-21 C
Астана
20 февраля, 2024
Image default

«Они на нас давят, уничтожают морально»

Голо­да­ю­щие неф­тя­ни­ки Жана­о­зе­на могут пой­ти на край­ние меры вплоть до само­со­жже­ния, если тре­бо­ва­ния рабо­чих не будут выпол­не­ны, пре­ду­пре­жда­ет в интер­вью «Рес­пуб­ли­ке» опе­ра­тор НГДУ №1 ПФ «Озен­му­най­газ» Ната­лья Ажи­га­ли­е­ва, кото­рую руко­вод­ство пред­при­я­тия в чис­ле дру­гих уже успе­ло уво­лить. По ее сло­вам, в насто­я­щее вре­мя рабо­то­да­тель и мест­ные вла­сти вме­сто кон­струк­тив­но­го диа­ло­га выбра­ли так­ти­ку угроз и шантажа. 
 

Автор: Асхат АХМЕТБЕКОВ

По сло­вам жен­щи­ны, рабо­чие не от хоро­шей жиз­ни вышли на заба­стов­ку и голодовку:

- Шесть тре­бо­ва­ний толь­ко по одной зар­пла­те — это о чем-то гово­рит, навер­ное. Не за один раз сло­жи­лась вся эта ситу­а­ция, а в тече­ние года. Рань­ше в нашей зар­пла­те семь пока­за­те­лей сто­я­ло, кото­рые состав­ля­ли нашу основ­ную часть зара­бот­ной пла­ты. А сей­час из этих семи у нас оста­лось четы­ре пока­за­те­ля, и то опла­чи­ва­ют ли они нам? Судя по тому, как у нас зар­пла­та пада­ет, у нас там ниче­го не платится.

- Что Вы име­е­те в виду?

- Если взять вооб­ще справ­ку о сред­не­ме­сяч­ном зара­бот­ке, мы гла­за рас­кры­ва­ем от удив­ле­ния — у нас такая зар­пла­та, ока­зы­ва­ет­ся, насчи­ты­ва­ет­ся — 500—600 тысяч!

- Но это боль­шие деньги! 

- Имен­но столь­ко на меня насчи­ты­ва­ет­ся, ока­зы­ва­ет­ся. А фак­ти­че­ски 170—177 тысяч. Это в луч­шем слу­чае. И даль­ше будет падать ниже — 160, 150. Все мы выпол­ня­ем, и план дела­ем. И тем не менее у нас зар­пла­та пада­ет и пада­ет, пото­му что изна­чаль­но в этой зар­пла­те уже сидел обман. В эту зар­пла­ту Аскар Ауба­ки­ров, зам­ген­ди­рек­то­ра «РД «КМГ» по эко­но­ми­че­ским вопро­сам, завел народ уже, как гово­рит­ся, преднамеренно.

- А что имен­но он сделал?

- Он нашу зар­пла­ту раз­дро­бил на несколь­ко частей, при­ду­мал сло­во «пере­мен­ная часть». Все основ­ные пока­за­те­ли, кото­рые у нас сто­я­ли в основ­ной части, в при­ду­ман­ную пере­мен­ную часть пере­вел. Про­сто раз­дро­бил нашу зар­пла­ту на мел­кие части. То, что долж­но состав­лять посто­ян­ную основ­ную часть, все это почти ушло в переменную.

- В ито­ге в минус что ушло?

- Туда ушли допла­ты, ушли над­бав­ки. Это о чем гово­рит? О том, что, если чело­век рабо­та­ет в ночь, если в празд­нич­ные дни, сверх­уроч­но, это же боль­шие день­ги. Пре­мию у нас «сво­ро­ва­ли»: была 80% пре­мия в про­шлом году, в дей­ству­ю­щем кол­до­го­во­ре эта пре­мия сто­я­ла, Ауба­ки­ров ее сре­зал нам на 47%, а оста­вил 33%. А где 47% пре­мии? Это же зало­же­но в бюджете.

- У Вас нет инфор­ма­ции, сколь­ко в сред­нем по пред­при­я­тию состав­ля­ет зара­бот­ная пла­та у работников?

