что ситу­а­ция достиг­ла край­ней точ­ки. Дело в том, что сей­час замо­ро­жен­ных акти­вов, кото­рые лежат мерт­вым гру­зом и явля­ют­ся абсо­лют­ным нелик­ви­дом для госу­дар­ства, нако­пи­лось более чем на два трил­ли­о­на тен­ге. «Бом­ба» гро­зит взо­рвать­ся уже в кон­це нояб­ря теку­ще­го года. Речь идет об обли­га­ци­ях, кото­рые были выпу­ще­ны под стрес­со­вые акти­вы бан­ков, у кото­рых недо­ста­точ­ная лик­вид­ность и у кото­рых идет про­цесс отзы­ва лицен­зий и лик­ви­да­ций. 20 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров «сли­ли в уни­таз» на так назы­ва­е­мое спа­се­ние бан­ков­ско­го сектора.

Нель­зя ска­зать, что пре­зи­дент не зна­ет об этой про­бле­ме. Эту про­бле­му озву­чи­ли и дове­ли до гла­вы Сове­та без­опас­но­сти еще месяц назад. Ситу­а­ция может вылить­ся во что угодно.

Засыпающие чиновники и неупомянутые взрывы. Обзор президентского «послания»:

Азаттык: При этом Тока­ев при­зы­ва­ет к уже­сто­че­нию кон­тро­ля за госу­дар­ствен­ны­ми рас­хо­да­ми, пред­ла­га­ет раз­ра­бо­тать некий свод пра­вил по управ­ле­нию госдол­гом, бюд­жет­ной поли­ти­кой. Помо­жет ли свод?

Айман Тур­сын­кан: Как ни уже­сто­чай кон­троль, если систе­ма кри­вая, то, изви­ни­те, гор­ба­то­го моги­ла испра­вит. Я не пони­маю, о каких мерах уже­сто­че­ния кон­тро­ля идет речь, если Счет­ный коми­тет не впра­ве зай­ти с про­вер­кой в наци­о­наль­ные ком­па­нии и пред­при­я­тия ква­зи­го­су­дар­ствен­но­го сек­то­ра. Даже если 100 про­цен­тов акций нац­ком­па­нии пря­мо или кос­вен­но при­над­ле­жат госу­дар­ству, Счет­ный коми­тет может не про­ве­рить, пото­му что у нас такое зако­но­да­тель­ство — о ком­мер­че­ской тайне, акци­о­нер­ных обще­ствах, пред­при­ни­ма­тель­ский кодекс. У нас эко­но­ми­че­ские нару­ше­ния рас­сле­ду­ют раз­ные струк­ту­ры — анти­кор­руп­ци­он­ная служ­ба, КНБ, служ­ба эко­но­ми­че­ских рас­сле­до­ва­ний при Мин­фине, отдел внут­ри МВД, про­ку­ра­ту­ра и так далее. Ни у одной из них, кро­ме про­ку­ра­ту­ры, нет пол­но­мо­чий ини­ци­и­ро­вать про­вер­ки, вести рас­сле­до­ва­ния — их про­сто не пустят на порог феше­не­бель­но­го офи­са ква­зи­го­су­дар­ствен­ной компании.

Если пре­зи­дент, кото­рый явля­ет­ся пред­се­да­те­лем сове­та дирек­то­ров Нац­бан­ка, не может его кон­тро­ли­ро­вать, то этот стра­те­ги­че­ский инсти­тут моне­тар­ной поли­ти­ки дол­жен быть под кон­тро­лем пар­ла­мен­та. Но в самом пар­ла­мен­те долж­ны быть адек­ват­ные, финан­со­во гра­мот­ные депу­та­ты. Раду­ет, конеч­но, что в послед­нем соста­ве пар­ла­мен­та есть отдель­ные люди, кото­рые пони­ма­ют, что такое финан­сы, но боль­шин­ство депу­та­тов неком­пе­тент­ны. Без систем­ных реформ все при­зы­вы — абсо­лют­ная туфта.

