17 C
Астана
26 июля, 2021
Image default

WIKILeaks: коррупция глазами посла США

Кор­руп­ция нано­сит огром­ный вред Казах­ста­ну тем, что мед­лен­но, но вер­но под­ры­ва­ет основ­ные инсти­ту­ты стра­ны. Она вез­де – на ули­це, в боль­ни­це, шко­ле, вузе, аки­ма­те, суде, утвер­ждал посол США в Казах­стане Джон Орд­вей в сво­их депе­шах в Вашинг­тон.
Подроб­но­сти читай­те на http://www.facebook.com/respublika.kaz
 

Автор: WikiLeaks

Ниже даем пол­ный пере­вод депе­ши Орд­вея, предо­став­лен­ной в наше рас­по­ря­же­ние WikiLeaks, дати­ро­ван­ной 4 мар­та 2006 года.

1. Кор­руп­ция в Казах­стане — это крайне рас­про­стра­нен­ное явле­ние, вли­я­ю­щее на все сек­то­ры, от обра­зо­ва­ния до здра­во­охра­не­ния. Казах­стан­ское вос­при­я­тие вли­я­ния и при­ем­ле­мо­сти раз­лич­ных форм кор­руп­ции варьи­ру­ет­ся. В то вре­мя как одни реши­тель­но кри­ти­ку­ют круп­но­мас­штаб­ную кор­руп­цию в выс­ших кру­гах биз­не­са и пра­ви­тель­ства, боль­шин­ство казах­стан­цев при­ни­ма­ют «каж­до­днев­ные» взят­ки и отка­ты как необ­хо­ди­мое лекар­ство от халат­ной бюро­кра­ти­че­ской систе­мы. Неза­ви­си­мо от вос­при­я­тия, вез­де­су­щая кор­руп­ция в казах­стан­ском обще­стве ослаб­ля­ет пра­во­вое регу­ли­ро­ва­ние и сни­жа­ет граж­дан­скую ответ­ствен­ность. Конец резюме.

2. Цель дан­ной депе­ши — предо­ста­вить анек­до­ти­че­ские при­ме­ры кор­руп­ции в сотруд­ни­че­стве с дру­ги­ми цен­траль­но­ази­ат­ски­ми посоль­ства­ми. Пожа­луй­ста, читай­те дру­гие части отче­та о кор­руп­ции из Ашха­ба­да, Биш­ке­ка, Душан­бе, Кабу­ла и Ташкента.

Мас­штаб коррупции

3. (SBU) Как и в дру­гих пост­со­вет­ских госу­дар­ствах, кор­руп­ция в Казах­стане — это не про­сто изо­ли­ро­ван­ная прак­ти­ка соци­аль­ных элит, но, ско­рее, вез­де­су­щее и соци­аль­но уко­ре­нив­ше­е­ся явле­ние, кото­рое заде­ва­ет все слои обще­ства. Взя­точ­ни­че­ство явля­ет­ся ее наи­бо­лее рас­по­зна­ва­е­мой фор­мой, несмот­ря на то, что исполь­зо­ва­ние отка­тов, скры­тый обмен дого­во­рен­но­стя­ми и вымо­га­тель­ство так­же пре­ва­ли­ру­ют в Казах­стане. Более того, кор­руп­ция рас­про­стра­ня­ет­ся на пра­во­охра­ни­тель­ную и судеб­ную систе­му, здра­во­охра­не­ние и сто­ма­то­ло­ги­че­ское обслу­жи­ва­ние, регу­ли­ру­ю­щие и раз­ре­ши­тель­ные орга­ны, погра­нич­ный кон­троль и кон­троль над импортом/экспортом и прес­су и медиа.

Еже­днев­ный опыт коррупции

4. (SBU) Про­то­ти­пич­ным при­ме­ром кор­руп­ции в Казах­стане, кото­рую мож­но уви­деть каж­дый день на ули­це, явля­ет­ся вымо­га­тель­ство взя­ток у води­те­лей сотруд­ни­ка­ми дорож­ной поли­ции. Когда води­те­ля ловят на пре­вы­ше­нии ско­ро­сти, запре­щен­ном пово­ро­те, езде на крас­ный свет или дру­гом нару­ше­нии дорож­ных пра­вил, один из сотруд­ни­ков дорож­ной поли­ции при­гла­ша­ет нару­ши­те­ля в маши­ну, где сидит вто­рой поли­цей­ский. После корот­ко­го раз­го­во­ра води­тель пере­да­ет от 200 до 500 тен­ге ($2—5) вто­ро­му офи­це­ру при руко­по­жа­тии, и его отпус­ка­ют. За более серьез­ные нару­ше­ния, такие как вожде­ние в пья­ном виде, про­це­ду­ра такая же, но сум­ма взят­ки, по раз­го­во­рам, состав­ля­ет от 10000 до 250000 тен­ге ($80—200).

