10 C
Астана
23 октября, 2021
Image default

maltatoday (07.10.2012 стр. 14, 15) Жертвы просят судью начать расследование в отношении Рахата…

Мэтью Вел­ла

После того, как Комиссар полиции оказался не в состоянии расследовать обвинения, касавшиеся пыток, выдвигаемые в отношении Рахата Алиева, казахского мультимиллионера в изгнании, адвокаты передали дело в суд

Рахат Али­ев (Шораз)

Высо­ко­по­став­лен­ные маль­тий­ские сле­до­ва­те­ли отка­за­лись при­нять к рас­смот­ре­нию четы­ре кон­крет­ных хода­тай­ства о про­ве­де­нии рас­сле­до­ва­ния в отно­ше­нии муль­ти­мил­ли­о­не­ра и быв­ше­го казах­ско­го дипло­ма­та Раха­та Али­е­ва, кото­ро­го обви­ня­ют в пыт­ках и пре­ступ­ле­ни­ях про­тив чело­веч­но­сти, совер­шен­ных в  2000 году, то есть те вре­ме­на, когда он еще был заме­сти­те­лем руко­во­ди­те­ля сек­рет­ной поли­ции Казах­ста­на. Изда­ние Маль­та­то­дей узна­ло, что маль­тий­ские и немец­кие адво­ка­ты четы­ре­жды полу­ча­ли отказ на хода­тай­ства о про­ве­де­нии рас­сле­до­ва­ния того, что, соглас­но име­ю­щим­ся дан­ным, Али­ев, про­жи­ва­ю­щий на Маль­те в доб­ро­воль­ной ссыл­ке, пытал тело­хра­ни­те­лей Сат­жа­на Ибра­е­ва и Пет­ра Афа­на­сен­ко, выби­вая из них пока­за­ния о яко­бы имев­ших место пра­во­на­ру­ше­ни­ях пре­мьер мини­стра Казах­ста­на Аке­жа­на Кажегельдина.

Мно­го­чис­лен­ные хода­тай­ства, направ­лен­ные Комис­са­ру поли­ции Джо­ну Риц­цо и его помощ­ни­ку Энд­рю Сей­шел­лу, в кото­рых содер­жа­лась прось­ба занять­ся Али­е­вым, в отно­ше­нии кото­ро­го ведет­ся уго­лов­ное рас­сле­до­ва­ние в Австрии и Гер­ма­нии, на дан­ный момент ока­за­лись на рас­смот­ре­нии маль­тий­ских судов.

В суд обра­тил­ся не кто иной, как Лотар де Мезьер, быв­ший в 1990 году после паде­ния бер­лин­ской сте­ны един­ствен­ным демо­кра­ти­че­ски избран­ным пре­мьер-мини­стром Восточ­ной Германии

“Счи­таю, что это скан­дал и вопи­ю­щая неспра­вед­ли­вость: что­бы избе­жать нака­за­ния в Евро­со­ю­зе доста­точ­но, как полу­ча­ет­ся, про­сто пере­ехать их одной стра­ны в дру­гую”, – заявил Лотар де Мезьер.

“Поли­цей­ские отка­зы­ва­ют­ся рас­сле­до­вать пре­ступ­ле­ния Али­е­ва толь­ко пото­му, что он яко­бы не нахо­дит­ся на их ост­ро­ве. Но ведь всем пре­крас­но извест­но, что и сам Али­ев, и его семья живут на Маль­те. Он вло­жил гигант­ские сум­мы в недви­жи­мость и создал хол­динг для управ­ле­ния акти­ва­ми в раз­лич­ных стра­нах Европы”.

Лотар де Мезьер, адво­кат, кото­рый во вре­ме­на ком­му­ни­сти­че­ской Восточ­ной Евро­пы пред­став­лял инте­ре­сы жертв госу­дар­ствен­но­го про­из­во­ла, сооб­щил наше­му изда­нию, что он не может видеть как Али­ев, меняя стра­ны и места пре­бы­ва­ния, избе­га­ет кары правосудия.

“Ну а куда свои сто­пы Али­ев напра­вит в после­ду­ю­щем: в Англию, в Гре­цию, в Румы­нию? И что, те, кого я пред­став­ляю, т.е. его жерт­вы, под­верг­ши­е­ся пыт­кам и неза­кон­ным задер­жа­ни­ям, так вот и будут ездить за ним, тре­буя вос­ста­нов­ле­ния справедливости?

