16 C
Астана
29 июля, 2021
Image default

Chatham House назвал самый жесткий режим

Президент Бердымухаммедов не хочет начинать реформы...

Chatham House назвал самый репрессивный режим

Автор: По инфор­ма­ции CAA Network
11.03.2016
В новом докла­де “Turkmenistan: Power, Politics and Petro-Authoritarianism” бри­тан­ский ана­ли­ти­че­ский центр Chatham House утвер­жда­ет, что сило­вые струк­ту­ры, а так­же внут­рен­няя и внеш­няя поли­ти­ка в Турк­ме­ни­стане в первую оче­редь направ­ле­ны на сохра­не­ние режима.
Как утвер­жда­ют ана­ли­ти­ки, хотя пре­зи­дент Бер­ды­му­хам­ме­дов и неболь­шой круг эли­ты могут начать рефор­мы во внут­рен­ней и внеш­ней поли­ти­ке стра­ны, но на это у них нет сти­му­ла до тех пор, пока они спо­соб­ны удо­вле­тво­рить ожи­да­ния обще­ства и кон­тро­ли­ро­вать недо­воль­ство. Пере­вод докла­да дал сайт Central Asian Analytical Network, а мы ниже пред­ла­га­ем его вни­ма­нию наших читателей.

 

…Турк­ме­ни­стан име­ет репу­та­цию одно­го из самых репрес­сив­ных режи­мов XXI века. Надеж­ды Запа­да на то, что пре­зи­дент Бер­ды­му­ха­ме­дов будет осу­ществ­лять зна­чи­мые поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские и соци­аль­ные рефор­мы, не оправ­да­лись. В то же вре­мя, Турк­ме­ни­стан обла­да­ет одни­ми из круп­ней­ших в мире место­рож­де­ний при­род­но­го газа и все чаще рас­смат­ри­ва­ет­ся в каче­стве важ­но­го гло­баль­но­го энер­ге­ти­че­ско­го игро­ка. Это одна из немно­гих стран-про­из­во­ди­те­лей, кото­рая име­ет зна­чи­тель­ные объ­е­мы газа для экс­пор­та, а так­же про­яв­ля­ет актив­ный инте­рес к дивер­си­фи­ка­ции экс­порт­ных марш­ру­тов. Турк­ме­ни­стан, кро­ме того, явля­ет­ся в насто­я­щее вре­мя круп­ней­шим ино­стран­ным постав­щи­ком при­род­но­го газа для Китая. С прак­ти­че­ской точ­ки зре­ния, одна­ко, стра­на стал­ки­ва­ет­ся со зна­чи­тель­ны­ми труд­но­стя­ми в каж­дом направ­ле­нии в экс­пор­те сво­е­го газа. С уче­том кон­ку­ри­ру­ю­щих энер­ге­ти­че­ских инте­ре­сов цело­го ряда стран в буду­щем раз­ви­тии газо­вых поста­вок в реги­оне  — Рос­сии, Ира­на, Китая, Азер­бай­джа­на и Тур­ции — внеш­няя и внеш­няя энер­ге­ти­че­ская поли­ти­ка Турк­ме­ни­ста­на заслу­жи­ва­ет при­сталь­но­го внимания.

 

Как пра­ви­тель­ство стра­ны, бога­той при­род­ны­ми ресур­са­ми, вла­сти Турк­ме­ни­ста­на в состо­я­нии под­дер­жи­вать кон­троль над обще­ством через цен­тра­ли­за­цию и кон­троль дохо­дов от экс­пор­та угле­во­до­ро­дов, исполь­зу­ю­щих­ся для финан­си­ро­ва­ния вез­де­су­щих служб без­опас­но­сти и пат­ро­наж­ных сетей. Устой­чи­вость это­го брен­да «пет­ро-авто­ри­та­риз­ма» обес­пе­чи­ва­ет­ся отно­си­тель­но лег­ко из-за неболь­шо­го насе­ле­ния Турк­ме­ни­ста­на и моно­по­ли­за­ции госу­дар­ством при­род­ных ресурсов.