5. Как извест­но, поли­ция так­же при­нуж­да­ет к взят­кам за счет сов­мест­ной рабо­ты над созда­ни­ем запу­тан­ных дорож­ных ситу­а­ций. Напри­мер, один чело­век столк­нул­ся с ситу­а­ци­ей, когда поли­ция, сидя в сво­ей машине рядом с нера­бо­та­ю­щим све­то­фо­ром, пода­ва­ла води­те­лям знак для того, что­бы они про­ез­жа­ли. После это­го вто­рой поли­цей­ский, нахо­дя­щий­ся на опре­де­лен­ной дистан­ции, оста­нав­ли­вал его за нару­ше­ние пра­вил. Когда воз­му­щен­ный «нару­ши­тель» под­хо­дил к пер­во­му поли­цей­ско­му, тот гово­рил, что он про­сто вытя­нул руку из окна. Соот­вет­ствен­но, дорож­ная поли­ция насла­жда­ет­ся сво­ей при­быль­ной про­фес­си­ей; сам про­цесс най­ма осно­ван на зна­нии, а потом и вымо­га­нии взя­ток у пра­виль­ных людей.

6. Рас­ту­щая в Казах­стане авто­мо­биль­ная куль­ту­ра так­же предо­став­ля­ет мно­го дру­гих воз­мож­но­стей для экс­плу­а­та­ции. Напри­мер, буду­щие води­те­ли вряд ли смо­гут сдать экза­мен на вожде­ние, не дав взят­ку инструк­то­ру по вожде­нию. Даже те, кто сда­ет экза­мен без взя­ток, могут столк­нуть­ся с «задерж­кой» вплоть до 6 меся­цев. Казах­стан­ское зако­но­да­тель­ство так­же тре­бу­ет еже­год­но­го про­хож­де­ния тех­осмот­ра, кото­рый закон­но могут прой­ти лишь немно­гие из япон­ских и немец­ких машин, кото­рые загряз­ня­ют ули­цы. Одна­ко допол­ни­тель­ная «опла­та» в 1000 тен­ге ($8) реша­ет про­бле­му. Резуль­тат — изоби­лие машин, ино­гда опас­ных и загряз­ня­ю­щих окру­жа­ю­щую среду.

7. Так же, как и в совет­ские вре­ме­на, про­фес­сии в здра­во­охра­не­нии и сто­ма­то­ло­гии оста­ют­ся низ­ко­опла­чи­ва­е­мы­ми. В резуль­та­те это­го мест­ные жите­ли регу­ляр­но исполь­зу­ют подар­ки и взят­ки для того, что­бы гаран­ти­ро­вать тща­тель­ное вни­ма­ние вра­чей, или для того, что­бы обой­ти листы ожи­да­ния. Раз­лич­ные боль­нич­ные услу­ги так­же про­да­ют­ся. Один из мест­ных жите­лей, кото­рый полу­чил серьез­ную, под­ры­ва­ю­щую здо­ро­вье трав­му, был про­ин­фор­ми­ро­ван, что ему при­дет­ся вер­нуть­ся на рабо­ту в тече­ние двух дней. Пони­мая, что это невоз­мож­но, он попро­сил сво­е­го близ­ко­го род­ствен­ни­ка пода­рить кор­зи­ну с подар­ка­ми вра­чу, веду­ще­му при­ем паци­ен­тов, и его пре­бы­ва­ние в боль­ни­це было про­дле­но на неделю.

8. Казах­стан­ская систе­ма обра­зо­ва­ния печаль­но извест­на, она явля­ет­ся пред­ме­том кор­руп­ции на всех уров­нях, в част­но­сти, в отно­ше­нии поступ­ле­ния в част­ные шко­лы и пре­стиж­ные уни­вер­си­те­ты. Для того что­бы ее юный пле­мян­ник посту­пил в спе­ци­аль­ную началь­ную шко­лу, одной из мест­ных житель­ниц при­шлось взять на замет­ку заме­ча­ния дирек­то­ра о недо­стат­ке учеб­ных мате­ри­а­лов. После зна­чи­тель­но­го пожерт­во­ва­ния в виде мате­ри­а­лов ее пле­мян­ник был при­нят в шко­лу. При­ем в уни­вер­си­те­ты обыч­но про­да­ет­ся по цене от 1000 до 15000 тен­ге ($8—130). Аффи­ли­ро­ван­ный с Аме­ри­кой биз­нес-уни­вер­си­тет КИМЭП явля­ет­ся исклю­че­ни­ем из пра­вил инсти­ту­ци­о­наль­ной кор­руп­ции в выс­шем обра­зо­ва­нии и поэто­му име­ет луч­шую ака­де­ми­че­скую репу­та­цию в стране. Одна­ко даже КИМЭП не име­ет пол­но­го имму­ни­те­та к дан­ной про­бле­ме; рабо­та­ю­щие там аме­ри­кан­цы сооб­ща­ют о слу­ча­ях взя­точ­ни­че­ства с вовле­че­ни­ем про­фес­со­ров, сту­ден­тов и ино­гда глав департаментов.