Не Евро­пол, ни Евро­юст не пред­при­ни­ма­ют попы­ток поис­ка Али­е­ва по той при­чине, что нет запро­са или хода­тай­ства из наци­о­наль­ных пра­во­охра­ни­тель­ных орга­нов. Если бы речь шла о каком-нибудь жули­ке, кото­рый под­де­лы­ва­ет денеж­ные зна­ки, то в этом слу­чае вся мощь евро­пей­ской систе­мы была бы направ­ле­на на розыск это­го пре­ступ­ни­ка. А вот пре­ступ­ле­ния про­тив чело­веч­но­сти, совер­шен­ные в дале­ком Казах­стане, нико­го не волнуют”.

“Я убеж­ден, что суд на Маль­те при­мет реше­ние, кото­рое обя­жет поли­цию занять­ся рас­сле­до­ва­ни­ем дела Сат­жа­на Ибра­е­ва и всех тех, кто постра­дал вме­сте с ним от рук Раха­та Алиева”.

Лотар де Мезьер и маль­тий­ские адво­ка­ты, пред­став­ля­ют быв­ше­го пре­мьер-мини­стра Казах­ста­на Каже­гель­ди­на и двух его тело­хра­ни­те­лей. Оба тело­хра­ни­те­ля утвер­жда­ют, что в ходе след­ствия и содер­жа­ния под стра­жей в 2000 году их пыта­ли с целью выби­ва­ния при­зна­ния, что Каже­гель­дин зани­мал­ся под­го­тов­кой госу­дар­ствен­но­го пере­во­ро­та с целью свер­же­ния Пре­зи­ден­та стра­ны Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, тогдаш­не­го тестя Алиева.

Адво­ка­ты жертв утвер­жда­ют, что Комис­сар поли­ции Джон Риц­цо и его помощ­ник Энд­рю Сей­шелл не при­ня­ли долж­ным обра­зом в про­из­вод­ство хода­тай­ство о про­ве­де­нии рас­сле­до­ва­ния по подо­зре­нию в пытках.

Каже­гель­дин ушел с поста пре­мьер-мини­стра в 1997 году и, явля­ясь руко­во­ди­те­лем создан­ной им оппо­зи­ци­он­ной пар­тии, наме­ре­вал­ся бро­сить вызов Назар­ба­е­ву в борь­бе за пре­зи­дент­ский пост в 1999 году Каже­гель­дин завя­ля­ет, что Али­ев, будучи в то вре­мя заме­сти­те­лем Пред­се­да­те­ля Наци­о­наль­но­го Коми­те­та Без­опас­но­сти, был авто­ром всех выдви­ну­тых в отно­ше­нии него обви­не­ний, т.е. про­ду­мал исто­рию о том, что Каже­гель­дин яко­бы гото­вил пере­во­рот. Али­ев, види­мо, опа­сал­ся, что под вопрос может быть постав­ле­на его роль пре­сто­ло­на­след­ни­ка Назарбаева.

И вот двух тело­хра­ни­те­лей Каже­гель­ди­на задер­жи­ва­ют и три дня кря­ду допра­ши­ва­ют по 20 часов еже­днев­но, на них ока­зы­ва­ют физи­че­ское и пси­хи­че­ское воз­дей­ствие, и все для того, что­бы они под­твер­ди­ли, что Каже­гель­дин гото­вит госу­дар­ствен­ный переворот.

В кон­це кон­цов, их остав­ля­ют под стра­жей и по исте­че­нии четы­рех меся­цев в апре­ле 2000 года при­го­ва­ри­ва­ют к трем с поло­ви­ной годам тюрь­мы за неза­кон­ное вла­де­ние ору­жи­ем. Один из тело­хра­ни­те­лей, а имен­но Сат­жан Ибра­ев, утвер­жда­ет, что в заклю­че­нии он систе­ма­ти­че­ски подер­гал­ся вся­че­ским муче­ни­ям, нахо­дясь в каме­ре, решет­ка кото­рой была покры­та хло­ри­ро­ван­ным кле­ем, и что он посто­ян­но опа­сал­ся за свою жизнь, посколь­ку ему сооб­щи­ли, что на него охо­тит­ся наем­ный убийца.