 

Лояль­ность по реги­о­наль­но­му при­зна­ку по-преж­не­му гос­под­ству­ет, несмот­ря на уси­лия по наци­о­наль­но­му стро­и­тель­ству. Пре­зи­дент­ский клан «ахал­те­ке» доми­ни­ру­ет в управ­ле­нии инсти­ту­та­ми и биз­нес-сетя­ми. Кад­ро­вые пере­ста­нов­ки про­ис­хо­дят регу­ляр­но, но чинов­ни­ки сред­не­го зве­на, в част­но­сти, будут удер­жи­вать свои пози­ции доль­ше, что поз­во­ля­ет им раз­ви­вать свои соб­ствен­ные базы вли­я­ния. В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве, созда­ние «сред­не­го слоя» госу­дар­ствен­ных слу­жа­щих может подо­рвать спо­соб­ность пре­зи­ден­та дер­жать элит­ные груп­пы под жест­ким цен­тра­ли­зо­ван­ным контролем.

 

Турк­ме­ни­стан стра­да­ет от острой нехват­ки ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров, дегра­да­ции систе­мы обра­зо­ва­ния и сла­бо раз­ви­той про­из­вод­ствен­ной базы. Несмот­ря на вве­де­ние англий­ско­го язы­ка в каче­стве обя­за­тель­но­го пред­ме­та в шко­лах, сни­же­ние исполь­зо­ва­ния рус­ско­го язы­ка в повсе­днев­ной жиз­ни посте­пен­но пре­вра­ща­ет Турк­ме­ни­стан в моно­языч­ное обще­ство, что, веро­ят­но, облег­ча­ет зада­чу для вла­стей под­дер­жи­вать изо­ли­ро­ван­ность обще­ства. В то же вре­мя коли­че­ство сту­ден­тов в систе­ме выс­ше­го обра­зо­ва­ния рез­ко воз­рос­ло в послед­ние годы, почти достиг­нув уров­ня кон­ца совет­ско­го пери­о­да, тем самым под­твер­ждая, что госу­дар­ство пони­ма­ет необ­хо­ди­мость в вос­пи­та­нии допол­ни­тель­ных тех­ни­че­ских специалистов.

 

Кор­руп­ция и общее отсут­ствие про­зрач­но­сти по-преж­не­му оста­ют­ся акту­аль­ны­ми, при прак­ти­че­ски пол­ном отсут­ствии доступ­ной для обще­ствен­но­сти инфор­ма­ции о бюд­же­те и госу­дар­ствен­ных рас­хо­дах. Про­ек­ты по раз­ви­тию инфра­струк­ту­ры, здра­во­охра­не­ния и обра­зо­ва­ния, осу­ществ­ля­е­мые в рам­ках прав­ле­ния Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, боль­ше пред­на­зна­че­ны слу­жить вит­ри­ной для демон­стра­ции успе­хов стра­ны. В то же вре­мя госу­дар­ство тра­тит мень­ше ресур­сов на улуч­ше­ние базо­вых удобств в сель­ских регионах.

 

Дея­тель­ность граж­дан тща­тель­но кон­тро­ли­ру­ет­ся и граж­дан­ские сво­бо­ды огра­ни­че­ны. Круп­ные народ­ные вол­не­ния вряд ли воз­мож­ны, если не про­изой­дут систем­ные изме­не­ния. Для того что­бы осу­ще­стви­лись изме­не­ния, нуж­но повы­сить уро­вень обра­зо­ва­ния насе­ле­ния, каче­ство про­фес­си­о­наль­ной спе­ци­а­ли­за­ции и уро­вень урба­ни­за­ции, сти­му­ли­руя раз­ви­тие интел­лек­ту­аль­ной эли­ты. В дол­го­сроч­ной пер­спек­ти­ве, хотя и очень посте­пен­но, совре­мен­ные ком­му­ни­ка­ци­он­ные тех­но­ло­гии мог­ли бы изме­нить ожи­да­ния общества.

