-5 C
Астана
20 апреля, 2021
Image default

Ас и пляс

«А за гор­ло всех дер­жит Резерв Мани­ту, ребя­та из кото­ро­го не очень любят, что­бы про них дол­го гово­ри­ли, и при­ду­ма­ли даже спе­ци­аль­ный закон о hate speech (выска­зы­ва­ния, сею­щие нена­висть). Под него попа­да­ет, если разо­брать­ся, любое их упо­ми­на­ние». Вик­тор Пелевин

 

Автор: Вадим БОРЕЙКО

 

На суб­бот­нем митин­ге 24 мар­та в Алма­ты кол­ле­га жар­ко убеж­дал меня, что власть нача­ла гуманизироваться.

- Смот­ри, — заги­бал он паль­цы. — Соко­ло­ву и Виняв­ско­го — пусть на усло­вии при­зна­ния вины, — но осво­бо­ди­ли, да и поли­цей­ско­го оцеп­ле­ния сего­дня нет, как на фев­раль­ском митин­ге. Все­го одно­го чело­ве­ка задер­жа­ли здесь (Кай­ра­та Ерды­ба­е­ва, дру­гой орга­ни­за­тор митин­га Бакыт­жан Торе­го­жи­на была задер­жа­на у сво­е­го дома. — В.Б.). Они отступают!

Я не раз­де­лил его восторгов.

- Луч­ше б вин­ти­ли, — гово­рю. — По край­ней мере, так было бы «по чес­но­ку», без лицемерия.

Харон, мы приплыли!

Всем извест­но, что нын­че для лока­ли­за­ции и ней­тра­ли­за­ции «несо­глас­ной» инфек­ции при­ме­ни­ли не двой­ную сплош­ную цепь заму­ро­ван­ных в бро­ни­ки, с демо­кра­ти­за­то­ра­ми в руках, а «празд­но­ва­ние Науры­за» у Двор­ца Рес­пуб­ли­ки. С мон­голь­фье­ром, луже­ной глот­кой веду­ще­го, деци­бе­лы кото­рой умно­жа­ли мощ­ные дина­ми­ки, и хилы­ми стай­ка­ми дети­шек. Жиз­не­утвер­жда­ю­щую доб­ро­воль­ность мас­со­вых гуля­ний под­чер­ки­ва­ли: вере­ни­ца авто­бу­сов, на кото­рых созна­тель­ные дирек­то­ра школ при­вез­ли сво­их уче­ни­ков, тур­ни­ке­ты, ого­ро­див­шие по пери­мет­ру лико­ва­ние от про­буж­де­ния при­ро­ды, и еще спец­про­пус­ка на эти игрища.

Вла­сти не впер­вые исполь­зу­ют детей в каче­стве «живо­го щита» про­тив оппо­зи­ции. 22 янва­ря в Аты­рау око­ло полу­сот­ни чело­век собра­лись в офи­се фили­а­ла пар­тии «Алга», что­бы спра­вить соро­ко­ви­ны по погиб­шим в Жана­о­зене. Из опа­се­ния, что они не огра­ни­чат­ся пре­лом­ле­ни­ем хле­ба в тес­ной квар­ти­ре и вый­дут на ули­цу, умные голо­вы при­гна­ли на цен­траль­ную пло­щадь Иса­тая и Махам­бе­та, на мороз, «пра­виль­ных» школь­ни­ков. И те исправ­но пели в мик­ро­фон (с ОРЗ и анги­ной на бэк-вока­ле), води­ли хоро­во­ды и отби­ва­ли зуба­ми чечет­ку. Когда кор­ре­спон­дент мест­ной газе­ты «Ак Жай­ык» спро­сил чинов­ни­ка город­ско­го управ­ле­ния обра­зо­ва­ния Жай­нар Нур­ман­га­ли­е­ву, по како­му слу­чаю кон­церт, ответ был: по слу­чаю Ново­го года. Как, через три неде­ли после его наступ­ле­ния?! А, ну да, 23-го же китай­цы отме­ча­ли Год Чер­но­го Дракона.