ДИВЕРСИФИКАЦИЯ ЭКОНОМИКИ: СЛОВА И НАМЕРЕНИЯ

Азаттык: В «посла­нии» гово­ри­лось о дивер­си­фи­ка­ции эко­но­ми­ки. Это, как кажет­ся, тоже ста­рая пес­ня. Поче­му дивер­си­фи­ка­ции как не было так и нет и эко­но­ми­ка оста­ет­ся сырьевой?

Айман Тур­сын­кан: Всё, что сего­дня про­ис­хо­дит в стране, — это резуль­тат пла­но­мер­ной поли­ти­ки по уни­что­же­нию пере­ра­ба­ты­ва­ю­щих про­из­водств, а зна­чит, лише­нию устой­чи­во­го рын­ка тру­да, рабо­чих мест. Когда у граж­дан нет ста­биль­ных дохо­дов, они вынуж­де­ны брать кре­ди­ты, что­бы хоть как-то пере­бить­ся. 75 про­цен­тов все­го насе­ле­ния стар­ше 18 лет явля­ют­ся дол­го­вы­ми раба­ми у бан­ков­ско­го сек­то­ра либо у мик­ро­фи­нан­со­вых орга­ни­за­ций, кре­ди­ты берут­ся даже на еду. Ни о какой дивер­си­фи­ка­ции не может быть речи, пока не про­изой­дет пере­за­груз­ка финан­со­вой системы.

Азаттык: Не види­те ли вы про­ти­во­ре­чий в том, что Тока­ев при­зы­ва­ет дивер­си­фи­ци­ро­вать эко­но­ми­ку и в то же вре­мя гово­рит, что недро­поль­зо­ва­ние нуж­да­ет­ся в новом импуль­се, посколь­ку ресурс­ный потен­ци­ал стра­ны не раскрыт?

Айман Тур­сын­кан: Про­ти­во­ре­чие явное. Нет ника­ко­го наме­ре­ния твер­до дивер­си­фи­ци­ро­вать эко­но­ми­ку, есть наме­ре­ние и даль­ше выка­чи­вать нед­ра, что­бы успел «пожрать» теку­щий истеб­лиш­мент и их потом­ки от мно­го­чис­лен­ных «гаре­мов». Весь мир пони­ма­ет, что недро­поль­зо­ва­нию конец, а мы соби­ра­ем­ся «при­дать это­му новый импульс». Я вижу в этом дру­гую подо­пле­ку: «Ребя­та, не удив­ляй­тесь, что у нас будут опять уве­ли­че­ния воз­вра­тов из Нац­фон­да». Не изъ­я­тий, а воз­вра­тов! Вы зна­е­те, что за 2020 год был воз­врат из Нац­фон­да одно­го трил­ли­о­на 800 мил­ли­ар­дов тен­ге — день­ги пошли не на финан­си­ро­ва­ние теку­щих рас­хо­дов бюд­же­та, они пошли назад, на спа­се­ние недропользователей.

Азаттык: Нац­банк и пра­ви­тель­ство «бес­силь­ны» перед инфля­ци­ей, ска­зал Тока­ев. И в то же вре­мя заявил, что ее нуж­но вер­нуть в кори­дор 4–7 про­цен­тов. Это возможно?

Айман Тур­сын­кан: Конеч­но, инфля­цию мож­но вер­нуть в кори­дор не выше 4 про­цен­тов. Для это­го базо­вая став­ка Нац­бан­ка долж­на быть пони­же­на до 2,5 про­цен­та, одно­вре­мен­но долж­ны быть сня­ты нор­ма­ти­вы по отно­ше­нию к изъ­я­тию лик­вид­но­сти со сто­ро­ны реаль­но­го сек­то­ра экономики.