Решение полиции опротестовано по суду

Лотар де Мезьер и маль­тий­ские адво­ка­ты напра­ви­ли в суд офи­ци­аль­ный про­тест на дей­ствия поли­ции и потре­бо­ва­ли, что­бы судья Анто­нио Миц­ци вынес реше­ние о даче ука­за­ний Комис­са­ру поли­ции неза­мед­ли­тель­но начать рас­сле­до­ва­ние выдви­ну­тых обвинений.

Адво­ка­ты, кото­рые были убеж­де­ны, что пред­став­лен­ные ими сви­де­тель­ства и пока­за­ния жертв, дан­ные ими под при­ся­гой, подроб­но опи­сы­ва­ют систе­ма­ти­че­ские изде­ва­тель­ства, в июле 2012 года поучи­ли от поли­ции Маль­ты уве­дом­ле­ние, что утвер­жде­ния “не содер­жат пра­во­вых эле­мен­тов, кото­рые явля­лись бы сви­де­тель­ства­ми пре­ступ­ле­ний про­тив чело­веч­но­сти” соглас­но Уго­лов­но­му кодексу.

“При всем ува­же­нии к Комис­са­ру поли­ции, его точ­ка зре­ния неубе­ди­тель­на, ведь те дока­за­тель­ства, кото­рые были пред­став­ле­ны нами, явля­ют­ся доста­точ­ны­ми и вес­ки­ми сви­де­тель­ства­ми того, что дей­ствия Али­е­ва мож­но рас­смат­ри­вать как пре­ступ­ле­ние про­тив чело­веч­но­сти”, – тако­ва пози­ция, выска­зан­ная адво­ка­та­ми судье.

“Жерт­вы выра­зи­ли готов­ность дать пока­за­ния на Маль­те и лич­но Комис­са­ру полиции”.

Есть еще одно обсто­я­тель­ство, кото­рое оза­да­чи­ло коман­ду юри­стов вокруг Лота­ра де Мезье­ра: поли­ция, как пред­став­ля­ет­ся, пере­пу­та­ла пре­ступ­ле­ния, кото­рые, соглас­но хода­тай­ству, она долж­на была рас­сле­до­вать. В пись­ме, дати­ро­ван­ном мар­том 2012 года, помощ­ник Комис­са­ра Энд­рю Сей­шелл пишет, что пока­за­ния жертв “не явля­ют­ся опи­са­ни­ем пре­ступ­ле­ний, где тре­бу­ет­ся вме­ша­тель­ство маль­тий­ских вла­стей. Опи­сан­ные обсто­я­тель­ства не явля­ют­ся воен­ным пре­ступ­ле­ни­ем, а сам Али­ев не явля­ет­ся лицом с посто­ян­ным местом житель­ства в стране…”.

Адво­ка­ты сооб­щи­ли судье, что в хода­тай­ствах на имя Комис­са­ра поли­ции они нико­гда не вели речь о “воен­ных пре­ступ­ле­ни­ях”, они все­гда писа­ли о том, что речь идет о пре­ступ­ле­ни­ях про­тив чело­веч­но­сти соглас­но ста­тье 54‑С Уго­лов­но­го кодек­са стра­ны. “Оче­вид­но, что Комис­сар не при­дал зна­че­ния важ­но­сти хода­тай­ства о рас­сле­до­ва­нии всех обсто­я­тельств дела и не обра­тил вни­ма­ние на то, что речь идет о пре­ступ­ле­нии про­тив чело­веч­но­сти, а не о воен­ных преступлениях”.

Еще боль­шее удив­ле­ние вызы­ва­ет утвер­жде­ние поли­ции, что Али­ев яко­бы не име­ет ста­ту­са лица с посто­ян­ным местом житель­ства на Маль­те. Даже эле­мен­тар­ное наве­де­ние спра­вок, о чем уже писа­ло наше изда­ние, поз­во­ли­ло полу­чить под­твер­жде­ние тому фак­ту, что Али­ев про­жи­ва­ет на Маль­те, будучи супру­гом граж­дан­ки Австрии Эль­на­ры Шора­зо­вой. Мож­но было даже уста­но­вить, что на ост­ро­ве он про­жи­ва­ет под име­нем Рахат Шораз.

Все это поз­во­ли­ло Али­е­ву бес­пре­пят­ствен­но пере­ме­щать­ся по Евро­со­ю­зу после того как он поки­нул Австрию в апре­ле 2010 года, где он зани­мал долж­ность посла Казах­ста­на до тех пор, пока тесть ни лишил его дипло­ма­ти­че­ско­го иммунитета.