 

Хотя неко­то­рые наблю­да­те­ли утвер­жда­ют, что Турк­ме­ни­стан под Бер­ды­му­ха­ме­до­вым вышел из изо­ля­ции и стал актив­ным игро­ком, эта точ­ка зре­ния пока с уве­рен­но­стью не под­твер­жда­ет­ся из-за отсут­ствия более солид­ных дока­за­тельств. Нынеш­нее руко­вод­ство про­де­мон­стри­ро­ва­ло реши­тель­ное неже­ла­ние участ­во­вать в меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ци­ях или брать на себя какие-то обя­за­тель­ства, кото­рые могут огра­ни­чить спо­соб­ность дей­ство­вать неза­ви­си­мо от дру­гих стран и от меж­ду­на­род­но­го кон­тро­ля. Тем не менее, сре­ди замет­ных отли­чий от эпо­хи Ния­зо­ва ста­ло то, что в послед­ние годы Бер­ды­му­ха­ме­дов стре­мит­ся упро­чить пози­ции Турк­ме­ни­ста­на как реги­о­наль­но­го тор­го­во­го цен­тра, что при­ве­ло к интен­си­фи­ка­ции кон­так­тов со все­ми сосе­дя­ми по Цен­траль­ной Азии и раз­ви­тию транс­порт­ных и энер­ге­ти­че­ских проектов.

 

Вопрос о стро­и­тель­стве Тран­с­кас­пий­ско­го газо­про­во­да стал очень слож­ным в выбо­ре цен­но­стей и стра­те­гии дивер­си­фи­ка­ции в энер­ге­ти­че­ской сфе­ре в отно­ше­ни­ях меж­ду Турк­ме­ни­ста­ном и Запа­дом. TКГ пла­ни­ру­ет транс­пор­ти­ро­вать газ с восточ­но­го побе­ре­жья Кас­пий­ско­го моря до Южно­го Кав­ка­за и далее по Южно­му газо­во­му кори­до­ру в Тур­цию и Евро­пу. Без­опас­ность и дру­гие рис­ки по-преж­не­му пре­пят­ству­ют реа­ли­за­ции про­ек­та газо­про­во­да Турк­ме­ни­стан-Афга­ни­стан-Паки­стан-Индия (ТАПИ). Кро­ме того, Иран, ско­рее все­го, будет высту­пать в каче­стве кон­ку­рен­та Турк­ме­ни­ста­ну на одних и тех же рын­ках газа, чем как тор­го­вый посред­ник, о чем сви­де­тель­ству­ет заин­те­ре­со­ван­ность Ира­на в созда­нии кон­ку­рен­ции для ТАПИ и в постав­ках газа на Индий­ском субконтиненте.

 

Несмот­ря на замет­ный рост госу­дар­ствен­ной дипло­ма­тии, Турк­ме­ни­стан пред­при­нял несколь­ко реаль­ных шагов для вза­и­мо­дей­ствия с меж­ду­на­род­ным сооб­ще­ством. Стра­на еще не до кон­ца исполь­зу­ет в сво­их инте­ре­сах пози­цию «газо­во­го гиган­та» и стал­ки­ва­ет­ся со зна­чи­тель­ны­ми труд­но­стя­ми в каж­дом направ­ле­нии в экс­пор­те сво­е­го газа. Экс­порт в Китай дол­жен про­дол­жать обес­пе­чи­вать надеж­ный поток дохо­дов, но рез­кое паде­ние миро­вых цен на энер­го­но­си­те­ли и пре­кра­ще­ние экс­пор­та газа в Рос­сию и, воз­мож­но, в Иран озна­ча­ет, что Турк­ме­ни­стан все еще нуж­да­ет­ся в допол­ни­тель­ных вари­ан­тах. В слу­чае рез­ко­го эко­но­ми­че­ско­го спа­да, Ашга­бат может пере­смот­реть свою теку­щую пози­цию непри­я­тия согла­ше­ний о раз­де­ле про­дук­ции для зару­беж­ных фирм на мор­ских неф­тя­ных и газо­вых блоках.

 