9. После поступ­ле­ния в уни­вер­си­тет про­да­ет­ся все — от инди­ви­ду­аль­ных оце­нок до док­тор­ских сте­пе­ней, от 1000 ($8) тен­ге за оцен­ку до 500000 ($4000) тен­ге за сте­пень. Одна­ко откры­тая покуп­ка док­тор­ской сте­пе­ни менее рас­про­стра­не­на в отли­чие от под­ку­па наблю­да­тель­ной комис­сии. По сло­вам быв­ше­го сту­ден­та, все зна­ют, что без устро­е­ния вече­рин­ки для руко­во­ди­те­лей дис­сер­та­ции и заки­ды­ва­ния их подар­ка­ми ваша дис­сер­та­ция име­ет мало шан­сов для того, что­бы быть одоб­рен­ной вне зави­си­мо­сти от ваших ака­де­ми­че­ских заслуг. В допол­не­ние: гово­рят, что неопла­чи­ва­е­мая сту­ден­че­ская прак­ти­ка выстав­ля­ет­ся на аук­ци­он сре­ди ком­па­ний за 150 000 тен­ге ($1200), из этой сум­мы сту­ден­там ниче­го не достается.

10. Кор­руп­ция так­же про­яв­ля­ет­ся прак­ти­че­ски на всех ста­ди­ях госу­дар­ствен­ной бюро­кра­тии. При обнов­ле­нии пас­пор­тов, при­об­ре­те­нии раз­ре­ше­ний, уча­стии в тен­де­рах, обнов­ле­нии арен­ды квар­тир и ори­ен­ти­ро­ва­нии в регу­ля­тор­ной сре­де граж­да­нам Казах­ста­на предо­став­ля­ет­ся выбор меж­ду инве­сти­ро­ва­ни­ем огром­но­го коли­че­ства вре­ме­ни и уси­лий для того, что­бы разо­брать­ся с неэф­фек­тив­ной бюро­кра­ти­ей, и про­сто под­ку­пом «пра­виль­но­го» чело­ве­ка. Более того, неме­ре­ное уси­ле­ние непри­год­но­сти бюро­кра­тии или усу­губ­ле­ние ее неэф­фек­тив­но­сти явля­ет­ся скры­тым путем вымо­га­тель­ства отка­тов. Как след­ствие казах­стан­цы очень часто жалу­ют­ся, что корыст­ные бюро­кра­ты наме­рен­но откла­ды­ва­ют бумаж­ную рабо­ту, сокра­ща­ют рабо­чее вре­мя или задер­жи­ва­ют предо­став­ле­ние инфор­ма­ции, и, таким обра­зом, полу­че­ние пас­пор­та без взят­ки может занять несколь­ко месяцев.

11. Кор­руп­ция осо­бен­но силь­на при тамо­жен­ном и погра­нич­ном кон­тро­ле и чаще все­го опи­сы­ва­ет­ся как наи­бо­лее кор­рум­пи­ро­ван­ный сек­тор в Казах­стане. К путе­ше­ствен­ни­кам, пере­се­ка­ю­щим реги­о­наль­ную гра­ни­цу, обыч­но при­ста­ют с допол­ни­тель­ны­ми тамо­жен­ны­ми огра­ни­че­ни­я­ми до тех пор, пока они не дадут взят­ку или пода­рок. Одна­ко в боль­шем мас­шта­бе това­ры из Китая про­во­зят­ся в каче­стве кон­тра­бан­ды через китай­скую гра­ни­цу при помо­щи казах­стан­ских тамо­жен­ни­ков. В недав­нем деле, широ­ко при­дан­ном оглас­ке, груп­па тамо­жен­ни­ков была пой­ма­на на вымо­га­тель­стве $4000 дол­ла­ров при кон­тра­бан­де китай­ских това­ров в Казах­стан, соби­рая по $3—4 млн взя­ток в месяц с каж­до­го поста.