“Посто­ян­ное место житель­ства Али­ев полу­чил по Зако­ну об имми­гра­ции…, что было под­твер­жде­но в Пар­ла­мен­те стра­ны Мини­стром ино­стран­ных дел Тонио Бор­гом в отве­те на запрос чле­на Пар­ла­мен­та Оуэна Бон­ни­чи”, – тако­ва аргу­мен­та­ция адво­ка­тов, пред­став­лен­ная судье.

“Труд­но понять, поче­му поли­ция утвер­жда­ет, что она непра­во­моч­на зани­мать­ся лицом, кото­ро­му вме­ня­ют­ся в вину пре­ступ­ле­ния по ста­тье 54 Уго­лов­но­го кодек­са и кото­рое име­ет посто­ян­ный вид на житель­ство на Мальте”.

Судебное дело на 2,4 млн. евро

В авгу­сте это­го года наше изда­ние уже сооб­ща­ло, что в рам­ках граж­дан­ско­го судо­про­из­вод­ства быв­ший адво­кат семьи Али­е­вых Пио Вал­лет­та сооб­щил, что Али­ев полу­чил или, по край­ней мере, пытал­ся полу­чить “посто­ян­ное место житель­ства” в 2010 году со ссыл­кой на поло­же­ния о нало­го­вой эми­гра­ции ино­стран­ных граж­дан, кото­рые при­об­ре­та­ют недви­жи­мость сто­и­мо­стью не менее 116,000 евро.

Энд­рю Сей­шелл, помощ­ник Комис­са­ра поли­ции, Министр ино­стран­ных дел Тонио Борг и его спи­кер Меливн Миф­суд, а так­же быв­ший Министр внут­рен­них дел Карм Миф­суд Бонич­чи были вызва­ны для дачи пока­за­ний по иску Пио Вал­лет­ты про­тив Али­е­ва и его супруги.

Вна­ча­ле Эль­на­ра Шора­зо­ва пода­ла в суд на само­го Вал­лет­ту по делу о 2,4 млн. евро. Он дол­жен был поза­бо­тить­ся о бан­ков­ском пере­во­де этой сум­мы из Австрии на счет бан­ка Вал­лет­ты. Али­е­вы опро­те­сто­ва­ли тре­бо­ва­ние Вал­лет­ты на выпла­ту гоно­ра­ра в 1,5 млн. евро.

В сво­ем встреч­ном иске Вал­лет­та заявил, что австрий­ские адво­ка­ты Шора­зо­вой про­си­ли его помочь им в полу­че­нии для Али­е­ва вида на житель­ство “в свя­зи с про­бле­ма­ми, свя­зан­ны­ми с его поли­ти­че­ским прошлым”.

Подроб­но­сти дела, рас­кры­тые Вал­лет­той, сви­де­тель­ству­ют о том, что дело это было непро­стое: хода­тай­ство о виде на житель­ство для Али­е­ва столк­ну­лось с труд­но­стя­ми, посколь­ку поли­ция уста­но­ви­ла, что быв­ший дипло­мат нахо­дит­ся в спис­ках Интер­по­ла. Вал­лет­та, пере­чис­ляя все те услу­ги, кото­рые он ока­зал семей­ной чете, потре­бо­вал 150 тысяч евро, кото­рые он отнес на “труд­но­сти” при реше­нии им вопро­са полу­че­ния посто­ян­но­го вида на житель­ство, посколь­ку хода­тай­ство “не было при­ня­то поли­цей­ски­ми орга­на­ми” по при­чине запи­си Интерпола.

Запись в спис­ках Интер­по­ла с тех пор была еще раз подтверждена.

Другие расследования в отношении Алиева

Али­ев, быв­ший зять казах­ско­го дик­та­то­ра Нур­сул­та­на Назар­ба­е­ва, про­жи­ва­ет в избран­ном им самим изгна­нии на Маль­те после того, как его лиши­ли поста и имму­ни­те­та в Австрии в 2007 году. Суд в Казах­стане заоч­но при­го­во­рил его к 20 годам лише­ния сво­бо­ды по обви­не­нию в похи­ще­нии бан­ки­ров Жол­да­са Теми­ра­ли­е­ва и Айба­ра Хасенова.