Основ­ной вопрос, рас­смат­ри­ва­е­мый в этой ста­тье, сто­ит так: поче­му авто­ри­тар­ное пре­зи­дент­ское прав­ле­ние так силь­но уко­ре­ни­лось в этой стране? Ведь со вре­мен рас­па­да Совет­ско­го Сою­за в 1991 году в стране наблю­да­лось почти пол­ное отсут­ствие либе­ра­ли­за­ции, в той или иной фор­ме или сущ­но­сти. Уста­нов­лен­ная систе­ма вла­сти в Турк­ме­ни­стане пока­за­ла заме­ча­тель­ную пре­ем­ствен­ность. После девя­ти лет под руко­вод­ством Бер­ды­му­ха­ме­до­ва, стра­на оста­ет­ся нере­фор­ми­ро­ван­ной. Турк­ме­ни­стан явля­ет­ся госу­дар­ством, суще­ству­ю­щим на рен­ту, исполь­зу­ю­щим свои ресур­сы для борь­бы с ина­ко­мыс­ли­ем и про­ти­во­сто­я­нию демо­кра­ти­за­ции. Ост­рая нехват­ка ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров, неболь­шая интел­лек­ту­аль­ная эли­та и частые чист­ки эли­ты, дегра­да­ция систе­мы обра­зо­ва­ния, недо­ста­точ­но раз­ви­тая про­из­вод­ствен­ная база и обшир­ные нефор­маль­ные элит­ные сети — все это слу­жит для эффек­тив­но­го про­ти­во­сто­я­ния либерализации.

 

Запад­ные поли­ти­че­ские дея­те­ли дис­ку­ти­ру­ют, изо­ли­ро­вать или вовле­кать Турк­ме­ни­стан в сотруд­ни­че­ство. Но реаль­ность тако­ва, что запад­ные пра­ви­тель­ства и орга­ни­за­ции име­ют мини­маль­ное поле для при­ме­не­ния дипло­ма­ти­че­ских, эко­но­ми­че­ских или обо­рон­ных рыча­гов на эту страну.

 

Для содей­ствия про­цес­су раз­ви­тия в Турк­ме­ни­стане уси­лия запад­ных пра­ви­тельств и меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций долж­ны быть направ­ле­ны в отно­си­тель­но апо­ли­тич­ные сфе­ры, такие как сель­ское хозяй­ство, здра­во­охра­не­ние и обра­зо­ва­ние. Такие меры могут вклю­чать в себя содей­ствие эффек­тив­но­му исполь­зо­ва­нию воды, про­зрач­но­сти в систе­ме здра­во­охра­не­ния, реа­ли­за­ция сов­мест­ных обра­зо­ва­тель­ных и куль­тур­ных про­ек­тов, а так­же про­грамм по обме­ну. Кро­ме того, под­держ­ка долж­на быть ока­за­на меж­ду­на­род­ным веща­те­лям, таким как Радио Сво­бо­да, BBC, Голос Аме­ри­ки и Deutsche Welle, что­бы под­дер­жи­вать веща­ние на турк­мен­ском и рус­ском язы­ке, учи­ты­вая их зна­че­ние в каче­стве одно­го из немно­гих источ­ни­ков аль­тер­на­тив­ной инфор­ма­ции для населения.

 

В то же вре­мя, вопро­сы по пово­ду огра­ни­че­ния прав чело­ве­ка и сво­бо­ды веро­ис­по­ве­да­ния долж­ны под­ни­мать­ся в ходе дву­сто­рон­них встреч с пра­ви­тель­ством Турк­ме­ни­ста­на, а посоль­ства запад­ных стран и пред­ста­ви­тель­ства меж­ду­на­род­ных орга­ни­за­ций долж­ны под­дер­жи­вать кон­так­ты с пра­во­за­щит­ни­ка­ми и отсле­жи­вать резуль­та­ты уча­стия Турк­ме­ни­ста­на в соот­вет­ству­ю­щих меж­ду­на­род­ных фору­мах. Необ­хо­ди­мо инфор­ми­ро­вать запад­ных инве­сто­ров о нор­ма­тив­ных пра­во­вых актах или ини­ци­а­ти­вах пра­ви­тель­ства Турк­ме­ни­ста­на, спо­соб­ству­ю­щих кор­руп­ции, и турк­мен­ским вла­стям сле­ду­ет стре­мить­ся к повы­ше­нию уров­ня про­зрач­но­сти и под­от­чет­но­сти в отно­ше­нии дохо­дов от углеводородов.

Ори­ги­нал ста­тьи: Инфор­ма­ци­он­но-ана­ли­ти­че­ский пор­тал РЕСПУБЛИКА

архивные статьи по теме

Скорбь вне политики

Кто стоит за «наездом» на Серика Ахметова?

Саммит в Душанбе: ОДКБ будет брать пример с НАТО?

Editor