- Это у меня, опе­ра­то­ра с пятым раз­ря­дом рабо­таю пять дней), 500—600 тысяч долж­но выхо­дить. А у людей, кото­рые посмен­но рабо­та­ют, — у них-то часов боль­ше за месяц выхо­дит. Они зара­ба­ты­ва­ют чуть поболь­ше меня, но то, что они долж­ны полу­чать, так же как и я, они не получают.

- Руко­вод­ство пред­при­я­тия идет на пере­го­во­ры с вами?

- Они не то что­бы с нами на пере­го­во­ры идут, они нас пуга­ют, давят, уни­что­жа­ют мораль­но. В пол­ном смыс­ле слова.

- Они угро­жа­ют вам? 

- Да.

- А чем еще поми­мо уволь­не­ния могут угро­жать забастовщикам?

- Род­ствен­ни­кам угро­жа­ют, близ­ким угро­жа­ют. При­во­дят бан­ди­тов со сто­ро­ны. Аги­та­ци­он­ную про­па­ган­ду ведут про­тив нас, голо­да­ю­щих, про­тив тех рабо­чих, кото­рые нас под­дер­жи­ва­ют. Все это раз­вер­ну­лось с такой силой здесь… Все неза­кон­но, и мы, голо­да­ю­щие здесь, уже зачин­щи­ки — они это в таком све­те пред­став­ля­ют. А у нас есть раз­ре­шен­ное Кон­сти­ту­ци­ей пра­во. По зако­ну мы пода­ли заяв­ле­ние (на голо­дов­ку — авт.) 16 мая и через десять дней, 26, лег­ли. Все мы по зако­ну сделали.

- Но вро­де бы суд запре­тил голо­дать людям…

- Но эта же акция про­те­ста. Ты волен выби­рать свою акцию в любой фор­ме и виде.

- Насколь­ко я знаю, мест­ные суды уже вынес­ли ряд обви­ни­тель­ных реше­ний — по Вам лич­но и Вашим сорат­ни­кам. Поче­му вла­сти на это пошли?

- А пото­му, что рабо­чий класс нико­гда не будет прав. Нико­гда! Рабо­че­го чело­ве­ка все­гда будут зажи­мать и давить. Рабо­то­да­тель будет все­гда прав, но не рабо­чий. И суды у нас такие, кото­рые все­гда будут на сто­роне рабо­то­да­те­ля. Все­гда! Ауба­ки­ров это нам не скры­вая гово­рил в про­шлом году.

- Люди уже не верят?

- Нас уже уво­ли­ли. Нас уже осу­ди­ли. Нас уже при­го­во­ри­ли. На нас уже со всех сто­рон давят. Что еще от нас надо? Что­бы взять прий­ти про­сто и из авто­ма­та рас­стре­лять? Вот это надо вла­стям, адми­ни­стра­ции? Это­го они доби­ва­ют­ся? Из-за это­го мы уль­ти­ма­ту­мы выста­ви­ли. Если наши тре­бо­ва­ния не будут раз­ре­ше­ны или выпол­не­ны, у нас един­ствен­ное оста­ет­ся что? Какой путь?

- Акт самосожжения?!

- Людей дово­дят до это­го. Рабо­то­да­тель сам к это­му выво­дит. Ситу­а­цию искус­ствен­но он сам созда­ет. Этим самым он сам под­ры­ва­ет эко­но­ми­ку, про­из­вод­ство. Вот за десять дней до голо­дов­ки, когда мы пода­ли заяв­ле­ние, рабо­то­да­тель мог спро­сить: «Слу­шай­те, вы, голо­да­ю­щие работ­ни­ки, давай­те с вами сядем за стол пере­го­во­ров. Какие у вас тре­бо­ва­ния? Давай­те обсу­дим. Что мы можем сде­лать? Раз вы про­си­те объ­еди­нен­ную комис­сию «Кара­жан­бас­му­най» и «Озен­му­най­газ», давай­те мы будем ста­рать­ся созы­вать эту комис­сию. Бал­жа­нов, Кабыл­дин, Кули­ба­ев, кто там еще может быть». За десять дней мож­но было этот вопрос решить?! Все-таки какое мы госу­дар­ство? Демо­кра­ти­че­ское, в кон­це кон­цов, или нет? Сколь­ко мы можем так людей, рабо­чих давить, что­бы вынуж­дать к это­му идти, про­во­ци­ро­вать. Они про­сто-напро­сто нас про­во­ци­ру­ют и вынуждают.