12. Поми­мо това­ров, так­же часто неза­кон­но про­во­зят­ся через гра­ни­цу за пла­ту, напри­мер, про­сти­тут­ки из Таш­кен­та или рабо­чие из Таджи­ки­ста­на, так как Казах­стан явля­ет­ся наи­бо­лее при­быль­ной рабо­чей сре­дой в Цен­траль­ной Азии. Один из сту­ден­тов КИМ­ЭПа из Кыр­гыз­ста­на не воз­ра­жал про­тив про­гу­ли­ва­ния уро­ков, так как его брат рабо­та­ет погра­нич­ни­ком, что гаран­ти­ру­ет ему зар­пла­ту в разы боль­ше, чем он может полу­чить на любой дру­гой легаль­ной работе.

13. Судеб­ная струк­ту­ра так­же счи­та­ет­ся одной из самых кор­рум­пи­ро­ван­ных и нахо­дя­щих­ся под поли­ти­че­ским вли­я­ни­ем. Несмот­ря на то, что чинов­ни­ки из этой сфе­ры явля­ют­ся наи­бо­лее высо­ко­опла­чи­ва­е­мы­ми в стране, судей зача­стую счи­та­ют кор­руп­ци­о­не­ра­ми. Закон, вво­дя­щий систе­му при­сяж­ных, был при­нят, но ожи­да­ет при­ме­не­ния. Несмот­ря на это, даже по ново­му зако­ну суд при­сяж­ных явля­ет­ся доступ­ным толь­ко при самых серьез­ных уго­лов­ных делах, в то вре­мя как в незна­чи­тель­ных уго­лов­ных делах юри­сты про­дол­жат участ­во­вать как посред­ни­ки меж­ду кли­ен­та­ми и судья­ми. В общем, в Казах­стане видят про­цесс как вез­де­су­щий и не верят в вер­хо­вен­ство закона.

14. Нако­нец, прак­ти­че­ски все инфор­ми­ро­ван­ные обо­зре­ва­те­ли ста­вят под сомне­ние исти­ну об объ­ек­тив­ной прес­се в Казах­стане. Напро­тив, казах­стан­цы часто ощу­ща­ют, что очень мало изда­ний или жур­на­ли­стов оста­ют­ся бес­при­страст­ны­ми, и что они либо рабо­та­ют напря­мую под покро­ви­тель­ством мест­ных биз­не­сме­нов или поли­ти­ков, либо нахо­дят­ся под их вли­я­ни­ем. В резуль­та­те казах­стан­цы боль­ше верят слу­хам и анек­до­ти­че­ским дока­за­тель­ствам, чем печат­ной прес­се, в отли­чие от американцев.

Отно­ше­ние к коррупции

15. (SBU) В то вре­мя как в Казах­стане реши­тель­но кри­ти­ку­ют поли­ти­че­скую и свя­зан­ную с биз­не­сом кор­руп­цию на выс­шем уровне, боль­шин­ство толе­рант­но отно­сит­ся к улич­но­му вари­ан­ту кор­руп­ции. На самом деле кор­руп­ция настоль­ко рас­про­стра­не­на, что мест­ные жите­ли с тру­дом отли­ча­ют ее от еже­днев­но­го тече­ния жиз­ни. Напро­тив, кор­руп­ция в фор­ме взя­ток и отка­тов, обме­на услов­но­стя­ми и ком­про­мис­сов очень часто рас­смат­ри­ва­ет­ся как путь обхо­да неве­ро­ят­но мед­лен­ной бюро­кра­тии или выра­же­ния опре­де­лен­ной сте­пе­ни сво­бо­ды в неустой­чи­вой системе.

16. В неко­то­рых отрас­лях, таких как здра­во­охра­не­ние, кор­руп­ция счи­та­ет­ся необ­хо­ди­мо­стью. Казах­стан­цы еди­но­душ­но согла­ша­ют­ся, что низ­кие зар­пла­ты вра­чей и дру­гих сотруд­ни­ков не могут гаран­ти­ро­вать тре­бу­е­мый уро­вень обслу­жи­ва­ния, несмот­ря на их луч­шие наме­ре­ния. Кор­руп­ция рас­смат­ри­ва­ет­ся как есте­ствен­ный резуль­тат сла­бой систе­мы, кото­рый сни­ма­ет ответ­ствен­ность с даю­щей и при­ни­ма­ю­щей сторон.