Я бы согла­сил­ся с тем, что метод «дети про­тив оппо­зи­ции» вполне себе веге­та­ри­ан­ский: гуман­нее же заглу­шить несо­глас­ных музы­кой, чем оглу­шить их дубин­кой, — не слу­чись в минув­шую суб­бо­ту одно «но». На поми­наль­ной молит­ве по рас­стре­лян­ным жана­о­зен­цам, когда митин­гу­ю­щие пре­кло­ни­ли коле­ни, дис­ко­те­ку перед Двор­цом Рес­пуб­ли­ки вру­би­ли на мак­си­маль­ную громкость.

А ведь нечто подоб­ное было и 16 декаб­ря 2011-го. В то самое вре­мя, когда жите­лей Жана­о­зе­на поли­ва­ли свин­цом и доби­ва­ли рези­но­вым дубьём, в сто­ли­це на «Аста­на-Арене» зажи­га­ли ансам­бли пес­ни и сви­сто­пляс­ки. Толь­ко тогда два меро­при­я­тия раз­нес­ли гео­гра­фи­че­ски. Теперь всё сошлось в одной точ­ке. Един­ство вре­ме­ни, места и дей­ствия. Как в антич­ном фарсе.

В декаб­ре госу­дар­ство пере­шло Руби­кон, назна­чив соб­ствен­ных граж­дан мише­ня­ми, а спу­стя 100 дней, ста­ло быть, и в реку мерт­вых Стикс выве­ло слив­ную тру­бу для сво­их полит­тех­но­ло­ги­че­ских отхо­дов. Харон, мы при­плы­ли, конеч­ная остановка!

К слу­чаю вспом­нил­ся дав­ний эпи­зод. Одна­жды на похо­ро­нах стал сви­де­те­лем, как раз­бу­ше­вал­ся не в меру упо­тре­бив­ший гость, а дру­гой, осо­бо скор­бя­щий, воз­му­тил­ся: «Что вы себе поз­во­ля­е­те?! Пре­кра­ти­те пор­тить людям праздник!»

Укол дис­ком­фор­та

В отсут­ствие Бакыт­жан Торе­го­жи­ной в роли его моде­ра­то­ра высту­пил худож­ник-акци­о­нист Канат Ибрагимов.

Он стал изве­стен еще в 90‑е годы, когда на арт-ярмар­ке в Москве при­люд­но заре­зал бара­на. Поз­же ее кура­тор — гале­рист и полит­тех­но­лог Марат Гель­ман объ­яс­нил мне в интер­вью смысл эпа­таж­но­го худо­же­ствен­но­го жеста. Дескать, состав­ля­ю­щая евро­пей­ско­го куль­тур­но­го кода — рисо­вать обна­жен­ных жен­щин, но для ази­ат­ской мен­таль­но­сти — это как сер­пом по паль­цам, а вот овна ножом по гор­лу — в поряд­ке вещей. Так что давай­те дого­во­рим­ся: вы не веша­е­те в гале­ре­ях голых баб, а мы пуб­лич­но не режем агн­цев. Это, мол, и будет рав­но­прав­ный диа­лог культур.

Потом Канат учре­ждал пар­тию кошек, на пло­ща­ди Рес­пуб­ли­ки топо­ром рубил голо­ву саза­ну, с кото­рой он типа гни­ет, на Евразий­ском медиа­фо­ру­ме раз­бра­сы­вал листов­ки. Сор­ри, если какие из подви­гов забыл.

Летом про­шло­го года вме­сте с Саке­ном Бек­ти­я­ро­вым и с помо­щью «Нур Ота­на» про­вел боль­шую выстав­ку в Астане. Затем при­мкнул к «Руха­ни­я­ту».