При­ве­ду неболь­шой при­мер. На сего­дня из 15 трил­ли­о­нов ссуд­но­го порт­фе­ля 10 трил­ли­о­нов при­хо­дят­ся на необес­пе­чен­ные зай­мы физи­че­ских лиц, это в основ­ном потре­би­тель­ские кре­ди­ты. Обес­пе­чен­ная часть, пять трил­ли­о­нов, нахо­дят­ся в стрес­со­вом состо­я­нии из-за невоз­мож­но­сти биз­не­са оси­лить такую высо­кую про­цент­ную став­ку. Спе­ку­ля­тив­ные сек­то­ра уни­что­же­ны в резуль­та­те пан­де­мии, оста­ет­ся толь­ко реаль­ный сек­тор эко­но­ми­ки — это сель­ское хозяй­ство, пище­вая инду­стрия, лег­кая про­мыш­лен­ность, хими­че­ская про­мыш­лен­ность, сек­тор стро­и­тель­ства. Уро­вень рен­та­бель­но­сти там в туч­ные годы нико­гда не пре­вы­шал 20 про­цен­тов, а при про­се­да­нии рын­ка не может быть выше 12 про­цен­тов. А что мы видим по про­цент­ным став­кам для дан­ных сек­то­ров? Они выше 16 про­цен­тов, при этом полу­ча­ет­ся, что какую-то часть суб­си­ди­ру­ет госу­дар­ство, но при этом самим пред­при­ни­ма­те­лям от это­го ни холод­но ни жар­ко. Фак­ти­че­ски очень малое коли­че­ство охва­че­но под­держ­кой по уде­шев­ле­нию кре­ди­тов. Про­ис­хо­дит ненор­маль­ная ситу­а­ция: «Тем, кого не знаю, я дам по ком­мер­че­ской став­ке, а тому, кто бли­же и род­нее, дам по 6 про­цен­тов». Это при­ве­ло к тому, что те, кто «род­нее», дела­ют дефолт­ные про­ек­ты, и вуа­ля — мы видим в «Каза­гро» 50 про­цен­тов стрес­со­вых акти­вов. Я к чему это гово­рю? Когда в реаль­ный сек­тор эко­но­ми­ки не при­хо­дят деше­вые день­ги, инве­сти­ции на дли­тель­ный срок, не выстро­е­ны парт­нер­ские вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду финан­со­вым сек­то­ром и реаль­ным сек­то­ром, реаль­ный сек­тор не смо­жет нарас­тить свои обо­ро­ты, обес­пе­чить рынок нор­маль­ной про­дук­ци­ей, а людей — дохо­да­ми. Рен­та­бель­ность реаль­но­го сек­то­ра пол­но­стью съе­да­ет­ся мар­жой для бан­ков. Что вынуж­ден делать про­из­во­ди­тель? Пере­кла­ды­вать все поте­ри на конеч­ную цену про­дук­ции и допол­ни­тель­но свер­ху накру­чи­вать что-то себе на жизнь. Вот мы и полу­ча­ем замкну­тый круг, в кото­ром, с одной сто­ро­ны, высо­кая про­цент­ная став­ка бан­ков, яко­бы свя­зан­ная с высо­кой инфля­ци­ей, с дру­гой — искус­ствен­ное нака­чи­ва­ние инфля­ции с помо­щью базо­вой ставки.

«БАРИН» И «ХОЛОПЫ», ИЛИ ОБ ОТНОШЕНИЯХ ВЛАСТИ К ГРАЖДАНАМ 

Азаттык: Воз­вра­ща­ясь к вопро­су о мини­маль­ной зар­пла­те. Тока­ев заявил, что с 2022 года она будет повы­ше­на с 42 500 до 60 тысяч тен­ге, доба­вив, что она не повы­ша­лась с 2018 года (на самом деле — с 2019 года). Это, как он счи­та­ет, даст поло­жи­тель­ный эффект на эко­но­ми­ку в свя­зи с ростом потреб­ле­ния. Не пре­уве­ли­чен ли эффект, учи­ты­вая рост цен?