Али­ев отвер­га­ет все обви­не­ния и утвер­жда­ет, что стал жерт­вой поли­ти­че­ских репрес­сий госу­дар­ства, кото­рым руко­во­дят оли­гар­хи из узко­го кру­га кла­на Назарбаева.

Про­ку­ра­ту­ра Вены, откло­нив хода­тай­ство об экс­тра­ди­ции Али­е­ва в 2007 году,  про­во­ди­ла уго­лов­ное рас­сле­до­ва­ние по подо­зре­нию в отмы­ва­нии денег и похи­ще­нии людей. В апре­ле 2012 года Бет­ти­на Валль­нер, австрий­ский про­ку­рор, целых три дня допра­ши­ва­ла Али­е­ва в маль­тий­ских судах по делу об убий­стве банкиров.

Комис­сар ЕС по вопро­сам юсти­ции Вивьян Рединг попро­си­ла Евро­юст озна­ко­мить­ся с рас­сле­до­ва­ни­ем в отно­ше­нии Али­е­ва и помочь сле­до­ва­те­лям в реше­нии меж­го­су­дар­ствен­ных раз­ли­чий в инте­ре­сах эффек­тив­но­сти след­ствен­ных дей­ствий. “Комис­сия отда­ет себе отчет в оза­бо­чен­но­сти жертв пре­ступ­ле­ний, кото­рые, как утвер­жда­ет­ся, совер­шил Рахат Али­ев”, – это ее сло­ва, ска­зан­ные чле­ну Пар­ла­мен­та Гер­ма­нии Клау­су Хай­не­ру Лене в фев­ра­ле 2012 года.

Австрий­ские адво­ка­ты, пред­став­ля­ю­щие вдов уби­тых бан­ки­ров, со сво­ей пере­да­ли маль­тий­ским сле­до­ва­те­лям из Цен­тра ана­ли­за финан­со­вой инфор­ма­ции, зани­ма­ю­ще­го­ся вопро­са­ми отмы­ва­ния денег, све­де­ния о быв­шей дея­тель­но­сти Али­е­ва. “Мы про­ин­фор­ми­ро­ва­ли этот Центр на Маль­те, посколь­ку счи­та­ем, что име­ют­ся весь­ма серьез­ные сви­де­тель­ства того, что Али­ев руко­во­дит сво­ей ком­мер­че­ской дея­тель­но­стью из Маль­ты”, – заявил наше­му изда­нию Габ­ри­эль Лан­ски из адво­кат­ско­го бюро “Лан­ски, Ганц­гер и Партнеры”.

Еще одним дока­за­тель­ством того, что дело Али­е­ва вспо­ло­ши­ло пра­ви­тель­ство Маль­ты, стал факт обсуж­де­ния это­го вопро­са с Мини­стром ино­стран­ных дел Тонио Бер­гом на встре­че маль­тий­ско – гер­ман­ской пар­ла­мент­ской груп­пы воз­глав­ля­е­мой немец­ким пар­ла­мен­та­ри­ем Эрн­стом-Рай­н­хар­дом Беком.

“Бек вклю­чил вопрос Али­е­ва в повест­ку дня пере­го­во­ров пар­ла­мен­та­ри­ев двух стран, посколь­ку хотел услы­шать, что пре­сле­до­ва­ние слу­ча­ев нару­ше­ния прав чело­ве­ка будет под­дер­жа­но Маль­той “, сооб­щи­ли наше­му изда­нию осве­дом­лён­ные источники.

Борг со сво­ей сто­ро­ны ска­зал наше­му изда­нию, что пра­ви­тель­ство будет руко­вод­ство­вать­ся евро­пей­ским орде­ром на арест, выдан­ным австрий­ски­ми сле­до­ва­те­ля­ми и “повтор­но рас­смот­рит” вопрос посто­ян­но­го места житель­ства Али­е­ва, “если воз­ник­нут какие-либо новые несо­от­вет­ствия”, поми­мо тех, кото­ры­ми зани­ма­ют­ся австрий­ские следователи.

See more here:
maltatoday (07.10.2012 стр. 14, 15) Жерт­вы про­сят судью начать рас­сле­до­ва­ние в отно­ше­нии Рахата…

архивные статьи по теме

В морозный день мать одиночка пятерых детей пикетировала акимат

Суровый приговор казахстанскому журналисту Матаеву

Editor

Около 300 нефтяников Каражанбаса перешли на полную голодовку