Я все­гда был того мне­ния, что худож­ни­ков за непо­сле­до­ва­тель­ность надо любить. Ибо их фан­та­зия, как кош­ка (даже пар­тий­ная), гуля­ет сама по себе и где хочет. А в душе еди­но­вре­мен­но рас­цве­та­ют сто вза­и­мо­ис­клю­ча­ю­щих цве­тов. Это осо­бые люди, к ним с поня­ти­ем нужно.

Так вот, на митин­ге Канат Ибра­ги­мов регу­ляр­но обра­щал­ся к несо­глас­ным «бра­тья-каза­хи», явоч­ным поряд­ком как бы исклю­чая из чис­ла собрав­ших­ся и «нети­туль­ных», и жен­щин, а тех и дру­гих было нема­ло. Думаю, не я один почув­ство­вал укол дискомфорта.

Слов­но жана­о­зен­ская тра­ге­дия — не кро­ва­вый итог кон­флик­та рабо­чих и круп­но­го капи­та­ла во гла­ве с вла­стью, а какие-то внут­рен­ние наци­о­наль­ные раз­бор­ки. Буд­то не из-за Жана­о­зе­на сиде­ли Ната­лья Соко­ло­ва и Игорь Виняв­ский и сидит Вла­ди­мир Коз­лов, как впро­чем, и Серик Сапар­га­ли с Айжан­гуль Ами­ро­вой, а их «раз­жи­га­ние соци­аль­ной враж­ды» не было, по сути, воз­буж­де­ни­ем меж­на­ци­о­наль­ной друж­бы. Меж­ду про­чим, нашей вла­сти сто­ит отдать долж­ное как истин­ной интер­на­ци­о­на­лист­ке: когда она кого-то закры­ва­ет — в пятую гра­фу не смотрит.

Рас­ска­зы­ваю это для тех, кто не зна­ком с бога­той твор­че­ской био­гра­фи­ей тов. Ибра­ги­мо­ва и вос­при­ни­ма­ет его поли­ти­че­скую дея­тель­ность все­рьез, а не как оче­ред­ной перфоманс.

Хотя не исклю­чаю, что бла­го­да­ря пла­мен­ным речам Кана­та кто-то из «не бра­тьев» и «не каза­хов» на апрель­ский митинг и не придет.

Кста­ти, я заме­тил, что после 16 декаб­ря как-то сду­лись и увя­ли дис­кус­сии по язы­ко­во­му вопро­су. А ведь еще про­шлой осе­нью, на волне «пись­ма 138-ми», каза­лось, что нет у нас про­бле­мы важ­нее. Это наблю­де­ние укре­пи­ло меня в мыс­ли, что для акор­дин­ских муд­ре­цов пре­вра­ще­ние язы­ко­вой зоны в эро­ген­ную, будо­ра­жа­щую было лишь одним из инстру­мен­тов реа­ли­за­ции прин­ци­па divide et impere — раз­де­ляй и властвуй.

…Воз­вра­ща­ясь к опти­ми­сти­че­ским ожи­да­ни­ям мое­го кол­ле­ги, пред­ре­кав­ше­го отте­пель в нашей либе­ра­тив­ной демо­кра­ту­ре (копи­райт тер­ми­на: В. Пеле­вин), вот что ска­жу: на его месте не силь­но бы горя­чил­ся. Поли­ти­че­ские иерар­хи оч-чень не любят усту­пать по ходу мат­ча. И на стар­ту­ю­щем судеб­ном про­цес­се по Жана­о­зе­ну обя­за­тель­но поста­ра­ют­ся не про­сто све­сти его вни­чью, но побе­дить неси­стем­ную оппо­зи­цию с раз­гром­ным счетом.

Сто раз так было. При­ро­да нау­ку одолевает.

Continued here:
Ас и пляс

архивные статьи по теме

Огласите «китайский список», пожалуйста!

Джулиан Ассандж приходит в Казахстан

Роспуска парламента пока не будет