Айман Тур­сын­кан: Надо не мини­маль­ные зара­бот­ные пла­ты повы­шать, а под­ни­мать реаль­ные дохо­ды насе­ле­ния за счет реаль­ной дивер­си­фи­ка­ции эко­но­ми­ки и сни­же­ния спе­ку­ля­тив­ной подуш­ки внут­ри ценообразования.

Если мы под­ни­мем внут­рен­нее про­из­вод­ство, то умень­шим импорт, — это логич­но. У нас 60 про­цен­тов гото­вой про­до­воль­ствен­ной про­дук­ции при­хо­дит­ся на импорт. Мы поку­па­ем молоч­ные про­дук­ты из Рос­сии и Кыр­гыз­ста­на. Это нор­маль­но? По мясу пти­цы зави­си­мость от импор­та — 60 про­цен­тов, даже по крас­но­му мясу импор­то­за­ви­си­мость. Это из-за того, что мы всё экс­пор­ти­ру­ем в виде сырья, хуже того — в виде живо­го товар­но­го пого­ло­вья. Это пре­ступ­ле­ние про­тив наци­о­наль­ной без­опас­но­сти. Но тако­ва наша наци­о­наль­ная агрополитика.

В резуль­та­те затра­ты домо­хо­зяйств на про­до­воль­ствие дости­га­ют 60 про­цен­тов — это по офи­ци­аль­ной ста­ти­сти­ке. Пони­ма­е­те, изме­нив ситу­а­цию хотя бы в пище­вой отрас­ли, мы одно­вре­мен­но сни­зим цены на про­до­воль­ствие внут­ри стра­ны, пото­му что пере­ста­нем тра­тить дол­ла­ры на импорт. С дру­гой сто­ро­ны, повы­сим бла­го­со­сто­я­ние граж­дан за счет того, что они будут рабо­тать на пред­при­я­ти­ях. Всё осталь­ное — профанация.

Жен­щи­ны, про­да­ю­щие зелень, ово­щи и фрук­ты за пре­де­ла­ми рын­ка. Акто­бе, май 2020 года

Зна­е­те, я мно­го раз писа­ла, высту­па­ла, но никто не вчи­ты­ва­ет­ся, не вду­мы­ва­ет­ся, вооб­ще не пони­ма­ет, что у нас сде­ла­на нехо­ро­шая вещь, кото­рая пол­но­стью лиша­ет нас граж­дан­ских прав. Инди­ви­ду­аль­ный подо­ход­ный налог (ИПН), кото­рый упла­чи­ва­ет­ся с фон­да опла­ты тру­да офи­ци­аль­но­го штат­но­го работ­ни­ка, пере­чис­ля­ет­ся без при­вяз­ки к инди­ви­ду­аль­но­му иден­ти­фи­ка­ци­он­но­му номе­ру (ИИН) само­го работ­ни­ка. Хотя в нало­го­вом кодек­се чер­ным по бело­му напи­са­но, что это ИПН. Если в Еди­ный нако­пи­тель­ный пен­си­он­ный фонд еже­год­но пере­чис­ля­ет­ся, допу­стим, око­ло 3 трил­ли­о­нов тен­ге, зна­чит, столь­ко же пла­тят физи­че­ские лица. Но у нас это ука­зы­ва­ет­ся как нало­го­вые поступ­ле­ния от юри­ди­че­ских лиц. Всё с ног на голо­ву постав­ле­но. Любой граж­да­нин может посчи­тать на каль­ку­ля­то­ре срок сво­ей рабо­ты, весь объ­ем, кото­рый он запла­тил в ЕНПФ, всё это сум­ми­ро­вать. И ров­но столь­ко же вами упла­че­но как ИПН. Вами, не рабо­то­да­те­лем! У вас рабо­то­да­те­лей за всю жизнь может быть мно­го, но ваш ИИН инди­ви­ду­аль­ный, и к нему эта сум­ма не при­вя­за­на. Что в ито­ге про­ис­хо­дит? Госу­дар­ство, погла­жи­вая свое тол­стое брю­хо, начи­на­ет гово­рить: «Мол­чать, холоп, ты столь­ко нало­гов не пла­тишь, какие граж­дан­ские пра­ва?». «Не будет тебе бес­плат­но­го обра­зо­ва­ния, не будет бес­плат­но­го здра­во­охра­не­ния». А если ИПН сде­лать в при­вяз­ке к ИИН, вы пони­ма­е­те, как под­ни­мет­ся граж­дан­ское само­со­зна­ние? На Запа­де граж­дане зна­ют, что они содер­жат госу­дар­ство. А у нас не знают.