- Поми­мо вас в дан­ное вре­мя голо­да­ют и басту­ют рабо­чие «Кара­жан­ба­са», «Ерсая»…

- Вопрос один и тот же — зарплата.

- К ним при­со­еди­ни­лись и актив­но под­дер­жи­ва­ют жены и семьи. 

- Ну, это кому хоро­шо?! Кому это на руку, что­бы люди вот так вот в такой ситу­а­ции были?

- К вам не посту­па­ла инфор­ма­ция о том, что, мол, из дру­гих реги­о­нов стра­ны в Ман­ги­ста­ускую область стя­ги­ва­ют­ся внут­рен­ние войска?

- Не зна­ем. Все воз­мож­но в нашем реги­оне… Здесь пой­дет бра­то­убий­ствен­ная вой­на, выхо­дит, так? Зачем это здесь? Кому это надо? Кто это про­во­ци­ру­ет? Здесь тру­до­вой спор!

Для нас самое глав­ное, что­бы этот тру­до­вой спор раз­ре­шил­ся, наши тре­бо­ва­ния были удо­вле­тво­ре­ны. И мы будем сто­ять на сво­ем. Еще — у нас Соко­ло­ва Ната­лья Ген­на­дьев­на дове­рен­ное лицо. Она един­ствен­ный чело­век, кто сей­час на Ман­ги­стау гово­рит прав­ду о поло­же­нии работ­ни­ков «Кара­жан­бас­му­ная» и «Озен­му­най­га­за». О том, что зар­пла­ту у нас неза­кон­но гра­бят и не выпла­чи­ва­ют. Но ее «закры­ли» на восемь суток, потом еще трое суток, потом еще семь суток. Инфор­ма­ции о ней ника­кой нет — вот так чело­ве­ка держат.

- Речь идет об обви­не­нии в раз­жи­га­нии соци­аль­ной роз­ни. На Ваш взгляд, это обос­но­ван­ная позиция?

- Это про­сто тру­до­вой спор. Но, види­те, они боят­ся людей, кото­рые гово­рят прав­ду. Боят­ся. Им обя­за­тель­но надо спря­тать это­го чело­ве­ка куда подаль­ше, куда-то поса­дить, что-то сде­лать — лишь бы этот чело­век замол­чал. Ведь это сам рабо­то­да­тель вино­ват в том, что соци­аль­ная рознь. Поче­му он не садит­ся за стол пере­го­во­ров по соци­аль­но­му парт­нер­ству? Поче­му он на это не идет? У нас в Тру­до­вом кодек­се что напи­са­но? Если рабо­то­да­тель, одна из сто­рон, не соблю­да­ет пра­во­мер­ность дей­ствий кол­лек­тив­но­го дого­во­ра о том, что надо сесть за стол пере­го­во­ров, то в отно­ше­нии этой сто­ро­ны что надо делать? Нака­зы­вать. Нака­зы­вать уго­лов­но, адми­ни­стра­тив­но, в судеб­ном порядке.

- И как Вы дума­е­те, что будет в дальнейшем? 

- Ждем, ждем рабо­то­да­те­ля. Все рав­но на эту ситу­а­цию дол­жен же быть какой-то ответ со сто­ро­ны рабо­то­да­те­ля. За все про все это пол­но­стью вина работодателя.

- А вина мест­ных властей?

- Мест­ным вла­стям я уже сего­дня пере­да­ла через депу­та­тов обра­ще­ние о том, как с нами обра­ща­ют­ся. Как они зани­ма­ют­ся кле­ве­той про наши семьи, про наших род­ствен­ни­ков. Про­па­ган­ди­ру­ют кле­ве­ту, что, ока­зы­ва­ет­ся, здесь у нас зар­пла­та в 500—600 тысяч, а мы там голо­да­ем, с жиру бесимся.

- Если бы у Вас были эти 500—600 тысяч, я думаю, вы не голо­да­ли бы.

- Ну конечно.

More:
«Они на нас давят, уни­что­жа­ют морально»

архивные статьи по теме

Пекинская оговорка. Секретные пункты кредитного договора с Китаем

Editor

МБЯТ не встретил аргументов «против»

Спасся от паводков, но чиновники добили