17. Тем не менее, боль­шая часть казах­стан­цев при­зна­ет, что такой тип кор­руп­ции под­ры­ва­ет такие инсти­ту­ты, как систе­ма обра­зо­ва­ния, и очень часто они выра­жа­ют прин­ци­пи­аль­ный про­тест про­тив кор­руп­ции в общем. Одна­ко, когда тре­бу­ет­ся, мно­гие гово­рят, что они пред­по­чи­та­ют, что­бы систе­ма нахо­ди­лась в ста­тус-кво, неже­ли совсем без кор­руп­ции. Более того, мно­гие счи­та­ют, что иско­ре­не­ние кор­руп­ции на всех уров­нях явля­ет­ся зада­чей пра­ви­тель­ства для того, что­бы пока­зать при­мер всей стране. Ситу­а­ция обыч­но опи­сы­ва­ет­ся ста­рой рус­ской пого­вор­кой «Рыба гни­ет с головы».

Послед­ствия коррупции

18. Пре­ва­ли­ро­ва­ние кор­руп­ции рас­ши­ря­ет и без того зна­чи­тель­ный про­бел меж­ду бога­ты­ми и бед­ны­ми. Бога­тые граж­дане могут лег­ко под­ку­пить бед­ных для того, что­бы с ними обра­ща­лись по-осо­бо­му во всех упо­мя­ну­тых выше обла­стях. Дело в том, что они могут лег­ко себе поз­во­лить мно­же­ство незна­чи­тель­ных дорож­ных взя­ток. Они так­же могут не обра­щать вни­ма­ния на дорож­ные пра­ви­ла вооб­ще и дей­ство­вать при опре­де­лен­ном уровне непри­кос­но­вен­но­сти в дру­гих ситу­а­ци­ях, под­ры­вая стан­дар­ты равен­ства перед зако­ном. В то вре­мя как эко­но­ми­че­ский эффект «еже­днев­ной» кор­руп­ции срав­ни­тель­но неболь­шой, круп­но­мас­штаб­ные фор­мы кор­руп­ции, раз­ру­ша­ю­щие меха­низ­мы сво­бод­но­го рын­ка, име­ют зна­чи­тель­ное нега­тив­ное вли­я­ние на эко­но­ми­че­ский потен­ци­ал Казахстана.

19. Широ­ко рас­про­стра­нен­ная бюро­кра­ти­че­ская кор­руп­ция, несо­мнен­но, под­ры­ва­ет авто­ри­тет пра­ви­тель­ства. Воз­мож­но, по при­чине фоку­си­ров­ки медиа на кор­руп­ции или в свя­зи с попыт­ка­ми пра­ви­тель­ства пере­ло­жить вину на дру­гих мно­гие казах­стан­цы счи­та­ют уси­лия, при­ня­тые для демо­кра­ти­за­ции, при­чи­ной уве­ли­че­ния кор­руп­ции со вре­ме­ни рас­па­да СССР. Когда Казах­стан был частью Совет­ско­го Сою­за, поли­ти­че­ская кор­руп­ция реже появ­ля­лась в заго­лов­ках, а «еже­днев­ная» кор­руп­ция клей­ми­лась позо­ром. Так­же демо­кра­ти­за­цию стра­ны винят в рас­цве­те оли­гар­хии в Казахстане.

Ком­мен­та­рий

20. Ком­мен­та­рий: В казах­стан­ском кон­тек­сте кор­руп­ция нано­сит наи­боль­ший вред тем, что мед­лен­но под­ры­ва­ет инсти­ту­ты зако­на, обра­зо­ва­ния и демо­кра­тии. В то вре­мя как про­цесс все боль­ше усу­губ­ля­ет­ся, сти­мул к уча­стию в кор­руп­ции ста­но­вит­ся силь­нее и бороть­ся про­тив нее ста­но­вит­ся слож­нее. Очень труд­но судить, смо­жет ли Казах­стан побе­дить или когда Казах­стан спра­вит­ся с этой про­бле­мой. В стране с такой цен­тра­ли­зо­ван­ной вла­стью и пло­хо раз­ви­тым чув­ством граж­дан­ской ответ­ствен­но­сти толь­ко демон­стра­ция поли­ти­че­ской воли может повер­нуть вспять нынеш­ний тренд. Одна­ко все ука­зы­ва­ет на то, что такая демон­стра­ция будет осу­ществ­ле­на в бли­жай­шем буду­щем. Конец комментария.

Орд­вей

 

 

Originally posted here:
WIKILeaks: кор­руп­ция гла­за­ми посла США

архивные статьи по теме

Займется ли Байден забытыми Центральной Азией и Кавказом?

Editor

Одно событие — два мнения. Что Назарбаев и Абдильдин говорили друг о друге

Editor

Революция в Сирии оказалась в тупике