Азаттык: Тока­ев гово­рил о поло­жи­тель­ном эффек­те ини­ци­а­ти­вы по досроч­но­му исполь­зо­ва­нию пен­си­он­ных накоп­ле­ний, кото­рый, как он счи­та­ет, выра­жа­ет­ся в том, что работ­ни­ки ста­ли тре­бо­вать выпла­чи­вать зар­пла­ты не в кон­вер­тах. Вы види­те плю­сы в досроч­ном изъ­я­тии средств из ЕНПФ?

Айман Тур­сын­кан: Чуть-чуть вос­ста­но­ви­ли дове­рие к пен­си­он­ной систе­ме, когда какая-то малая часть, менее 3 про­цен­тов вклад­чи­ков, суме­ли вос­поль­зо­вать­ся сво­им накоп­ле­ни­я­ми, что­бы полу­чить ипо­те­ку и что-то сде­лать. На самом деле это была акция по реа­би­ли­та­ции ЕНПФ. Ника­ко­го дол­го­сроч­но­го поло­жи­тель­но­го эффек­та это не ока­за­ло. Пока не будет вид­но, сколь­ко чело­век сво­их нало­гов пла­тит, пока не будет чув­ства соб­ствен­но­сти на все нало­ги, кото­рые опла­че­ны в бюд­жет, а зна­чит, и чув­ства соб­ствен­но­сти по отно­ше­нию к госу­дар­ству — я не холоп и ты не барин, — толь­ко тогда мож­но будет гово­рить и о дове­рии к пен­си­он­ной систе­ме и о том, что люди пере­ста­нут согла­шать­ся на серую зарплату.

Азаттык: Тока­ев в «посла­нии» оста­но­вил­ся на явле­нии, кото­рое назвал «соци­аль­ным ижди­вен­че­ством». Вла­сти стра­ны гово­рят об «ижди­вен­цах» не впер­вые. Пра­виль­но ли госу­дар­ству, сидя­ще­му на неф­тя­ной игле, упре­кать в ижди­вен­че­стве насе­ле­ние, до кото­ро­го не дохо­дят дохо­ды от про­да­жи сырья?

«Иждивенчество» в устах Абаева и других власть имущих:

Айман Тур­сын­кан: Тока­ев повто­ря­ет сло­ва, кото­рые любит повто­рять елба­сы (титул, закреп­лен­ный за Назар­ба­е­вым. — Ред.). Мол, я создал госу­дар­ство, я родил свой народ, от меня всё зави­сит. Всё, что есть в жиз­ни хоро­ше­го, каж­дый кусок хле­ба, кото­рый ест казах­ста­нец, — это мое соб­ствен­ное досто­я­ние, поэто­му вы ижди­вен­цы. Вот и всё. Я боль­ше никак не могу интер­пре­ти­ро­вать этот бред.

Ори­ги­нал ста­тьи: Казах­стан — Радио «Сво­бод­ная Европа»/Радио «Сво­бо­да»

архивные статьи по теме

С карты Узбекистана исчезнут имена

Разбился самолет с шефом Погранслужбы

Кто подставляет Назарбаева?